Узоры 22

MissCherity автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Queen, Freddie Mercury, John Deacon (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Фредди Меркьюри/Джон Дикон
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Кинки / Фетиши Контроль / Подчинение Романтика Эротические ролевые игры

Награды от читателей:
 
Описание:
Написано по заявке для феста «Джон/Фредди, капать воском на тело». Я пыталась в НЦ-у, но детали - это не мое😔
Аудио: Queen - Pain Is So Close To Pleasure

Посвящение:
RockaBilly.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
9 февраля 2020, 08:48
Эта идея пришла к Фредди во сне. Даже во сне рядом с ним был Джон – его не хватало, он был необходим, как воздух. Но привычная робость обжигала не на шутку – и по ночам он раз за разом представлял себе самые умопомрачительные сюжеты. Хотелось… всего: кусать, терзать его, как свою добычу, оставлять багровые метки в неожиданных местах, пробовать тантру и легкую наркоту, малиновый джем и невообразимо затейливые игрушки из магазина на Эбби-роуд… С Джоном хотелось всего. И почти все это они уже попробовали. — Свяжи меня сегодня, - тихий шепот посреди вечеринки словно пронзил тело Фредди током. Легкие рыжеватые кудри тут же испарились, оставив его в недоумении, и стремительно накатывающем возбуждении, скрывать которое было невозможно. Чертов хитрец…

***

Кое-как он смог дождаться окончания вечера, продумывая на ходу очередную «безумную идею». Наконец, все было готово – крепкая шелковая лента, бокал вина… и красивая свеча в ажурной японской подставке. Томное дыхание учащалось с каждой секундой. Он был великолепен: не знавшая загара кожа, блудливо-манящий взгляд, прилипшие ко взмокшему лбу кудри… Фредди распирало, он был на грани от одного лишь его взгляда, но сегодня он хочет поиграть. — Что ты будешь делать? – сбивчивый шепот вывел из неги – доверчиво раскинутые руки уже связаны, а колом стоящий член не вызывал сомнений: Джону тоже нравится. Он доверяет. — Я буду делать тебе больно, - прошептал он в ответ, сглатывая слюну, — Но тебе… понравится. Закрой глаза. Джон послушно закрыл глаза, и лишь заерзал по черной простыни, устраиваясь удобнее. Руки, плененные шелковой лентой, были завязаны нежно и аккуратно. Он доверяет Фредди. Первое, что он почувствовал – легкое, почти невесомое касание пальцев по груди. Для этого Фред даже отрастил ногти – в сочетании с черным лаком смотрелось невероятно эстетично. Тонкие коготки ласково царапали кожу, оставляя после себя еле заметный след и волну мурашек, отдающую в голову и в пах. Джон сдавленно вздохнул. Влажные теплые губы коснулись живота. Его окутало нежностью – в темноте звуки и ощущения загорались ярче. Джон услышал ритмичный, хлюпающий звук – это Фредди, не выдерживая, решил помочь себе. — Хочешь, чтобы я ласкал тебя, солнышко? – вкрадчивый шепот заканчивал зрительную картину, от которой хотелось стонать. Ноготки переместились на бедро, и Джон, решивший, что его возьмут нежно, расслабился. — А вот так? На секунду Джону показалось, что мир взорвался: маленькая обжигающая капля тысячей иголок впилась в живот. Горячо. Боль лишь коснулась его и ушла, отправив импульс дальше в тело, разгоняя кровь по венам, превращая ее в удовольствие… — Что ты чувствуешь? Вторая капля чуть задела сосок, и Джон прошипел: хотелось смахнуть ее, но руки связаны, и он заерзал сильнее, умирая от великолепного контраста бессилия и удовольствия, боли и ощущения нежности рук, ласкающих его бедра, оглаживающих промежность и намеренно не задевающих стонущий от напряжения член. — Убери ее… Нет, хочу еще… Мне больно… Боже, еще… Тонкий ноготок смахнул успевшую затвердеть каплю. Внутри себя Джон представлял себе эту картину: огненные глаза Фредди, на котором накинута простыня, мерцающий огонь свечи, которой он водит, полумрак, изнывающее тело, молящее о большем… Додумать он не успел – на бедра и тазовую косточку упала тонкая дымящаяся струйка, взорвавшись в его сознании миллионом разноцветных фейерверков. Боли почти не было, а может, и была, но Джон не замечал ее, полностью утонув в океане наслаждения, приливающего к паху и отдающего во все тело. Сидящий в полумраке Фредди с силой сжал огарок, не боясь обжечься. Он очень хотел почувствовать то, что испытывает Джон, корчась на взмокшей простыне. Ладонь тут же ошпарило, и, наверное, в иных обстоятельствах он бы заорал – но картина лежащего рядом Джона, божественно нагого и прекрасного, затмила боль, превращая ее в извращенно-пьянящий коктейль из возбуждения и желания сделать это еще раз. — Давай, малыш. Не сдерживай себя… – слова находились интуитивно, словно Фредди знал, к чему именно приведет эта игра. Любая пытка, даже самая сладкая, имела предел. Джон почти привык к каплям, затейливым узором покрывающим его тело, и лишь заводился сильнее, прося еще этой невозможной боли. И Фредди шел ему навстречу, принимая его внутренних демонов за свои, выводя силуэты на краснеющей коже. Нужно было что-то еще. — Ты хочешь, чтобы я помог тебе, Джонни? В ответ он услышал лишь нечто высокое и непереводимое, граничащее с безумием. Джон и стонал, и плакал одновременно… — Хорошо, мой дорогой. Он взял остаток свечи, почти расплавленный в руке, и почти невесомо провел им по самому нежному – внутренней поверхности бедра. Тяжело дышащий Джон выгнулся, почти порвав шелковую ленту, и закричал, почувствовав, как во всем его теле поднимается и наполняется собой невиданной силы волна, хлынув потоком и успокоившись в члене, ритмично подрагивающем, ответившим на ласку белесоватыми каплями. Вид этого поразил и Фредди, и он, не успев прикоснуться к себе, кончил следом, не выдержав и навалившись на Джона, взмахом руки смахнув с тела застывшие остатки свечи. Тихий голос любимого вывел его из неги, и Фредди блаженно улыбнулся. — В следующий раз попробуем ароматическую....
Примечания:
Я старалась коротко. А это пытка, ибо коротко я не умею :)