Новая жизнь 42

Crying_star автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Ким Намджун/Ким Сокджин
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Миди, 44 страницы, 5 частей
Статус:
закончен
Метки: Алкоголь Нецензурная лексика Омегаверс Счастливый финал Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Расставшись с человеком, который оказывается даже не любил, он отправляется в родной город, где его ждет новая жизнь!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Не пожалеешь!

23 февраля 2020, 12:54
Спустя три дня после того, как я угостил Сокджина оргазмом на обед, моя одержимость ничуть не ослабла. — Так кого ты приведешь вечером? — рассеянно спросил Чонгук, скользя взглядом по сложенной газете у себя в руке. До сей минуты поездка от портного обратно в офис проходила в молчании, нарушаемом лишь редкими гудками машин или криками с улицы. Продолжая просматривать свои файлы — фотографии с новой выставки в Куинсе — я ответил: — Вообще-то я приду один. Чонгук поднял голову и взглянул на меня. — У тебя нет пары? — Нет. Я покосился на приятеля как раз вовремя, чтобы увидеть, как он удивленно поднимает брови. — А что? — Сколько мы уже знакомы? — Лет шесть. — И за все это время ты хоть раз приходил на официальное мероприятие без пары? — Не помню. — Надо заглянуть в «Чосон ильбо». Уверен, там бы о таком непременно написали, — с каменным лицом заявил он. — Очень смешно. — Просто странно. У нас самая большая вечеринка в году, а ты без спутника или спутницы. — А какое это имеет значение? Чон рассмеялся. — Ты что, серьезно? «С кем придет Ким Намджун» — один из первых вопросов, которые задают, когда намечается такое событие. — Мне нравится, когда ты пытаешься выставить меня эдаким охотником за омегами, в отличие от тебя, всего такого добродетельного и праведного. — О, я никогда не претендовал на праведность, — сказал он поверх своей газеты. — Я просто говорю, что людям интересно, с кем ты там появишься. Размышляя над этим, я снова вернулся к своим файлам. Говоря откровенно, я никого не приглашал на благотворительную вечеринку, потому что мне ни с кем не хотелось туда пойти. И это было странно. Может, Чонгук прав. С тех пор как я встретил Джина, остальные омеги казались мне скучными и предсказуемыми. И Гук не ошибался насчет того, что благотворительный вечер был нашим самым крупным событием за лето. Он проводился в Музее современного искусства, и все, кто имел какой-то вес в Сеуле, значились в списке приглашенных. В программе были танцы, обед и негласный аукцион, на котором мы ежегодно собирали сотни тысяч долларов для детского центра по лечению онкологических заболеваний. *** Сумрачное небо к обеду расчистилось, но, когда моя машина остановилась у заграждений перед музеем, в воздухе все еще висел запах дождя. Парковщик открыл дверцу, и я выбрался наружу, застегивая пуговицу смокинга. С нескольких сторон прозвучало мое имя, щелканье и вспышки камер молниями пробежали над толпой журналистов. — Намджун! Где же твой спутник? — Мистер Ким, пару кадров! Нам, сюда! — Правда ли, что вы пожертвовали крупную сумму Сеульскому институту искусств? Улыбаясь, я попозировал для фотографий и, дружески помахав рукой, направился к дверям. Я чувствовал себя так, словно движусь на автопилоте, и был рад, что не позволил прессе проникнуть внутрь, на сегодняшнюю вечеринку. У меня просто не было сил. Гостей провожали через здание музея в сад, где и происходила основная часть торжества. Там расхаживали толпы хорошо одетых людей, прихлебывающих коктейли и шампанское и обсуждающих деньги, друг друга и самые горячие новости дня. На лужайках были расставлены белые палатки, озаренные снизу снопами яркого света. На одном краю сада расположился оркестр, на другом — стойка диджея. Воздух был спертым и влажным, и ночь цеплялась за меня с навязчивостью публичной