No Time To Die

Слэш
R
Завершён
73
автор
Размер:
196 страниц, 20 частей
Описание:
Тэхён и Бомгю могли просто продолжать свою спокойную жизнь, если бы мистические истории о вампирах так и оставались художественным вымыслом.
Посвящение:
Рустаму ака безнадёжному шипперу тэгю
Примечания автора:
Если интересно, подо что эта работа пишется, то велком: https://open.spotify.com/playlist/7y9kWqrKR5NWK1lAqg0YXD?si=j_H-Ap1jTheOee3w5_00Pg
У меня тут свои фишки, поэтому попрошу отнестись с пониманием, что рейтинг R у работы только из-за наличия драк и убийств, характерных подобным сюжетам😉.
Имена для второстепенных персонажей буду брать из дорам, чтоб не было, как с прошлой работой...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
73 Нравится 52 Отзывы 18 В сборник Скачать

Глава 15: убить или простить

Настройки текста
      Кай вытащил свой клинок. Бомгю сглотнул слюну, решив, что план переходит в нежеланную сторону, которую хоть и предвидел Субин, но допустить всё же не хотел. Но затем Кай отшвырнул его в сторону.       − Это невыгодно. Ты умрёшь иначе, − крикнул он. Из-за сильного ливня даже тогда Бомгю еле слышал его, но вполне чётко мог разглядеть его пугающий силуэт. Кай сейчас был страшно бледен, но всё ещё решителен.       Стратегия Кая была проста в теории. Он хотел избить Бомгю, дав и ему возможность нанести в ответ приличное число ударов. Но под конец Кай должен был при помощи гипноза вынудить Бомгю, находящегося к тому моменту на последнем издыхании, отправиться к краю крыши и свалиться с неё, после чего он мог бы оправдаться перед остальными, что ушёл раньше, а Бомгю сам свалился в попытках подняться. Факт драки подтвердится, но с убийством будет сложнее. Клинок лишь сейчас был в стороне, но Кай не забывал о том, что это главное доказательство против него.       − Может, нам лучше поговорить? Ты явно не так всё понимаешь, Хюка! – кричал в ответ Бомгю.       Место, выбранное Каем, явно не соответствовало ожиданиям Субина в полной мере. Крыша института была относительно просторной, но в то же время Бомгю некуда было скрыться. Кай закрыл вход на ключ, который спрятал у себя. У него ведь тоже были привилегии заместителя старосты, он мог легко одолжить ключ. Хотя странно, что ему дали его и сегодня, ведь погода совсем не располагала. Возможно, Кай воспользовался гипнозом. Вспомнив о данной возможности вампиров, Бомгю встревожился.       Кай быстро оказался напротив Бомгю и резко пнул его, отчего Бомгю отлетел не слишком далеко. Кай не ударил в полную силу, ведь часть энергии ушла на ускорение. Лишь в данном плане эта локация была проигрышной для него. Он не мог на полную пользоваться своими возможностями. Пока Бомгю откашливался, Кай медленным шагом приближался к нему. И всё-таки идущий дождь был большой помехой. Бомгю, поднимаясь, поскользнулся, но Кай подхватил его за волосы, из-за чего Бомгю вскрикнул.       − Говори, − в его взгляде не было и капли жалости. Уверенность Бомгю спадала с каждой минутой.       − Я знаю, за что ты так ненавидишь меня, − преодолевая боль, сказал он. Затем в прыжке он присел на корточки, а вытянутой ногой очертил полукруг и подставил Каю подножку. – Мне жаль, Хюка. Я не смог тогда пойти за тобой.       За ними наблюдали из соседнего здания.

***

      Ёнджун попросил Субина зайти к себе, заинтриговав каким-то занимательным рассказом. Он разлил пакет крови по бокалам и присел за стол в ожидании. Субин часто появляется в его кабинете, но в комнату главы приходить нужны особой нет, оттого бывал он там крайне редко.       − Дивный сервис, − саркастично ответил Субин, войдя в комнату и увидев, что даже ему предоставили бокал. – Чьей крови подлил? Вампирской?       − Нам невыгодно друг друга убивать. Присаживайся, − когда Субин сел, Ёнджун вытащил доску для шахмат. – Какими будешь играть?       − Ты за этим меня позвал? В шахматы поиграть?       − Не совсем. Ину доложил, что роковой бой уже начался, − Ёнджун оскалился, увидев, как Субин выпучил глаза от неожиданности.       − Ты послал Ину наблюдать? Как ты узнал, что всё случится сегодня?       − Лишь слегка подтолкнул своё детище к ускорению процесса. Устал ждать, знаешь ли. Он мне, кстати, много интересного рассказал. Понимаю, что сто раз уже это спрашивал, но у тебя точно проблем с головой нет? – Ёнджун спросил об этом спокойной интонацией. Он в целом сегодня поставил себе цель не сорваться. Потому что хотел довести до данного состояния своего оппонента. – Сколько раз мне тебе ещё сказать, что Тэхёну будет больно, что его вечная жизнь неизбежна? Чего хихикаешь?       − Тот факт, что ты не знаешь, возможно ли вернуть человечность, не значит, что способа не существует, − видя, как глава начинает потихоньку закипать, Субин прекратил смеяться. – Я возьму чёрные фигуры.

***

      Когда Бомгю поднялся, Кай тоже резко подскочил и замахнулся, чтобы ударить Бомгю по лицу, но тот заблокировал удар своей рукой, после чего предпринял попытку схватить Кая за руки, но не успел. Кай снова ударил Бомгю ногой в живот, а когда тот упал, начал топтать по его телу ногой.       − Жаль? Тебе было жаль? Ты трус, Чхве Бомгю!       Когда Кай остановился, задержав ногу в воздухе, Бомгю схватил её и свернул. Кай закричал, из-за чего Бомгю стало совестно. Он настолько привык к Субину, который калечил себя и ничего не чувствовал, что для него стало неожиданностью, когда Каю стало очень больно. Кай стал отползать на локтях.       − Хюка, я не хотел, правда! Просто ты бил меня по рёбрам… пожалуйста, давай закончим это, − Бомгю держался за свой правый бок, чувствуя неприятные признаки возможного перелома. Из плюсов было лишь то, что он хотя бы закрытый. Хотелось, конечно, чтобы обошлось лёгкими трещинами. – Давай руку, я помогу тебе встать.       Когда Бомгю протянул руку, Кай схватил её и потянул Бомгю вниз, сев на него, затем одной рукой стал сдерживать обе его руки, а второй держал Бомгю за горло.       − Ты придурок, если реально думаешь, что я всё закончу. Ты не расслышал? Я собираюсь убить тебя! Нет мне дела до твоих сожалений!       − Хюка… − кряхтя и откашливая попадавшие в рот капли дождя, произнёс Бомгю.       − И хватит так называть меня! Это глупое прозвище!       − Я ведь пытался… отговорить… тебя… зачем… ты сам…       Кай замахнулся и ударил Бомгю по лицу кулаком.       − Как ты меня отговаривал? Сказал, что я тупой ребёнок, который повёлся на слова вампира! Приравнял к остальным! Даже если так, то чего оставил там? Чего заныл, когда я сел в машину? Почему не побежал?       Бомгю должен был сделать то, на что ему отведена лишь одна попытка. Если он не дотянется ногами до предплечий Хюки, то тот лишь с новой силой изобьёт его сейчас. Но силы, как назло, покидали его с каждым ударом соперника. Он внезапно вспомнил, за что решился сражаться, поэтому, громко закричав, Бомгю замахнулся обеими ногами, налёг ими на плечи Кая и со всей силы потянул его вниз. Теперь он сидел сверху, поэтому не упустил возможности схватить Кая за обе руки.       − Сначала я боялся умереть, − Кай скалился, глаза опять краснели, он пытался вырваться, но Бомгю смотрел на него с полным спокойствием. Он не желал злить его сейчас. – Потом осознал, что ты ненавидел не только всех, кто осуждал тебя. Ты и меня ненавидел. Я недостаточно ценил тебя в твоём же понимании, поэтому мне не хватило сил удержать тебя. Если бы я направился за тобой, то моя смерть стала бы напрасной.       − Откуда тебе знать, ненавидел ли я тебя тогда? – закричал Кай, не желая слушать столь глупые оправдания. – Я не поэтому ударил тебя тогда! Ты просто отказался от меня, как и все остальные. Понял, что бесполезно самоутверждаться в чужих глазах посредством общения со мной, что никто не считает, что ты делаешь благое дело. Вот и забыл обо мне! А потом променял. Так просто нашёл себе парня и забыл обо мне навсегда!       Поскольку Бомгю держал Кая за локти, тот приподнялся на них, стукнувшись своей головой о голову Бомгю. Когда Бомгю рефлекторно потянул к ней руки, Кай, вырвавшись из этой хватки, ударил его по ребрам со всей силы, что у него была. Бомгю отлетел к краю крыши.

***

      − Довольно рискованно, − сказал Субин, увидев, как Ёнджун ввёл короля в игру. – Так ведь ты станешь более уязвим.       − Я прекрасно понимаю, что с тобой мне понадобится другая стратегия, которую я ни на одном детище не применял. Мне хочется выиграть тебя красиво.       − Какая честь… − Субин забрал пешку Ёнджуна.       − Ину написал, что у Бомгю плохи дела, − Ёнджун сделал ход конём и забрал ладью Субина, которую тот по невнимательности не передвинул.       − Что с ним?       − Кажется, Кай знатно разозлился на него. Бомгю еле дышит, лёжа у края крыши.       Субин протянул руку через весь стол и схватился за воротник Ёнджуна.       − Ты что задумал? Ты приказал Каю убить Бомгю? Разве наш договор…       − Насколько я помню, поединок предполагает чью-то победу. А смерть как раз звучит как хороший аргумент в пользу выигрыша моего детища, − Ёнджун понизил голос, а лицо по-прежнему не выражало никаких эмоций. Но ему нравилось, что ему удалось вывести Субина из себя. – Теперь задача Бомгю явно усложнилась. Ему бы выжить…       − Тварь.       − Продолжай играть.       Субин сел на место и стал раздумывать, чем лучше походить. Решил, что попытается вывести игру к самому презентабельному исходу. Но зубы стучали из-за переживания за Бомгю. Он хорошо тренировал его, но за день до поединка взял у него много крови, отчего тот явно ощущал сильную слабость. Бомгю нужно помнить, о чём они договаривались. Он должен достучаться до сердца Кая любой ценой. Но желательно не ценой жизни.

***

      − Хюка, − прохрипел Бомгю. Удар был слишком сильным, ребрам явно конец. Он ударился спиной о перегородку, отделившую его от падения вниз, из-за этого стал сильно задыхаться, но продолжал говорить. – Тэхён не был твоей заменой. Ты ведь знал, в каком положении моя семья, ты знал, что я не могу рискнуть их жизнями. Что струсил рискнуть своей. Любой мой порыв мог привести к смерти. Ты ведь понимаешь, что сделали бы с тобой, если бы ты решился бежать со мной. Ёнджун никогда не играл честно, если он решил, что ты станешь принадлежать ему, значит, все бессильны. Думаешь, откажи ты ему, он бы тебя спокойно отпустил? Он не из таких. Я достаточно понял за всё это время. Но сейчас и я не тот, что прежде, поэтому я готов помочь тебе. Есть надежда, что ты вновь сможешь стать человеком, Хюка. В этот раз я обязательно спасу тебя. Ты мой друг, несмотря ни на что.       Последний рывок. Каю оставалось сделать лишь одно. Вроде так просто. Но почему так внезапно что-то зацепило его разум. Бомгю назвал его другом. Врёт ли он, чтобы спастись? Опять играет в благодетеля? Почему сейчас он не сопротивляется? Уверен, что Кай растает от этих слезливых речей? Наивно. Но почему-то оказывает на него эффект.       − Ты… назвал меня другом и хочешь помочь мне? После всего, что я тебе сделал? Я не верю тебе.       − Ты защищал Тэхёна от меня, − плача, отвечал Бомгю. Говорить было слишком больно, будто кость ребра царапала его изнутри. − Я делал то же самое по отношению к тебе. Но мы объединены одним мотивом. Ты даже не отчитывался Ёнджуну о том, что он проводил со мной время, потому что понимал, что с ним будет за непослушание. Ты не подпускал его ко мне, узнав, что я чуть не убил его. Ты мне не доверял, помня о своей обиде. Ты имел на это право, Хюка. Я считал, что ты просто сильно ненавидишь меня, но это не так. Сильнее ты хотел спасти Тэхёна от опасности, которую я представлял. Потому что ты лучше, чем ты думаешь. Ты можешь быть хорошим по своей воле. Тебе больше не нужно никого использовать и мучить, у тебя есть друзья, которые тоже защитят тебя. Тэхён, Сонмо... ты можешь считать его простаком, но он искренне беспокоится о тебе.       − Тэхён не считает меня другом, − Кай приподнял Бомгю обеими руками за ворот, из-за чего Бомгю перестал чувствовать опору под ногами, но руками отчаянно пытался вырваться из мёртвой хватки. – Его вынудили стать моим напарником. – но внезапно он вспомнил, как Тэхён заступился за него, когда на Кая налетел Субин. Значило ли это, что тогда он поверил в его слова? – Если бы не Ёнджун, люди бы ко мне не тянулись, − его глаза покраснели. – Нет у меня друзей. – Бомгю заметил, что глаза Кая впервые заслезились. Он стал говорить отрывисто, переводя дыхание. – У меня есть только работа, которую я обязан закончить.       Бомгю понимал, что сделал всё, что было в его силах. Что Кай сам всё для себя решил. Он посчитал, что ему место подле Ёнджуна, поэтому не желал бежать. Или просто не мог. Бомгю опустил руки и стал смиренно ждать дальнейших действий Кая.       − Прости, что я вовремя не отбросил свою ненависть.

***

      В тот момент Кай вспомнил то, что, казалось, навсегда было стёрто из его памяти. Как они сидели на школьной перемене у окна. Бомгю, как обычно, принёс мангу, о которой рассказывал, демонстрируя иллюстрации, то радуясь, то злясь из-за действий персонажей. Кай как-то тоже принёс книгу, которую, как он думал, был способен осилить в своём возрасте.       − «Идиот»? – спросил Бомгю, взглянув на название.       − Там другое значение у слова. Не такое, как сейчас принято.       − Тяжёлая, наверно.       − Нет, переплёт же мягкий.       − А шрифт довольно мелкий, абзацы какие-то грузные, да и страниц много. Зрение посадить не боишься? – Бомгю присел на подоконник и достал коробочку виноградного сока. Он предложил её сначала Каю, но тот отказался, поэтому Бомгю начал пить её сам.       − Не боюсь.       − Хюка! – Бомгю подтянул друга к себе, посадив его рядом с собой. – Хотя бы расскажи мне, о чём там?       − Тебе такое не будет интересно слушать.       − Но меня же это не останавливает, когда я тебе про мангу рассказываю. Давай теперь ты. Расскажи мне, я тебя послушаю.       − О слишком хорошем человеке в очень жестоком окружении, − Кай опустил глаза в книгу, – тут много описаний внутренних состояний героев. Настрой в целом мрачный и, кажется, конец будет пессимистичным. Я ещё не дочитал.       − Почему ты читаешь такую грустную книгу?       − Из-за главной героини.       − А что с ней?       − Её считают чокнутой и злобной, но лишь главный герой, глядя на её портрет, разглядел, как она несчастна. Она считает, что недостойна его, хоть и любит всем сердцем. Все смотрят на её красоту, считают деньги, и нет им дела, как она ненавидит себя. Она застряла во тьме и считает, что не имеет права выйти из неё навстречу счастью. Она делает порой безрассудные вещи, убеждая всех в своей озлобленности, в своём коварстве.       − А почему тебе главный герой не нравится? Он же, судя по тому, что ты сказал, добр к ней.       − Он не знал тьмы, он лечился за границей и был далёк от реалий родины. Она же вкусила сполна. Мне её жаль. Фактически, они вдвоём чужие для этого окружения.       Бомгю улыбался, глядя на Кая.       − Я что-то глупое сказал?       − Всегда ты так. Просто я рад, что ты сочувствуешь.       − Я не сочувствую. Просто концептуально это интересный персонаж. Если бы ты начал читать, то тебя бы она взбесила, ты бы её ненавидел, потому что ты очень инфантильный.       − Опять ты за своё, − вздохнув, Бомгю продолжил улыбаться. Он погладил Кая по голове. – Ты всё равно с заинтересованностью мне сейчас всё объяснял. А это значит, что мы хорошие друзья.       Кай с непониманием покосился в его сторону. Но отвечать ничего не стал, лишь еле кивнул.

***

      Кай опустил Бомгю возле себя, тот упал всем телом и стал тяжело дышать. Сам Кай встал на перегородку.       − Нет. Ты меня прости. Я тебя сильно замучил, − он смотрел вдаль, затем опустил голову вниз. Страшно не было. Он высматривал студентов, прогуливавших занятия, преподавателей, у которых они уже закончились. Все были под зонтами, кто-то спешно бежал к своим машинам. Посмотрев вперёд, он понял для себя, что вернуться в особняк будет чревато. Кай не принял правильное решение, значит, его не будут ждать дома. – Я хотел превратить твою жизнь в кошмар из-за собственной вредности, но, как ты и сказал, я действительно сменил приоритеты. До знакомства с тобой у меня не было друзей. Но тебя я не особо ценил, хотел, чтобы с твоей стороны было больше отдачи. С приходом Тэхёна я получил по заслугам. Он меня ни во что не ставил, видел во мне лишь гордеца, с которым не желал общаться. Я хотел, чтобы наш особняк стал для него домом, очень хотел, чтобы он стал ценить меня, как ты когда-то. Но для этого мне всё равно пришлось приложить усилия. Тогда я и смог полностью понять суть дружбы. Но действовал я жестоко. Мне хотелось, чтобы я был для Тэхёна важнее тебя и чтобы ты впоследствии сильно страдал от этого. Я сильно ненавидел тебя и так же сильно желал защищать Тэхёна. Но когда Ёнджун сказал, что можно убить тебя, я… − он прикрыл глаза одной рукой. Слёзы стали стекать по щекам, но Кай улыбался, − испугался, представляешь? Ты был бы первым, кого я бы убил. Я никогда никого не убивал, а тут тебя! Бомгю, мне стало страшно, но в то же время я не понимал себя. Я ведь всё это время так ненавидел тебя, так презирал тебя за то, что ты сделал с Тэхёном. Казалось, что сложного в том, чтобы избавиться от тебя? Но я всё равно не хотел. А когда решился не отступать, то проиграл. Сейчас я понимаю, что не хочу твоей смерти. Но и предать доверие Ёнджуна для меня низко, поэтому, − он снова взглянул вниз, – я попробую упасть на голову, раскрошив её. Тогда точно умру, и мне не придётся отчитываться перед Ёнджуном. Не волнуйся, наш глава тебя не тронет. Я ведь сам всё сделаю.       Кай не заметил, как Бомгю подкрался сзади и, обхватив его, оттащил от края крыши. Он толкнул его, а сам повалился на колени от бессилия.       − Ты не слышал, что я сказал? – отдышавшись, полушёпотом произнёс он. – Я сказал, что спасу обоих. Тебя и Тэхёна!       − Плевать мне на твои желания, я не смогу выжить, если останусь с тобой. Ты тоже умрёшь. Так будет правильно, тугодум!       − Ты всегда такой пессимист, Кай, − послышался за спиной голос Тэхёна, подобравшего нож. Бомгю удивлённо посмотрел на него. Он хотел подняться, но не хватало сил. Возле входа на крышу стоял и наблюдал за проходившими мимо студентами Сонмо, ничего не слышавший и не видевший, но находившийся в шоке. Дело в том, что Тэхён на его глазах выбил дверь, а он раньше не предполагал, сколько силы копится в этом теле.       − Что?       − Мы вернёмся в особняк. В этот раз положись на меня. Я защищу тебя. А ты больше не говори про меня всякие глупости. Я люблю только Бомгю.       Тэхён подошёл к шокированному от его слов Бомгю, чтобы помочь тому встать. Он придерживал его с одной стороны, а Кай – с другой. Кай нарочно прихрамывал, чтобы Сонмо не стал задавать вопросов. Им предстояло многое обсудить. Тэхён давно ждал возможности рассказать кому-нибудь об увлечении напарника романтическими сериалами. Но он не понимал, как сильно порвётся шаблон Бомгю, запомнившего Кая в качестве поклонника творчества Достоевского (которого сам так и не решился прочитать, хоть многие японские авторы к нему и отсылались в своих работах).       А дождь стал потихоньку прекращаться.

***

      − Если я не ошибаюсь, это пат, − с долей высокомерия сказал Субин. Ёнджун прочитал сообщение Ину о том, что Кай чуть не сбросился с крыши, но конфликт утих, когда к ним пришёл Кан Тэхён. Передав это Субину, он ожидал увидеть хоть каплю удивления в его глазах, но казалось, что так он и хотел на самом деле.       − Я загнал твоего короля в угол, но не учёл, что тебе больше некуда пойти, а я не могу подействовать наперёд. Ты этого и добивался? – спросил глава клана явно не о шахматах.       − Кто знает…       − В таком случае… наш спор аннулирован?       − Верно! – теперь и Субин позволил себе торжественно хлопнуть в ладоши.       Ёнджун резко подскочил со стула и хлопнул по нему ладонями. Полупустые бокалы упали прямо на чистый ковёр и разбились. Некоторые шахматные фигурки упали с доски, а некоторые полетели следом за бокалами. Субин даже удивился, каким образом уцелел стол.       − Ты тоже играл не по правилам, долговязый засранец! – он приложил пальцы к переносице. – Да, у тебя есть резоны мстить мне. Но забирать у меня Кая! Ты жесток. Но я ещё хуже, поэтому даже не думай, что победил. Никто не победил!       Субин подошёл со спины и положил руки Ёнджуну на плечи. Тот покосился на него своими красными глазами.       − «Я устал быть скрипкой в руках матёрого скрипача», – прошептал Субин по-английски. – Я правильно передаю твои ощущения?       − Смотрю, хобби своё полюбил? – процедил Ёнджун.       − Это из песни Рианны, пень ты старый, − поняв, что на него сейчас замахнутся, Субин перенёсся к двери и громко хлопнул ею, после чего засмеялся.       На весь третий этаж раздавались бранные слова Ёнджуна. Когда он успокоился, то приложил одну ладонь к своему плечу, после чего цыкнул и, схватив несколько шахматных фигурок, швырнул их в стену со всей силы.

***

      Бомгю увезла скорая, а Кай еле отвязался от Сонмо. Тэхён помог ему объяснить, что господин Чхве обычно предпочитает вызывать на дом врача, которому сам доверяет. Возвращаться домой пришлось на такси, Сонмо явно не поймёт желание Кая в нынешнем положении пойти пешком, а он не желал оказаться в особняке так скоро. Но Тэхён умышленно вызвал такси в другое место, никому ничего не сказав. Лишь когда они оказались в машине, он всё объяснил Каю.       − Спасибо.       − Не переживай только. А то у тебя глаза по салону бегают, будто ты впервые машину изнутри увидел, − Тэхён посмотрел в окно и усмехнулся. − Горе-любовничек.       − Долго язвить собираешься? − Кай стал сверлить взглядом водительское сидение. Остыв, он продолжил. − Тебе не обязательно сейчас так непринуждённо общаться со мной. Ты ведь ненавидишь меня? Я же чуть не убил Бомгю.       − Успокойся, он объяснил мне, что произошло, пока мы ждали скорую, − Тэхён с умилением вспоминал, какими глазами Бомгю смотрел на него, пока говорил. А когда он под конец припомнил слова, которые Тэхён выпалил, и полез целоваться, то в ответ получил слабую затрещину. Тогда Тэхён решил, что Бомгю просто умом тронулся из-за сильных повреждений. − Он сказал, что ты теперь сам можешь рассказать мне историю вашей дружбы. Советую так и сделать, когда выйдем, понял? Дождя сейчас нет, поэтому можем подольше походить.       Кай положил голову на плечо Тэхёна. Заметив, что глаза опять начали слезиться, он уткнулся в плечо носом и сильно сжал пиджак напарника. Он тихо всхлипывал, поэтому таксист поинтересовался, не случилось ли у него что-то печальное. Тэхён сказал, что поводов для переживания нет. Что Каю сейчас будет лучше поплакать.       Когда они прогулочным шагом стали добираться до особняка, Кай рассказал Тэхёну, как Бомгю стал его единственным другом и собеседником в целом, но желание Кая казаться в чьих-нибудь глазах важным и особенным привело его к Ёнджуну, который впоследствии посоветовал ему забыть о своей человеческой жизни, где у каждого есть замена. Вместо этого формированию личности такого потенциального юнца отлично подойдут условия особняка, в котором его обратят в вампира и укрепят его особенность, возведя нынешний потенциал в абсолют. Но для этого Каю нужно было оставить Бомгю, заставив того страдать от потери друга. Кай никогда не верил, что Бомгю страдал, он думал, что его сразу возненавидели. Но, как оказалось, Бомгю переборол свою ненависть ради него. Он шёл на крышу с намерением помириться. Тэхёну из-за этого рассказа показалось, что сквозь печати снова проникло какое-то важное воспоминание о них с Бомгю.       − А ты в тринадцать был даже хуже, − с наигранным осуждением произнёс Тэхён.       − А сам-то?       − Нет. Я был приятным парнем, со мной все хотели дружить, я часто гулял на улице допоздна со своими одноклассниками. Любил мангу и был лучшим в математике. Мне не везло только в спорте.       − Понял я, что это был мой худший возраст.       − Но у этого были свои причины. Это тебя, конечно, не оправдывает, я поражён, что тебя нужно пару раз ударить, чтобы до тебя дошла истина…       − Ты сегодня перестанешь глумиться? – с обидой спросил Кай.       − И всё-таки ты не настолько плох, каким можешь казаться. Даже не так сильно привязан к Ёнджуну.       − Ошибаешься.       − Что?       − Я сильно к нему привязан. Сначала он казался мне просто мрачным и загадочным вампиром, который даровал мне новую жизнь. Но впоследствии я начал понимать, какой груз он носит на своих плечах. Мне стало жаль его, поэтому я прикладываю много усилий, чтобы он не беспокоился хотя бы день. Он очень сильный, но не может выйти из тьмы. Некому его оттуда тащить. Я бы хотел, но и я не смогу. Я сам ею прельстился.       − Есть.       Кай удивлённо посмотрел на Тэхёна.       − Кое-кто может вытащить Ёнджуна. Ты и сам понимаешь, о ком я.       − Этот долговязый идиот? – сорвалось у Кая, но потом он приложил палец к виску и стал слегка по нему постукивать. – Возможно ли?

***

      В особняк Тэхён вошёл первым, а Кай появился следом. На первом этаже их уже ждали Ину, Субин и Ёнджун. Последний, казалось, с осуждением смотрел на Кая, ожидая объяснений.       − Ваш приказ был безрассуден и мог плохо сказаться на вашей же репутации, − отвечать внезапно начал Тэхён. – На вас бы быстро вышли. Хоть вы бы и отделались от полицейских деньгами, ваш авторитет бы точно подорвался, потому что данный институт очень престижен, скандал вокруг него быстро набрал бы обороты.       − Я тебе разрешал начинать доклад? – со злобой в голосе прервал его Ёнджун. – Хюнин Кай, выйди вперёд.       Кай покорно вышел, хоть Тэхён и попытался оттолкнуть его назад. Ину с равнодушием наблюдал за ситуацией. Ему незачем было вступаться за кого-либо. Ёнджун медленно приблизился и приложил ладонь к щеке детища.       − Мне жаль. Я не смог. Простите. Мне жаль, − прерывисто отвечал он.       − Тише, − ласково произнёс Ёнджун. – Мне не стоило возлагать на тебя такую сложную задачу. Нужно было позволить тебе убить кого-нибудь до Бомгю.       Кай боялся встретиться взглядом с главой клана, поэтому со страхом смотрел на пол.       − Ты ведь знаешь, что мне не нравится, когда детища сверлят пол своим взглядом. Смотри на меня, когда я говорю с тобой, − продолжал он с таким же спокойствием, гладя Кая по щеке.       Кай испуганно приподнял голову. Ёнджун смотрел на него добрым взглядом, казалось, он не таил злобы или угрозы. Он приобнял Кая на глазах у всех.       − Главное, что ты не пострадал. Всё будет хорошо. Идём.       Они развернулись и вдвоём направились наверх. Но глава неожиданно притормозил и повернулся к Тэхёну:       − А с тобой я поговорю позже.       С этими словами он удалился, держа за руку своё детище. Субин с недоверием смотрел им вслед. Ину направился в сторону библиотеки, а Субин и Тэхён молча смотрели друг на друга. Но второго быстро начало угнетать это безмолвие.       − Ты должен помочь Каю. Так ты докажешь, что мне стоит доверять тебе.       − Он Ёнджуну, словно сын, ничего с Каем не случится. Тебе бы лучше о себе забеспокоиться. Но тебя я в любом случае защищу.       − Я видел, как ты посмотрел на них сейчас. Ты даже не до конца уверен в своих словах! – Тэхён повысил голос. – Иди за ними! Ты сильнее меня, у тебя больше шансов остановить Ёнджуна, если он что-то решит сделать.       – Конечно, – посмеиваясь со своей покорности, Субин прогулочным шагом стал подниматься на третий этаж.       Дойдя до комнаты главы клана, он начал вслушиваться в разговор Ёнджуна и его детища.       Кай недоумевал от происходящего. Он стоял возле кресла главы, а Ёнджун сначала пошатывался, после чего упал на колени перед детищем и схватил того за пиджак.       – Ты отдаляешься от меня, я чувствую, – было похоже, будто Ёнджун собирался зарыдать прямо на месте. Но он лишь полушёпотом произносил свои опасения, а его руки судорожно тряслись, боясь отпустить Кая. – Ты не хочешь остаться со мной, хоть и всегда клянёшься в своей верности.       – Нет, я...       – Ты единственный, кто смотрит на меня иначе. Никто не видит ту сторону меня, что сейчас наблюдаешь ты. Я не хочу, чтобы ты оставил меня. Иначе не знаю, что со мной случится. Я часто говорил тебе, что эмоции являются помехой на пути к целям, но...       – Пожалуйста, вставайте, – Кай попытался поднять главу, но тот начал упираться.       – Я никому не позволяю давать эмоциям власть, потому что вот, что может произойти. Привязанность, от которой очень больно. Я ведь прекрасно знаю, что не остановлю тебя. Я воспитывал тебя, видел в тебе своего наследника, потому что остальные и близко не понимают цену, которую мне пришлось заплатить за это место. Только ты понимаешь. Возможно, сейчас я кажусь тебе жалким...       – Нет, не кажитесь! Никогда не казались! Вставайте же!       – Нет. Ты должен видеть, что я не готов потерять тебя. Должен видеть, что я могу переступить через свои убеждения ради тебя. Ты дорог мне, Кай.       Кай не мог выдавить и слова. Ему было больно от мысли, что Ёнджун считает себя ненужным ему. Он никогда не видел, чтобы глава клана стоял перед кем-нибудь на коленях, а тут перед ним... перед простым детищем. Кай присел, чтобы смотреть на Ёнджуна прямо, а не сверху вниз. Он не хотел, чтобы глава чувствовал себя унизительно. Кай достал носовой платок и стал вытирать подступавшие слёзы Ёнджуна, но тот схватил его запястье обоими руками.       – Не иди завтра на занятия, пожалуйста. Останься со мной. Они хотят забрать тебя у меня, лишить самого дорогого, что у меня есть. Понимаешь, Субин хочет со мной расправиться, – он испуганно оглянулся в сторону двери. – Они все внушают тебе, что я запугиваю тебя, ты и сам веришь, что так оно и есть, но зачем мне это? Я не хочу насильно держать тебя подле себя, но мне страшно, что они выбросят тебя, как ненужную куклу, как только ты выполнишь часть их плана. Я не могу позволить им так с тобой поступить!       – Я верю вам! – громко ответил Кай, глаза которого тоже стали слезиться. – Я вас не оставлю, буду верен до конца. И никуда не пойду завтра.       Ёнджун улыбнулся. Он приложил ладони к лицу Кая.       – Тогда сегодня переночуешь у меня. Я вряд ли смогу спокойно заснуть, до конца не зная, чего хочет этот дьявол. Вдруг он снова попытается добраться до тебя. Так мне будет спокойнее.       Кай кивнул. Ёнджун вышел, объяснив детищу, что ему нужно принять душ, что поводов для беспокойства пока что нет. Он запер дверь на замок. Стоявший у противоположной стены Субин смеялся, прикрыв рот кулаком. Ёнджун стал идти в сторону лестницы, а не душа, прекрасно понимая, что Субина не хватит долго держать язык за зубами от услышанного. Они спустились на первый этаж, откуда направились в сторону сгоревшего сада.       – Душу продам за возможность увидеть твои слёзы. Поплачь ещё раз!       – Рот закрой.       – Ты не хочешь принуждать его к выбору, а сам применил эмоциональную манипуляцию. Прямо настоящий родитель.       – А ты действительно воспринял всё за чистую монету? Я думал, ты хорошо слушаешь уроки, которые я преподаю детищам, – Ёнджун ухмыльнулся. – Важно, чтобы я сам верил в то, что говорю.       – То есть не так уж тебе и дорог Кай?       – Он очень нужен мне. Но поскольку моё детище ударилось в сантименты, мне необходимо применить оружие врага, чтобы оставить за собой преимущество. Вы не отнимите его у меня. Только я знаю, на какие рычаги надавить Каю, чтобы оставаться для него единственным. Он ни к кому никогда не привяжется так, как ко мне. Остальные узы иллюзорны, он скоро сам поймёт, как обманулся.       – Что ты сделаешь с Тэхёном?       – Ничего.       Субин с недоверием взглянул на него.       – Пари аннулировано. Я не могу ничего ему сделать.       – Подожди, тогда зачем ты ему пригрозил?       Ёнджун не стал отвечать, вместо этого он зашёл обратно в особняк и попросил Ину принести ему коробку с пластиковыми пакетами.       – У нас с тобой много работы, не трать время на пустые разговоры, Субин.

***

      Ночью Кай рассматривал лицо спящего главы клана, что не давало ему спокойно уснуть. Никогда он ещё так близко не видел спокойного Ёнджуна, который не обременён никакими заботами и не нервничает, когда что-то идёт не так.       Тэхён переписывался с Бомгю. Тот жаловался, как скучно лежать в палате и как сложно писать сообщения левой рукой, но он всё равно не мог не попытаться, потому что всё ещё хотел обсудить те слова, что произнёс Тэхён.       – Ты сказал, что любишь только меня! Ты всё вспомнил?       – Нет. Но это же правда, которую я просто не помню пока что.       – Так ты не был искренним? Жестоко...       – Не обижайся. Я обязательно вспомню всё и признаюсь тебе по-настоящему. А теперь ложись спать, пожалуйста, завтра я пойду к тебе вместе с Каем и Сонмо.       Бомгю ответил засыпающим эмоджи, отложил телефон в сторону и стал сверлить взглядом белый потолок. От этой новости ему теперь совсем не спалось. Он понимал, что выполнил их с Субином план, добился ничьи и дружбы со стороны Хюки, но дел всё ещё было много. Бомгю опасался главы клана, который всё это время не выходил из тени. Долго ли Субин будет сдерживать его? Из-за полученных травм придётся повременить с восстановлением воспоминаний, если, конечно, не подыскать подходящей альтернативы. Но времени в любом случае теперь требовалось куда больше.
Примечания:
Главу выкладываю пораньше, у меня щас не очень хорошие дни пошли, я пребываю в постоянном стрессе. По поводу того, как будут обстоять дела на следующей неделе: я пока не могу гарантировать выход главы. Если всё будет нормально, глава выйдет в четверг-пятницу.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты