Я люблю её тело 22

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Марлин Маккиннон/Сириус Блэк III
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Songfic Драма Несчастливый финал Нецензурная лексика Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Марлин Маккиннон была до одури красивая и никто не знал почему. Она была магглорожденная, но девчонки с третьего курса шептались, что в ее роду была вейла. Светлые волосы, глаза цвета чистого неба, аккуратный носик и тонкая талия - все идеально сочеталось в ней.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Эта работа была написана по песне GOODY - Снежная Королева, в основном со строчки «это не любовь, но я люблю твоё тело»
11 января 2020, 01:13
Марлин Маккиннон была до одури красивая и никто не знал почему. Она была магглорожденная, но девчонки с третьего курса шептались, что в ее роду была вейла. Светлые волосы, глаза цвета чистого неба, аккуратный носик и тонкая талия — все идеально сочеталось в ней. Однако, никто, за исключением нескольких человек, не видел её настоящую. Марлин была дерзкой на виду, но хрупкой и ранимой внутри. Вечные ссоры с однокурсницами с других факультетов больно ранили её, Маккиннон не умела не воспринимать все оскорбления всерьёз. Во всем Хогвартсе, пожалуй, её знала только Лили Эванс — рыжая и зеленоглазая староста. Она часто успокаивала блондинку по ночам, прекращая истерики, вытаскивая из депрессий и помогая жить. Когда все начало налаживаться, появился он. Сириус Блэк. Этот ловелас стал ухаживать за Марлс, делая ей комплименты и даря розы каждый вечер. Гриффиндорке, конечно, это нравилось, но она была наслышана о его похождениях и о том, что все его отношения кончаются через день-два. Самые долгие длились месяц. Поэтому Марлин не спешила падать в его объятия, но отказывать с каждым днём было сложнее и сложнее. По вечерам она снова тихо ревела в подушку, слыша, как он флиртует с очередной пятикурсницей. Ему, так-то, было сложно сказать «нет». Брюнет, серые глубокие глаза, подтянутое тело, которое он демонстрировал в тёплые деньки у Чёрного озера. В его фан-клубе было много разновозрастных девушек, и Маккиннон, кажется, пополнила их ряды. После двух недели ухаживаний, голубоглазая наконец согласилась на свой страх и риск. «Не привязывайся, главное. Он ведь тебя бросит, как и всех остальных, так будет меньше боли.» — твердила она себе. — Привет, Марлс, — он поцеловал её в макушку. — делаешь трансфигурацию? — Привет, да, — блондинка тяжело выдохнула. — так устала! — Пойдём, отдохнём? — Блэк таинственно улыбнулся, и Марлин не могла не согласится. — Ладно, пошли, — девушка поцеловала его в щеку, и они вышли из гостиной. Миновав несколько коридоров, парочка пришла в Выручай-комнату, представшую перед ними красивой спальней. Маккиннон немного смутилась сначала, но потом откинула прочь все сомнения, решив, что сможет в случае чего отказать. Бродяга сразу вовлёк её в поцелуй, а она и не думала протестовать. Слишком велик был соблазн, да и парня у неё давно не было. — Я хочу тебя, — страстно прошептал ей на ухо брюнет. Марлин улыбнулась краешками губ и потянулась к ширинке его джинс.

***

— Ты была великолепна, — сероглазый снова её поцеловал. — как-нибудь повторим. — Я люблю тебя, — неожиданно для самой себя сказала Маккиннон, ожидая его реакции. Он ничего не сказал в ответ, лишь чмокнул в губы опять. Обида больно кольнула её где-то в области груди, и гриффиндорка стала собираться. Понятно то, что он никогда не будет чувствовать ничего к ней в ответ. — Ты куда, Марлин? — он задал вопрос, приподнявшись на локтях. — Я тебя обидел? — Нет, Сириус, все нормально, — спокойно ответила она, стараясь не показать внутренней обиды. — мне действительно надо готовится к завтрашним урокам. Пока. Она ушла, даже не поцеловав. Только дурак не поймёт, что ей действительно не понравилась сложившаяся ситуация, но Сириус ведь не блистал умом. Он кивнул в пустоту и снова откинулся на кровать, мечтая о следующем разе. Она правда была потрясающей в постели — с криком отзывалась на все его действия и прогибалась в спине. — Лили, я… — Марлин не знала, как начать разговор с подругой. Какую глупость она совершила сегодня. — я не знаю, как тебе сказать… — Говори как есть, — ободряюще улыбнулась Эванс, садясь напротив. — Ты мне как сестра и должна об этом знать, — блондинка сглотнула. — мы сегодня переспали… — Что? — рыжеволосая уставилась на подругу. Не похоже, чтобы та шутила. — Правда? — Да, — гриффиндорка смахнула слезу. — я, кажется, пополнила ряды тех, с кем он переспал. Ужасно. — Что он тебе сказал после… — Эванс слегка покраснела. — ну, после… — Я сказала, что люблю его. Но он ничего не ответил и я стала собираться, а потом последовал вопрос не обиделась ли я. — И что ты выдала? — Я сказала нет, но внутри да. — Иди ко мне, — Лилс раскрыла объятия. — я тебя точно люблю. Это были такие нужные объятия сейчас. Марлин было это необходимо. Спустя неделю таких же бурных ночей, семикурсница, идя в их спальню, чтобы отдать Сириусу забытый свитер, случайно услышала разговор Блэка с Поттером. — У вас все серьезно? — послышался голос Джеймса. — Я не знаю, сохатый. Она уже неоднократно говорила, что любит меня, но… — сероглазый замолчал. — я люблю её тело, а на счёт самой неё… — Она тебя действительно любит, — кивнул парень. — не как все те шлюхи, с которыми ты спал. Я видел блеск в её глазах рядом с тобой, а то, как она смотрит на тебя! Ты будешь полным придурком, если упустишь её. — Она ведь не уйдёт от меня, пока я не брошу, верно? Значит, пока все под контролем. Марлс выронила свитер, который держала. Она невольно задрожала от всех услышанных слов и, не разбирая дороги, побежала обратно в комнату. Мерлин, глупая, глупая Маккиннон! — Привет, — радостно улыбнулась Эванс. — стоп, ты что, плачешь? Она не ответила, разрыдавшись ещё сильнее. Потаскуха, такой она была в глазах Блэка. На следующий день она появилась в Большом зале с ужасно-красными глазами. Она проплакала всю ночь. — Доброе утро, дорогая, — протянул Сириус, целуя свою подругу в щеку, но Марлин отодвинулась. Хватит с неё. — Между нами все кончено. Ищи себе другую шлюху, — процедила Маккиннон и отвернулась от него, пересаживаясь за самый дальний угол стола. Блэк был ошарашен, удивлён. Но он сразу понял, что она слышала их вчерашний разговор. Вот почему он нашёл свой свитер в коридоре, почему её не было на ужине. Вечером он пришёл поговорить с ней. — Марлин, прости, ты не так все поняла, — Сириус начал оправдываться. — Хватит, Блэк, хватит, — по щекам снова полились слёзы. — я действительно люблю тебя, но я так больше не могу. Мы только спим, ведь ты ничего не чувствуешь в ответ! Я не хочу, чтобы ты пользовался моими чувствами, чтобы уложить в постель. Кончено, понимаешь? Конец. Все. — Прости меня, если сможешь, — только и сказал Бродяга, перед тем как уйти. Он сказал, что любил только её тело, но почему одному тогда так плохо?
Реклама:
Реклама: