wrong 117

Successfuldolphin автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Мин Юнги/Чон Чонгук
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: PWP Underage Кинки / Фетиши Нецензурная лексика Учебные заведения Флафф

Награды от читателей:
 
Описание:
yoonkook!au, в котором Мин Юнги - старшеклассник, у которого проблемы с физкультурой, а Чон Чонгук - учитель физкультуры, мечтающий опрокинуть одного ученика на маты.

Посвящение:
))))))))

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Увидела эту аушку в одном телеграм канале и решила написать.

НЕБЕЧЕНО! Я даже ПБ включу, ибо знаю, как люблю косячить.

///

15 февраля 2020, 09:11
Если бы Юнги спросили, что он ненавидит больше, физру или своих одноклассников, он наверняка бы выплюнул имя физрука и послал бы нахуй человека, который спросил такую глупую вещь. Но его и не спрашивали, и вообще его мнение, видимо, не особо кого интересует, а если быть точней, вообще никого не интересует. А Мину и похуй в принципе, вот только, почему он должен сейчас пробежать ебаный километр, чтобы его ебаный физрук поставил ему ебаный зачет, он не понимает. Бежать это, конечно, громко сказано, ведь последние минуты две Юнги тупо идет, и ему уже даже так-то и плевать, что большинство, если не все, уже пришли к финишу. — Плохо, Мин Юнги, очень плохо, — говорит учитель, когда Мин все же пересекает черту. — Думаю, ты прекрасно знаешь свою оценку, — со вздохом продолжает тот под незаинтересованный взгляд парня. — Придется пересдавать. — Что?! — лицо брюнета вмиг меняется, а от былого безразличия не остается и следа, — Вы серьёзно хотите, чтобы я ещё раз бежал эту бесконечную дистанцию? Я для Вас какая-то шутка? — Юнги, не драматизируй, это всего лишь километр, — хмурится Чон. — И нет, ты не будешь бежать его еще раз, а сдашь мне зачет в письменном виде. Надеюсь, ты наконец-то поймешь, что я не желаю тебе ничего плохого, и перестанешь говорить всем кому не лень, какая я крыса, которая постоянно занижает тебе оценки. Юнги поджимает губы и опускает голову, начиная изучать носки своих кед. Он правда не знает, что ему следует ответить в данной ситуации, поэтому просто стоит и молчит, нервно теребя пальцами край своей футболки. — Юнги, я все прекрасно понимаю, я тоже многих своих учителей недолюбливал, но прояви хотя бы уважение за то, что я не поставил ни твою оценку, которая, увы, означает, что зачет ты не сдал, ни твои многочисленные прогулы. — Но… Учитель Чон, с чего вы взяли, что я… — еле слышно мямлит Мин. — Юнги, не придуривайся, я не слепой и не глухой. Завтра в девять в спортзале, — твердо говорит мужчина и обращается к классу. — Урок окончен, можете идти в раздевалку, только не убейтесь там от радости… — запыхавшиеся и радостные ученики быстро кланяются учителю и идут в сторону школы. — Хотя вряд ли они смогут что-то утворить после километра… — Вы хотите сказать, что я единственный, кто не сдал? — Мин смотрит вслед своим одноклассникам и не может сдержать глубокого вздоха разочарования. — Юнги, я знаю, что ты можешь лучше, просто ленишься, — Чонгук мягко улыбается и похлопывает парня по спине, а у брюнета от резко сменившегося на мягкий тона что-то внутри неприятно сжимается. Он такого отношения к себе попросту не заслуживает. Не от этого человека. — Попросишь у Намджуна конспект по последней теме, у него должен быть. — Хорошо. Спасибо, учитель, — Мин так и не находит в себе силы поднять голову и посмотреть на учителя. Пожалуй, ему так стыдно не было давно. Поэтому тот с опущенной головой покидает стадион, подавляя в себе желание повернуться. — Пожалуйста, Мин Юнги, — отвечает куда-то в пустоту мужчина, когда брюнет скрывается из его поля зрения.

***

— Ах! Учитель Чон! — стонет Мин как не в себе, когда Чонгук входит особо глубоко. — Да-а-а, о боже, ещё… — стоны Юнги для Чона, словно услада для ушей. А если учитывать то, что именно он их из него выбивает, именно он их контролирует, замедляясь или же ускоряясь, мужчина готов поклясться, что ничего прекраснее в этой жизни не слышал. Парень закидывает бледные ноги на плечи своего учителя, и Чонгук чувствует, как член проникает ещё глубже, попадая головкой прямо по простате, отчего брюнет уже на крики срывается. Шатену чуть ли не волком выть хочется от того, как в его ученике узко и мокро, а от тонких ножек на своих плечах уже конкретно крыша едет, поэтому движения становятся размашистыми и нечеткими. Юнги кроет от ощущения крупного члена внутри, он подается навстречу Чону, двигая бедрами в такт и комкая простынь под своими руками. Чонгук с упоением наблюдает за мечущемся по большой постели пареньком, он настолько нереальный, что Чону кажется, коснись его, проведи пальцами по бокам или любимым ножкам, и тот исчезнет. И ему не кажется, потому что Юнги действительно исчезает, когда Чонгук резко распахивает глаза от громкого звона будильника, что развеивает остатки сна. — Сука, — шипит Чон, зарываясь пальцами в темные волосы. С него течет так, словно он несколько минут стоял под ливнем, а в штанах пиздец как жарко и тесно. Чонгук уже начинает ненавидеть этого мальчишку за подобные сны, которые преследуют его каждую, мать его, ночь, хоть и понимает, что тот ни в чем не виноват. Дрочка в душе не помогает уже недели так две, и, если честно, мужчина как-то упустил тот момент, когда он начал хотеть завалить Мина на эти чертовы маты. Парень даже понятия не имеет, по какой тонкой грани он ходит, когда произносит «учитель Чон» этими блядскими розовыми губками, которым самое место на члене Гука. Ну, по крайней мере, шатен так считает. Через буквально несколько минут Чонгук решает свою проблему с помощью дрочки душа (хотя это нихуя не помогает, все мы знаем, что эту проблему может решить только Мин). Мужчина закрывает глаза и, опираясь о стену, кончает только от представления своего ученика перед собой. Представляет свою сперму на его щеках, языке и губках. Представляет, как будет размазывать ее большим пальцем, а потом заставит его облизать. Чону не хочется открывать глаза и он даже некоторое время не собирается это делать, но резкое осознание того, что он, вообще-то, должен быть сегодня в школе, да еще и встретиться с объектом его воображения и мокрых снов, заставляет его вновь вернуться в реальный мир, где он видит перед собой лишь заляпанные в белесые капли стену и руку. Чон еще некоторое время стоит, пытаясь перевести дух и привести дыхание в норму, и думает, что если этот мальчишка не придет, Гук ему хоть десять зачетов поставит, потому что быть наедине с Мином в одном помещении и при этом иметь прекрасную возможность завалить его на маты, оттрахав во всех возможных позах — уж слишком большой соблазн. И Чонгук искренне сомневается, что устоит. И это чертовски плохо, потому что паренек буквально натурой ответит за каждое сказанное в сторону Чона «крыса».

***

Утро Юнги ничем особо не отличается от остальных, кроме того, что он каким-то образом умудрился упасть с кровати и, видимо, ушибить руку, потому что ну только он, блять, может поставить будильник на полчаса раньше, чем нужно, и проснуться за двадцать минут до выхода. Мин честно хотел хотя бы прочитать тот конспект, который ему дал Намджун, но что-то не получилось, звёзды не сошлись, карта неправильно легла и еще тысячи каких-то там причин, которые Юну придется объяснять своему учителю. В любом случае правду ему знать не стоит. Юнги вчера было действительно стыдно, он даже и не подозревал, что Чонгук все прекрасно знает, да и, если честно, парень немного в ахуе: учитель обратил внимание на слова своего далеко не любимого ученика, да и притом они его, видимо, задели, черт возьми. Окей, брюнет даже рад: может, он все-таки ему небезразличен? Оказалось, быть человеком, который искренне ненавидит своего учителя, но в то же время мечтает, чтобы тот оттрахал его на всех поверхностях, на которых только можно и нельзя, в принципе, тоже, не очень-то и просто. Когда Мин выходит из квартиры, он всерьёз задумывается над тем, чтобы развернуться и не идти, потому что он-то ниче особо не знает, а позориться лишний раз ему не хочется. Однако брюнет почти сразу откидывает эту идею, понимая, что он обязан прийти. Хотя бы, как сказал учитель Чон, проявить уважение, ну и, возможно, извиниться.

***

Хоть Юнги чуть ли не бежит до школы (а бегает он редко), он все равно опаздывает на десять минут, из-за чего Чонгук встречает его хмурым взглядом, причем тот выглядит настолько неудволетворенно зло, что у Мина по спине неприятный холодок пробегает. — З-здравствуйте, Учитель Чон, — мямлит приветствие Юнги. — Извините за опоздание, я проспал: очень поздно лег, — тот виновато опускает голову, не желая больше встречаться взглядом с учителем, ибо тот смотрит на него, как на жертву, и от этого пиздец как не по себе становится. — Надеюсь, это из-за того, что ты всю ночь учил зачет. Ты хоть на чём и чем писать взял? — Чонгук выгибает бровь в вопросительном жесте и берет листок с вопросами. — Нет, — Мин нервно прикусывает губу и стаскивает с себя шапку, кладя ее в карман ветровки. — Угу, ладно. Тогда устно на мои вопросы ответишь. — Я… Я не учил, — поджимает губы Юнги и даже не замечает, как его глаза начинают слезиться. — Почему же? — Чонгук хмурится еще больше. — Чем ты занимался всю ночь тогда, если не знаешь, так еще и опоздал? — Чон сам не замечает, как сжимает в руках лист до побеления костяшек. — Я… «Трахал себя пальцами всю ночь, потому что твои блядские руки, блядские ноги и блядский взгляд не дают мне покоя даже тогда, когда тебя нет рядом». — Я… всю ночь играл в компьютерные игры, извините, — «уж лучше так, чем правда», — думает Мин, но при виде чуть ли не рвущего этот несчастный лист учителя Юнги понимает, что это было зря. Брюнет даже моргнуть не успевает, как оказывается прижатым сильным телом к стене. — Не ври мне, — шипит Чон, вжимая в себя стену маленькое тельце еще сильнее. — На чьих хуях успела побывать твоя сладкая попка за эту ночь? — Ч-что вы говорите? Как вы вообще смеете такое говорить? Вы мой учитель! — возмущается Мин, а самому просто пищать от радости хочется. Учитель Чон его ревнует, черт возьми. Потому что если это не ревность, то Юнги не знает, что это. — Ещё раз повторяю, что ты делал всю ночь? — Чонгук сжимает ладони в кулаки, а у парня от этих увитых венами рук ноги подкашиваются. — Растягивал себя, — брюнет решает играть по-крупному и, кажется, теперь он действительно понимает, почему его учитель все время на него так смотрит. — В каком, блять, смысле, растягивал? — Чон после его слов чуть ли не рычит. — Вы все правильно поняли, Учитель Чон. — Ты действительно думаешь, что, предоставив мне свою задницу, получишь зачет? У Юнги сейчас особо думать не получается, если честно, но в ответ он кивает, несмотря на то, что Мин на такой исход не то что не надеялся, он даже подумать о нем не мог. — Правильно думаешь, — голос Чонгука сейчас звучит так чертовски низко и хрипло, что сам шатен его не узнает. — На колени, — Чонгук немного отходит назад, чтобы дать парню пространство, прикрывает глаза и искренне надеется, что это наконец-таки не сон, что, если он откроет глаза, брюнет не растворится. И он не растворяется. Послушно опустившись на колени, Мин смотрит исподлобья своими лисьими глазами так невинно и немного испуганно, будто не он сейчас собирается отсасывать своему собственному учителю, будто он вообще не особо понимает, что от него хотят. — Учите… — начинает Мин, но договорить ему не дают. — Заткнись. Не произноси этих слов. Вообще ничего не произноси. Я тебе не разрешал, — последние слова мужчина чуть ли не шепчет. Воздуха в огромном зале для них двоих становится чертовски мало. — Оу, так Вам нравится, когда я Вас так называю. Да, Учитель Чон? — Юнги ухмыляется, языком по нижней губе проводит, провоцирует. — Черт, мне кажется, твой язычок уже давно пора использовать по другому назначению, — шатен улыбается, только вот его улыбка ничего хорошего Мину не обещает. Мужчина давит большим пальцем на нижнюю губу парня, заставляя расслабить челюсть. Юнги не смеет ослушаться и, послушно открыв рот, обхватывает палец губами и начинает посасывать, посматривая на своего учителя. Чонгук долго терпеть этот нахальный взгляд не может, возбуждение бьет в голову, а штаны давно малы в области паха. Тот вытаскивает палец изо рта Мина и вытирает о джинсы, чувствуя, как чьи-то непослушные ручонки начинают расстегивать его ширинку. Сначала Чон даже хочет возразить, сказать что-то типа «а я разрешал?», но сразу после того, как эти же ручонки достают его член, передумывает. Прохладный воздух в непрогретом зале неприятно лижет возбужденную плоть, и это даже буквально на несколько секунд отвлекает Гука от происходящего. — Блять, — Чонгук изо всех сил подавляет стон, когда Юнги, медленно надрачивая, проводит языком по головке, будто пробуя на вкус. Хотя, в принципе, это он и делает. — Вы чертовски вкусный, Вы знали, Учитель Чон? — и Мин повторяет сие действие, только на этот раз задерживаясь и совсем немного дразня дырочку уретры. — Заткнись, — рычит Чонгук и хватает парня за угольные волосы. Брюнет даже не думает сопротивляться, послушно открывая рот и позволяя толкнуться. Не до конца, конечно, но и этого Чону вполне достаточно. Да ему, если честно, одного вида Мина на коленях перед собой достаточно, чтобы кончить. Он сам не особо понимает, как ещё этого не сделал. Юнги пытается расслабить глотку и заглотить полностью, но, поняв, что увы не для этого она у него создана, тот берет наполовину. А потом и вовсе, игнорируя руку Чонгука на своем затылке, выпускает член изо рта и думает начать работать языком, но его резко поднимают на ноги и куда-то тащат. Мин даже не думает сопротивляться, плетется следом, облизываясь голодным котом, и понимает, что они идут к матам, еще не убранным после урока с восьмым классом. — Учитель Чон… — начинает Мин, но договорить ему снова не дают. — Блять, не смей называть меня учителем, когда я собираюсь трахать тебя прямо в спортивном зале на матах, — Чонгук вообще-то хотел сказать что-то по типу «еще одно слово — и я трахну тебя без растяжки», но решил, что это слишком жестоко и вообще звучит как угроза. — Ох, а я думал, что вам нравится, — Юнги не знает, когда успел вжиться в роль, и роль ли это, но от своего поведения он сам в ахуе. — Учитель Чон. — Не играй с огнем, — шатен чуть ли не бросает Мина на один из матов, нависая над ним огромной скалой, и, черт, он не может отрицать, что его откровенно ведет от поведения парня. — А то что? Снова заставите бежать километр, а, Учитель Чон? — Юнги улыбается и совсем не замечает, как оказывается без ветровки, а затем и без свитера. — Заткнись, ради всего святого, — до Чонгука даже не сразу доходит абсурдность сказанной им фразы. — Ради всего святого? Ох, учитель Чон, что-то я не вижу в Вас ничего святого. — Блять, — мужчина рывком сдергивает с ног младшего скинни. — Тебе действительно так нравится меня провоцировать? Я же тебя порву к чертям, как ты этого не понимаешь? — Не порвете, я хорошо подготовился, — Юнги не сдерживается и удивленно открывает рот, когда Чонгук снимает свою футболку, обнажая мощные торс и плечи. — Ты, оказывается, такая шлюха. Кто бы знал, — Чон стягивает с себя уже съехавшие до середины бедра джинсы вместе с боксерами, а Мин даже и не думает избавляться от лишней ткани. Уж слишком ему понравилось, когда Чонгук его раздевал. — Я не шлюха, это ты просто слишком горяч, — Мин упускает момент, когда переходит на «ты», но никого из них это, видимо, не волнует. — Ох, детка, — Чонгук игнорирует слова Мина, но член, заинтересованно дернувшийся в чужих боксерах после его слов, он проигнорировать никак не может. — О, а я вижу тебе такое нравится. — Не один ты тут кинковый ублюдок, — усмехается брюнет, за что сразу же слабо, но ощутимо, получает по губам, что вызывает у него настоящую улыбку, словно у чеширского кота. Он, кажется, ещё и мазохист. — Ах да, детка, — растягивает обращение мужчина. — Как я мог забыть о твоем наказании? — Чонгук шлепает Мина по бедру и, пока тот и переварить сказанные Чоном слова не успевает, переворачивает Юнги на живот и ставит на колени. — Пора научиться отвечать за свои слова, малыш. Чонгук стягивает с младшего боксеры, любуясь фарфоровой кожей ягодиц, которую совсем скоро он окрасит в красный. Но перед этим Чон не упускает возможности раздвинуть аппетитные половинки и полюбоваться действительно растянутым сфинктером. Юнги смиренно стоит, выпячивая попу, и, видимо, понимает, за что именно его ждет наказание. Или не понимает, но задавать лишних вопросов не решается. — Черт возьми, — шепчет шатен, когда два пальца спокойно проскальзывают в парня. — Это лучше ты меня, блять, возьми, — дерзит Мин, и получает сильный шлепок по бедру. Затем ещё один, но уже выше. И ещё, и ещё, и ещё. Юнги не может до конца понять, нравится это ему или нет, но, судя по довольным полустонам-полукрикам, что непроизвольно вырываются из его рта, и члену, истекающему естественной смазкой, пиздец как нравится. Чонгук останавливается на шлепке где-то десятом, никто из них, если честно, не считал. Бёдра Юнги немного подрагивают, а с его стороны слышится жалобное хныканье. Тот подмахивает задницей в воздухе, будто пытаясь насадиться на что-то. Это хоть и веселит Чонгука, но сперма чуть ли в голову не бьет, поэтому он, ещё раз проверив растяжку парня, правда уже на три пальца, пристраивается сзади. Юнги опускается на локти и замирает в ожидании. — Ам, я могу…? — Чонгук хоть конкретно и перевозбужден, но то, что перед ним живой человек, тем более, его ученик, не забывает (хотя вторую часть может и да, но мы опустим этот момент). — Если я скажу «нет», ты не войдешь? — перебивает его Мин и несдержанно стонет, когда головка касается его входа, а потом Чонгук и вовсе полностью входит, растягивая своим членом тугие стеночки под довольные стоны Мина. Юнги даже подзабывает, где они находятся, поэтому Чону приходится прикрыть его рот рукой, пока тот начинает его глубоко и размашисто трахать. Брюнет почти задыхается, даже не замечает, как из его глаз начинают течь слезы, потому что единственное, на что сейчас направленно все его внимание: это эйфория от распирающего его внутри крупного члена, ибо как бы хорошо он себя не растянул, все равно пальцы с членом Чона не сравнятся. — Откуда ж ты на мою голову свалился-то? — рычит тому на ухо Чон, изо всех сил пытаясь сдерживать стоны. Юнги уже явно хочет снова сдерзить в ответ, но рука, закрывающая ему рот, и предупреждающий шлепок по бедру показывают, что лучше этого делать не стоит. Чон с упоением наблюдает, как его член пропадает в парне и понимает, что так долго он продержаться не сможет. Поэтому Гук начинает надрачивать свободной рукой член младшего, шепча тихое «детка» прямо на ухо брюнету, отчего тот не выдерживает и изливается прямо в руку шатена, немного пачкая мат. Мужчина довольно улыбается, делает завершающие движения и заполняет Мина своим семенем, не сдерживая тихого утробного рыка, пока сам Юнги блаженно прикрывает глаза от обостренного после оргазма ощущения вибрирующего члена внути. — Что ж, я думаю, ты сдал этот зачет на «отлично». Молодец, Мин Юнги детка.
Примечания:
С Днем Рождения, детка💜
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Блять. БлЯтЬ. БЛЯТЬ. НУ ВОТ СКАЖИ, ПОЖАЛУЙСТА, КАК? КАК МОЖНО ПИСАТЬ ТАКОЕ? КЛЯНУСЬ, Я ПРОСТО ЛУЖА. Я СЕЙЧАС ЗАДАЮСЬ ПРИМЕРНО ТЕМ ЖЕ ВОПРОСОМ, ЧТО И ЧОНГУК: ВОТ, БЛЯТЬ, ОТКУДА ТЫ ТАКАЯ ОХУЕННАЯ НА МОЮ ГОЛОВУ СВАЛИЛАСЬ??? И ДА, АХАХАХАХАХ, ЦИТАТА СЮДА ПРОСТО ИДЕАЛЬНО ВПИСАЛАСЬ, ПРЯМ КАК РОДНАЯ.
Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ, САША, ПРОСТО ПИЗДЕЦ КАК ❤❤❤❤❤

(п.с. во-первых, хочу тебе предложить запихать скобки в жопу, во-вторых, КаКоВа ХуЯ тЫ мЕнЯ тАк НаЗыВаЕшЬ, я ТеБе ЧтО, шУтКа?¿)
автор
>**Нервный_Единорог**
>Блять. БлЯтЬ. БЛЯТЬ. НУ ВОТ СКАЖИ, ПОЖАЛУЙСТА, КАК? КАК МОЖНО ПИСАТЬ ТАКОЕ? КЛЯНУСЬ, Я ПРОСТО ЛУЖА. Я СЕЙЧАС ЗАДАЮСЬ ПРИМЕРНО ТЕМ ЖЕ ВОПРОСОМ, ЧТО И ЧОНГУК: ВОТ, БЛЯТЬ, ОТКУДА ТЫ ТАКАЯ ОХУЕННАЯ НА МОЮ ГОЛОВУ СВАЛИЛАСЬ??? И ДА, АХАХАХАХАХ, ЦИТАТА СЮДА ПРОСТО ИДЕАЛЬНО ВПИСАЛАСЬ, ПРЯМ КАК РОДНАЯ.Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ, САША, ПРОСТО ПИЗДЕЦ КАК ❤❤❤❤❤(п.с. во-первых, хочу тебе предложить запихать скобки в жопу, во-вторых, КаКоВа ХуЯ тЫ мЕнЯ тАк НаЗыВаЕшЬ, я ТеБе ЧтО, шУтКа?¿)

💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜
ооооо, чёрт возьми, это настолько горячо, что тут уже от меня не лужа осталась, а кипяток!!! это вообще-то противозаконно писать такие опасные для моего сердца работы, но на этот раз вы прощены (продолжайте, мне нравится) плюшек вам и вдохновения 💜
автор
>**drudrudru**
>ооооо, чёрт возьми, это настолько горячо, что тут уже от меня не лужа осталась, а кипяток!!! это вообще-то противозаконно писать такие опасные для моего сердца работы, но на этот раз вы прощены (продолжайте, мне нравится) плюшек вам и вдохновения 💜

Спасибо💜
- что же ты делал всю ночь?
- я..я... Я ИГРАЛ В КАМПУХТЕР ПРОСТИТЕ.
сука, лудшое, аплодирую автору, это было вкусно.
автор
>**UGlebockaaaa**
>- что же ты делал всю ночь?- я..я... Я ИГРАЛ В КАМПУХТЕР ПРОСТИТЕ.сука, лудшое, аплодирую автору, это было вкусно.

Ахааххахахахаххаа, спасибо