Его парабатай 17

B_Alex18 автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Риордан Рик «Герои Олимпа», Клэр Кассандра «Сумеречные охотники / Орудия смерти» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Перси Джексон/Джейсон Грейс, Перси Джексон, Джейсон Грейс
Рейтинг:
R
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU ER Кроссовер ООС Фэнтези

Награды от читателей:
 
Описание:
— Перси. Мы парабатаи, — Джейсон старался не запнуться на этом слове. — Если Конклав узнает, нас убьют. Наш прах даже в Безмолвном городе не оставят, просто развеют над помойкой.

— К чёрту Конклав.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
6 января 2020, 15:34
— Не сейчас, — тихо прошептал Джейсон, чувствуя хватку на запястье. Он попытался одёрнуть руку, но тщетно, и потому пришлось ускорить шаг, чтоб успеть за Джексоном, который вёл его по коридору.       Остановились они у комнаты Грейса. Перси открыл дверь и небрежно затолкнул в неё парня. За окном только начинало светать, из-за чего тени ещё прятались в углах. Холодные оттенки интерьера и так не придавали уюта комнате, а минималистический стиль, — заключающийся в заправленной кровати по середине правой стены, письменного столика напротив и небольшого шкафа купе с напольным зеркалом у дальней стены, — только усиливал эффект пустоты. Единственный плюс — наличие балкона с прекрасным видом на парк, откуда ветер слабо развевал льдисто-голубую тюль. Джейсон услышал щелчок замка за спиной, а затем оказался прижатым к стене.       Грейс зашипел, но недовольство мигом сменилось слабым вдохом, стоило горячим губам прильнуть к нежной коже шеи. На секунду всё тело напряглось, в голове, ещё хранящей ясность, вспыхнула мысль о неправильности происходящего. Хотелось прекратить, оттолкнуть Перси. Точнее сказать, было бы правильным решением оттолкнуть Перси, а на самом деле Джейсон хотел лишь сильнее прижаться к нему. Тот, словно читая его мысли, исполнил безмолвную просьбу, зарываясь руками под чёрную кофту и обнимая за талию, а колено устроив меж его ног. — Больше никогда так не делай, — в перерывах между поцелуями прошептал Перси. — Достал уже строить из себя супермена.       Уточнять не пришлось, Грейс и так понял его: на ночном патрулировании Джейсон, рискуя собой, сразился с тремя демонами ветисами, чьей жертвой могли стать пара примитивных. Он не стал дожидаться подкрепления или как минимум своего парабатая и по итогу получил серьёзное ранение в бок, которое, на его везение, вовремя обработал Солас. Но сожалеть об опрометчивом поступке Джейсон не собирался. Те люди остались живы и этого было более чем достаточно. Взамен же пришлось лишь потерпеть небольшую боль и неприличные высказывания Перси в его адрес, пока он выводил иратце.       Очередной стон сорвался с губ, когда Перси прикусил его нижнюю губу и слегка оттянул. Затем он вновь принялся выводить дорожку поцелуев прямо по чернильным линиям, которые складывались в «бесшумную» руну. Джейсон запустил пальцы в тёмные пряди на затылке, сильно сжав их, чем вызвал недовольный рык. Юноша уже подумал, что в отместку Джексон до боли прикусит кожу доверчиво подставленной шеи, но тот поступил более подло. Он подхватил ногу Джейсона, устроив её на своём бедре, тем самым сильнее прижимаясь к паху и заставляя Грейса задыхаться от нахлынувшего жара. — Не смешно, — прошептал Джейсон, буквально чувствуя губами ухмылку Перси, и углубил поцелуй.       Внезапно Перси подхватил его за вторую ногу, и теперь Джейсон обвивал ногами его талию. Мысленно он поблагодарил юношу, потому что сил, чтобы стоять, не осталось совсем. Оттолкнувшись от стены, Джексон всё же в целости и сохранности дотащил Джейсона до кровати, уложил его на спину, а сам устроился на бёдрах, вызывая по телу новую волну мурашек. Ловкие руки вновь забрались под ткань кофты, изучая каждый сантиметр подтянутого тела, каждую линию, прожжённую стилом.       Какое-то время они просто смотрели друг на друга. Лёд озерной глади, что отражает безоблачное небо, напротив зеленоватого шторма, готового утопить в своих водах. Джейсон и не заметил, что не дышал, пока тело рефлекторно не сделало вдох, наполняя лёгкие запахом океана, который ни на секунду не покидал Перси. А грубые от нескончаемых битв руки всё продолжали свой путь, ища единственную руну, которая ниточкой вела к его сердцу.       Грейс был готов поклясться, что, когда ладонь Перси легла на руну «парабатай» чуть выше сердца, его зрачки мгновенно расширились, оттесняя зелёный шторм. И вместе с этим касанием пришло горькое и липкое ощущение, комом застрявшее в горле. Дурманящий мир, в котором были только горячие губы и тихие стоны, вновь принял реальные оттенки. Джейсон попытался убрать чужую руку с груди, да и вообще в идеале надо было бы скинуть Джексона на пол, но тот быстро прижал большой палец к его нижней губе, заставляя подавиться очередным вдохом, и склонился ближе. — Всё в порядке? — чуть насмешливо спросил Перси и сдул серебряную прядь с глаз (Джейсон не раз спрашивал, откуда у него с Аннабет эти пряди, но оба сразу убегали от разговора, намекая, что не собираются ничего обсуждать. Если верить слухам, в этом была как-то замешана госпожа Артемида — предводительница Железных сестёр). — Ничего не в порядке, — промычал он. — Всё это…не… О Разиэль, если кто узнает… — А кто узнает? — Перси. Мы парабатаи, — Джейсон старался не запнуться на этом слове. Затем присел, опираясь на руки. — Если Конклав поймёт, чтó между нами происходит, нас убьют. Наш прах даже в Безмолвном городе не оставят, просто развеют над помойкой. — К чёрту Конклав. — Персей. — А разве ты не для этого попросил меня стать твоим парабатаем? — С недовольством бросил Перси. — Не для того, чтобы мы всегда были рядом? Чтобы моим ночным визитам было оправдание? А ты знал, что до тебя Аннабет хотела предложить мне стать парабатаями? Конечно знал, иначе ещё несколько лет не решался бы первым предложить мне. И, о Разиэль, разве не ты хотел чувствовать меня во всех смыслах?       Грейс нахмурился и отвёл взгляд, прекрасно понимая, что у него нет аргументов против правды. Воспоминания совершенно неуместно подкинули кадры того дня, когда до него дошли слухи о желании Аннабет стать парабатаем Перси. Наверное, весь Институт тогда ждал официального объявления, что неудивительно. Аннабет хороший друг и прекрасный воин, её спокойствие всегда гармонично дополняло бунтарство Перси и, наоборот, его тяга к приключениям на свою голову придавала остроты в жизнь Чейз. Они могли бы быть идеальными парабатаями. И Джейсон должен был быть рад, не так ли? Но вместо радости он чувствовал лишь гнев, который лезвием застывал в венах от одной только мысли, что чужие руки будут касаться Перси и наносить на его кожу руны.       Ты нашёл любовника и парабатая в одном лице, дурак. Собственноручно ты нацепил петлю на обоих.       Не дав Грейсу и слова вставить, Перси продолжил: — Помнишь, в детстве ты читал мне о историю о Люцифере? — Лукаво произнёс Перси и продолжил елейным, чуть восторженным голосом, указывая рукой в одному ему ведомую даль: — Дивный ангел, который нёс за собою свет, отгоняя тьму. Утренняя звезда, что сияла ярче всех и обрамляла небо золотом. А ты знал, что римляне называли Люцифером Венеру, так как её можно было разглядеть лишь на заре? А Венерой они также называли богиню любви. Интересное совпадение, не так ли? — Не вижу логики. Что ты хочешь сказать?       Перси наклонился ближе, смотря прямо в глаза. В зелёных водах плескалось нечто такое, чему Джейсон даже не мог дать названия. Нечто дикое, способное в один миг потопить дюжину кораблей, нечто, что безжалостно утянет тебя на самое дно. А мефистофельская ухмылка сродни холодному лезвию у шеи заставляла напрочь забыть о кислороде. Джейсон очень надеялся, что причиной тому была лишь игра света, и попытался сосредоточить внимание на чём-нибудь другом. Взгляд тут же зацепился за кожаный шнур с подвесками-бусинами. Самой выделяющийся из бусин была ярко-синяя с зелёным трезубцем — фамильным знаком Джексонов. У Джейсона тоже была некая дань своему роду, только в виде татуировки на внутренней стороне левого предплечья — молния и дубовый венок семьи Грейс.       Холодные пальцы, вцепившиеся в подбородок, заставили задрать голову и посмотреть прямо в глаза. — Люцифер был самым прекрасным из Божьих созданий, — еле слышно, но чётко, словно смакуя каждое слово и реакцию на него, продолжил Перси. — Но именно в падении он был намного прекраснее, — он наклонился ещё ближе и зашептал почти в губы: — Как думаешь, мы так же прекрасны?       Пальцы рефлекторно вцепились в мягкую ткань покрывала. Джейсон зажмурился, стараясь утихомирить готовое треснуть о рёбра сердце. Казалось, его толкнули в ледяную воду, что сталью сковывала лёгкие, в то время как кожу, где находилась руна «парабатай», будто обожгло Небесным огнём. А затем всё это развеялось морскими брызгами, стоило Перси только уткнуться в его шею. Ощущение времени напрочь пропало, и Джейсон не знал, сколько они так просидели. Джексон продолжал медленно водить носом по коже, порой оставляя лёгкие поцелуи, пока он окончательно не успокоился. — Меня до чёртиков бесит, что ты называешь наши чувства неправильными и омерзительными, — спокойно произнёс он.       Джейсон нахмурился. Перси никогда раньше не говорил ничего подобного. Что неудивительно, учитывая, что если он и открывал рот, то только чтобы выкинуть какую-нибудь колкость, оскорбить Луку и Диониса или тихо стонать от поцелуев своего парабатая. И в этот краткий миг, несмотря на безразличный тон, он показался таким открытым и ранимым, отчего складывалось ощущение, что это Грейс в чём-то провинился. — Не знаю что хуже: то, что эти слова разбивают мне сердце, или то, что от них мне хочется наступить тебе на лицо, — буркнул Джексон.       Ладно, это всё тот же Перси. — Романтик и грубиян в одном флаконе, — скептически сказал Джейсон, чувствуя, как исчезают остатки напряжения, и подхватывая настроение Джексона. — И чем же я разгневал ангелов, раз мне достался такой парабатай? — Влюбился, — будто констатируя факт, заметил Перси.       Вот именно.       Джейсон прошёлся пятернёй по волосам и устало выдохнул, снова ложась на спину. — В принципе, всё не так плохо, — беззаботно бросил Джексон, снова по-детски улыбаясь. Видимо, дело было всё же в освещении, успокоил себя Грейс. — Закончим так же красиво, как в стихотворении Эдгара По. «Рядом с ним распростёрт я вдали, в саркофаге приморской земли». — Насколько я помню, стихотворение об Аннабель Ли, — скептически добавил Грейс. — Не в этом суть, — с напускным недовольством произнёс Перси. И уже хитро добавил: — А в том, что при любом исходе я буду рядом. Во всех смыслах.       Джейсон почувствовал, как чужие пальцы игриво коснулись кожи рядом с краем джинс. — Перси, — предупреждающе сказал он, напрягшись. — Ты же знаешь, я не сделаю ничего из того, что не захочет мой парабатай, — невинно ответил тот, затем слез с бёдер Джейсона, устроился уже меж ног и принялся оставлять поцелуи на покрытом шрамами и рунами торсе.       Грейс прикусил нижнюю губу, проклиная дурацкую реакцию организма на прикосновения Джексона, и сжал пальцами покрывало. Перси, явно довольный ситуацией, взял его ладони, положил их на свою голову и отпустил, когда почувствовал, как пальцы зарылись в угольных прядях. Как бы говоря «ты можешь остановить меня в любой момент…», он продолжил проводить вниз дорожку поцелуев, дополняя этим безмолвное предложение: «…только вот в чём загвоздка — ты не захочешь останавливать меня».       Наверное, стоило бы сказать «нет», оттолкнуть Перси и жить, зная, что это было правильным решением. Наверное. Наверное. Наверное. В голове крутились сотни мыслей, как поступить правильно и не сдохнуть от рук Конклава, но всё отошло на второй план. Остались только губы и язык Перси, доводящие его до оргазма.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.