Кости брошены 2

Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Оруэлл Джордж «1984»

Пэйринг и персонажи:
Джулия, О'Брайен, Сайм, Уинстон Смит
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Крэк Настольные ролевые игры Повседневность Современность Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Есть два случая, когда не следует проводить время в доме приятного незнакомого торговца, приютившего вас: в реальной жизни и в партии ДнД, если ваш Мастер Подземелий — мудила с любовью к неожиданным поворотам.
Иными словами: все основные персонажи «1984» живут своей лучшей жизнью и просто хорошо проводят время за ролевыми настольными играми.

Посвящение:
Сене, за безупречное терпение

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Мозгом я осознаю, что английское party — многозначное слово, одно из значений которого «политическая партия», а другое «группа действующих персонажей в ДнД», но знаете что? Мне плевать.
Держите крэк.
21 февраля 2020, 21:23
Примечания:
сама придумываю персонажам имена и мне норм
— Вы входите в дом торговца. Это милый добрый старик, согласившийся приютить вас на ночь, и вы верите, что он не может вам навредить. Вы поднимаетесь по ступеням на второй этаж, удивляясь, как хорошо обставлен дом. Ваш взгляд зацепляет картина, которую разбойнице ни в коем случае нельзя красть, поскольку она неоднократно указывала на собственное хаотично нейтральное мировоззрение, а нарушать гостеприимство — не отличительная черта этого типа. Разбойнице картину лучше вообще не трогать. Джулия, пытавшаяся что-то вставить, моментально замолкает и надувает губы в нарочитой обиде. — Я говорила что-то о том, что я собираюсь? Все ясно, у Мастера Подземелий предубеждение против класса разбойников. Уинстон, ты разбираешься в правах, скажи ему, что так нельзя! Уинстон заметно тушуется, и пока Джулия пихает его локтем в бок, Мастер Подземелий продолжает. — Вы устали за день путешествия и все ещё горюете по погибшему товарищу, поэтому быстро ложитесь спать, пытаясь не думать о продолжении путешествия. Сейчас вас радует только то, что вы нашли хороший ночлег, — он останавливается, спокойно оглядывает стол, а потом перекатывает двадцатигранную кость перед собой влево. — Бросай, Уинстон. Уинстон заметно бледнеет. Полупрозрачная красная кость балансирует на краю стола, и он подхватывает её, не переставая выражать дискомфорт по поводу требования. — Ну боже, Оскар, ты же не собираешься?.. — мучительно выдавливает он. Джулия смеётся как ненормальная. — Ты забыл, с кем играешь? «Не может вам навредить», — взрывается хохотом окончательно. — И ты реально поверил? Уинстон очевидно смущён. — Вообще-то я хотел перед уходом бросить на дипломатию и убедить этого моба стать нашим союзником! Джулия смеётся так сильно, что со стороны кажется, что она задыхается. — Вы прекращаете клоунаду, и волшебник бросает наконец кость и позволяет квесту продолжиться, — прерывает Оскар. — Ладно, ладно… Сейчас попробую, — он прикрывает глаза и, трижды провернув кистью, аккуратно подкидывает двадцатигранник. Восемь. — Я же говорил, что у меня не получается бросать на сюжетные повороты! Ничего хорошего не выходит! Оскар невозмутимо продолжает: — В спальню дома торговца врываются агенты короля, застав вас врасплох. У вас мало времени на принятие решения. Джулия вскакивает от энтузиазма, размахивая копной коротких волос и чересчур громко вскрикивает: — Разбойница хватает своего непутевого попутчика под руку и, помешав ему совершить заклинание, бежит к окну в надежде спастись. — Бросай на ловкость. Джулия быстрым взмахом перехватывает у Уинстона кость и подбрасывает одними пальцами. Быстро глядит на стол. — Серьезно? Четыре? Ну черт! Это какая-то неудачная сессия! — Разбойница пытается открыть окно, но оно слишком плотно закрыто. Разбить его с одного удара у неё не получается. Время потеряно, и агенты хватают вас, чтобы отвести в королевские темницы. Вам не следовало отправляться в поход на поиски древнего и могущественного друида, способного побороть тиранию, всего лишь втроём. Вы едете в столицу под надзором в закрытой повозке, и когда вы туда доедете, ничего хорошего вас не ожидает. Уинстон невесело нагибается к столу. — Не люблю твои сюжетные повороты. Уж очень они безнадежные. Джулия пытается что-то сказать, но прервана — уже второй раз за сессию. — Не, серьезно, ты что думал? Что мы тут «Принцессу-Невесту» разыгрывать будем? О’Брайена Мастером Подземелий брать не нужно было, вот и все. Он по-другому играть не умеет, — подаёт голос из-за кружки кофе Сайм. — А ты молчи. Ты и так уже мёртвый, а у нас в партии ни одного некроманта, — хихикает Джулия. Сайм дуется, а когда он дуется, он не может остановить поток нытья. — Ну, а почему я мертв? Потому что кое-кто в этой комнате, носящий очки, придумал мне целую отдельную ветку развития персонажа с двойной игрой и шпионажем, заканчивающуюся жизнь-или-смерть-испытанием с нереальным коэффициентом сложности! Разумеется, я не добросил. А все оттого, что наш Мастер Подземелий одержим грязным реализмом. Уинстон немедленно бросается в защиту. — Ну хватит ныть, Сайм! Оскар… — он задумчиво останавливается, не уверенный, что говорить дальше, — замечательный Мастер! Да, у него довольно мрачные сценарии… и чересчур резкие сюжетные повороты… но зато с ним интересно! У него прекрасные сюжеты! О’Брайен и Сайм выглядят одинаково сомневающимися в сказанном. — Уинстон, тебе правда не обязательно… — Хоть кто-то в этой комнате соображает хотя бы выше уровня амебы. Всегда рассчитывал на твоё благоразумие… правда, немного до того момента, когда ты установил коэффициент в шестнадцать, а я выкинул четырнадцать, — ворчит Сайм, потому что он обожает портить людям веселье. — Серьезно, если такой умный — сам будь Мастером Подземелья. Иди и придумай нам крутой сюжет, а не сиди тут и ворчи как старик! — протестует Джулия. — Не, конечно… О’Брайен тоже не подарок, со всеми этими его сюжетами с тюрьмами, несправедливостью и трагическими последствиями, но он хотя бы говорит интересно. Уинстон сначала показывает ей большие пальцы, а потом не показывает. — Быть Мастером? — взвивается Сайм. — Знаешь, что может быть хуже, чем Мастер Подземелий с идеями злого гения? Действующий законопослушно злой персонаж-некромант с теми же идеями! Я не фанат О’Брайена с привилегиями Мастера, но его традиционный персонаж в партии нам точно не нужен! Собравшиеся награждают Сайма удивленными взглядами. — Ну так чего тебе тогда нужно? Сайм поджимает ноги. — Да ничего мне не нужно, отстаньте уже. Вообще, я мёртвый, я не разговариваю. Партия возвращается за стол. Джулия как-то успокаивается после ссоры, к подвигам готова. — Слушай, а я могу соблазнить агента, чтобы отвлечь его? Мне бросать на харизму? О’Брайен поправляет очки с глубокомысленным видом. — Думаю, да, но их несколько, поэтому нужно будет выкинуть большое число. Времени на побег будет немного. Так ты бросаешь? — Бросай и поскорее, Джулс! Если ты сейчас не выкинешь, вы окажетесь в тюрьме, а О’Брайен начнёт расписывать пыточную камеру… — Сайм моментально забывает, что он мёртвый и не разговаривает. — Уинстона же придётся сто лет уговаривать на побег! Джулия глядит с сомнением на лице, а потом осознаёт ситуацию и живо охает. — Ладно-ладно, никаких пыточных камер. Разбойница использует свою природную соблазнительность, чтобы отвлечь все внимание агента на себя, тем самым позволяя своему спутнику убежать. Она не слишком уверена в своих способностях, и… Слишком поздно. — Пыточные камеры? — чуть ли не подпрыгивает на месте Уинстон. — А можно… как-нибудь помешать разбойнице? Джулия смачно ругается, наконец-то сама прерывая всех остальных. — Разбойница использует свою феноменальную природную соблазнительность, и ей ни в коем случае нельзя мешать, даже ради описания субъективно ещё более соблазительной камеры пыток! О’Брайен смеётся в первый раз за сессию.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: