Vivere est aqere, vivere est vincere

Гет
R
Закончен
15
«Горячие работы» 104
автор
Размер:
Макси, 141 страница, 30 частей
Описание:
Vivere est aqere, vivere est vincere* (лат.) - Жить - значит, действовать, жить - значит, побеждать.

Разные боги, разные народы... Разный жизненный уклад, различные ценности и стремления... Что у них может быть общего???
Однако... Скифо-византийский союз оказался весьма результативным...
Примечания автора:
По сути - это пост-пост-канон "Скифа", ничего общего уже с его сюжетом не имеющий.

А ещё - это продолжение. Начало - это «Stellas nimis amo, ut noctem timeam» и «Stellas nimis amo, ut noctem timeam-2» (по фэндому "Скиф"). Ни в коем случае не настаиваю, но если желаете знать, с чего всё начиналось, - добро пожаловать!

Считаю необходимым напомнить, что не претендую на историческую, географическую и прочие достоверности. Пусть будут приключения, экшн и азарт, чуть приправленные романтикой и капелькой любви!
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
15 Нравится 104 Отзывы 4 В сборник Скачать

Эпилог 2. Трагично-романтичный.

Настройки текста
… Она стояла у открытого окна и смотрела на крупные южные звёзды, загоравшиеся на быстро потемневшем небе… … День выдался хлОпотным и беспокойным, отчасти выдернув её из тягостно-безразличного бытиЯ последних месяцев. То, что Лютобор с Летицией взялись крестить своего первенца, было вполне закономерным. Но то, что они выбрали крёстными Марка Ласкариса и Аглаю, серьёзно выбило последнюю из колеи. Молодые родители даже слышать не хотели никаких возражений, да и отказывать консулярской четЕ было не с руки… … Она выехала из становища, едва забрезжил рассвет, не взяв никого в провожатые. Православный праздник — не для скифов! ПОТОМ «банкет», наверняка, переместится на побережье, поближе к скифскому поселению. Всё как обычно. Вот только… … Марк встретил её далеко от города, примерно на полдороги. Они не виделись целый год, однако сейчас после взаимного краткого приветствия продолжали путь молча. Она знала, что он не раз и не два приезжал в посёлок, но вездесущие волчата всегда успевали предупредить её, и она тайком уезжала в лес, прячась в одной ей известных тайных местах и уходя незаметными трОпами… Не потому, что не хотела видеть его… На самом деле, она НИКОГО не хотела видеть, и её постепенно оставили в покое… Все, кроме Марка, который продолжал время от времени наносить свои бесполезные визиты… … Он и сегодня весь день был рядом, не отходя ни на шаг, — внимательный, предупредительный и такой же молчаливый. А потом уговорил её остановиться на ночь здесь, в его доме, а не на постоялом дворе… «Это и ТВОЙ дом, Аглая!» — тихо напомнил он и удалился в свои покои. … Она прикрыла глаза и глубоко вздохнула, надеясь почувствовать хотя бы тОлику аромата пышно цветущего сада… Напрасно! В её ноздрях намертво засел зАпах дыма погребального костра, а вместо сердца сейчас зияла чёрная выжженная дыра… Год… Уже целый год… … Неожиданный шорох вывел её из невесёлых раздумий. Марк стоял рядом, набросив ей на плечи лёгкий палантин. Аглая зябко передёрнула плечами — она только сейчас поняла, что основательно замёрзла, стОя на полу босиком в одной тонкой рубашке напротив открытого окна. — Ночи сейчас холодные, — пояснил византиец, словно прочитав её мысли. Она не ответила. Она вообще сейчас говорила мало, и только дети время от времени выводили её из состояния тяжкого оцепенения… Пауза затянулась. — Вожак стаи теперь Скилур? — вопрос был абсолютно неуместен — Марк прекрасно знал, как обстоят дела в стае. — Да, — отрешённо ответила она, даже не задумываясь о смысле этого вопроса. — Ты… можешь остаться на пару дней… Не обязательно уезжать завтра! — его пугала её безучастность, словно он разговаривал с мертвецом, но он отчаянно хватался за нить разговора. — Нет, Марк! Я уеду завтра утром… Когда-нибудь потом, в другой раз… … Она вдруг обратила внимание, что рука византийца так и осталась на её плечах. Это было… неправильно! Аглая дёрнулась — излишне поспешно, излишне резко — и повернулась к нему лицом. Сильные мужские руки крепко держали её, в полумраке катепан настойчиво искал её губы. — Марк!!! … Марк, что ты делаешь??? — она уворачивалась, изо всех сил упираясь локтями ему в грудь. — То, что давным-давно должен был сделать!!! — выдохнул он и накрыл её рот поцелуем. … Горячо! … До самых кончиков пальцев! … Она зажмурилась, прогоняя наваждение… Его губы не оставляли её в покое, а тёплые руки гладили и крепко сжимали одновременно… Но она умудрилась вырваться из этих рук и кинулась к стене, возле которой среди разложенной на кресле праздничной одежды прятался в ножнах любимый клинок… Её не оставляло ощущение дежа вю, только в этот раз она была быстрее, и когда Марк настиг её, в его грудь немедленно упёрлось острие сабли. На белой рубахе быстро расползалось небольшое красное пятно… — Не двигайся! — грозно предупредила Аглая. — Стой, где стоИшь!!! — Не гОже тыкать оружием в хозяина дома! — назидательно произнёс он, потом быстрым захватом вывернул кисть её руки, и клинок звякнул об пол. Женщина слабо ойкнула, но катепан не дал ей опомниться. — Я сильнее, Аглая! … Я ГОРАЗДО сильнее! — заявил он, крепко прижимая её к стене всем телом и блокируя руки. — Марк! … Ты же не насильник! — прошептала она. — Откуда ты знаешь??? — он опасно сверкнул глазами в полумраке и снова нашёл её губы. … Её кожу словно кололи тысячи иголок… Тепло охватило не только кончики пальцев — горячая упругая волна, зародившись внизу живота, упрямо поднималась вверх, сбивая дыхание и заставляя желать бОльшего. Это было неуместно и… НЕПРАВИЛЬНО!!! … НАчисто проигрывая борьбу не столько с мужчиной, сколько с собственным телом, она вдруг почувствовала на своих щеках тёплую солёную влагу… — Аглая! Аглая, ты что? … Прости! … Прости меня… , — голос Марка, совершенно другой — мягкий и встревоженный — заполнял её разум. Византиец чуть встряхнул женщину за плечи, заглядывая ей в лицо, потом подхватил на руки и шагнул к кровати. Присев на край постели, он усадил её на колени, продолжая обнимать, но руки его тоже изменились, подобно голосу, — они гладили её волосы, её плечи, даря тепло и ласку… … А она уткнулась лицом в его обожжённое плечо и плакала, плакала, плакала… Безудержно, горько, по-детски громко всхлипывая… Её слёзы насквозь промочили рубашку на его груди, размывая кровавое пятно и принося… облегчение??? … Аглая с удивлением поняла, что тёмная бездна отчаяния в её душе сменилась светлой грустью и благодарностью… Марк никогда не был ей безразличен, но её сердце было крепко и надёжно занято другим. Теперь на месте сердца зияла чёрная обугленная дыра, но оказалось, что маленький живой комочек всё же остался… И сейчас этот маленький комочек изо всех сил боролся за жизнь и рвался к катепану! … — Марк, я… Я не плакала целый год… , — словно извиняясь, сказала Аглая, всё ещё тихо всхлипывая. — Спасибо тебе… Повинуясь какому-то непонятному чувству, она обвила его шею руками и коснулась губами его рта… *** … Её разбудили лёгкие лучи рассветного солнца. Осторожно выбравшись из объятий Марка, она направилась в располагавшуюся здесь же, в смежном помещении, ванную комнату. В небольшой изящной купели обнаружилась чистая тёплая вода, и женщина наскоро привела себя в порядок и умылась. Потом вернулась в спальню, скользнула взглядом по лицу безмятежно спящего византийца, быстро оделась и тихо вышла из комнаты. Её никто не останавливал. Пара слуг, мелькнувших было в конце длинного коридора, не обратили на неё никакого внимания. Аглая перебежала через двор в направлении конюшни и уже через пару минут седлала своего гнедого. — Госпожа уезжает? — вежливый голос одного из конюхов заставил её вздрогнуть, но она быстро взяла себя в руки. — Да. Пора домой. — Господин знает? — не унимался настырный конюх. — Он не вышел провожать… — Не стОит его беспокоить! — поспешно заверила его Аглая и быстрым шагом вывела гнедого из конюшни… По пустым в ранние утренние часы городским улицам она пронеслась галопом, миновала ворота и поскакала в сторону близкого леса. Конь, словно чуя тревогу хозяйки, птицей летел по лесной тропе, но от тягостных мыслей это не спасало… … То, что произошло ночью, привело Аглаю в невероятное смятение. Опрокинув её на постель, Марк дал наконец волю своей страсти, а она даже не сопротивлялась… Нет! Скажем прямо — она ВООБЩЕ не сопротивлялась, отвечая ему с немЕньшим пЫлом… … Щекам Аглаи стало горячо. Хороша! Нечего сказать!!! … Волчица бывшего вожака волков Ареса, христианка, проживающая в становище язычников, — в любовницах у катепана провинции… Весьма круто, пожалуй, даже по меркам ЭТОГО времени! Тем более, нравы в Византии — те ещё ханжеские! … Подобный мезальянс абсолютно ни к чему славному представителю древнего рода Ласкарисов, и он сам это поймёт, когда немного вернёт мозги на место… «Меня не поняли бы там, и дурно встретили бы здесь!»* — всплыла в голове фраза из какого-то почти забытого старого фильма. Она как нельзя лучше подходила к ситуации… Маленький робкий зелёный росток чувства, пробивающийся в выжженной, будто напалмом душЕ, требовалось как можно скорее втоптать обратно в чёрный пепел… … Чу! … Аглая встрепенулась и тревожно прислушалась… Нет, не показалось — позади явно слышался стук копыт! … Женщина оглянулась — раз, другой… Так и есть — её нагонял всадник на крупном коне вороной масти! … В этом месте дорога пролегала через небольшую просеку и просматривалась, как на ладони… Аглая ткнула пятками под рёбра гнедого, и тот, возмущённо всхрапнув, ускОрился в сторону леса — там можно будет укрыться, уйти по одной из лишь ей известных троп… … Марк Ласкарис, разумеется, превосходил её в верховой езде. Их кони поравнялись в тот момент, когда до спасительного леса оставались считанные метры. — Аглая! Стой! … Да подожди ты! Остановись! Давай поговорим!!! … — Не о чем нам говорить, Марк! … ВСЁ!!! — она пригнулась к гриве коня, стараясь увеличить скорость, в то время как византиец пытался на полном ходу перехватить узду гнедого. — Да уймись ты, сумасшедшая!!! — повысил голос катепан и, наконец добившись своего, натянул поводА, постепенно замедляя ритм бешеной скачки. Через несколько десятков метров, кони стали, тяжело поводя боками. Не теряя времени, Аглая соскользнула вниз и кинулась к ближайшим зарослям. Что ж, пЕшую её изловить будет ещё труднее!!! А гнедого Марк сам вернёт, никуда не денется… Легко продираясь сквозь заросли, она быстро выбрала нужное направление и устремилась в сторону недалёкого уже становища, пока… Пока не налетела со всего маху на византийца и не уткнулась в его широкую грудь. — ПобЕгала? — участливо поинтересовался тот, крепко прижимая её к себе обеими руками. — Вот и славно! … Аглая, мне известны ВСЕ твои потайные трОпы и скрытые полянки! Когда я приезжал в посёлок, а ты убегала от меня в лес, тебе только казалось, что ты одна… — Марк, отпусти! … Отпусти меня!!! … — она всё ещё пыталась отчаянно сопротивляться. — Ну ты же получил то, чего хотел! А теперь оставь меня в покое!!! … — С чего ты взяла, что я получил то, что хотел??? — неожиданно серьёзно спросил катепан. — Аглая, я НИКОГДА не хотел, чтобы ты была моей любовницей, моей наложницей и прочее. И я никогда не воспользовался бы твоей слабостью, просто так — в угоду себе… Я хочу, чтобы ты стала моей женой — супругой перед богом и людьми! Что ты на это скажешь??? … … Она уставилась на византийца, пытаясь понять и осознать услышанное. — Ecum vivere amem, tecum obeam libens! ** — тихо произнёс Марк и вдруг улыбнулся, а до неё внезапно донёсся аромат зелёной хвои и лесных цветов…
Примечания:
*Немного перефразированные слова из знаменитого советского фильма «Д"Артаньян и три мушкетёра». «Меня дурно приняли бы здесь, и на меня плохо посмотрели бы там», - сказал гасконец во время игры в шахматы, отказываясь от предложения кардинала Ришелье перейти к нему на службу.

**Ecum vivere amem, tecum obeam libens (лат.). — С тобой я бы хотел жить, с тобой я бы хотел умереть.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты