Необычный подарок 31

Другие виды отношений — сексуальные или романтические отношения, которые нельзя охарактеризовать ни как слэш, ни как фемслэш, ни как гет ни в одном проявлении
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Драма Магический реализм Невзаимные чувства Романтика Русреал Сказка Смена сущности Современность Счастливый финал Флористы Элементы гета Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Цветы - это самое лучшее из всего, что создал Господь, но забыл наделить душой...

Посвящение:
Всем цветам на свете.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Просто сказка о любви и чудесах. Не судите строго, автор просто захотел выплеснуть некоторые эмоции и фантазии.

Что это ДВО или гет - не знаю, но решила поставить ДВО.
8 января 2020, 19:43
Он полюбил её в тот момент, когда впервые оказался в её тёплых нежных пальчиках. «Вот она какая, моя хозяйка» — подумал Цветочек. Значит, это ради Неё его вырастили, срезали, привезли в магазин… А там завернули в блестящую упаковку, насильно разлучив с другими цветами. И поставили отдельно, в какую-то высокую узкую вазу. Цветочек сильно грустил. А также постоянно думал о своей жизни, о том, зачем его вообще сюда привезли. Что с ним будет дальше, куда теперь его закинет злая судьба? Для чего он вообще живёт? Или для кого?.. А затем появился худощавый светловолосый парень. Его звали Дима. Выбирал он долго, очень придирчиво осматривая витрину с товаром. Цветочек не мог знать, что именно ждало его впереди, но отчётливо понимал одно — всё изменится, как только его купят и унесут. Вот только кто и куда? Свой выбор Дима сделал неожиданно. «Вот этот, — сказал парень, указав пальцем на Цветочек, — самый красивый. Такой она точно оценит.» Она! Цветочек замер в приятном ожидании. Скоро, совсем скоро он увидит свою хозяйку. И та поставит его в вазу, будет с ним разговаривать, заботиться о нём. Цветочек очень хотел, чтобы его любили. И пусть его век совсем короткий и через неделю его выбросят, как и миллионы других цветов… Цветочек и об этом знал. Откуда — он не мог объяснить. Видимо кто-то рассказывал. Но кто и с какой целью? Дима встретился с ней в парке. Подбежал к ней, завороженно глядя на худенькую рыжеволосую девушку в светлой короткой курточке. — Софья! — воскликнул он. — Как я скучал… Потом парень отдал ей Цветочек, на что Софья сразу же ответила: — Спасибо! — и бросила Цветочек на скамейку. Обидно! А ведь ему так понравились её ручки… И ещё голос. Он звучал как песня — слушать бы его и слушать, хоть до бесконечности. Вот только говорил чаще Дима, а сама Софья больше молчала, лишь изредка вставляя короткие фразы. Она заметно скучала и желала поскорее уйти. А вот Диме расставаться с ней явно не хотелось. — Ну всё, Дим, я пойду, меня мама ждёт, — девушка тряхнула своими яркими огненно-рыжими волосами, а после встала со скамейки. — Прости, я не могу больше задерживаться… «А я?» — с ужасом подумал Цветочек, продолжая лежать на холодной мокрой скамейке. Неужели Она его бросит тут, одного? Нет, только не это! Совсем не такой участи ждал бедный Цветочек… Ему хотелось жить. Хотя бы неделю, всего одну неделю! Ему и этого достаточно. Главное быть рядом с ней, с Софьей. Но выходит, что даже об этом он мечтать не имел права. «Какая же грустная у меня судьба… — думал Цветочек, с тоской глядя на прохожих. — Совсем скоро я погибну… А Софье я оказался совсем не нужен. Как и сам Дима, который меня подарил». Но в этот момент он услышал чьи-то шаги, а затем — до боли знакомый, уже ставший родным, голос: — Прости, Цветочек… Хоть тебя и подарил этот дурачок, но всё-таки не могу я тебя здесь оставить. Ты красивый, уж получше этого придурка. Сказав это, она аккуратно взяла его в свои нежные маленькие ручки. А Цветочку стало так хорошо, что он мгновенно забыл обо всём на свете. Самое главное — он снова с ней, с его Софьей! И теперь может любоваться её огненными кудрями, слушать её звонкий голос, чувствовать её ласковые прикосновения. Это и была его судьба, его предназначение. И пусть через неделю он завянет и окажется в мусорном баке, сейчас он попросту не хотел об этом думать. Впереди у него целая неделя! Неделя рядом с Софьей! Она принесла его в свою комнату — небольшую, но очень уютную, в приятных светлых тонах. Теперь Цветочек стоял в вазе на комоде, откуда свободно мог наблюдать за Софьей. Ему очень хотелось узнать её получше, познакомиться с её миром, понять как устроена жизнь этой девушки. — Тебя будут звать Даниэль! — неожиданно выпалила девушка. — Как его… Да, ты такой же красивый, как он! И она, словно догадавшись, что Цветочек её понимает, поспешно включила ноутбук. На его мониторе появилась фотография парня — смуглого, черноволосого, с красивыми карими глазами. «Она любит этого… Даниэля, — тут же подумалось Цветочку, — а бедный Дима, который с таким обожанием смотрел на неё, Софью вовсе не интересует». Цветочку сделалось очень обидно. Он ещё не понимал природу своих ощущений, но отчего-то ему не нравился, совсем не нравился парень с монитора Софьи. Цветочек словно ревновал к нему девушку. А сама Софья, тем временем, позвонила своей подруге, которой весь разговор жаловалась на изрядно надоевшего поклонника: — Прикинь, опять притащил мне дорогую розу! И зачем только деньги тратит? Неужели не понимает, что у него нет никаких шансов?! Ах, Алиска, не начинай… Хочешь — я тебе его подарю! Вместе с его цветочками! Надоел уже своим вниманием, заколебал, сил моих больше нет… На Цветочек она в тот вечер больше не смотрела, словно его и не было в её комнате на комоде. Вместо этого Софья что-то читала в планшете, смотрела сериал, и лишь перед сном, бросив взгляд на Цветочек, неожиданно произнесла: — Спокойной ночи, Даниэль! Завтра поменяю тебе воду. Мне хочется, чтобы ты подольше постоял! Сказав это, она вдруг подмигнула ему, словно заигрывала с Цветочком. А после легла в постель, снова включив свой любимый сериал в планшете. Наутро девушка убежала на учёбу, а Цветочек терпеливо ожидал её, думая лишь о Софьи. Странно, думал Цветочек, другие цветы также любят своих хозяев, нормально ли это для нас, цветов, или… Но, к сожалению, поговорить ему было не с кем — в комнате Софьи больше не было никаких растений, а потому Цветочку стало очень грустно. «Вот бы мне стать человеком… — размышлял он, продолжая ожидать хозяйку. — Таким, как этот… Даниэль! Тогда бы Софья меня любила, разговаривала бы со мной, дотрагивалась бы до меня своими нежными пальчиками…» Он мечтал, отлично понимая, что его мечта неосуществима. Но что ещё оставалось у Цветочка, кроме прекрасной мечты о чудесах? А затем появилась Софья… — Надо бы тебе воду поменять, — небрежно произнесла девушка, бросив взгляд в сторону комода. И снова достала гаджеты, интересовавшие её куда больше одинокого Цветочка. Впрочем, своё обещание она всё-таки сдержала и чуть позже поменяла Цветочку воду. При этом она нежно коснулась его лепестков, словно желая приласкать его, сделать ему приятное. Ещё никогда прежде Цветочку не было так хорошо! Девушка была так близко, и он смог, наконец, рассмотреть её глаза — открытые, чистые, ярко-зелёные, так напоминавшие ему молодые листья только что срезанных цветов… Казалось, что в мире не нашлось бы вещи, прекраснее, чем её глаза. И от осознания этого Цветочку стало по-настоящему хорошо. Он чувствовал себя счастливым, и ему не хотелось расставаться с девушкой. Не хотелось, чтобы она снова уходила, чтобы оставляла его одного… — Ты какой-то необычный… — неожиданно вымолвила девушка, продолжая его рассматривать, — хотя нет, наверное, это мне показалось. Ты же самая обыкновенная роза! А я — дура, которой просто не с кем поговорить… Печально вздохнув, Софья вернула Цветочек в вазу, а сама включила ноутбук, вновь засмотревшись на Даниэля. Смотрела его фотографии, видеозаписи, сериалы с его участием… Даниэль был актёром, живущим где-то в Америке, однако это совсем не останавливало Софью, не мешало любить его, мечтать о нём. И Цветочек отлично понимал девушку. Его мечты также были невозможны и нереальны, но если бы их у него отняли, чтобы у него вообще осталось? В такой же ситуации была и Софья, заочно любившая иностранную кинозвезду. И Цветочку было очень грустно. Он искренне жалел девушку, понимая, что её чувства ему знакомы… «Если бы я мог как-то рассказать ей… — иногда думал Цветочек, продолжая наблюдать за Софьей. — Если бы она могла слышать меня… Но ведь я для неё самая обыкновенная роза! И мне осталось жить всего несколько дней. А потом я завяну, меня выбросят, а на моё место, наверняка, поставят другой цветок! Такой же ненужный, как и я… Ведь Софье не нужны Димины подарки. Ей вообще не нужен Дима. Ей нужен Даниэль». Порой Цветочек совсем не понимал людей, ему были не понятны их проблемы и невзгоды. Вот, например, Софья… Зачем ей этот заморский красавец? У неё же есть Дима, который любит её по-настоящему, души в ней не чает, готов тратить на неё деньги, дарить цветы и ухаживать? Вот если бы у Цветочка был такой человек… Впрочем, его сердце (вот только где у цветов сердце?) уже принадлежало Софье, а это означало, что разлюбить её он никак не сможет. Даже если бы кто-то другой его полюбил… И было бы у него всё как у Софьи с Димой и Даниэлем. Тогда выходит, что чувства Цветочка не очень-то отличались от человеческих? А наутро Софья неожиданно заговорила с ним. Начала рассказывать про Диму, про то, что он вообще-то хороший парень, но чувств к нему у девушки никогда не было. Случается и такое… — Лучше бы он Алиску полюбил, подругу мою, — с сожалением говорила девушка, — та давно по нему сохнет, ещё со школы. Эх, надо бы их как-то подтолкнуть друг к другу… Только вот как? Не знаешь, Даниэль? Впрочем, чего ты можешь знать. Ты же цветок. Красивый, но бестолковый. На тебя только любоваться можно… Как и на него, — она грустно усмехнулась, вспомнив любимого актёра, — невелика разница. Что ты, что мой Даниэль… И от этих слов Цветочку стало очень обидно. Он не бестолковый, нет! И он бы помог Софье, сделал бы ради неё всё, даже самое невозможное. И ему ничего не нужно взамен, только находиться рядом с ней, видеть её, слышать её голос. На большее он бы и не рассчитывал. — Знаешь, — неожиданно произнесла Софья, — я по тебе скучать буду. Поэтому поживи подольше, цветочек. Всё-таки мне кажется, что ты необычный какой-то… Как будто из сказки. Она смотрела на него, и в её взгляде Цветочек впервые уловил понимание. Девушка будто читала его мысли, будто знала всё, что он чувствовал к ней. И в этот момент она нежно коснулась его, осторожно проводя изящным пальцем по его махровым, тёмно-красным лепесткам. А затем Софья наклонилась и… Дотронулась до него губами, словно желая поцеловать его. Губы Софьи… Это было самое прекрасное, что только познал за свою короткую жизнь Цветочек! Но теперь он отчётливо понимал — жить стоило только ради этого момента. А что будет после — не имело никакого значения, он был счастлив, по-настоящему счастлив, и этот миг, это короткое мгновение теперь будет с ним навсегда, до самой его смерти. И уже никто не сможет отнять его у Цветочка. — Я схожу с ума… — растерянно пробормотала девушка. Она отошла в сторону, присела на диван, а затем, уткнувшись лицом в ладони, тихо заплакала. Цветочек не знал причин её слёз, он лишь мог догадываться о них. Безответная любовь к Даниэлю, который никогда не узнает о её чувствах… Также как и сама Софья никогда не догадается о чувствах Цветочка. И от этого становилось особенно горько. — Я должна забыть о нём, — вдоволь нарыдавшись, произнесла девушка, — это глупо, очень глупо… Я не могу его любить… Да, Цветочек? Надо мне найти кого-то реального. А Даниэль… Пусть остаётся в своей Америке. Всё равно мы никогда не встретимся. Он даже не отвечает на мои сообщения! — Она грустно усмехнулась. — Хотя на что я надеялась? У него миллионы таких поклонниц. Миллионы! Смотрят его сериалы, фильмы, также пишут ему, просят автограф… Чем я лучше их? Ничем! «Лучше, для меня ты самая лучшая, — в мыслях отвечал ей Цветочек. — и я не понимаю, почему так вышло. Нормально ли это для нас, цветов? Ведь мы же не вы, не люди. Мы не можем никого любить. Мы всего лишь украшение вашей жизни». Ему очень хотелось поговорить с кем-то, кто бы мог слышать его, понимать то, что он думает, но кроме Софьи в комнате никогда никого не было. А на другой день исчезла и Софья. Не появлялась до полуночи, а когда всё-таки пришла, то на Цветочек даже не взглянула. Молча переоделась и легла в постель, не проронив ни слова. А Цветочек терпеливо ждал — может, хоть завтра утром Софья снова вспомнит о нём? Но его надежды не оправдались, и на другой день повторилось то же самое. Софья напрочь забыла о Цветочке, она занималась своей жизнью, в которой ему, увы, совсем не было места. «Неужели, она даже не поменяет мне воду? — с ужасом думал Цветочек. — Мне нужна чистая вода, а иначе… Иначе я могу завянуть даже раньше, чем мне суждено умереть!» Ему очень хотелось плакать. Рыдать крупными прозрачными слезами, точно такими, какие совсем недавно катились по красивому лицу Софьи. Но даже этого не мог сделать Цветочек. Оставалось лишь утешать себя, что Софья сейчас счастлива, что у неё всё хорошо, и она, наконец, забыла о своём заморском киноактёре. И это давало ему надежду… Он искренне верил, что однажды Софья встретит свою любовь, того, кто вернёт ей улыбку на лицо, с кем она будет по-настоящему счастлива. И он подарит ей другие цветы, которые также будут любить её. Также как её любит он, Цветочек. Он уже не ждал от неё внимания, даже не надеялся, что она поменяет ему воду. Всё вокруг плыло в каком-то странном тумане, мысли путались, и даже отсутствие Софьи уже не огорчало, как прежде. Это конец… Вот упал красный, словно капля крови, лепесток. Ещё один… Вместе с ними из Цветочка уходила жизнь. Но неужели он больше никогда не увидит Софью? А она даже не проститься с ним, не коснётся его своей рукой напоследок? Но она так и не пришла. В комнате было темно, только за окном горели фонари на пустой ночной улице. Он уже ничего не чувствовал, никаких мыслей не было. Скорая смерть не пугала Цветочек, напротив, он уже ожидал её. «Я так хочу, чтобы она была счастлива…» — подумал, он проваливаясь в темноту. А затем не было ничего. Пустота, в которой он больше ничего не чувствовал. И лишь спустя некоторое время он вдруг понял, что вновь находится в комнате, в той самой комнате, где ещё недавно был в вазе на комоде. Но теперь он был вовсе не в вазе. Он стоял напротив зеркала, висевшего над комодом, смотрел то в него, то на сам комод… Пустая ваза. Никакого цветка, даже опавших лепестков рядом нет. Значит, уже выбросили? Или… Он вновь перевёл взгляд на отражение в зеркале. Подошёл ближе, ещё ближе… Не может быть! Он больше не Цветочек, не та красная роза, подаренная Димой в парке. У него были руки, ноги… Лицо! Он с удивлением смотрел на своё отражение. Кого оно ему так напоминало? Это худощавое смуглое лицо, тёмные бархатные глаза, чёрные короткие волосы… Сомнений больше не оставалось. Он стал человеком, внешне похожим на Даниэля. Даже одежда на нём была такая же, как на той фотографии, которую так любила Софья — чёрные брюки и белая рубашка. Он стоял, не в силах переварить случившееся, не понимал, что делать, как вообще жить дальше. Он больше не был Цветочком, его мечта сбылась. Теперь он — человек с красивой, привлекательной внешностью, которая наверняка понравится Софье. Ведь он очень похож на Даниэля! Но где же она, где Софья? — Прости, цветок, я совсем забыла… — его мысли оборвал до боли знакомый голос. Софья стояла на пороге, ошарашенно глядя на него, и в её глазах читалось непонимание, смешанное со странной радостью, а также обожанием, с которым никто и никогда прежде не смотрел на него. — Даниэль? — немного отойдя от потрясения, произнесла девушка. — Это ты? — Да, — он впервые услышал свой голос. Теперь он мог говорить!

***

В ту ночь Софье приснился странный сон. Роза, красная роза, недавно подаренная Димой, неожиданно заговорила с ней. Она умоляла девушку вернуться, вспомнить о ней, цветок звал её, словно Софья была важна для него, словно их что-то связывало… Проснувшись на рассвете, Софья так и не смогла заснуть, всё думала, перебирала в голове последние события. Она всё-таки поговорила с Димой, дав понять, что его ухаживания бесполезны, а между ними могут быть лишь дружеские отношения. Заметно огорчившись, Дима пожелал ей удачи… Он не обижался на неё, прекрасно понимая, что сам был чересчур настойчив, что Софья ему никогда ничего не обещала. А с её души упал огромный камень — теперь ей стало проще мечтать, смотреть в будущее. Девушка по-прежнему верила в чудеса, хотя о Даниэле она также старалась не думать. Ей нужно забыть о нём, как и Диме следует забыть о ней, Софье. Эти чувства никому не нужны, они лишь причиняют боль и страдания, обрекают на одиночество, разрушают судьбы… И всё-таки почему цветок? Почему именно он снился ей? Ведь он не мог о ней думать, не мог в мыслях звать её… И всё-таки угрызения совести кольнули где-то внутри, заставив Софью вспомнить о несчастном цветочке, которому она так давно не меняла воду. Кто знает, вдруг эта роза и правда особенная? Ведь бывают же чудеса на свете… Девушка шла домой в хорошем настроении. Её словно кто-то ждал там, в её комнате. Кто-то важный и дорогой для Софьи, кто-то, кто мог круто изменить её судьбу, осуществить её мечты, дать ей то, в чём она так остро нуждалась. Быстро сбросив верхнюю одежду, девушка со всех ног рванула в спальню, думая лишь о том, что должна поменять воду цветочку. Но стоило ей распахнуть дверь, как Софья в онемении застыла на месте. Ваза была пуста, а посреди комнаты стоял парень… Даниэль? Софья не верила своим глазам. Парень был очень красив и так похож на её кумира! Кто он? Откуда взялся? Неужели… — Кто ты? — едва слышно прошептала Софья. — Как ты оказался в моей комнате? — Ты не поверишь… — парень заметно растерялся. Он подошёл к ней ближе, осторожно взял за руку. И в его красивых глазах она увидела столько любви, столько нежности! Происходящее казалось нереальным, оно скорее напоминало волшебную сказку, прекрасный сон, из которого ей так не хотелось просыпаться. — Ты был цветочком? Той самой розой, которую подарил Дима? — Да… И я мечтал стать человеком. А ещё я хотел, чтобы ты была счастлива. Пусть даже с этим Димой… — С Димой всё кончено, — уверенно произнесла Софья, — я не люблю его, никогда не любила и никогда не смогу полюбить. И он всё понял. И больше не будет дарить мне цветочки… — Ты не любишь цветы? — парень заметно нахмурился. — Все цветы точно нет. А вот один из них, кажется, полюбила… В ответ он лишь нежно поцеловал её, и его губы напомнили ей лепестки розы. Той самой розы, которая ещё недавно стояла здесь, в хрустальной вазе на комоде… — Смотри, у меня есть документы, — неожиданно произнёс парень, пошарив в карманах брюк, — значит, я на самом деле стал человеком? И у меня есть имя и фамилия? — Даниэль… — Софья прочитала любимое имя. — Это я тебя так называла. Но… — девушка вдруг замолчала, словно что-то обдумывая, — тебе же теперь надо где-то работать. Ведь все люди где-то работают, Цветочек. — Я знаю, — тот лишь усмехнулся в ответ, — но я уже решил, куда направлюсь искать работу. В цветочный магазин…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.