Помоги мне!

Слэш
PG-13
Закончен
32
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Описание:
«Помоги!» — слышит он каждый раз, как только смотрит в одно из окон здания. Ему отчетливо видится там мальчик лет семнадцати. У того растрепанные светлые волосы и яркая улыбка. Но такая редкая. Чаще всего мальчик ходит грустный и вечно стучит маленькими кулачками в окно, пытаясь подать сигнал. Никто не слышит, даже собственный соулмейт, который казалось бы, тоже говорит с ним.
Посвящение:
Моим читателям в тви и шипперам Минимонь
Примечания автора:
https://twitter.com/girlwithcatsou1/status/1210155865938055168
Оригинал идеи моего же авторства! Но я её немного изменила
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
32 Нравится 3 Отзывы 7 В сборник Скачать
Настройки текста
      Намджун устал. Он очень устал проделывать весь этот долгий путь от дома до метро, а оттуда еще и пешком около получаса, а всё для того чтобы замереть у ворот двухэтажного здания. Замереть и услышать тихое поскуливание, мольбы о помощи. «Помоги!» — слышит он каждый раз, как только смотрит в одно из окон здания. Ему отчетливо видится там мальчик лет семнадцати. У того растрепанные светлые волосы и яркая улыбка. Но такая редкая. Чаще всего мальчик ходит грустный и вечно стучит маленькими кулачками в окно, пытаясь подать сигнал. Никто не слышит, даже собственный соулмейт, который казалось бы, тоже говорит с ним. Непонятно. Чувство неизвестности пугает и от этого становится даже жутко. Просто потому что это ненормально. Ненормально слышать чужой детский плач, приходить каждый божий день к одному и тому же дому, зная, что он пуст уже более ста лет. Но как же он может быть пусть, если ежедневно оттуда доносится вопль. Первые звоночки шизофрении? Призраки? А может временная дыра и гребанный голос из прошлого. Всем, всем в этом мире стало бы легче, если бы не существовало соулмейтов. Именно так считал Ким, каждый день стоя у особняка. Плевать какая погода царит на улице, он как стойкий оловянный солдатик смотрит в окно, представляя там своего увы не парня. Сердце сжимается от осознания, что тому плохо. Но что с ним? Его бьют? Ругают? А может и хуже. Джун живет в неизвестности о произошедшем ровно до того момента, пока не спрашивает о случившемся у одной старушки в соседнем доме. Она хоть и моложе, чем постройка, но знает, что случилось там.       —Убийство, — как-то говорит она, наливая в маленькую фарфоровую кружечку чай, приглашая юношу к столу, — Мать рассказывала, что там жила семья Пак. Тихая, спокойная. Дети там были, кажется двое. Один мелким был, когда всё произошло, а второй постарше. То ли Чимин его звали, уж не помню, — Намджун запоминает имя своего соулмейта. Вдруг пригодится, — Ночью всё случилось. Все спали, как вдруг раздались крики, да такие, что уши закладывало. У мальчишки то того голос высокий был, звонкий. Говорят его «Помогите» слышала вся улица, но никто не понимал что происходит. Узнали уже на утро, когда их дворецкий вызвал полицию. Убили. Всех до одного, даже самого мелкого, а ему годиков двенадцать было. Не знаю, чем ребенок так не угодил. Позже выяснили, что всему виной местная мафия. Глупо, но Чимин тот с соседским ребенком подрался, а тот отцу нажаловался, ну и… жестокое тогда время было, хоть и сейчас не лучше… — Вы…вы знаете что-то еще об этом? — Ким стойкий парень и всегда считал себя холодным по отношению к другим, но сейчас ему хочется реветь. Взахлеб. Так, чтобы не слышать даже самого себя. — Да, мать рассказывала, что мальчишек убили в последнюю очередь. Издевались. Очень уж они, убийцы эти, желали проучить Чимина. Ну и убили его брата. Бедный, бедный малыш. Талантлив был не по годам, мог бы стать певцом, а тут видишь как. Перешел несносный парень дорогу мафии, да и получил по заслугам. А ты чего спрашиваешь? — Исследование, — не думая отвечает студент. Не станет же он говорить, что в том особняке жила его родственная душа, — В университете попросили узнать о старинных постройках, вот я и выбрал это место. Спасибо, спасибо вам за всё.       Джун старается уйти как можно быстрее. Ему надо подумать. Подумать над многим и переосмыслить свою жизнь. Теперь, когда ясно, кто тот парень в окне и почему он молит о помощи, жить становится тяжелее. А еще, теперь пепельноволосый кричит в ответ. — Я помогу! Я помогу тебе выбраться отсюда. Не поможет. Человечество еще не совершило прорыв в науке, позволяющий путешествовать во времени. Поэтому остается только говорить с неизвестность, с воздухом и слышать в ответ только крик. Если бы в тот момент Чимин знал, кто его убийца…

***

Намджун приезжает домой в очередной раз уже почти в полночь и на ватных ногах заходит в ванную комнату. Сегодня он понял, он наконец-то понял одну простую вещь и то, почему фамилия мальчика в окне так знакома. — Отец, — говорит он, прислоняя телефон к уху, — я ненавижу весь наш род. Звонок прерывается и по ту сторону раздаются гудки. Все всё поняли. Ким забегает в ванную комнату, даже не думая закрывать дверь. Ему всё равно, что сейчас кто-то может зайти застать всего такого стойкого парня за таким дурным занятием, как плач. Кто сказал ту глупость, что мужчины не плачут? Всхлип. Еще один. По смуглой коже катится соленая капля, которую даже не хочется смахивать с лица. Уже всё равно. Какой смысл имеет существование, если твой соул давно мертв, а значит счастья не видать. Им в любом случае не суждено было быть вместе, но всплывшие обстоятельства давят еще сильнее. Его семья убийцы. Не новость, совершенно не новость, мафия всегда славилась этим, а уж тем более клан Ким. Переступить им путь значило вырыть себе могилу. А тот мальчишка Пак Чимин в злополучный день сцепился ни с кем иным, как с сыном главы. Одна жалоба отцу, и вот уже личные песики выламывают двери, грозясь следом сломать кости. — Я вас ненавижу! — кричит Намджун, ударяя рукой зеркало. Ему мерзко смотреть на собственное лицо, зная, что он как две капли воды похож на собственного прадеда. Того самого, что однажды нажал на курок, целясь в грудь семнадцатилетнего парня по фамилии Пак, — Лучше бы всё это закончилось! — он наносит еще один удар своему отражению и в этот раз разбивает его, издавая крик боли. Мелкий осколок больно врезался в руку, но желания его вытаскивать нет. Хочется страдать, страдать так же сильно, как и его родственная душа. Теперь они связаны одним общим криком «Помогите». Вот только юноша знает, что его никто не слышит. Он ощущает, как из раны начинает течь струйка крови и после, если не помрет прямо тут, студент обязательно что-то сделает с этим, но пока он хочется еще больше помучить себя. Избавиться от греха собственного рода. Жизнь жестока, Ким убеждается в этом, когда глубоко в сердце чувствует себя преданным. Он ощущает себя так, словно долгие отношения прекратились, а на его чувствах еще и сыграли, заставляя верить во что-то светлое. Всё хорошее в этом мире ложь! Одна большая ошибка, как и собственное существование. Джун ненавидит себя, каждую частичку этого проклятого тела. Близкие родственные связи с мафией и так не добавляют плюсов, а теперь еще и это. — Лучше бы не существовало соулмейтов! — еще один вопль вырывается из груди, после чего парень начинает кашлять, задыхаясь от собственной же бесполезности. Он больше не должен существовать в настоящем. Его место там, в прошлом. Отчего-то хочется сжать ладонь Пака в своей и быть рядом в момент смерти, а лучше и вовсе не допустить этого момента. Чувство ненависти к себе заканчивается тогда, когда наступает момент отвращения к людям. Врут, все вокруг врут, желая казаться лучше. Да он сам лжет, когда тепло улыбается на шутку, что его фамилия точно такая же, как и у известных мафиози. Знает же, что далеко не шутка. И что дома он действительно достанет свой револьвер и будет учиться стрелять четко по мишеням. Так, как учит отец. Наличие оружия в квартире всплывает в голове очень вовремя, как раз в ту секунду, когда появляется желание убить себя. А смысл существовать в обители предательства и лжи. И без соулмейта. Не может, он слабак. Слабак, не способный даже нажать на курок. В душу закрадывается маленькая вера в лучшее. Но та насколько мелочна, что раздавить ее способна любая плохая эмоция. Намджун уже не понимает, кто он. Предатель, это однозначно. Человек с разбитым сердцем? Бесспорно. А еще просто собственный хейтер. Уже не хочется кричать, плакать, хочется забиться в угол и сидеть, смотря в одну точку. Спать тоже не хочется, потому что стоит прикрыть глаза, как среди тьмы возникает картина.

***

      Маленький мальчик, сжавшись в комок, сидит на полу и плачет, сжимая в руках потрепанного жизнью плюшевого кролика. А рядом другой, постарше. Он судорожно бегает глазами по комнате, не зная, чем еще подпереть дверь, что ведет их детской в коридор. Потому что снизу слышны звуки выстрела. — Чонгуки, всё в порядке, — успокаивает тот, что взрослее. Но он то понимает, что ничего не в порядке сейчас. Их убивают. По одному и медленно, — тетушка просто готовит нам завтрак, понимаешь? — Тогда…Тогда почему ты запер дверь? — вхлипывая, спрашивает Пак младший, большими глазами смотря на брата. — Это игра. В прятки! — Чимин улыбается, в голове уже прощаясь с жизнью. А дальше всё как в тумане. Хрупкие деревянные двери сломаны, на полу, прямо под маленьким телом, скапливается лужа крови, окрашивая в алый до этого серого плюшевого кролика, а Пак яростно колотит в окно, моля о помощи. Соседи не глухие, должны услышать. Но люди по своей натуре эгоисты, никто не станет спасать ребенка, если это не их. — Прошу, хватит! Вы сделали достаточно для моих страданий! — сил нет даже бороться и искать пути к спасению. Его найдут, это очевидно. Последнее, что видит Пак, прежде чем навсегда прервется его линия жизни, так это ямочки на щеках убийцы.

***

      — Подлец! — говорит Намджун уже сам себе в настоящем. Он провел всю ночь без сна, так что синяки стали еще больше, чем были до. А глаза раскраснелись от слез. Кажется, истерика длилась большую часть ночи и просто чудо, что студент находит в себе силы к существованию. Но он уже просто безжизненная оболочка. Души внутри нет, у зла не должно быть её. А Ким считает себя именно таковым, особенно после тех ярких видений. Он словно видел как происходило всё в реальности. Наблюдал за смертью собственного соулмейта и не мог ничего поделать. Бесполезное создание! Отвратно! Отвратно! Отвратно! От ненависти к себе выворачивает наизнанку и парень не выдерживает, прямо посреди пары выбегая в туалет. Его рвет, но одной лишь желочью, с самого утра во рту не было и глотка воды. Ох, жалкое зрелище. А еще ужаснее, что все однокурсники улыбаются, делая комплименты. — Отлично выглядишь! — это говорит даже лучший друг. Но ведь Джун знает, что далеко не так, а потому с недовольным лицом отмахивается, в очередной раз закрашивая корректором синяки под глазами. Хуже чем сейчас быть не может. Если бы он знал… — Я только вышел с академического отпуска, позаботьтесь обо мне! — парень слышит сладкий и такой знакомый голос, а потому поднимает взгляд на нового студента. «Судьба дала второй шанс помочь мне, не упусти» — мелькает в голове, отчего впервые за год на лице появляется искренняя улыбка, а новенький студент, замечая это, дергается, он раньше видел эти ямочки, но не помнит где. — Пак Чимин, можешь сесть к старосте, он поможет освоиться, — говорит преподаватель, продолжая лекцию. — Я Намджун, будем знакомы? — Ким хочет поменять всё. И он начнет делать это сейчас.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты