Шалантам. Бесконечное путешествие.

Джен
R
В процессе
17
Размер:
планируется Макси, написано 335 страниц, 48 частей
Описание:
Артемия придумывала фантастические миры и грезила параллельными вселенными вместе со своей подругой. У них даже было какое-то своё мировоззрение, согласно которому можно каким-то образом находиться в нескольких мирах одновременно. Однако, однажды, Артемия таинственно и бесследно исчезает, и Кэтрин принимает сложное решение - бросить учёбу и отправиться на поиски подруги.
Посвящение:
Посвящается одному человеку, с кем нас развела жизнь. Много думаю о том, стоило ли не разлучаться, но думаю, что мне было бы ещё сложнее...
Примечания автора:
Первоначальная идея состояла в Шалантаме – совокупности миров, основе мироздания (согласно моей вселенной), о перемещениях между реальностями и чем это может обернуться для всех.
Потом идея ушла далеко в фантастическое русло, и мироздание уже имело больше магическую подоплёку, причем это помогло мне закрыть все сюжетные и концептуальные дыры.
Сначала что-то сподвигло меня на переосмысление старой идеи, и я отбросила всё, что было до.
Теперь я снова вернулась с кучей дополнений, сюжетных линий и прочего, и... Думаю, наконец-то я остановлюсь с нововведениями.

Вторая часть в процессе, пишется прямо в одной работе.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
17 Нравится 52 Отзывы 14 В сборник Скачать

XIX. Пиратский корабль.

Настройки текста
      Артемия проснулась и долгое время не было даже чёткого осознания, в каком мире она находится, сколько сейчас времени, и кто она такая в принципе. Такое бывало и на Аркадии, в обычном мире. Но что бывает с людьми, которые спят, а что бывает с фантомами, которые спят? После долгого рассказа Рубео о некоем Паталаме, в котором ощущение, что делаешь что хочешь, кроме самого плохого, ей всегда казалось, что она вот-вот может туда попасть. А может быть и попадала раньше, только это было, скорее всего, частью Шалантама? Кто знает.       Артемия слышала голос, пытаясь проснуться, тот самый зов, и только сейчас до неё дошло, что это слова:       — Отпусти меня. Освободи. Что я сделала?       Девушка слишком резко вскочила с лежака и чуть было не ударила по лицу Рубео своим неуклюжим движением. Но тот спал, как младенец, и даже не подозревал, что происходит вокруг. Может быть, он сейчас тоже где-то в другом мире? Не с ними? С другой стороны, жить в почти одном и том же теле на протяжении 300 лет, возможно не могло не сказаться на сне, и потому ему нужен был отдых больше, чем кому-либо из них.       Артемии покинула шатёр, застёгивая поверх замшевую куртку, в которой она больше напоминала лётчицу, и направилась ещё раз осмотреть то место. Она вытащила из кармана карту с «именами», которые изображали кита и тут её начало осенять. Бабушка не зря наговорила все эти имена, которые в виде карты в результате запечатлел на картине художник. Хотя художник, возможно, ничего и не знал. Под слоями краски был парад планет, который именуется концом света. На Аркадии, скорее всего, должны были быть колеса времени, но всё вместе намекает на природу самих горэ. Что-то здесь не так…       — Ну конечно! Ни дедушка, ни бабушка, не оставили бы ложных направлений! — на девушка снизошло озарение. — Это и есть то, что мы должны были найти! Как минимум ведь одно колесо есть в Атлантисе! Либо, это были намёки на самых первых фантомов в этих мирах, тут может быть вообще всё, что угодно! Значит, мы в любом случае, идём по правильному пути! Аллилуйя!       Она пыталась понять, что же тогда именно имела ввиду бабушка, и что им здесь надо сделать с этим самым китом? Может быть и она знала про Дэйру? Или точнее, некоего змия, который пока не может смело называться бывшим обличием Дэйры.       У Уллисс больше не было пока особых мыслей по этому поводу, но разбудить Рубео наверное стоило, чтобы поделиться предположениями. Но их палатка уже опустела, пока она ходила осматриваться. Куда же он пошёл?       Через пару метров Сэйлунг и Санг уже разжигали костёр, чтобы перекусить.       — А Рубео не проходил? — с надеждой спросила она.       — У тебя снова волосы голубыми стали! — заметил братец. — Видимо, Атлантис — это всё-таки твоё.       — Да в каком смысле?       — Поешь, не торопись, — предложил ей отец. Он и правда её слишком давно не видел, ему хотелось пообщаться подольше.       Санг неторопливо мешал похлебку в котелке, напевая какие-то старые мотивы. У Артемии от этой песни создавалось странное ощущение, что всё слишком взаимосвязано, но она не могла разобраться в причине этих чувств. Также ей казалось, что Атлантис всегда был началом начал, даже если это уже не могло быть правдой, учитывая, что он стал дочерним от Аркадии из-за пагубного воздействия артефакта времени.       Было такое чувство двойственности, дежавю, даже если это было ей знакомо ещё с посещения безвременных мест. Либо она чувствовала, что должна что-то сделать, одолжение кому-то, но не ясно, с чем оно связано.       — Пап, а у тебя… Никогда не было мысли, что Атлантис начался слишком давно? — решилась она озвучить свои опасения.       Санг странно на неё посмотрел, узнавая в ней прежнюю любопытную Сунати, но ответил:       — Увы, кроме того, что мы знаем со времён похолоданий, пока единственное, что осталось известным, — ответил тот. — Но иногда мне и самому начинает казаться, что большая часть этой земли нашими современниками не изучена. Что оно там, за горизонтом? Никто не знает…       — А у меня точно не было никаких других братьев или сестёр? — вдруг поинтересовалась Уллисс.       Лунг на неё искоса посмотрел и подавился супом от смеха.       — Что смешного? — не понимала сестра.       — Просто ты всегда задаешь вопросы как будто некстати! Я понимаю, фантомы живут своей какой-то жизнью, но чтобы настолько…       Артемия готова была шумно выдохнуть, но до правды ей хотелось дойти больше. Ощущение, будто что-то было от неё скрыто, не давало покоя, и этот непокой, возможно, и стал мешать её жизни на Аркадии.       — Других сестёр или братьев в этом мире мы с матерью произвести не смогли, — ответил Санг. — Но если есть такое сильное ощущение, может быть стоит посмотреть на всё со стороны?       — В Аркадии моя кузина — Бьёрк. Та девушка, с которой и свела меня фантомная жизнь. Она значима как для миров, так и для меня лично. Теперь уж точно. У моей матери был брат, о котором я не знала до поры до времени. Но мне не даёт покоя, что ещё её когда-то знала.       — Если у тебя много перевоплощений, то всё имеет место быть, — ответил отец, пожав плечами. — Я не могу тут помочь. Но могу подбодрить и сказать, что любой правде — своё время.       Когда девушка закончила с похлёбкой, она отправилась искать Рубео. За всё это время она почти не разговаривала с Мёрком и чувствовала немного виноватой, но раз он и сам не возникал, скорее всего, понимал, что дело немного дрянь. Но сердцем она чуяла, как что-то слабо трепещет под её телом и ему не нравилось, куда она приближалась.       — Мёрк, ты чего? — спросила она у него, но тот пока не отвечал.       Только идти становилось всё тяжелее, а грудь сдавливало.       — Мёрк, мне больно! — вскрикнула она, остановившись у скалистых образований, тянувшихся из-под заснеженной земли и рыжей травы.       На её возглас подбежал Рубео.       — Нормально всё? — он помог ей дойти до той торчавшей мачты, которую видел ещё вечером, и Артемия с ужасом узнала по флагу эмблему Дарксайдов.       — Мёрку что-то не нравится, но он не говорит, что… Боги, что это? — удивилась она и показала пальцем на мачту.       — Я тоже этого опасался. Не могу взять в голову, что тут делает их корабль, застрявший в снегу, — покачал головой парень.       Издалека основания корабля видно не было, но теперь перед ними громоздилось огромное судно, которое явно не было создано для того, чтобы бороздить океан. По его странному корпусу, начиненному необычной панелью управления, которую Уллисс могла сравнить только с технологиями своей Аркадии, только более современными и навороченными. Даже для корабля такие конструкции выглядели странно: куча шестеренок, кнопок, гаек, хотя всё основание казалось сделанным из дерева или хотя бы его имитации. После этого не могло оставаться сомнений, что эти пираты раньше прибыли из совсем другого мира, просто японский того мира и Аркадии поразительно совпали и не вызвали ни у кого подозрений. Либо было что-то, что дальнейшим потомкам удалось мастерски скрыть, упрятать за завесой. Но завесой чего? Стыда за своё прошлое?       Рубео помог Артемии подняться на верхнюю палубу, оставшейся на поверхности земли. Здесь были вырезаны даже инициалы Арнольда и Кимико. Насколько, правда, могла заложница полюбить пирата, оставалось загадкой, у Уллисс возникало больше негативных эмоций от возможности полюбить того, что тебя «поработил», а с другой, никто из них никогда уже не узнает, как было на самом деле. Даже в случае с Рубео ей сначала казалось, что это абсурд и не приведет ни к чему хорошему, и всё ли в её случае можно было списать на то, что он начал «сходить с ума по-фантомному»? С другой стороны, было видно, что Рубео итак считал себя виноватым в содеянном и хорошего сделал куда больше, чем ожидалось. Хоть у него, наверное, и было не очень хорошо с выражением чувств к Уллисс, он явно старался себя перебарывать или учиться чему-то новому.       — Мёрк, что не так? — спросила Артемия.       — Это место проклято. Многое неправильной энергии, — отозвался тот.       Рубео на это ничего не сказал, а молча подошёл к штурвалу.       — Слушай, лучше не трогай ничего, ладно? — испугалась Уллисс.       — Это ведь очень странно, что так много знакомого и всё в одном месте, верно? — спросил он, проведя пальцем по запыленной поверхности колеса. — Останки кита, шкура дракона, корабль Дарксайдов. Причем, Асадзи не говорил, что хоть раз посещал Атлантис. То ли забыл, то ли специально замолчал.       Артемии это не нравилось. Она сначала напугано посмотрела на Рубео, потом на судно и пыталась проглотить что-то неприятное. Конечно, нельзя было сразу судить о едва ли знакомом человеке смело, что он такой хороший, если так любит Бьёрк, но и резко менять впечатление тоже было неохотно. Потому что тогда бы их мир поделился на Асадзи, Хироки, других трёх его верных друзей и Бьёрк, и всего их четверых: Рубео, Кэтрин, Артемию и Эрл. И что тогда? Война? Межфантомная? Абсурд. Чем это тогда грозило закончиться? Вряд ли того бы хотели Дэйра и Эрл. Дэйра была наиболее близка к миру «неизведанного», даже ближе, чем Рубео, а теперь с ней невозможно никак связаться, потому что её «нет». Если Асадзи и правда окажется не тем, за кого себя выдавал, и Бьёрк примет его сторону, то это вообще неравная битва. По зову сердца, из любви к нему, она может учудить любую ерунду, как и стереть несколько миров с лица космоса. Хоть она и не создавала впечатление легкомысленной девушки, их отношения могли и правда дойти до своего апогея абсурдности и бессмысленной жертвенности.       Сакали так и не сказала, почему Дэйра — дракон, но её наводка оказалась правильной. Может быть, Дэйра и сама что-то им говорила? Или они видели её до того, как она приняла человеческий облик?       От всего этого, Артемии уже казалось, что она спит долгим сном, который никогда не заканчивается. И что если проснется, скорее всего, надо будет возвращаться к студенческой однообразной жизни. А чего хочет она на самом деле? Обыденности или всё-таки чего-то другого?       — Мы ни разу ещё не говорили по поводу твоего желания уйти от фантомной жизни, Уллисс, — обратился к ней Рубео. — Что тебя беспокоит? Почему тебе хочется резко остаться на Аркадии?       — Я не знаю… Возможно, я устала. Или не нашла своего места в мире. Это очень сложно понять сразу, кто ты и что ты. И где твоё место, чем тебе заниматься. Может быть, вообще всё это не имеет никакого смысла и всё Шалантам?       Рубео добро усмехнулся от её шутки.       — Ты не спрашивала себя, что хочешь именно ты. А не зачем всё это. В этом твоя ошибка.       — Не знаю. Я хочу, чтобы все миры остались в сохранности. Найти дедушку. Но мне… Нравится Атлантис. Я скучала по нему. Я ещё когда первый раз сюда попала, несмотря на то, что он был куда фантастичней, чувствовала себя как будто дома. Даже если это и правда будет звучать очень странно.       — Тогда ты уже сама ответила на свой вопрос.       — Не буду ли я жалеть об этом?       — Ты про родителей?       — Да.       — Их можно взять с собой. Но вот совету знать об этом, думаю, будет необязательно.       — Какому совету? — Артемия отшатнулась.       — Тем, кто контролирует множественные перемещения по мирам без видимых на то причин.       — Окей, что вы ещё скрываете, профессор Рубео? — Артемия подмигнула и сложила руки на груди.       — Скрываю то, что мне не хватает поцелуев, — ушёл тот от ответа. Девушка не оценила его подкат, поэтому ему пришлось вернуться к затронутой теме. Всё-таки, врать любимой было некрасиво. — Ладно. Есть некий межвселенский совет, который контролирует сильные «утечки» людей из одного мира в другой. Поскольку в одном случае, это имеет последствия для баланса, в другом, должна быть веская причина для побега одних в другой мир. Как в случае со срочным переносом всех на Аркадию. Это уважительная причина. Её как раз и регулируют хранители, которых посылают, чтобы они разобрались с этим в конкретной точке. Поэтому как раз, я так много знаю про то, как устроен Шалантам. Потому что по своей сути, я могу играть роль хранителя. Если бы я что-то не знал, в случае моего неслучившегося тёмного преображения всё пошло бы ещё хуже и неизвестно чем закончилось бы. Хоть и ты мне, так сказать, сильно помогла.       — Окей, мой ты тайный агент! — дружески толкнула его Артемия в плечо. — Они-то хоть знают, что за ерунда творится? Или тоже пока сами в шоке?       — Вот пока увы не могу сказать наверняка. Но если Аркадия на месте, Атлантис на месте, значит точно что-то смогли сделать, чтобы сдерживать явления извне. Либо они уже знают про Дэйру и что она испарилась…       — Сунати! — окликнул Артемию отец, подошедший немного ближе. — Там два человека, девушка и парень, говорят, знают вас!       Уллисс и Рубео спустились с палубы и увидели Хироки и Кэтрин. Те были немного запыхавшиеся и с очумелыми лицами, будто узнали что-то, что не должны были бы узнать.       — Дело дрянь. Шики, твоё воплощение, держала Книгу Хроник, — сказал Хироки. — И её-то и похитил вшквэсс. Можно ожидать самого худшего, если у него есть некая копия этого артефакта.       — Едрид Мадрид! — выпалила Артемия, смотря на всех широко распахнутыми глазами. — Это что же получается? Что я тоже была Хранителем?       — Мы не знаем, — грустно поджала губы Кэтрин и уставилась взглядом в землю, будто чувствовала вину за эту правду.       — Хироки, остынь, ребят, без паники, — успокоил всех Рубео. — Твой двойник очень много блефует, мы это ещё с нападения на Уллисс поняли. Кроме того, мы не знаем, не была ли та книга подделкой или отвлечением внимания. Может быть здесь ещё что-то?       — Разве что, то, что мы ещё целы. Но с другой стороны, Шики знала, что за ней прибудут.       Все замолчали, не зная, как на это реагировать, что делать и как дальше быть. Чем больше они пытались раскатать этот клубок, тем больше он завязывался и превращался в эдакое Чучело-Мяучело, у которого вроде как и тело есть и где-то там лапы есть, но видно только черное пятно и взгляд: «А вы думали, всё так просто?»       Прокручивая эту нелепую, но точную аналогию у себя в голове, Артемия вспомнила про соотношение огуречной кошки, на примере которой она пыталась объяснить Бьёрк её способность. А что если, та девушка — это не её воплощение? А Бьёрк? Только вот как так бабушка назвала её имя? Она бы вряд ли просчиталась? Или знала всё заранее? Нет, это было бы слишком запутанно. Должно быть другое объяснение.       — У меня будет другой вопрос, к тебе Хироки, к Руи, к Хидэ и к Тсуто. И больше всего, к Асадзи, — и Рубео ткнул пальцем в сторону корабля, застрявшего в земле и местных кристаллических руинах. — Это что?       У Хироки отпала челюсть и он приблизился ближе к судну, будто севшему на мель.       — Не может быть… Это невозможно, — у него чуть было не затряслись руки, когда он это увидел. Он испытывал очень смешанные эмоции и чувства. Что если все узнают? Радость за их капитана, который вернётся к своему кораблю, а корабль к нему. Что дальше предпримет Асадзи? И знал ли он сам всё, что происходило, не скрывал ли от них что-то сам капитан?       — Я… — он запинался, но всё же взял себя в руки. — Я готов объяснить. По меньшей мере, то, что смогу. То, что смог понять и то, что знаю.       Ветер всколыхнул рыжую траву, торчавшую из садившегося снега, некоторые кристаллы сверкнули и некий зов повторил свою печальную просьбу. Отпустить её.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты