Игра чувствами

Слэш
NC-17
В процессе
107
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
185 страниц, 19 частей
Описание:
Жизнь двадцатилетнего Тэхёна в один момент пошла коту под хвост: он должен женится на взрослом мужчине по имени Чон Чонгук. И всё бы ничего, если бы не скрытый мотив их союза, который превратил Тэ в сопливую истеричку, а Чонгука заставил усомниться в своих чувствах.
Примечания автора:
Обложка фф 👇https://i.pinimg.com/564x/1d/16/2f/1d162f3bf6f76e7adc00223261bf2ca6.jpg

Как я только заметила, этой работе уже год почти (о боже, как же долго я над ней сижу) и вот первая сотня этого фф💜
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
107 Нравится 70 Отзывы 42 В сборник Скачать

4-5

Настройки текста
Сколько времени прошло с тех пор, как Тэхён уехал из больницы, омега даже не знает. Поначалу он считал секунды, потом минуты, часы; время превратилось в дни, дни в недели. Точнее, так казалось Тэхёну, хотя на самом деле прошли всего лишь сутки. Время тянулось долго и мучительно, будто нарочно терзало его, мучило, заставляя думать о крохотном комочке, от которого так легко Тэхён отказался. Нелегко. Совсем не легко. Он и не отказывался; просто позволил его отцу взять опеку над сыном. Так будет правильнее, так будет проще, думал Тэхён, успокаивая свою совесть, что терзала его и так израненную душу. Омега не подавлял слезы, что постоянно застывали в его глазах, но не давал себе возможности поплакать, чтобы не признаваться самому себе, что он жалеет. Тем более, Хосок практически не отходил от него; сидел рядом, делая вид, будто чем-то занят в ноутбуке. Но Тэхён прекрасно понимал, что альфа просто боялся оставить его наедине. Тэхён благодарен за это, но временами всё равно предпочёл бы побыть в комнате сам с собой, погрузившись в полнейшую тишину. Он благодарен Хосоку за всё: за то, что переживает, за то, что заботится, за то, что защищает… за то, что любит. Хосок не спрашивал ничего, потому что понимал. За это Тэхён готов любить его в ответ. Возможно, уже не так, как раньше, но зато так же сильно. Он и любит: чувства не могут так легко угаснуть, но им обоим нужно время, чтобы всё вернулось на свои места. И Хосок покорно ждёт, надеясь, что Тэхён лишь временно поглощён своими мыслями, и совсем скоро сможет обратить внимание и на него. Сколько бы не думал, омега прекрасно понимал, что поступил с горяча, ведь можно было бы найти иной выход, при этом оставить своего ребёнка себе. Но Тэхён предпочёл пойти лёгким путём, потому что уже надоело бегать от До Ёна, от Чонгука, да и от собственного отца. Он жалеет. Жалеет, что сейчас в нём нет тот уверенности, что была с ним до встречи с Чонгуком в родительском доме. Жалеет, что продолжает думать о другом альфе, хотя рядом есть не менее важный для него человек. Правильно ли терзать себя за поступки, о которых он не хочет жалеть, но жалеет? Но сколько бы не думал, изменить ничего нельзя. Но если у него была бы возможность вернуться в прошлое, Тэхён предпочёл бы снова побывать в том дне, когда встретил впервые Чонгука. Он бы не пошёл с ним тогда, между ними ничего бы не произошло и все были бы счастливы. Да, были бы. Возможно, были бы… Стоило Хосоку ненадолго выйти из дома, как Тэхён снова взобрался на подоконник, где сидел с утра до вечера, практически не слезая с него. Там ему было удобнее всего: узкий подоконник и небольшое пространство, где Тэхён мог спрятаться ненадолго. На подоконнике очень холодно. Не согревал даже переносной обогреватель, оставленный Хосоком у кровати. Не помогало даже одеяло, в которое Тэхён укутался по самую шею, прижимая колени к своей груди. Но парень совсем не обращал внимание на то, что его тело продрогло от холода, а кожа время от времени покрывалась сотнями маленькими гусиными пупырышками. Он смотрел куда-то далеко, всматриваясь куда угодно, лишь бы не на крыши домов, что заставляли его чувствовать себя отчуждённо. Тэхён рассматривал небо, на котором совсем недавно появились тёмные тучи, а сейчас начался дождь. Можно сказать, погода за окном соответствовала настроению омеги: так же пасмурно, и так же сумрачно и сыро. Тэхён благодарен дождю, что отвлекал его от мыслей о сыне. Он смотрел, как огромные капли разбиваются о стекло прямо у него перед лицом, а потом стекают куда-то вниз, оставляя после себя дорожку из воды. Это и вправду немного его успокаивало, хотя легче совсем не становилось. Думал ли Тэхён, что так сильно привяжется к малышу, которого держал на руках всего лишь раз? Конечно, нет. Но разве могло быть иначе, когда он чувствовал чужое сердцебиение на протяжении тридцати четырёх недель. Тэхёну было так тепло: эта теплота поглощала его с ног до головы, добралась до самых чувствительных органов и заставила их болезненно содрогнуться, пробуждая в нём что-то новое, что-то сильно важное, что-то слишком родное. Когда в комнату приоткрылась дверь, Тэхён и дальше продолжал смотреть в окно, будто и не заметил, что Хосок уже вернулся. Альфа на несколько секунд задержался у двери, а потом поставил что-то в пакете на тумбочку и шагнул в сторону омеги. Хосок облокотился плечом о стену прямо у ног Тэхёна, не переставая смотреть на него. Его не было больше часа, но даже за это время выражение лица омеги, да и его поза, совсем не изменились. Вся его красота потускнела: кожа стала светлее, лицо исхудало, хотя Тэ немного поправился за время беременности, губы обветрились, а в глазах — отдалённость и безысходность. Закрытый, безжизненный, бесцветный, — вот таким выглядел Тэхён в глазах Хосока. Это очень сильно цепляло за живое, потому что Хосоку хотелось верить, что дело лишь в ребёнке, и ничуть не в Чонгуке. — Хочешь чай? — тихо спрашивает альфа, склонив голову на бок, при этом не сводя взгляда с Тэхёна. Омега промолчал. Даже виду не подал, что слушает. Он продолжал таращиться в капли дождя, следуя глазами, как они медленно стекали по стеклу с внешней стороны, оставляя после себя прозрачные дорожки. Хосок сложил руки на груди, переплетая ноги, тем самым сильнее прижимаясь плечом к стене. — Тэ!.. Завтра Чонгук с утра уезжает на совещание. Мы можем забрать твои вещи, пока его не будет. Хосоку нелегко было произносить имя Чонгука, хоть они и родственники. Видя, каким Тэхён стал после встречи с этим человеком, Хосоку хотелось вцепится в глотку своему дяде, прижать к стенке и избить так, чтобы у того даже в мыслях больше не было смотреть в сторону Тэхёна. Он бы и сделал это, но отец тогда бы точно отправил его обратно за границу, а жить без Тэ — всё равно что жить в полнейшей темноте. Так что приходилось сжимать пальцы в кулак и держать рот на замке, когда Хосок встречался с Чонгуком, дабы не разгневать своего отца, у которого были очень хорошие отношения с братом, отцом Чонгука. Конечно, у Хосока была навязчивая идея самостоятельно забрать вещи омеги из дома Чонгука. Но тогда бы тот сразу догадался, что Тэхён с ним и начал бы его преследовать. Хосок был уверен, что омега нужен ему. Не знал зачем, но был уверен, что нужен. Такой вывод он сделал после того, как Чонгук сам спросил Хосока, не знает ли он, где сейчас Тэхён. Хосок, конечно, соврал, но, судя по длинной паузе, что тянулась несколько секунд во время телефонного разговора, Чонгук и сам догадался, что, кроме своего альфы, Тэхёну больше не к кому идти. Омега оторвался от окна и, наконец, повернул голову к Хосоку, который не переставал рассматривать его бледное лицо. Он не хотел возвращаться в дом к Чонгуку, и это читалось по его наполненных болью глазах. Из-за этого Хосок даже смел предположить, что Чонгук что-то с ним сделал, раз тот так боялся говорить об этом. Тэхён понятливо кивает и опять устремляет взгляд в окно, за которым не переставал идти дождь. — Можно мне спросить? — Хосок боялся озвучить свои мысли, так как глубоко внутри был уверен, что что-то точно изменилось в Тэхёне. Но мучить себя альфа больше не хотел. Если и так, он попытается смириться, но не позволит кому-то, пускай и самому любимому человеку, водить себя за нос. — Угу, — промычал Тэхён, кутаясь в одеяло ещё сильнее, пытаясь спрятаться в нём чуть ли не с головой. Альфа сглатывает, пытаясь немного успокоить свои нервы. — Между тобой и Чонгуком… — начинает Хосок, но договорить не решился, потому что язык противился произносить что-то на подобии «что-то есть?» или «большее, чем дружба?», или же «что-то происходит?» Тэхён, казалось, перестал дышать, догадавшись, что тот имеет в виду. Он мог сразу же возразить, чем, наверное, исчерпал бы все сомнения на этот счёт. Но Тэхён не смог. Парень не знал, что ответить. Хосок заметил, как тот задумался, и это уже было ответом на его не до конца озвученный вопрос. Значит, угадал. — С чего ты взял? — всё же отвечает омега вопросом на вопрос, на который не смог своевременно дать ответ. Хосок вздрогнул, совсем не ожидая, что Тэхён продолжит этот разговор. Альфа переместил взгляд на потолок, пытаясь успокоить своё вдруг накатившее сомнение, потому что он и сам чувствовал, что длительная разлука дала трещину в их идеальных отношениях. И с чего он решил, что Тэхён — его человек? Возможно, для самого Тэхёна он таким вовсе не является. Хотелось бы обвинить во всём себя, что так легко отпустил Тэхёна, уехал и оставил, когда был так сильно нужен ему. А главное - позволил Тэ уйти к другому. Это всего лишь последствия его вспыльчивости и чувства собственничества. А может им руководило чувство стыда, потому что он не такой, каким Тэхён его видит. — Он тебя ищет, — выдыхает Хосок, так и не решаясь снова глянуть на омегу. Тэхён опять замолкает. Разговор никак не развивался. Лишь короткие фразы и кивание в ответ. И так было понятно, что пока что рано омеге душу изливать, но Хосок просто не мог уже выдержать этой отстранённости. Тэхён избегал его прямых прикосновений: когда альфа тянулся за поцелуем, тот отворачивал голову, либо просто опускал подбородок, подставляя вместо губ свой лоб. Что уж тут говорить: спали они сейчас тоже в разных комнатах, хотя раньше сутками не отлипали друг от друга. Поначалу Хосок думал, что это послеродовая депрессия и Тэ всего лишь стесняется своего тела. Но причина оказался куда драматичнее. — Наверное, он хочет вернуть кольцо, — Тэхён нарушает молчание, хотя и понимал, насколько его слова нелепы. Ведь кольцо — это последнее, что Чонгук мог бы у него забрать. Хосоку хотелось уйти. Возможно, Тэхёну нужно больше времени, чтобы решить, что делать дальше. Альфа не давил на него, но чувствовал, что омеге нужно немного передохнуть. Да и ему, видимо, тоже нужно немного остыть, чтобы не натворить глупостей. Хосок отлипает от стены и присаживается на край кровати. Он локтями упирается о свои колени, сцепляя пальцы в замок, опуская голову как можно ниже. — Почему у меня чувство, будто я тебя заставил сбежать со мной? Тэ снова замирает, осмелившись посмотреть Хосоку в глаза, но так и не смог с ними встретиться. Он рад, что в такой тяжёлый момент именно Хосок оказался рядом. Ни с кем другим он бы не пошёл на такое. Да и кто знает, что бы с ним стало, если бы он остался в больнице?! Хосок для него — спасение. Омега догадывался, с чего вдруг в голове альфы начали возникать сомнения, но совсем не хотелось погружать себя в свои же проблемы, ведь он сейчас именно от них хочет спастись. Но видя Хосока таким — подавленным, преданным, — у Тэхёна сердце обливалось кровью, потому что он для него — всё. — Прошу, дай мне времени отойти от всего. Позже мы обязательно поговорим об этом. Если же ты думаешь, что за время, проведённое с Чонгуком, я перестал о тебе думать, то я тебя успокою... Я всё ещё хочу то будущее, которое ты мне обещал. Но легче Хосоку не стало. Если бы Тэхён просто сказал ему, что он всё ещё любит, у альфы не было бы столько сомнений. И раньше Тэхён говорил это так легко и свободно. Тогда почему сейчас не скажет ему этого, ведь знает, как Хосок нуждается в этих простых, но таких важных словах. Тэ опускается с подоконника, разматывая одеяло, которое грело его до сих пор. Он подходит к Хосоку и руками приподнимает его голову за подбородок. Альфа поддаётся, потому что прикосновения Тэхёна способны вылечить всё. Пальцы парня холодные, но ощущение тонких костяшек на своих щеках согревали, дарили надежду и немного успокаивали. Тэхён улыбается, наблюдая за тем, как Хосок прикрывает глаза, ластится к его ладоням, будто это всё, что ему сейчас нужно. Тэхён и сам жаждет его прикосновений, нежных поцелуев, бессонных ночей, но не готов, потому что боится. Боится, что может поспешить. Сначала нужно разобраться с отцом и Чонгуком. Отец получил больше всего из всего этого обмана: любимый сын пришёл в себя, у него теперь есть внук, а у До Ёна сын и муж (который, кстати, пока не в курсе), и на фоне всего этого лишь Тэхён не вписывался в семейную идиллию. Омега остановился прямо между ног Хосока, большим пальцем обеих рук поглаживая покрасневшие щёки. Хосок — лучшее, что произошло с ним, так что отказаться от него так же не просто, как и от своего ребёнка. Но если во втором случаи Тэхён пожертвовал самым дорогим для счастья брата, то в первом — он не готов повторять опять свои же ошибки. Омега приседает Хосоку на бёдра и сразу же прижимает его к себе как можно сильнее. — Я не уйду от тебя, — прошептал он ему на ухо, зарываясь носом в шею, вдыхая приятный аромат. — Даже если ты сам меня попросишь… Хосоку это было нужно. Нужно настолько, что он был готов уже отпустить Тэхёна. Но теперь, зная, что омега всё ещё видит его в своём будущем, он готов бороться за него, даже если на пути будет стоять сам Чон Чонгук…

