Ждет критики!

Расплата-3 24

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Ангст Даб-кон Драма Измена Невзаимные чувства Несчастливые отношения Несчастливый финал Повествование от первого лица Разница в возрасте Смерть второстепенных персонажей Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
...Больше ему не к кому обратиться. Никто не даст взаймы такую сумму, а на преступление он не пойдёт — слишком честный. Вот и пришлось лечь в постель со мной — с женщиной, которая годится ему в матери. И к которой его совершенно не тянет. Ведь он даже симпатии ко мне не испытывает. Да и какая может быть симпатия… Разные поколения, разные интересы, разные взгляды на жизнь. Наши пути вообще не должны пересекаться. Но, тем не менее, пересеклись. И сейчас он рядом. Но только телом.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Гет-версия моей истории "Расплата". https://ficbook.net/readfic/8156993

Написано с целью почесать кинки. Раньше чесала кинки слэшем, теперь гетом.

https://ficbook.net/readfic/8981707 - продолжение истории
13 января 2020, 17:01
— Вам понравилось? — спрашивает он, а после смущённо отводит взгляд. Краснеет. — Да, — я нежно касаюсь его лица. Парень не отталкивает мою руку, — да ты и сам знаешь, мальчик… Знает. Да и как могло не понравиться? Я горько усмехаюсь. Рядом со мной прелестное создание, экзотический цветочек. И он моложе меня на двадцать лет. А может и больше, не знаю… Я не спрашивала возраст. Просто увидела в том ресторане, где красавчик работал официантом, а я однажды забрела поужинать. Дальше стыдно вспоминать… После выпитого алкоголя хмель ударил в голову, а этот мальчик, он всего лишь пытался помочь мне. Вот только я истолковала это неправильно. Стала предлагать ему деньги, большие деньги. Просила поехать ко мне домой… Отказался. Гордый. Таких нельзя соблазнить деньгами или подарками. Такие не продаются просто так, за красивую жизнь. — Вы точно поможете моему сыну? — он опять поднимает взгляд. Его глаза… Такие блестящие, темные, выразительные. — Поймите, я… Я согласился на это… — Знаю. Не переживай. Твоим сыном займутся лучшие врачи. И лечение я оплачу. Я держу своё слово, запомни. — Я тоже, — вновь прячет взгляд за ресницами, — одна ночь, как и договорились. Утром я уйду. Поеду в больницу. Я должен быть с ними. Я вздыхаю, молча устраиваясь на постели. У мальчика своя жизнь. Есть семья, ребёнок. Жена… В душе неприятно кольнуло. Я ревную? Глупо. Он ничего мне не обещал. Позвонил от отчаяния, безысходности. Сыну нужна срочная операция… Денег нет, а добыть их за короткий срок честным путём невозможно. Вот и вспомнил мои тогдашние намёки. Нет, даже не намёки. Тогда я была честна с ним. Предлагала приличную сумму денег за одну ночь с ним. Тогда он обиделся… Говорил, что любит жену, не хочет изменять, да и зарабатывать привык иначе. Но я всё-таки оставила свой номер. На всякий случай, мало ли как жизнь повернётся. — Понимаю… — я внимательно смотрю на него. Мне всё ещё не верится. Этот мальчик всё-таки был со мной, всё-таки согласился на моё предложение. Я получила его. Но почему тогда я не испытываю радости? Даже морального удовлетворения нет. Странно… Я прикасаюсь к нему, нежно провожу пальцем по смуглой коже. Какой молоденький, красивый… Вот бы встретить такого лет двадцать назад! Тогда бы всё было иначе. Тогда бы я поборолась за него. Даже с его женой. — Ты любишь жену? — вопрос срывается с губ сам собой. Зачем спросила? Ведь услышать ответ всё равно неприятно. Любит. Не любил бы — не стал бы так рано жениться, заводить семью. Ведь он сам ещё ребёнок. А теперь должен работать, думать о будущем сына. — Люблю… — он отводит взгляд. Его красивое лицо становится грустным. Стыдно перед женой? Не хотел изменять ей? Понимаю. Но это уже его проблемы. Он сам выбрал такой путь. — Она ни о чём не узнает, — с трудом выдавливаю из себя, — обещаю, мой мальчик. И сын твой поправится. Всё будет хорошо… — Я верю, — красавчик горько вздыхает, — и вам я тоже верю. Ведь вы — моя последняя надежда. Так и есть. Больше ему не к кому обратиться. Никто не даст взаймы такую сумму, а на преступление он не пойдёт — слишком честный. Вот и пришлось лечь в постель со мной — с женщиной, которая годится ему в матери. И к которой его совершенно не тянет. Ведь он даже симпатии ко мне не испытывает. Да и какая может быть симпатия… Разные поколения, разные интересы, разные взгляды на жизнь. Наши пути вообще не должны пересекаться. Но, тем не менее, пересеклись. И сейчас он рядом. Но только телом. Душой он где-то далеко. Там, в больнице, со своей молодой женой, с сыном. Они для него всё. Они — его жизнь, его вселенная. А я… Я для него никто. Я неожиданно целую его, жадно впиваюсь в губы. Он отвечает на поцелуй, делая это нехотя, через силу. Понимает, что нужно немного потерпеть, что я хочу снова насладиться им… Он сам переворачивает меня на спину, целует грудь, ласкает бёдра. Входит в меня резко, его движения кажутся грубыми, порывистыми. Я снова ощущаю его член внутри себя… Прикрываю глаза, царапаю ногтями кожу… Будто нарочно оставляю следы на нём. Схожу с ума, растворяюсь в сладком безумии. Слишком хорошенький, чистый, невинный. Нет, я его не заслужила. Даже на одну ночь. Этот мальчик должен быть не со мной. Этой ночи вообще не должно быть. Я прижимаюсь к нему, перебираю пальцем непослушные чёрные кудряшки. Мне было хорошо, но что чувствует он? Этот вопрос застревает где-то в горле. Хочу спросить, но… Что-то мешает, словно я боюсь слышать правду. — Я бы могла и дальше помогать тебе… — нерешительно начинаю я. Бесполезно. Не стоит предлагать. Он всё равно не согласится. Не то воспитание, не тот характер. А мои слова лишь заденут его гордость. — У нас было условие: одна ночь. Только одна ночь! Вы, что, уже забыли об этом? — в его голосе слышится обида. — Прости… Я знаю, что ты очень гордый. — Я не гордый, — безразлично отвечает он, — но я не продаюсь, понимаете? Я вам не альфонс, не мальчик по вызову. Мне противно даже думать об этом. Я лишь усмехаюсь. Уже продался. Вот только признать это не хватает смелости! Куда легче врать самому себе, убеждать, что это было необходимо. Наивный ребёнок. Мне становится жаль парня. Хочется как-то успокоить его, внушить надежду. В порыве чувств я беру телефон, звоню в больницу. Главный хирург на месте, он — мой хороший друг, внимательно слушает меня, лишних вопросов не задаёт. А после обещает, что операцию проведёт уже утром. Мой звонок многое решил. Я рассказываю об этом парню. — Я слышал… Спасибо, — он по-прежнему равнодушен. Все эмоции замерли в нём. Он просто ждёт утра. Хочет побыстрее уйти, оказаться в больнице. Моё присутствие его не волнует. Я — лишний человек в его жизни. Неожиданно вспоминаю о времени. Небо за окнами уже светлеет, мир медленно просыпается, ночь растворяется в солнечных лучах. Тяжело вздыхаю, перевожу взгляд на любовника. Хотя… Какой он мне любовник? Красивая игрушка, которую я попросту купила. Воспользовалась ситуацией. А ведь могла просто дать денег, сказав, что потом вернёт, отработает более достойным способом. Могла… — Уже утро, — он приподнимается на подушках, — я должен идти. Или вы хотите ещё раз? Он смотрит с мольбой. Не хочет. Его тянет туда, в больницу. Его душа там, и я не смогу купить её. Никогда, ни за какие деньги. Ведь душа не продаётся. — Нет… — я отвечаю с большим трудом. Мне не хочется отпускать его, но какой смысл удерживать парня рядом с собой? Он уже был моим, я познала его ласки, целовала его губы, сливалась с ним своим телом. — Можешь идти. Я не стану тебя задерживать. — Спасибо, — его грустное лицо неожиданно озаряет улыбка. Он очень хорош собой. С такого только писать картины. Такому место на обложках журналов, в кино, сериалах, клипах. Одна улыбка чего стоит. Но он не понимает этого. Не ценит свою красоту. Напротив, он словно её стесняется. — Я тебя больше не побеспокою. Не переживай… Твоя семья ничего не узнает. Насчёт денег что-нибудь придумаешь. — Ага, — кивает он, натягивая на стройное тело светлую рубашку. Затем, также торопливо, поднимает с пола джинсы. На меня не смотрит, не хочет встречаться взглядом. Он явно думает о семье. Я опять лишняя для него. Даже сейчас, когда он по-прежнему в моей спальне. — Зачем вам всё это? — вопрос звучит неожиданно. — Ведь вы могли заплатить любому другому… Почему я? — Ты не поймёшь… Слишком сложно. Мне нужен был ты, именно ты. Другие меня не интересуют. — И вы хотели получить меня любой ценой? Именно меня? — Да, — я отвечаю честно, — но я не хотела тебя преследовать. Ты сам позвонил мне, умолял помочь, рассказал о своей сложной ситуации. — Не было выбора, — он снова очень холоден, — вы же сами всё знаете. Никто, кроме вас, мне бы не помог. Я молчу. Выбор всегда есть. Но люди боятся принимать сложные решения, не хотят искать их, не могут рационально смотреть на вещи. Парень выбрал простой путь, посчитав, что другого вообще не было. Хотя другой он не пытался найти. Не хватило времени, опыта, мудрости. — Можешь идти, — мне больше нечего ему сказать. Разговоры кажутся лишними, неуместными, ненужными. Парню не помогут слова. Он ждёт результатов. — Я очень вам благодарен, — он оборачивается у двери. Выглядит растерянным, смущённым, ищет подходящие фразы. Он не может просто уйти, хочет как-то проститься, поставить точку. — Не благодари. Я не просто помогла тебе. Ты мне тоже помог… Помог переболеть тобой. — Это правда? — он с удивлением смотрит на меня. — Надеюсь… — я обманываю его. Не переболею. И забыть так легко не получится. Этот мальчик ещё долго будет сниться мне, а днём буду искать его глазами на улицах. Но ни за что не подойду, даже если увижу. Ведь я обещала, дала слово. Наши пути больше не должны пересекаться, у каждого своя жизнь, своя история. Так было и так будет. Эта ночь ничего не изменила. — Всего хорошего, — он облегчённо вздыхает. Через пару секунд выходит из спальни. Всё кончено. В моей душе пустота. Тщетно пытаюсь заснуть… Не получается. Смотрю на смятые простыни, ощущаю его запах. Снова накатывает грусть. Встаю, подхожу к окну. Солнце уже встало. Смотрю на часы. Скоро начнётся операция. Мой мальчик сейчас в больнице. Наверное, не находит себе места, переживает. Утро тянется долго, я не могу ни на чём сосредоточиться. Звонок… Рука дрожит от волнения, я даже проливаю кофе. Отвечаю… — Мы сделали, что смогли… — тяжело вздыхает главный хирург, — но они поздно обратились. Ребёнка нельзя было спасти… Умер во время операции. Мы пытались, но… Случай запущенный… Он просит прощения. Мне нечего сказать. Хочется со всех ног броситься в больницу, обнять моего мальчика, защитить его, забрать хотя бы часть его боли. Но нет… Сейчас я ему точно не нужна. Лучше забыть. Оставить его в покое. Жить дальше… Мысли путаются, глаза застилают слёзы. Прости меня, мальчик. Прости, что не смогла помочь. Прости за всё. Прости, если сможешь…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.