девки. Я направился к шеренге длинных столов, накрытых белыми скатертями и сверкающих хрусталем. Потянувшись к бокалу шампанского, я почувствовал, что рядом кто-то стоит. — Безупречно, как всегда, Нам. Ты превзошел самого себя. Моргнув, я обернулся и увидел Юнги. — Тут омерзительно жарко, вот что я скажу, — бросил я, кивнув на бокалы в его руках. — Ты пришел с Хосоком, полагаю? — А твой спутник?.. — Сегодня я играю соло. Обязанности хозяина и все такое прочее. Юнги рассмеялся, поднеся бокал к губам. Он никак не прокомментировал мои слова, но невозможно было не заметить его взгляда, направленного куда-то мне за спину. Я обернулся как раз вовремя, чтобы заметить, как Хосок и Сокджин возвращаются из туалета. Джин выглядел потрясающе в длинном светло-фиолетовом комбинезоне, расшитом бисером на поясе. Прошло несколько секунд, прежде чем я снова обрел дар речи. — Он пришел сюда не один, Нам. Развернувшись, я молча уставился на Мина, а затем завертел головой, пытаясь разглядеть поблизости его спутника. — Он? С кем? — Со мной. — Что? Подожди. Не может быть. — О боже, я пошутил. Ты только посмотри на себя. Почесав подбородок, он небрежно помахал рукой кому-то на дальнем конце лужайки. Мне захотелось хорошенько ему врезать, и не без оснований. — Намджун, — продолжил Юнги, понизив голос и с серьезным выражением лица. — Сокджин — лучший друг Хосока и ценный член моей команды. В бизнесе я доверяю тебе больше, чем кому-либо другому, но история твоих отношений с омегами, прямо скажем, небезупречна. Я не из тех, кто ищет соринку в чужом глазу, но, пожалуйста, не натвори глупостей. — Успокойся. Я не собираюсь затащить его в кладовку и там оприходовать. — Это будет не первый раз, — улыбнулся он, осушив свой бокал. — Как и для тебя, приятель, — парировал я и направился прочь. Юнги, кажется, вздохнул с облегчением, а я ощутил мимолетный укол вины, потому что бессовестно солгал ему. Правда состояла в том, я хотел затащить Сокджина в ближайшую кладовку, но еще сильнее я хотел пару минут просто полюбоваться ним. Я прошелся по саду, пожав по дороге несколько рук и поблагодарив некоторых гостей за их пожертвования. Все это время я краем глаза следил за моим омегой. Не знаю с каких пор он мой, но суть есть суть, ОН МОЙ ОМЕГА. Наконец, выбрав местечко рядом с большой скульптурой Лашеза, я принялся наблюдать за Сокджином издалека, зачарованный его красотой. Сегодня от него глаз было не оторвать. На нем был комбинезон, который идеально подчеркивал все изгибы его тела, в том числе и самые мои излюбленные. Я вспомнил, как он выглядел в ту ночь в клубе — оторва в слишком открытом одеянии, — и сравнил с изысканной омегой, пришедшей сегодня на вечеринку. Даже тогда я понимал: то, что мы сделали, совсем не в его характере. Но до какой степени, я осознал только сейчас. Он был уравновешенным и утонченным… хотя за этой напускной строгостью все же скрывалась какая-то чертовщинка. Я был уверен, что Юн не шутил, когда велел мне держаться подальше от Сокджина. Или что его жених оторвет ему — да и мне — яйца, если узнает. Мин, естественно, понимал, что я заинтересовался этим омегой не на одну ночь, и, несмотря на все свои протесты, не стал бы вмешиваться, если бы мои желания совпадали с желаниями Сокк-и. Но Хо — совсем другое дело. Он был слишком умен на вид, и взгляд у него был слишком уж проницательный. Я мало знал о будущем муже друга, но был твердо уверен в одном — если Мин наконец-то встретил себе ровню, я не хочу попасться ему под горячую руку. Однако, несмотря на это, я наслаждался той маленькой игрой, в которую играли мы с Джином. Оркестр заиграл что-то медленное, и несколько пар, извинившись перед собеседниками, вышли на танцплощадку. Пройдя краем сада, я остановился позади Джина и дотронулся до его обнаженного плеча. Он развернулся. Улыбка сползла с его лица, когда он увидел