***

Хосок вглядывался в зеркала заднего вида, пытаясь занять себя чем-то, пока Тэхён собирает вещи в доме Чонгука. Руками он крепко держался за руль, иногда постукивая по нему большими пальцами, даже не скрывая, что сильно нервничает. Хосоку казалось, что Тэхёна нет уже полчаса, хотя тот зашёл в дом всего несколько минут назад. Он уже не мог дождаться, когда омега появится во дворе и тогда они уедут отсюда, дабы Тэ смог забыть последний год, словно его и не было в его жизни. И Хосок готов ему в этом помочь: он сделает для него всё, лишь бы улыбка не исчезала с его лица. Альфа понимал, что легко не будет, но, возможно, если они однажды заведут ребёнка, Тэхён не будет чувствовать себя настолько подавлено, как сейчас. Хосок улетел мыслями куда-то далеко, не заметив даже, как к дому подъехала чёрная машина с тонированными окнами. Оттуда вышел высокий альфа в чёрном длинном плаще, на ходу блокируя двери своего авто. Когда тот повернул голову, (а это было чисто случайно, будто так надо было) мужчина увидел знакомую машину, поэтому притормозил. Присмотревшись к человеку, что сидел за рулём, Чонгук встретился глазами с Хосоком, от чего последний чуть ли не вылез через лобовое стекло от удивления. Чонгук нахмурился, секунд десять размышляя над тем, что Хосок делает у его дома. Но когда тот сразу подорвался с места, чуть ли не выбивая двери собственного авто и кинулся к нему со словами: "Чёрт. Чонгук", до самого Чонгука тут же дошло, почему тот выглядел таким встревоженным. Видимо, Хосок совсем не ожидал увидеть альфу в это время, ведь он и вправду сейчас должен был быть в своём офисе на совещании. И если бы он не вспомнил, что утром, когда готовился к встрече, забыл дома важные документы и не вернулся, то, скорее всего, потерял бы, возможно, единственный шанс поговорить с Тэхёном, который сейчас, скорее всего, находился в его пентхаусе. Чонгук мог поклясться, что Тэхён там, и выражение лица Хосока только подтвердило его домыслы. Чонгук быстро обошёл свою машину и кинулся ко входу в дом, зная наперёд, что Хосок туда зайти не сможет. Всё о чём он думал, так это об омеге, которого надеется застать у себя дома. Он не знал, что ему скажет и вообще, что им следует обсудить в первую очередь; главное - встретиться с ним, тогда и решится всё остальное. Нажав на кнопку в стене, Чонгук с нетерпением ждал, когда лифт приедет на этаж, практически считая каждую секунду, которая сейчас для него была драгоценна. Тот приехал практически сразу же, так что Чонгук быстро забежал в него, нажимая кнопку с нужным для него этажом. Только бы они не разминулись. Только бы не разминулись... Хосоку казалось, что он перебрал все маты, что только знал, пока пытался догнать Чонгука, пока тот не исчез за дверью. Возвращаясь к машине, он матерился так, будто это ему чем-то поможет. Схватив с панели телефон, что был прикреплён к держателю, он тут же набирает номер Тэхён. Секунда, две... В салоне машины раздаётся знакомая мелодия, которая с каждой секундой становилась громче. Хосок стал прислушиваться, дабы понять, откуда идёт звук. Когда он полез рукой под сиденье спереди, то достал телефон, на экране которого светилось "Хосок". Альфа понял, что до этого совсем не нервничал. Потому что именно сейчас внутри него похолодало всё от паники, а в голове раздалось громкое «Тэхён»

***

Стоило омеге войти в дом, как на него тут же нахлынула волна воспоминаний. Вроде бы и вспоминать особо нечего, но он правда привык к этим стенам, что раньше казали ему клеткой, к дивану, к которому он был практически приклеен в последнее время, к телевизору, по которому смотрел разные передачи. Всё, что раньше отталкивало, сейчас навевало сотню разных воспоминаний, из-за чего Тэхён на секунду подумал, что будет скучать по всему этому. Но времени ностальгировать совсем не было. Тэхён сразу же идёт к лестнице, что вела на второй этаж, потому что на первом ничего из вещей ему не принадлежало. Он не бежал, хотя хотелось, так как совсем недавно он удрал из больницы и боялся, чтобы швы на животе не разошлись. Но Тэ пытался изо всех сил не обращать внимание на боль, что с каждым шагом заставляла его кривить губами. Повернув ручку (своей) комнаты, омега тут же шагает к шкафу, в котором был его рюкзак и чемодан. Всё забрать у него не выйдет, так как вещей у него прибавилось, но Тэхён принял решение забрать только то, с чем сюда приехал. Подарки от Чонгука брать с собой он не хотел, так как был решительно настроен покончить со всем сегодня. Так что он по быстрому начал сгребать всё с полок в шкафу, стащил с вешалки свою одежду и сразу же стал впихивать всё в чемодан. В ванной он забрал лишь зубную щётку и тюбик пасты. Шампуни и прочее омега выбросил в мусорку, потому что это покупал для него Чонгук. Тэхён также перебрал все вещи в тумбочке, доставая оттуда только своё, и бросал на кровать, потому что не было времени бегать туда-сюда. Когда же, вроде как, ничего из его больше в глаза в этой комнате не бросалось, Тэхён начал скидывать всё в рюкзак. Делал он это быстро и ему было плевать, даже если что-то сломается или разобьётся. Главное, поскорее смотаться отсюда. Закинув на плечо рюкзак, Тэ понял, что зря не позволил Хосоку подняться с ним. Он был ещё слаб и даже полупустой рюкзак казался ему тяжеленной ношей, что тянула его в сторону. Но думать об этом уже было поздно. Схватив ручку чемодана, Тэхён кидается к двери, но внезапно останавливается. Когда он ещё раз окинул взглядом комнату, дабы убедиться, что ничего не забыл, ему на глаза попадает фото в рамке, что стояло на полке в шкафчике. Это фото было сделано на свадьбе и на нём Чонгук обнимал за талию Тэхёна, прижимая его к своей груди. Он помнил этот момент, но раньше не замечал это фото в (своей) комнате. А может просто не придавал ему никакого значения, или же его раньше тут и не было. Возможно, Чонгук принёс фото сюда, чтобы омега почувствовал себя виноватым, что сбежал, не сказав и слова. Тэхён и так чувствовал это, но не перед Чонгуком, потому что Чонгук поступал хуже, а перед братом, которому совсем не желал зла и делал всё это лишь ради него и его счастья. Именно так омега себя успокаивает, даты не вспоминать день, когда До Ён лежал на холодном асфальте, сплывая кровью, а Тэхён стоял в стороне, наблюдая, как его брат закрыл глаза, до последнего не прерывая с ним зрительного контакта. Стоило Тэхёну это вспомнить, как в сердце что-то кольнуло и он начал задыхаться, подавляя слёзы, что внезапно появились в уголках его глаз. Вернув себя в реальность, омега опускает взгляд вниз, заметив свою руку, на пальце которой до сих пор было кольцо. Тэхён вздыхает, а потом отпускает ручку чемодана и снимает украшение, которое идеально подходило ему, не спуская с него глаз. Он берёт его пальцами, преподнося ближе к лицу, будто бы пытался запомнить, а потом кладёт на полку рядом с фото, которое поворачивает лицом к стене, чтобы больше не видеть и не вспоминать. Это последнее, что он должен был сделать перед тем, как уйти отсюда. Больше у него нет причин сюда возвращаться, и видиться с Чонгуком тоже. Он хотел оставить кольцо ещё в больнице, но не смог отпустить Чонгука, сам не понимая почему. Они не принадлежали друг другу, они не были близки, никогда не любили друг друга. Но Тэхёну это даже нравилось, потому что где-то глубоко внутри рад был тому, что смог получить Чон Чонгука, — альфу, который гулял налево и направо, имел кучу омег на стороне, причём каждый день другого, — окольцевал его, хоть и не честным путём, и не для себя, но Тэхён рад этому. Омега не мог себе в этом признаться, потому что это было неправильно, да и подло. И даже сейчас он покидал этот дом, который год был для него почти родным, с мыслями о Чонгуке. Тэхён опять взялся за ручку чемодана, в последний раз смотрит на кольцо, которое оставил Чонгуку для До Ёна, и двигается к двери, желая поскорее уйти, потому что и так задержался. Хосок наверняка волнуется, так что не хотелось заставлять его нервничать ещё больше. Только он хотел схватиться за ручку, как перед ним распахнулись двери, и на него чуть ли не налетел Чонгук, который тут же притормозил, толкнув омегу назад. Столкновение было несильным, но рюкзак Тэхёна с грохотом слетел с его плеча. Парень сразу же опускает глаза, попятившись в сторону, задев ногой чемодан. Он не хотел смотреть на Чонгука, так как не знал, что увидит в его глазах. Но даже с опущенной головой Тэхён ощущал на себе его едкий взгляд. Захотелось обнять себя руками, чтобы защититься, но Чонгук не нападал. Это, скорее, защитная реакция, потому что Тэхён не знал, чего можно ожидать от альфы в данной ситуации. Он был то холоден, то слишком обходительный, мог улыбнуться, а потом резко помрачнеть. Скорее всего, судя по тяжёлых вздохах, Чонгук сейчас презирал его, складывая в голове подходящие предложения, чтобы высказать ему всё, что накопилось. Но Тэхён сейчас не готов с ним видеться, тем более беседовать, потому что ничем хорошим это не закончится. Чонгук не мог никак выровнять дыхание, так как бежал он очень быстро, боясь попасть в пустой дом. Слава Богу, уже в гостиной он учуял слабый запах омеги, так что альфа был уверен, что Тэхён ещё не ушёл. Но сейчас, стоя всего в двух метрах от него, Чонгук даже не может нормально вдохнуть, потому что поникший вид Тэхёна заставил забыть всё то, что он хотел ему высказать, поднимаясь на лифте на этаж. Но слова тут явно лишни, потому что напряжение, что нависло между ними, говорило о том, что игра подошла к концу, и теперь каждый из них — свободен. Тэхён так сильно сжался, будто бы всё, о чём он сейчас мечтал, так это превратиться в пыль и раствориться в воздухе. Неужели он настолько ему неприятен? Но ведь в последнюю их встречу Чонгуку показалось, что омега его принял. Он так просил его побыть с ним, так крепко держал за руку, что Чонгук не мог понять это как-то неправильно. Неужели он так сильно хотел его себе, что не заметил, что Тэхён лишь играл роль, чтобы от него, наконец, отстали?! Чонгук закрывает за собой дверь, не спуская глаз с омеги. Тот