Убить боль 0

aaalexandrova автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Kavabanga & Depo & Kolibri

Пэйринг и персонажи:
Александр Плисакин, Роман Манько, ОЖП
Рейтинг:
NC-21
Размер:
планируется Макси, написано 2 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: BDSM Алкоголь Ангст Грубый секс Жестокость Засосы / Укусы Изнасилование Насилие Нецензурная лексика ОЖП ООС ПТСР Психология Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей Философия Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Академия в одной из тихих немецких провинций. Там создают машины для убийств, и она - самый лучший прототип своего создателя. Наемница, у которой нет ничего, кроме жажды собственной смерти. Девочка, которую растили уже мертвой. А он - просто богатый сынок мертвого миллиардера, который получает в наследство кучи денег и акций компаний, и за которым объявлена охота. Как думаете, это простая история любви, или трагичная концовка для кого-то из них?

Посвящение:
Посвящение той девчонке, которую я похоронила в себе несколько лет назад. Этим ты мечтала стать.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Очень много предупреждений. Очень много насилия, крови и грязного секса. Люблю такое:)

Пролог. Gott wird dir helfen, Kind.

8 марта 2020, 20:08
Слишком долгим ему показалось молчание. Прерывистое дыхание отскакивало от пустых обшарпанных стен и эхом разносилось по хрущевке. Проглотив уже третий стакан воды, мужчина потёр переносицу. Страх за будущее пожирали его с головой, и даже страх смерти уступал место неизведанному. Он молчал, лишь изредка кидая взгляд на сидящую перед ним женщина. Ильза как никогда была красива. Именно в этот вечер, именно в это время. Ее мраморная кожа отливала желтизной в свете лампы накаливания, волос, который украшали седые прядки, по привычке был завит в крупные кудри. Герман смотрел на свою жену и не мог понять, что ее так изменило. При таком освещении, перед ним сидела старуха, будто бы за этот вечер она постарела лет на 15. Сразу вспомнился тот 1994, когда он вынес ее на руках из ЗАГСа и момент, где она впервые вышла на улицу в платье. Тогда они еще не знали, что сегодня им предстоит сыграть в русскую рулетку. — Не бойся, — шатенка нервно дергала ножкой, в такт песне какого-то старого артиста. — Они её не заберут. И мы вырастим ее сами, — в голосе Ильзы прозвучали стальные нотки. — Дорогая, милая, заклинаю тебя, давай начнём новую жизнь! Я сделаю нам паспорта, мы возьмём дочь и уедем отсюда! Я прошу тебя, остановись! — Они не заберут её, — прорычала Ильза и зарядила оружие. — Я не позволю. В груди засело ничто иное, как ощущение конца. Ильза поглаживала его холодными пальцами по руке, судорожно глотая ртом воздух. Было ли ей страшно? Однозначно. А в какой момент страх перерастает в безумие? Или, безумие — в смерть? В какой момент человек готов сыграть в «русскую рулетку», оставляя на кону все, что есть? Он знал, что Ильза не ценила его жизни, и даже своей. Герман был ее извечной любовью, но то, что защищала она — было гораздо дороже и ценнее. Как будто бы редкий камень, который имел возможность изничтожить все живое, а, чтобы это произошло, была необходима огранка. Их дочь — и была этим камнем. Пока еще без той самой огранки. Из люльки доносилось тихое сопение. Маленький кулёк лежал завёрнутый в несколько толстых одеял: в доме было невыносимо холодно, отопление уже давно отключили, как и со всеми удобствами. Осталось только электричество. Ильза осторожно подошла к кроватке и наклонилась над дочерью. Маленькое личико прятал край покрывала — торчали лишь две полоски губ. Женщина мягко улыбнулась и поправила края верхней накидки. Этот ребёнок стоил ей дорогого. И сейчас, отдать за неё жизнь? Ильза знала, что эта девочка будет известна. Её будущее было предрешено. И попытки что-то изменить были напрасны. Внезапно раздался грохот. Кто-то упорно пытался попасть в дом, и они знали, что этим кому-то это удастся. Ильза осторожно взяла на руки спящую дочь и сунула ее мужу. Герман принял кулек из рук женщины, и приложился к ее губам крепким поцелуем. — Я люблю тебя, Ильза. И жизнь за тебя отдам, — Герман прислонился пересохшими губами к её виску, запечатлев на них самое последнее воспоминание в ее жизни. — Gott wird dir helfen, Kind*, — шатенка мягко улыбнулась, одарив малышку прощальным поцелуем в лоб. — Идите. Герман, прижав к груди дочь, посмотрел в глаза жене последний раз, и прочел немую благодарность с мольбой. Толкнув скрипучую дверь, он вышел на улицу и сделал небольшую баррикаду, чтоб выиграть себе несколько лишних минут. На улице крупными хлопьями падал снег и создавалось ощущение, что на улице было светло. Сделав несколько шагов, Герман услышал серию выстрелов и сердце болезненно сжалось. Он знал, что сегодня они снова увидятся. На том свете, конечно, но увидятся. Раздались ещё три выстрела, и сомнений больше не осталось. Ильза мертва. Об этом говорили попытки выбить дверь. Кто-то в ярости рычал, громко выражаясь на немецком. Вокруг был снег, машины, и больше ничего. Бежать было некуда но, когда послышался звук сорванной с петель двери, ему пришлось укрыться за одной из машин. —Komm raus, Herman, es ist vorbei*, — издалека до него донесся металлический женский голос, полный ярости. — Deine Hure ist tot, und du wirst bald sterben*. Герман закрыл глаза и прижал к себе дочь, спрятав ее лицо в вороте своей дубленки. Единственный выход — укрыться за старенькой маршруткой и переждать. И, лишь бы она не закричала. — Выходи, выходи, родной, — женщина пропела это на ломанном русском. — Иначе я даже не буду доставлять ее боссу, а сразу убью на твоих глазах. Сначала отрежу ручку… Выстрел. — Потому — ножку… Еще один выстрел, который в этот раз попал в машину. Девочка, спрятанная за пазухой у отца, шевельнулась. Герман покрепче прижал ее к себе, молясь о том, чтобы она не проснулась. — Давай, Герман… Я заберу ее, даже если у нее не будет рук или пальцев… боссу она нужна живой. Последний выстрел оказался решающим, и попал прямо в стекло маршрутки. Девочка разразилась громким рыданием. Для него теперь все было кончено. — Было глупо полагать, что у тебя получится спасти себя. — Не трогайте её, умоляю, — Герман прижал к себе дочь. — Что вам нужно? Деньги? Много денег? Забирайте все! — Нам нужна она, сладкий. Прозвучал последний выстрел, а потом с улицы постепенно стал исчезать детский плач. *** Два тела нашла в доме добросовестная старушка с маленькой псиной, которая учуяла запах крови. ___________________ Gott wird dir helfen, Kind — Бог поможет тебе, дитя Komm raus, Herman, es ist vorbei — Выходи, Герман, все кончено Deine Hure ist tot, und du wirst bald sterben — Твоя шлюха мертва, и ты скоро умрешь
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: