the last of the real ones 665

Чайка_Лу автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Чон Чонгук/Мин Юнги, Мин Юнги/Чон Чонгук
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 12 страниц, 3 части
Статус:
закончен
Метки: AU Засосы / Укусы Кемономими Любовь с первого взгляда Насилие Полукровки Преступный мир Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
au! в котором Чонгук захотел этого кота себе, а Юнги - просто мур-мур.
p.s. раскосые кошачьи глаза вопят: я тебе шею перегрызу! а у Чонгука от такой откровенной агрессии зубы сводит.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
невозможное мимими
https://www.instagram.com/p/B6dEOHdFS8n/?igshid=s14tgf5phi45
https://www.instagram.com/p/B6vXO13q04Y/?igshid=5dk5o0083mli

как зеркальное отражение этой работы
https://ficbook.net/readfic/8941288

fall out boy
https://youtu.be/XYGjhpLXLpo

Часть 3

7 января 2020, 13:46
Юнги нет второй день. Чонгук, правда, пытается держать себя в руках. Он даже не ищет пушистого засранца, прекрасно понимая, что кот — свободолюбивый до жути. Но то, что Юнги не предупредил о своём отсутствии, заставляет сжимать руки в кулаки. И, нет, Чонгук не выходит из себя. Он полдня проводит в Мёндоне, слушая скучный доклад о делах в южном районе. Выпивает несколько бокалов вина, поглядывает в окно, и даже позволяет двум блядям потереться о свои колени. Впрочем, это нисколько не заводит. Только пробуждает в душе брезгливость. Хотя девушки и выглядят, будто только сошли с обложки журнала. Неприменно мужского и с рейтингом 18+. Чонгук отстранённо наблюдает за тем, как покачивается полная женская грудь прямо перед его лицом. Это эстетически красиво, но не возбуждает. Чон даже хмыкает от этого неопределённо, прекрасно зная что, а точнее, кто, его сейчас возбуждает. Девчонка старается, правда, старается. Задирает юбку платья так, что становится видно тонкие трусики. Облизывает пухлые губы, прикусывая тонкий пальчик, глядя с поволокой в глазах. Чонгук даже пытается ей поддаться, не стоит всё-таки показывать окружающим, настолько же он сдал позиции с этим его «особым слабым местом». Кладёт свои ладони на тонкую девичью талию, позволяя оседлать свои колени. Девушка растягивает губы в улыбке, тянется вперёд, явно желая наградить поцелуем. Наивная. Вот что что, а сосаться с блядью Чон никогда бы не стал. Только она об этом не знает, наклоняется, томно выдыхая. А потом летит на пол, взвизгнув от неожиданности. Да Чонгук и сам не сразу понимает, в чём дело. Пока не видит перед собой тяжело дышащего, злого, как сам чёрт кота. — Юнги, — улыбается Чон, щуря глаза. — Что ты здесь делаешь? Не помню, чтобы я приглашал тебя в свою компанию. — Я сам пришёл, — с горящими глазами рычит кот. — Ну, значит, и уйти сам можешь. Пока я ещё не слишком рассердился. Юнги улыбается, показывая острые клыки там, где у людей обычные резцы. Чон вторит ему, краем глаза замечая, как напрягается охрана. Они прекрасно знают его нрав. И уже немного знакомы с замашками кота. Чонгуку становится смешно. Бедные. И как бы Чону не хотелось, чтобы Юнги остался, он понимает, что нельзя потакать коту. Нельзя закрывать глаза на его поведение. Нельзя показывать свою слабость перед своими же людьми. Кажется кот достаточно умён для того, чтобы развернуться и пойти к выходу. Чонгук пожимает плечами, смешливо заламывая брови. Партнёр понятливо хмыкает, доливая в бокал спиртное. Чон протягивает руку вперёд, подзывая упавшую на пол девчонку к себе. — Не ушиблась? — спрашивает, когда та ластится к его руке. Чонгук смотрит в её глаза, замечая, как расширены зрачки. Девушка под кайфом. И хорошо, если понимает, что происходит. — Иди, посиди на коленках, — похлопывает по своей ноге Чон. Он принимает тяжесть чужого тела, с интересом заклядывая в декольте, которое оказалось теперь у самого его лица. А когда поднимает взгляд, замечает замершего в дверях кота, что почти шагнул в коридор. Его глаза почти чёрные, уши прижаты к голове, а тело напряжено так, будто Юнги вот-вот сорвётся вперёд. Но кот уходит. Тихо прикрывает дверь, даже слова не сказав. Чонгук хмыкает. Он проводит в этой блядильне ещё около часа. Партнёры, а на деле мелкие сошки, развлекаются, как могут. Чону иногда даже тошно становится. Он допивает вино, наблюдая за тем, как на мягком диванчике сношаются. Это было бы даже интересным зрелищем, если бы не было так механически-скучно. — Хорошего вечера, господа, — прощается Чонгук, покидая лофт. Когда он садится в машину, немного удивляется, приподнимая брови. На заднем сидении находится Юнги. Кот напряжён, его хвост ритмично постукивает по сидению, а взгляд устремлён в окно. — Обиделся, малыш? — усмехается Чон, зарабатывая колкий взгляд. — Судя по тому, что в полицейских сводках нет ничего интересного, все остались живы, — продолжает он. — И чем же ты развлекался? Юнги растягивает губы в широкой улыбке, а Чонгуку это всё начинает надоедать. Он дёргает кота на себя, запуская руку в его пушистые белые волосы. Оттягивает их назад, открывая отличный вид на бледную шею с бьюшейся синеватой жилкой. — Мне не нравится твоё поведение, котёнок, — низким злым тоном говорит Чонгук. — Ещё раз так исчезнешь, и я посажу тебя на цепь. Помнится, ты уже когда-то примерял её. Так что будет не впервой. Юнги шипит, царапаясь. Его тонкая тёмно-коричневая замшевая куртка распахнулась, являя миру обнажённый торс. Чон облизывает его взглядом, чувствуя, как начинает тяжелеть внизу живота от одного лишь вида чужой поджарой груди с розоватыми пятнышками сосков. — На голое тело, малыш… — хрипит Чонгук. — Где же ты слонялся в таком виде? — Развлекался, — почти мурлычет Юнги. В его глазах зрачки разливаются, заполняя собой море золота. — В Кошатнике был? — Чонгук весь подбирается, ощущая неслабую волну бешенства. — Развлекался, — повторяет Юнги, и Чон рычит, впиваясь в его губы. Поцелуй яростный. Глубокий и мокрый. Кот обвивает своим хвостом бедро Чонгука, проходясь кончиком в опасной близости от паха. Чон напрягается, опуская руки ниже, сжимая мягкую округлую задницу, обтянутую тонкой тканью узких джинсов. — Увижу тебя с кем-то — убью, — отрывается от его губ Чонгук. Юнги облизывается, с поволокой в глазах, окидывая его взглядом. — Увижу тебя ещё раз с кем-то, — повторяет за ним кот. — И тебя убью. Чонгук весело хмыкает, наклоняясь ниже, проводя носом по бьющейся жилке на чужой шее. Целует её, а потом втягивает в рот, слегка прикусывая кожу. Юнги впивается руками в его плечи, откидывая голову, открывая больший доступ. Его острые когти прорывают ткань рубашки Чона, но тот посылает её к чёрту, ловя своими губами чужой выдох. Он думает о том, что игра получается просто замечательной. Но уже на следующее утро понимает, что игры их могут быть слишком жестокими. Впрочем, не ему говорить о жестокости. Чонгук разлепляет глаза, слепо поведя рукой по кровати рядом. Простынь холодная, а значит, что кот ушёл уже довольно давно. Это так похоже на него. Чон нехотя поднимается на ноги, посещает ванную комнату. Сбривает уже успевшую проступить лёгкую щетину. Моет волосы, после подсушивая их феном. Решает наведаться на кухню, чтобы заняться завтраком, но замирает на пороге своей комнаты. Возле входа на террасу кто-то стоит. На фоне восходящего солнца Юнги кажется восставшим древним божеством. Чонгук делает шаг вперёд, спокойно рассматривая картину, открывающуюся его взгляду. Кот весь в крови. То есть, с ног до головы. Его светлые волосы слиплись, лицо залито, только глаза блестят. Руки до самых локтей окрашены в алый. Одежда, наверняка, мокрая, прилипла к тонкому телу. Чонгук смотрит на то, что держит Юнги в левой руке, удивлённо приподнимая брови. Он не хочет гадать, желая точно знать, что происходит. Очевидно, кот не собирается долго мучить, бросает принесённое вперёд. Чон следит за тем, как брошенное катится, чертя на бежевом ковре окровавленный след. Тёмные длинные волосы, курносый нос. Высокие скулы и пухлые губы. Широко распахнутые удивлённые глаза. Девчонка. — Ещё раз, — хриплым голосом говорит кот. — И вместо одной головы — будет две. Чонгук должен разозлиться. Должен впасть в бешенство. Должен показать, кто здесь хозяин. Он шагает вперёд, переступая оторванную голову, попадая босой ногой в кровавую влагу. И каждый новый шаг отпечатывается багровым следом. Чон хватает Юнги за шею, притягивая к себе. Нужно бы защёлкнуть на тонкой шее ошейник. Нужно бы отвести непослушного кота в подвал, позволив местным умельцам проверить его на прочность. Нужно бы опустить на колени, пересчитать ногой рёбра, чтобы Юнги навсегда запомнил этот момент. Но Чонгук укладывает ладони на его щёки, большими пальцами растирая разводы крови. — Дурашка, — с нежностью в голосе говорит он. Наклоняется вперёд, звонко целуя в приоткрытые губы. На языке тут же проступает металлический привкус. Чонгук чувствует, как его охватывает эйфория. — Больной ублюдок, — фыркает кот, явно ощущая это. Чон усмехается. — Мелкая зараза.
Примечания:
ну как-то так
наверное будет что-то ещё
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Ну а нечего всяких особ с низкой социальной ответственностью на коленки сажать 😆 Будет уроком
о боги, автор, ты прям в сердце выстрелом, честное слово. так неожиданно снова увидеть эту горячую и уже кровавую парочку. идея просто бомбическая. опасный, дикий и неподдающийся правилам и угрозам чонгука - юнги, это просто огоооонь. спасибо~
вдохновения и любви
охохо, юнги так прекрасен в своем бешенстве, его созерцающие жёлтым, глаза, чонгука в покое не оставят.

он такой непокорный, но так предан ему. это чертовски офигенно. чонгуку явно повезло.

меня очень часто не понимают, мол почему я не люблю собак, так вот, хороший пример юнги в этом фф. ни одна собака так, красиво не поведёт себя, как ведёт кот.
какая нафиг, покорная, вечно ждущая своего хозяина, собака, зачем? если есть с ума сходящие кошки, грациозные, готовые в момент убить, тебя, кошки. смешивающие любовь с агрессией и игры с ней же. собаки такие безвкусные, хх.

если автор сделает ещё одну главу я превращусь в лужу, юнги так подходит кошачье повадки, просто, аоаоа.

юнгуки, наше всё, юнгуки один из горячо-необычных пейрингов.