подпрыгнул, отступив ещё назад, стоило той громко захлопнуться. Альфа делает шаг навстречу, потом два, на что тот сразу опять пожимает плечами, втягивая шею, будто его ударяло током каждый раз, когда по полу стучали каблуки чонгуковых туфлей. Как же он не учуял запах Чонгука, ведь Тэхён с лёгкостью мог различить его среди остальных и всегда знал, если альфа находился очень близко? Видимо, Тэхён слишком сильно ушёл в себя, раз не смог почувствовать Чонгука раньше, нежели тот явился (к нему) в комнату. Альфа запыхался, в боку кололо, но это последнее, что его беспокоило. Помимо Тэхёна, мужчина замечает рюкзак омеги у своих ног и чемодан, что отъехал немного в сторону, когда тот пытался отойти как можно дальше. Это он просто не мог понять неправильно. Тэхён-таки его бросает. — Ты же не думаешь, что я позволю тебе просто так уйти?! — Не спрашивает, а утверждает. Тэхён лишь разомкнул губы, пытаясь вдохнуть, то тут же щуриться от низкого голоса, что пробивает тело до дрожи. — Прошу, не начинай, — тихо произносит Тэ, умоляюще мотает головой, но глаза открыть пока что не решается. — Как я могу? — голос Чонгука смягчился, но даже так он казался слишком суровым. — Ты же не уйдёшь, не объяснив мне, почему ты бросил нашего сына? У омеги зазвенело в ушах. Нашего сына. Почему-то слова альфы звучали так, будто они состоят в отношениях по-настоящему, и сейчас тот пытается начать семейную ссору. — Я не бросал, Чонгук, — так же тихо произнёс Тэхён, устремив взгляд себе под ноги. Но даже не взглянув на альфу, парень точно мог сказать, что Чонгук не сводит с него глаз. Скорее всего, даже не моргает, боясь пропустить любую эмоцию на лице омеги. — Разве это не было частью сделки? Я сделал то, что должен был. Объяснение на троечку. Тэхён сам в это не верил, ведь поступал так не из-за договорённости между их семьями, а из-за чувства ответственности. — И ты так просто говоришь об этом? Тэхён понимал, что если и дальше будет избегать взгляда Чонгука, то не сможет выстоять под его напором. Поэтому он решается поднять голову, чтобы не дать альфе возможности надавить на его чувства. — Я уверен, что вы с До Ёном будете хорошими родителями. Чонгук практически вспыхивает от ярости. — Ты тоже, чёрт возьми, — мужчина указывает на него пальцем, не решаясь подступить ближе. — Ты тоже будешь хорошим родителем, если останешься с нами. С нами. Видимо, Тэхён всё же где-то ошибся, раз позволил Чонгуку надеяться на что-то, хотя давно знал, что рядом с ним никогда не будет. Не потому, что не хочет, а потому, что они не принадлежат друг другу. — В качестве кого, Чонгук? — ухмыляется омега, потому что разговор превращался в непонятный фарс. — Подумай о чувствах До Ёна! — А когда ты подумаешь о моих? — Чонгук не смог сдержать своих эмоций, поэтому быстро преодолевает расстояние между ними. Он хватает его за плечи и начинает встряхивать, дабы тот очнулся. Вот только это не сон, и просыпаться им не от чего. — Чонгук, хватит, — тихо горовит Тэхён, что было весьма странно в данной ситуации. Либо омега, наконец, взял себя в руки, либо он и вправду отличный актёр. — Всё уже закончилось. Нам больше не надо притворяться счастливой семьёй. — А я разве притворялся? — Чонгук, не хотя, толкает Тэхёна и тот немного пятится назад. — Я и вправду был счастлив с тобой. Тэхён чувствует, как на глаза пододвигаются слёзы. Что с ним произошло? Что с ним сделал этот человек? Разве раньше Тэхёна можно было заставить рыдать от какого-то незначительно толчка? Отец много раз издевался над ним, мог даже ударить, но Тэхён никогда не позволял себе показать другим свою слабость. Так почему агрессивность Чонгука его настолько пугала? Он перед ним становился слабым, уязвимым, неспособным возразить или противостоять. Это ещё одна причина, по которой Тэхёну следует держаться подальше от Чонгука. Он его поработить, превратит в бесчувственную куклу, а ведь омега не такой. Тэхён сильнее любого другого омеги, но не сейчас, когда его ноги подкашивались, а сам он плавился под пристальным взглядом. — Счастлив? — Тэхён собирает все свои оставшееся силы и толкает альфу в ответ. Тот особо даже не пошатнулся, но такой ход со стороны омеги Чонгук оценил. — Да мы жили с тобой как кот с собакой, — парень перешёл на повышенный тон, и это придавало ему ещё больше сил в словесном противостоянии. — Обходили стороной друг друга, чтобы не бесить одним своим видом. Счастлив, говоришь? — Тэхён опять толкает, но в этот раз Чонгук-таки двинулся с места. Он видел, что омега вдруг обзавёлся уверенностью, но позволял ему выплеснуть эмоции, чтобы потом они могли нормально поговорить. — Я не дам тебе уйти к Хосоку. — У тебя нет права меня удерживать. — Я всё ещё твой муж, Тэхён. — Мы с