меня. — Я тоже рад тебя видеть, — усмехнулся я. Сокджин сделал большой глоток шампанского из своего бокала и только потом ответил: — Как поживаете, господин Ким? Вот как, господин Ким? Я улыбнулся. — Похоже, ты навел справки обо мне. Должно быть, я произвел сильное впечатление. Он ответил вежливой улыбкой. — Быстрый запрос в Гугле может снабдить омегу множеством интересных фактов. — А тебе никто не говорил, что Интернет полон обмана и лживых сплетен? — сказал я, шагнув вперед и проведя пальцами по его талию. Кожа Сокждина была мягкой и шелковистой на ощупь, и я заметил, как от моего прикосновения побежали мурашки. — Между прочим, сегодня ты выглядишь потрясающе. Он встретился со мной глазами и окинул меня оценивающим взглядом. Затем, чуть отступив, промурлыкал: — Вы и сами выглядите неплохо. Я прикинулся шокированным. — Ты только что отвесил мне комплимент? — Возможно. — Было бы просто стыдно, если бы мы оба так разоделись и не станцевали вместе. Ты согласен? Джин оглядел сад, и я добавил: — Всего лишь один танец, Принцесска. Он допил свое шампанское и поставил пустой бокал на поднос проходившего официанта. — Всего лишь танец. Теперь более смело положив руку ему на талию, я повел его в тускло освещенный уголок танцплощадки. — Мне пришелся по вкусу наш совместный обед, — сказал я, обнимая его. — Возможно, нам следует повторить. Может, немного поменяв меню? Усмехнувшись, он отвел глаза. Я прижал его сильнее, вызвав чуть заметное движение брови, которое начало мне так нравиться. — И как тебе Сеул? — Непохож на Тэгу, — ответил он. — Больше. Громче. Подняв голову, Джин наконец-то взглянул на меня. — Мужчины ведут себя чуть агрессивней, чем надо. Я рассмеялся. — Ты говоришь так, словно это плохо. — Полагаю, зависит от альфы. — И как насчет того альфы, с которым ты сейчас танцуешь? Он мигнул и снова ответил вежливой улыбкой. Я заметил, что он вел себя как омега, привыкшая часто появляться на публике. — Послушай, мне льстит твое внимание, Намджун. Но почему ты так заинтересовался мной? Неужели мы не можем договориться, что отлично провели время вместе, и поставить на этом точку? — Ты мне нравишься, — пожав плечами, сказал я. — И мне нравятся твои маленькие извращения. Он рассмеялся. — Мои извращения? Впервые об этом слышу. — И это очень печально. Скажи, когда ты фантазируешь, о чем твои фантазии? О нежном и домашнем сексе в постельке? Он поглядел на меня с вызовом: — Иногда да. — Но иногда и о том, как тебя щупают в ресторане, где любой может это увидеть? — прошептал я в раковину ушка, нагнувшись поближе. — Или о том, как тебя трахают в клубе? Я почувствовал, как он сглотнул и судорожно втянул воздух, прежде чем выпрямиться и отстраниться на приемлемое этикетом расстояние. — Конечно, иногда. У кого нет таких фантазий? — У многих. А еще больше омег никогда не пытаются воплотить их в жизнь. — С чего ты так на этом зациклился? Я уверен, что ты можешь ослепить своей улыбкой любую из присутствующих омег и затащить ее в любую из комнат музея. — Потому что, к сожалению, никакая другая из присутствующих омег меня не соблазняет. Ты для меня превратился в любопытную загадку. Как все эти парадоксы уживаются в такой хорошенькой головке с такими большими карими глазами? Кем был этот парень, трахавшийся со мной при всем честном народе? — Может, мне просто хотелось попробовать что-то безумное. — Ты попробовал, и это было невероятно круто, так? Он взглянул на меня без тени колебаний. — Да. Но послушай, — произнес он, отступая на шаг, так что мои руки бессильно повисли. — Я сейчас не расположен быть чьей-то игрушкой. — Вообще-то я предлагал тебе начать отношения, настоящие отношения, ты привязал меня к себе, я больше ни о чем другом думать не могу. Покачав головой, он спрятал улыбку и снова взглянул на меня. — Прекрати прикидываться паинькой. — Встретимся наверху. — Что? Нет. — Пустой актовый зал рядом с туалетами. Вверх по лестнице и направо. Шагнув вперед, я поцеловал его в щеку, словно благодаря за танец. Я покинул Сокджина как раз в ту секунду, когда оркестр замолчал и прозвучало объявление, что ужин будет подан внутри, а сразу после него начнется аукцион. Мне было интересно, сделает ли он это. Рискнет ли, зная, что его отсутствие могут заметить? Чувствует ли тот же прилив адреналина, что и я? Когда из влажной ночи я перешел в кондиционированное здание музея, шум разговоров стал громче. Поднявшись по широкой лестнице, я миновал холл и направился в пустой и темный актовый зал. Я прикрыл за собой дверь, оставив лишь узкую щель. Голоса зазвучали тише. Я постоял несколько секунд на пороге, прислушиваясь к приглушенному шуму вечеринки внизу и к тишине зала. Мне хотелось удостовериться, что в этой неосвещенной комнате я действительно один. Время от времени кто-нибудь из гостей проходил по ковровой дорожке в холле и заглядывал внутрь, чтобы быстро поговорить по телефону или в поисках туалетов. Казалось, малейший звук моего движения отдавался эхом в коридоре. Подошвы громко стучали по полу, пока я обходил свои новые владения. Зал бы вытянутой формы, и городские огни мерцали в окнах вдоль длинной стены. Снизу доносился шум уличного движения. У дальней, более короткой стены стоял прямоугольный стол, частично скрытый декоративной ширмой. Не считая этого, комната была совершенно пуста. Я подошел к столу и прислонился к нему, спрятавшись за ширмой. И принялся ждать. Прошло больше четверти часа с тех пор, как мы расстались в саду, и я уже почти отчаялся, когда полоска света из-под двери расширилась и протянулась через зал. Сквозь ширму я увидел очертания фигуры, освещенной со спины. Я знал, что Сокджин не замечает меня в темноте, и воспользовался возможностью хорошенько его рассмотреть. Мне представилось, как от возбуждения и тревоги в горле бешено стучит пульс. Выступив из-за ширмы, я наконец-то позволил ему обнаружить меня — лишь силуэт на фоне городских огней. Он медленно пересек комнату, не сводя с меня глаз. Выражение его лица трудно было прочесть в тусклом свете, и я ждал, что он заговорит: пошлет меня к черту или даже снова предложит мне трахнуть его. Но он молчал. Остановившись, когда нас разделяло уже не больше пары дюймов, он поколебался не больше секунды, а затем схватил меня за лацканы пиджака и потянул к себе. Его губы были теплыми, нетерпеливыми и сохраняли вкус шампанского. Я представил, как он опрокидывает в себя бокал, пытаясь набраться смелости, чтобы подняться сюда и сделать это. От этой мысли я застонал и закрыл глаза. Его голова откинулась назад, рот открылся, впуская внутрь мой язык. Одной рукой я мял его ягодицу, а второй крепко сжал бедро. — Сними это, — приказал он, развязывая мой галстук и расстегивая пуговицы. Оттащив нас назад, к столу, я расстегнул все пуговицы комбинезона Джина, и ткань соскользнула к его ногам. Под одеждой ничего не было. Абсолютно. — Ты так и пришел? — спросил я, забирая в рот один его сосок и глядя снизу вверх. Он кивнул, приоткрыв губы, запустив пальцы мне в волосы и шепча «еще», «зубами» и «пожалуйста». Подведя Джина к столу, я взял его под колени и усадил на край. Кончиками пальцев я провел по ребрам и плоскому животу. Он был совершенно: сливочно-белая кожа и розовые твердые соски. Склонившись над ним, я провел языком от шеи до груди и приложил большой палец к почти побледневшему засосу, который я, похоже, оставил в субботу. — Готов поклясться, что ты смотрел на него каждый день, — заявил я, с одобрением рассматривая плод своих усилий и нажимая чуть сильнее. — Слишком много разговоров, — отозвался он, распахивая мою рубашку. — И слишком много одежды. Я прикусил напрягшийся сосок, а затем втянул твердую горошинку в рот и выдохнул: «Погладь меня», — накрыв его ладонью свой член. Он сжал пальцы, и я уронил голову ему на плечо. Дрожащими руками Сок расстегнул мои брюки и поспешно спустил их ниже колен. А затем откинулся на стол и вытянулся. Тени углубили ямочку у него под ключицами. — Джунни, — прошептал он, полуприкрыв глаза. — Да? — ответил я, с трудом отрываясь от шеи, груди, руки на моем члене. — У тебя есть с собой фотоаппарат? Как он это делал? Как омега, столь утонченная и сдержанная, ухитрялась совершенно забыть себя? Я сунул руку в карман пиджака, все еще наброшенного на плечи, и, вытащив мобильник, показал ему. — Это сойдет? — Ты нас снимешь? Я моргнул. И снова моргнул. Он что, серьезно? — Черт. Конечно. — Без лиц. — Конечно, без лиц! На секунду мы оба замолчали, представляя, что я могу сделать с помощью этого аппарата. У меня закружилась голова от мысли, что его это возбуждало не меньше, чем меня. Я чувствовал это по биению пульса на горле и бешеному блеску глаз. — Никто другой не должен увидеть снимки. Я улыбнулся. — Мне совсем не по душе идея делиться хотя бы малейшей частью тебя. Конечно, никто больше их не увидит. Он лег на стол, и я поднял телефон, нацелив на него камеру. На первом снимке было его плечо. На втором — рука на груди и сосок, выглядывавший между пальцами. Сок тихонько застонал, когда я погладил его по бедру и запустил пальцы дальше, между ног и дальше к ягодицам. В холле звучали голоса, вырывая нас из нашего темного уголка и заставляя вспомнить, где мы находимся на самом деле и что в конце концов нам придется вернуться вниз. Я натянул презерватив и прижал большой палец к губам, проникая внутрь. Он безмолвно отозвался, обвив ногами мои бедра и пытаясь подтянуть меня поближе. Я любовался тем, как скольжу в нем, Сокджин затаил дыхание, но я не остановился — просто, приподняв подбородок, сделал знак не шуметь и снова вогнал член. Когда я почувствовал, как он сжимается вокруг меня, по позвоночнику раскатилась волна тепла. Джин плотно зажмурился, и я сжал его бедра, ускоряя и усиливая толчки и подтягивая ближе. Света городских огней за окном было как раз достаточно, чтобы сделать темный, чувственный снимок моей руки на фоне призрачно- белой кожи. Я услышал скрип двери и шаги в сторону окна, а потом заметил, что его соски затвердели, а губы возбужденно приоткрылись. «Не бойся, — с улыбкой подумал я, — останавливаться я не собираюсь». Входя неглубоко, одной рукой я сжал его ягодицу, а второй закрутил сосок. — Здесь кто-то есть, — шепнул я, наклоняясь для поцелуя в шею и наслаждаясь сумасшедшим биением его пульса под моими губами. — Я не выйду. Я хочу входить все глубже, и глубже, и глубже. — Сильнее, — шепотом попросил он. — Рука или член? — И то, и другое. Я выругался в нежную кожу его шеи. — Ты крайне испорченная омега, тебе это известно? Он беззвучно охнул, когда я возобновил толчки. Мне действительно хотелось проникнуть еще глубже. Я почувствовал, как его живот напрягается, бедра поднимаются навстречу мне все более яростно. Черт, он был таким горячим и влажным, что я рисковал кончить раньше него. К счастью, не прошло и нескольких секунд, как он с тихим писком вонзил ногти мне в плечо, и сквозь боль я ощутил, как по его и моему телу проходит судорожная волна. Мне стало легко. Я почувствовал эйфорию, словно что-то внутри меня готово было взорваться. Звук шагов вернулся, и на сей раз они кто-то просто вышел из комнаты. Я ощутил, как на меня накатывает оргазм, такой раскаленный и мощный, что в глазах заплясали звезды. Я вогнал в него член в последний раз и, вжавшись головой в его длинную шею, отпустил себя и забыл обо всем, кроме сотрясающего меня оргазма. — Я согласен. — Что? — не понял я о чем он говорит. — Согласен, быть с тобой. — Спасибо, ты не пожалеешь! — и мягко поцеловал его в уголок губ в знак благодарности.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: