Недомолвки 20

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Риордан Рик «Герои Олимпа»

Пэйринг и персонажи:
Перси Джексон/Лео Вальдес, Перси Джексон, Лео Вальдес
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Повседневность Соулмейты Частичный ООС

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Мы идиоты.
— Определённо идиоты.

Посвящение:
Любимой и обожаемой Just an Ordinary Girl)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
3 января 2020, 00:27
      Когда Лео предложил сыграть в карты на раздевание, он и подумать не мог, что будут сложности. Изначально он предложил Перси просто поиграть в "Дурака", мол, всё равно же скучно. Затем подобрал момент, чтобы «случайно» заикнуться о том, чтобы сыграть на раздевание, и мигом состроил страдальческое выражение лица, которое обычно появляется, когда человек понимает, что попался. Это только сильнее подтолкнуло Джексона на согласие. — Никто тебя за язык не тянул, — с озорством протянул сын Посейдона и принялся раздавать карты.       Ребята всегда говорили, что Вальдес не умеет держать язык за зубами, но мало кто задумывался, что в некоторых случаях он лишь делал вид, что не может заткнуться.

***

      Либо вселенная внаглую смеялась над Лео, либо Перси каким-то чудом научился играть. До этого он проиграл две партии из трёх, а сейчас была уже вторая ничья. Лео еле держался, чтобы не закатить глаза, ему всего-то надо было, чтобы Джексон снял футболку, позволяя разглядеть чёрные линии на коже, которые складывались в имя твоего соулмейта.       Вальдес, конечно, таким образом рисковал выдать свою метку, но любопытство и отчаяние были сильнее. И вот уже третья ничья, а сын Гефеста готов на стенку лезть. Сахар после целой миски шоколадных конфет окончательно ударил в голову, потому усидеть спокойно на месте казалось невозможным. Он то ёрзал в кресле, которое недавно появилось в третьем домике вместе с небольшим столиком, то садился с ногами, свесив их через подлокотник. Ещё минут десять он сидел вверх ногами, пока и это не наскучило. Тогда игра перешла на пол, но и там Вальдес не находил места, продолжая подбирать удобное положение или наматывать одну из подтяжек на пальцы. В то время, как Перси с непривычным спокойствием морского штиля отбивал карты или игрался с взлохмаченными чёрными прядями, и лишь изредка Лео успевал заметить лёгкую ухмылочку на губах и блеск азарта в зелёных глазах, которые заставляли его нервно сжимать карты.

***

      После очередной ничьей настроения играть не осталось совсем. Но почему-то они продолжали сидеть на жёстком полу и вяло кидать карты на поверхность, будто надежда на победу ещё тлела в глубине души. Спокойствие Джексона всё же дало трещины: тонкие губы были поджаты, меж бровей образовалась складка, а взгляд, казалось, был устремлён сквозь карты. Лео не понимал, о чём думал Перси, и это слегка раздражало. Жаль, что он не мог просто заглянуть в его голову, как в коробку с винтиками, и разобраться в проблеме. Потому он просто наслаждался тем, что мог разглядывать сына Посейдона. Рука рефлекторно коснулась поверх рубашки места под левой ключицей, где витиеватым узором с недавнего времени красовалось «Персей Джексон». Лео часто прикидывал в голове вероятность, что на коже Джексона написано его имя, и по итогу понимал, что шансы равны 1%. Остальные 99% принадлежали Чейз. Даже несмотря на то, что это глупо и невозможно, страх быть отверженным никто не отменял. — И почему мы страдаем идиотизмом, — устало проговорил Джексон, драматично подкидывая карты, и потянулся к Вальдесу.       Застав того врасплох, он легонько толкнул Вальдеса в грудь, заставляя опереться на руки, а сам навис сверху и принялся сосредоточенно расстёгивать рубашку. — Цыц, — бросил он, когда сын Гефеста принял попытки сказать хоть что-то.       Расстегнув первые четыре пуговицы, Перси оттянул ткань в сторону, открывая обзор на ключицы юноши. Лео понял, что не дышал, пока чужие холодные пальцы не коснулись надписи. Сын Гефеста мысленно надеялся, что не вспыхнет от смущения. В конце концов, было бы неловко объяснять Соласу, откуда у Перси ожоги. — Мы идиоты, — хмыкнув, произнёс Перси, а в ответ на вопросительный взгляд оттянул воротник своей футболки, позволяя лицезреть на бледной коже чёрные линии, складывающиеся в «Лео Вальдес».       Сначала ничего не произошло. А после тишину нарушил звонкий смех Лео. — Определённо идиоты, — повторил сын Гефеста.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.