тобой не женаты. Тэхён резко замолкает, осознав, что оговорился. Его глаза стали больше обычного, а рот замер в немом О. — Что? — Чонгук хмурится, не совсем понимая, что тот имеет ввиду. Тэхён и так понял, что увильнуть от ответа не получится. Да и Чонгук всё равно рано или поздно узнал бы об этом. Так что омеге больше незачем скрывать то, что мучило его на протяжении целого года. — Мы с тобой не женаты. И даже не были никогда. Чонгуку это мало что объясняет. Он путался ещё больше, но выражение лица Тэхёна лишь подтверждало, что тот не шутит. — О чём ты? Ты сейчас пытаешься опять затеять какую-то игру? — Ты вообще читал документы о браке? Хотя бы смотрел, что подписываешь? — Что ты хочешь мне этим сказать? Тэхён вздохнул. Чонгук не поверит его словам, если сам не увидит. Хорошо, что омега не выбросил копию документов, что держал у себя под матрасом на всякий случай, если альфа начнёт применять к нему силу, как в тот раз в ванной. Тэхён медленно подходит к кровати, вытягивает папку и возвращается на место, сразу протягивая её альфе. Тот неуверенно берёт папку и начинает смотреть, что там. На первой же странице Чонгук видит свидетельство о браке. — Впредь внимательно читай, что подписываешь, — добавляет Тэхён, ожидая момента, когда же Чонгук увидеть самое главное. Долго ждать ему не пришлось. Чонгук быстро пересматривает документ, задержав взгляд на строчке, где вместо «Ким Тэхён» было написано «Ким До Ён». И Чонгук бы посчитал это какой-то ошибкой, но внизу подпись принадлежала именно второму. — Что всё это значит? — спрашивает альфа, до конца не понимая, что только что прочитал. Вроде, всё и так понятно, но это очень жестоко, если всё так, как он понял. — Я спрашиваю, что это всё значит? — Чонгук швыряет папку в сторону и та разлетается по комнате вместе с остальными документами. Ему уже не важно, что там. Главное он уже узнал. — Мой отец не просто так настоял на свадьбе, — Тэхён был напуган не меньше Чонгука, но в отличии от альфы, который выглядел слишком напряжённым и раздражительным, омеге хотелось с облегчением выдохнуть, потому что ему больше нечего скрывать от Чонгука. — Таким образом он женил тебя с До Ёном. По его словам, если бы брат не пришёл в себя, мне бы пришлось занять его место. Но я — не он, Чонгук. Мужчина прикладывает ладонь ко лбу, а потом опускает на лицо, прикрывая свои губы, чтобы не закричать от злости. — Как ты это сделал? — Мы же близнецы. — Тэ немного улыбнулся, стоило ему вспомнить своё детство. — Мы с До Ёном, как и другие братья-близнецы, часто проделывали подобное в школе, так что мне это не составило особого труда. Это многое объясняло Чонгуку, но он все равно противился принимать правду. Он-то думал, что этим чёртовым браком сможет связать руки Тэхёну, а оказалось — это он связал его целиком. Мужчина хмыкает, спрятав руки в карманы брюк. — Я-то думал, что это я на шаг впереди, а оказалось, что вы умнее меня. — Прости… — лишь выдыхает Тэхён. На его лице появилось сожаление и сочувствие. Если бы Чонгук знал о том, что на тот момент у него просто не было выбора, может бы смог понять его и простить. Но Тэхён не ждёт прощения. Он его не заслуживает. — Есть ещё что-то, чего я не знаю? — Чонгук уже не знал, что ему думать. Для него всё теперь казалось ложью и выдумкой. Даже собственные планы казались теперь дикими и безумными. — Может и ребёнок не мой, а Хосока? — на эмоциях выпаливает мужчина, чем сильно задевает чувства омеги. Тэхён долго не думал. Он мгновенно подлетел к альфе и влепил ему громкую пощёчину. Тот аж голову отвернул в сторону, хватаясь рукой за щеку, что тут же вспыхнула алым цветом. — Как ты можешь говорить так после того, что сделал? — Тэхёна до сих пор мучает воспоминание, когда Чонгук его изнасиловал. Тогда он и залетел, хотя и не хотел этого. Сейчас же невыносимо больно было слушать такую ересь от человека, который своим поступком зародил новую жизнь, благодаря чему на свет явился Сынхо. У Чонгука нет права обвинять его после всего этого. — Если сомневаешься — сделай тест на отцовство. Тэхён чувствовал себя очень уверенно. Видимо, даже хорошо, что они поговорили и всё прояснили. Теперь омеге уже не так страшно выходить за стены этого дома, потому что там, внизу, его ждут. Продолжать этот разговор уже не было смысла, поэтому парень поднял с пола чемодан и свой рюкзак, и молча двинулся к двери. Уже на выходе Тэхён немного задержался, чтобы помочь Чонгуку разобраться в их ситуации. — Я знал, что ты конченый придурок ещё тогда, когда видел, как ты чуть ли не каждый день таскался с разными омегами, меняя их по несколько раз в неделю. — Тэхён и Чимин иногда даже знали, сколько именно их было. — И мне сейчас противно от того, что ты делал всё это за спиной До Ёна, который любит тебя больше жизни. — Омега не хотел оборачиваться, но таки это делает, всматриваясь в спину Чонгука, что молча слушал его, не пытаясь возразить или перебить. — Но больнее мне за себя, потому что я позволил себе поддаться и поверить, что ты хороший человек. Ничего хорошего в тебе нет, Чонгук. Будь ты даже последним альфой на земле, я бы ни за что не согласился переспать с тобой добровольно, чтобы продолжить человеческий род. Лучше уж сгнию, но сберегу своё достоинство. А ты и дальше веди себя, как ублюдок, отталкиваясь от себя тех, кому ты дорог. — Ты сейчас пытаешься меня оскорбить? — с глупой улыбкой на лице говорит Чонгук, немного повернувшись к Тэхёну боком. — Или хочешь, чтобы я разчуствовался и побежал к До Ёну делать ему предложение, потому что он единстивенный человек, который принял меня таким? — Решать тебе. Ты не подходишь До Ёну - это факт. Он слишком хорош для тебя. Но раз брат тебя любит, тогда это ему решать, стоит ли связывать себя с таким человеком как ты. — Х, — хнычет мужчина, цокнув языком, облизав при этом пересохшие губы. — Я, наверное, должен злится на тебя, но меня чертовски это заводит. Чонгук пытался скрыть раздражение издёвками, но Тэхён чётко видел, как глаза альфа сверкали злостью. — Остановись, пока у тебя есть возможность построить нормальные отношения. И отпусти прошлое, которое никогда не будет будущим. Тэхён открывает дверь, намереваясь, наконец, уйти, но позади себя слышит то, что заставляет его замереть на месте. — Отпустить прошлое — значит отпустить тебя. Если бы Чонгук сказал это ему раньше, Тэхён бы просто пропустил это мимо ушей. Но сейчас он точно знал, о чём так спокойно говорит альфа. — Чонгук, между нами ничего нет и никогда не было. Мы лишь играли свои роли, не более, — омега пытается перевести тему разговора, но лишь усугубляет ситуацию. — Вот чёрт, — Чонгук вскидывает руками, запрокинув голову назад. — Угораздило же меня привязаться к омеге, у которого язык острее ножа. — Не глупи, Чонгук. Я всего лишь был для тебя временной заменой До Ёна. Тебе просто сильно его не хватало, вот ты и решил, что тебя ко мне тянет. Это лишь потому, что мы - близнецы. — Нет, Тэхён, — мужчина начал отрицательно мотать головой, возвращаясь взглядом к омеге. — Я, как раз-таки, привязался к тебе потому, что ты — не До Ён. Внутри него что-то дёрнулось, и парень даже прекратил дышать. Слова прям прошибали насквозь, оставляя внутри острые порезы. Чонгук нарочно терзал его, чтобы напоследок насладиться его раскаиванием. — У меня уже есть альфа, а у тебя омега, — произносит Тэхён, подавляя подступившие в уголки глаз слёзы. — Так что давай будем с теми, кто нас любит. На лице альфы расплылась довольная улыбка. — Заметить! Ты сказал «с теми, кто любит нас», а не в кого влюблены мы. А значит ты чувствуешь тоже, что и я. Тэхён сжимает сильнее лямку своего рюкзака, врезаясь ногтями в кожу, оставляя на ней неглубокие следы. Пора уходить, мелькало у него в голове, но уйти всё никак не получалось. Просто Тэхён ещё не всё ему сказал. — Надеюсь, мы с тобой не увидимся в ближайшее время, — парень переступает порог и оказывается в коридоре. — Но, если тебя так важно знать, то да: ты был моим первым альфой. — Тэхён помнит ту ночь слишком хорошо, чтобы просто взять и забыть. Она — часть его самого и их начала истории с Чонгуком. — Я тогда не понимал, что делаю и куда иду. Это был всего лишь секундный порыв. Я проявил слабость перед таким взрослым альфой, как ты. Это было глупо с моей стороны, и я очень сожалею об этом. — Он говорил быстро, чтобы ничего не забыть, но при этом каждое слово произносил очень чётко. — И я тебе не врал. Всё, что я тебе тогда сказал — правда. — Зачем же ты говоришь мне об этом сейчас, если всё равно уходишь? — послышалось из комнаты. Тэхён втянул воздух в себя, закрыв глаза, пытаясь запомнить голос Чонгука. — Потому что я отпустил. Отпусти и ты… По коридору пронеслось эхо от стучащих колёсиков чемодана и тэхёновых ботинков. Звук всё стихал, становился глухим, а потом вовсе исчез, погружая Чонгука в полнейшую тишину. Тэхён опять ушёл от него. Но в этот раз не молча, а с чётким понятием того, что сегодня их дороги разошлись навсегда…
Примечания:
"Нет повести печальнее в округе,
Чем повесть о Тэхёне и Чонгуке..."

Не знаю, чего это я. Просто что-то я прониклась немного. Нахлынуло, так сказать, и накрыло... Надеюсь, я ничего не испортила.
Жду реакции на происходящее, потому что иногда это сильно помогает автору. 💜Зарание спасибо за ожидание и уделённое внимание.

P. S. Да-да, я не грамотное создание. Жду человека, который захотет мне помочь это всё исправить.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты