Прилюдный поцелуй, или как нажить себе неприятностей +93

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Piece

Пэйринг или персонажи:
Зоро/Санджи, Нами, Луффи, Робин и другие
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Экшн (action), AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
OOC
Размер:
Миди, 30 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Если ты - главарь крупной мафиозной группировки, то не стоит на публике проявлять свои чувства. Некоторые опасные люди склонны считать любовь слабостью.
Вот только, на их беду, для Зоро и Санджи любовь - это сила.
И что из всего этого получится - зависит только от них.

Посвящение:
Моему обожаемому мужу. ^^

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано в соавторстве с Хаул отравился ртутью ради Шляпы (http://ficbook.net/authors/sunshinevinny). Милый мой, по отдельности мы точно бы не решились на это ^^
Спасибо тебе огромное))
27 ноября 2011, 20:12
За окном носятся машины, иногда торопливо взвизгивая тормозами. Слышатся одинокие тусклые выстрелы. Больше в никуда, чем по конкретной цели. Нужно создать иллюзию движения. Иллюзию того, что происходит нечто будоражащее. Что за пределами этой комнаты, больше похожей на большой шкаф, нежели на полноценное помещение, тоже есть жизнь.
Односпальная кровать. Стол. Два стула. Две пыльные бутылки с бренди. Миниатюрный камин, который горит, от силы, полчаса. И шторы. Большие бархатные шторы на окнах. Массивные. Тяжелые. Роскошь, которая никак не вписывается в подобный интерьер. Огонь тихо потрескивает, заставляя тени на стенах плясать непонятные танцы. Они вытянутые, как будто пальцы какого-то монстра, что пришел сюда за душами смертных.
- Ты все еще любишь меня? – Голос слишком громкий для такой комнаты. Слишком громкий. Он так глубоко под кожей.
Санджи вздрагивает. Поднимает голову. Он все это время простоял, прижавшись спиной к двери. Может, хотел первым услышать шаги. Или выстрелы. Хоть что-то.
Он поднимает голову и смаргивает дымку задумчивости. У окна, двумя пальцами раздвинув щелку на шторах, стоит Зоро. Как всегда идеален. Строгий темный пиджак. О, Санджи любил этот пиджак. И рубашка. Такая же бордовая рубашка, как и шторы. Если бы не пиджак, Мечник, наверное, слился бы со шторами. Хотя… С таким насыщенным цветом волос это смотрелось бы странно. Как будто на самих шторах вдруг вырос мох. Мох на шторах. Абсурд.
- Какая тебе разница? – Нужно, чтобы голос звучал строго и твердо. Гордо. Ему нет дела до всего, что произошло. Плевать. Он сильный. Он один из шести баронов Мугивар. Он сильнейший.
- Да никакой, в принципе… - Зоро отходит от шторы и кладет на старый ветхий стол пистолет. Где он его прятал? Выудил ведь ниоткуда. Нет, сначала перезарядил. А потом положил. – Вот. Возьми это.
Санджи удивленно моргает, сглатывая неприятный ком в горле. Нет. Он же не хочет… Да нет, не для этого ведь они целую ночь убегали, прикрывая друг друга! Не для того, что бы здесь… вот так… глупо!
А на что он надеялся? Что Ророноа развернется, пролепечет чушь и извинения, повалит в пыль и грязь этой комнаты и подарит те ощущения, которые он успел практически забыть!? Наивный! Господи, как же можно!? Когда он стал таким нытиком!? Такой тряпкой. Сильнейший человек в стране. Владеющий предприятиями, держащий в страхе города. Стоит, как пристыженный мальчишка, и смотрит в рот зеленоволосой скотине. Ребячество.
- Зачем? – просто, чтобы подтвердить догадки. Ведь, вдруг…он ошибся?
- Не делай вид, что ты не понимаешь. – Загорелая рука исчезает в кармане. Неужели, там он спрятал еще один? Как он их умещает – то? Удивительно. – Здесь. И сейчас. Только ты и я. И без отговорок. Сейчас же. Бери.
Блондин не замечает, в какой именно момент на глазах выступают слезы. Злые, неконтролируемые слезы. На губах Зоро усмешка. Грубая, злая усмешка. Когда он научился так улыбаться? Ужас какой. Еще три дня назад Санджи бы сказал, что ему это не идет. Чтобы перестал. А сейчас? А сейчас он тянется к тяжелому оружию, которое обжигает холодом ладонь. И готовится выстрелить в самого дорогого и близкого человека, который у него есть… Нет, был.
- Ты готов? – глупый вопрос. Никогда не можешь быть готовым к выбору: твоя жизнь или жизнь любимого человека. Пусть и бывшего. – Ты ненавидишь меня?
Санджи медленно закрывает глаза. Секунда. Вторая. Открывает. От слез и так синие глаза стали, какими – то, кристально чистыми. И пронзительными. И он смотрит точно в изумрудные глаза напротив. Словно спрашивая: «Зачем ты издеваешься?!». Но ни слова в ответ. Не достоин. Не… Нельзя, чтобы в голосе прозвучали нотки паники.
- Отлично. Потому что ты чертовски красив, когда злишься. – И опять эта ухмылка.
- Скотина, давай уже делать то, что ты задумал! – и удар пистолетом о стол. Черт, а если сломается? А если сломается, значит, так хочет эта чертовка судьба. Почему она не может позволить им быть вместе? Неужели, это так трудно? Господи. Господи. Господи.
- Как скажешь. – тоже на мгновение закрывает глаза. Готовится. – На счет три.
Улыбка касается бледных губ Санджи. Какая банальность. В фильмах про мафию, которые они обычно смотрели по утрам, тоже все было на счет три. Неужели, Зоро не мог придумать чего – то дельного?
- Раз. – Само слово по себе как выстрел. В ушах оглушительно лопается какой-то шар, и сердце словно выскочило наружу – уж слишком громко.
- Два. – Глаза. У этой падлы чертовски зеленые глаза. Большие такие. Такие ясные. Ведь он говорил ему самые прекрасные вещи. И у него были эти же глаза. Но почему-то тогда казалось, что они не врут. Артист.
- Три! – Его рука вздрагивает, и он начинает вытаскивать из кармана оружие.
Странно. В такой момент время действительно замедляется. И все как в медленной прокрутке ленты. Санджи не торопится. Аккуратно подцепляет оружие пальцем. Направляет на Мечника. Судорожно сжимает и жмет на курок.
Выстрел.

***
Четыре дня назад.

Ветер бил в лицо, пробираясь даже сквозь забрало дорогого, как целый автомобиль, шлема. Однако Зоро это не слишком волновало. Столь же дорогой мотоциклетный костюм надежно облегал тело, сильные ноги крепко обнимали любимый мотоцикл, а к спине крепко прижимался Санджи, сцепив руки на его талии. Даже сквозь два слоя одежды Ророноа чувствовал, какая у него горячая кожа. От этого в голову обходными путями пробирались совершенно неприличные планы на сегодняшний вечер. А строить их было ещё очень рано. Несмотря на то, что блондин, прячась от ветра, прижимался к нему всем телом, и периодически ерзал.
Зоро усмехнулся: если всё пройдет удачно, конец этой ночи будет во много раз лучше начала. И если кто-то скажет, что нет ничего лучше стремительной езды по пустынным сияющим улицам, то этот человек просто идиот, которому никогда не узнать, какие сладкие звуки могут слетать с тонких губ одного из боссов, когда...
Ророноа зажмурился на миг, и распахнул глаза, прогоняя сладкие видения.
Секс подождет, пусть и прекрасный секс.
Для начала на сегодняшнюю ночь назначено кое-что поважнее.
Тормоза ударили по ушам, и мотоцикл быстро замер, остановленный уверенной рукой.
Зоро расстегнул шлем и обернулся к своему попутчику и любовнику, а по совместительству - коллеге.
- Мы прибыли.
Кажется, все уже собрались, судя по возбужденному гомону. Только за угол завернуть - и весь смысл сегодняшней ночи откроется взгляду.
Один из шести Боссов откинулся назад, обретая устойчивое положение. За темным стеклом не было видно глаз, и это превращало его в молчаливого и безликого, способного мгновенно затеряться в толпе мотоциклиста. Однако, мгновение - сильные руки стянули гладкий шлем. Золотистые волосы тут же рассыпались по плечам, немного топорщась в разные стороны. Мотнув головой, Санджи уперся ладонями в сиденье за собой и глянул с легким укором.
- Ну и зачем ты меня сюда притащил, ты мне можешь сказать? - Мужчина бурчал, но в голосе не было ни злобы, ни раздражения, только легкое любопытство и интерес. - Из-за твоей маниакальной любви к этой железке, пришлось натянуть это...
Он кивнул на обтягивающий костюм с множеством карманов в разных, самых неожиданных местах. Однако он очень подчеркивал талию, узкие бедра, стройные ноги. Довершали образ такие же черные сапоги, которые надежно сидели, спасая от холода и влаги.
Вдалеке слышались отдаленные звуки других мотоциклов, гомон толпы. Санджи чуть прищурился, начиная догадываться, куда их принесло. Но вот зачем любовнику пришло в голову тащить его с собой, оставалось вопросом. Обычно он в одиночку покорял просторы города, после же возвращался домой. В лучшем случае у них был медленный и пьянящий секс до самого утра - выходил адреналин и волнение. В худшем же - блондин до утра врачевал чужие ссадины и рваные раны. Наутро, естественно, зеленоволосого тащили к врачу.
Но Ророноа позволял сидеть на его мотоцикле, касаться его. Мечник - как звали его враги и союзники - даже купил отдельный шлем, на котором была нарисована узорная буква "S". И это, несомненно, льстило. Очень приятно.
- Ты весь вечер выглядишь, словно задумал что-то гениальное, как минимум. - Санджи хмыкнул и провел ладонью по коротким волосам, растрепав их, делая беспорядок еще сильнее. - К тому же, ты редко берешь меня куда-то, когда дело касается мотоцикла и быстрой езды.
Зоро тихо хмыкнул, обвел одобрительным взглядом затянутую в черное фигурку и облизнулся.
- Потерпи. Сейчас ты всё узнаешь.
В ответ на удивленный взгляд любовника Ророноа улыбнулся уголками губ и взял его за руку.
Шаг за угол на мгновение ослепил обоих светом сотни фар и оглушил шумом голосов.
Пожалуй, это были одни из самых крупных нелегальных гонок, которые могла себе позволить темная сторона этого города. Цепкий взгляд Мечника мгновенно выделил в толпе знакомые и важные лица, определяя риск и степень опасности. Один из его верных людей кивнул и отправился регистрировать босса. Зоро усмехнулся - пока всё шло, как надо.
Развернувшись к своему спутнику, он обвел широким жестом всё разворачивающееся действо.
- Я хочу показать тебе ночной мир этого города таким, каким ты его ещё не видел.
Бесшумно возникший рядом администратор снабдил его костюм двумя табличками с номером. Один из низших чинов уже подвел оставленный в переулке мотоцикл к линии старта и теперь дожидался босса, внимательно наблюдая за соперниками.
- Я намерен выиграть сегодняшнюю гонку. Слишком интересный куш на кону.
Зеленые глаза лукаво прищурились, а сильная рука резко притянула к себе. В ответ на ошеломленный взгляд Ророноа усмехнулся и властно, глубоко поцеловал приоткрывшиеся в изумлении губы. Прямо на глазах у всей собравшейся толпы.
А затем отстранился, облизнулся и направился к старту, махнув рукой на прощание.
Такой стимул к победе его вполне устраивал.
Санджи вытер тыльной стороной ладони губы, кинув неодобрительный и раздраженный взгляд вслед мужчине.
- Пижон... - Мотнув головой, он огляделся, постепенно привыкая к гомону толпы и шуму моторов.
Подошедший телохранитель показал блондину, где можно расположиться, чтобы и люди не мешали, и видно было. Кинув шлем и куртку на один из стульев, он облокотился о перила балкончика, на который его завели. Отсюда было видно большую часть выделенной трассой, которой являлся... весь город. Как Санджи понял, они разрабатывают путь заранее. А срезать, объезжать - это уже выбор участников. Главное знать, где и как лучше. Типичные гонки без правил. Но что же за приз обещан сегодня, раз любовник не только приехал, хотя предпочитает гонки один на один и вообще на деньги, но еще и его притащил? Что-то действительно вкусное, видимо.
Средь толпы были видны какие-то знакомые лица. Из более мелких "семей", какие-то члены собственной, бывшие враги. Неудивительно, все-таки мир тесен. Утром вы еще грозите друг другу пистолетами, а ночью гоняете бок о бок. Повар - странно, и почему ему дали такое прозвище?! - хмыкнул и выцепил из толпы на старте знакомые зеленые волосы. Зоро заканчивал проверку систем. Подавшись мимолетному желанию, Санджи приложил ладонь ко рту и громко крикнул:
- Порви их всех, Зоро!
Не обращая внимания на удивленные и раздраженные взгляды отовсюду, мужчина вновь мотнул головой и закурил, выпуская в воздух тоненький столбик дыма, уходящий в самые небеса. В груди где-то засело легкое беспокойство. Но вспоминая, какие виражи умеет закладывать Мечник, становилось немного спокойнее.
Зоро тихо и довольно усмехнулся, услышав отголосок далекого крика, и привычным жестом оседлал мотоцикл. Верная машина была теплой и едва заметно вибрировала. Ророноа положил ладонь на ручку газа, незаметно поглаживая отполированный металл, зная, что мотоциклу так же, как и ему, не терпится в гонку. Окунуться в ночь и стать её верными спутниками.
Сегодняшний куш был слишком желанен для седока, чтобы его железный конь остался равнодушным.
Оторвав взгляд от своей машины, Мечник оглянулся, обводя противников беглым взглядом, привычно подмечая опасности и неожиданности. К слову, их было не так уж много, а проще говоря - один человек. Высокий мужчина с номером 9 и рекламой фирмы "Cipher Pol" поперек груди, весь затянутый в черное. В руках потенциальная угроза держала черный шлем, совершенно не торопясь снять с головы черную же кепку, из-под которой выглядывал приличных размеров нос.
Отведя взгляд, Зоро заметил сигнал к пятиминутной готовности и застегнул собственный шлем, подведя мотоцикл к старту. Он не смог бы объяснить, чем этот девятый гонщик вызвал его интерес, вот только интуиция подсказывала - что-то здесь не так. Да и видел Мечник этого субъекта первый раз, а это уже интересно. На такие события кого угодно не зовут.
Мысленно обратив на него внимание, Зоро медленно выдохнул, расслабленно откинувшись на сидении. И обнял ладонями рукояти, отполированные бесконечными гонками, усмехнулся довольно, сжимая коленями блестящие бока своего мотоцикла.
Через пару мгновений очередная красотка, избранная организаторами, многообещающе улыбнулась гонщикам и махнула ярко-красным платком.
Гонка началась дружным ревом двигателей.
Любовник безумно сексуально смотрелся, когда ловко и непринужденно вскочил в седло мотоцикла. Блондин облизнулся, наблюдая за ним. Не будь всех этих людей... Нет, однозначно, надо однажды заставить его заняться любовью и немного испачкать этого железного коня. Влетит потом, но лучше отдать в мойку или новый купить, чем оставшуюся жизнь довольствоваться мечтами.
Санджи заметил легкое напряжение в поведении Мечника, когда тот посмотрел на одного из участников. Странно, обычно заставить его нервничать - сложная, практически непосильная задача. Что же он такое углядел?
Однако, блондин неожиданно словил себя на ощущении, словно за ним пристально наблюдают. Поведя плечами, он как можно легкомысленней оглянулся, словно рассматривал конструкцию, стол или людей. Явной слежки не было, но все равно стоило быть на чеку. Их не так много людей знают в лицо. Но есть те, кто очень даже хорошо знают. И обычно приходят с камнем за пазухой. Печальная статистика и опыт.
Старт оказался еще громче, чем Повар мог себе представит. Помахав перед лицом ладонью, разгоняя выхлопной дым от себя. Вперед сразу вырвалось несколько мотоциклов: Зоро, тот самый 9 номер и еще парочка. Рев моторов и шелестение шин резало по ушам. Кто-то вылетел с трассы, со вскриком удивления сбивая ограждения. К нему ломанулись врачи. Однако внимания блондина было приковано к двум, вырвавшимся вперед. Они практически не уступали друг другу, несясь нос к носу. Закрывшись ладонью от ветра, Санджи чуть прищурился, чтобы лучше видеть происходящее.
-Давай же... Ну давай. - Бурчал он себе под нос, даже не замечая этого. Азарт и волнение полностью захлестнули.
На мгновение показалось, что он, как и полчаса назад, сидит за чужой спиной, прижимаясь и обнимая. Что и его бьет ветер, норовя уронить с мотоцикла. Что он так же упирается коленом в асфальт, заходя на виражи. Или может... он действительно хотел оказаться в этот момент совсем рядом.
Очередной резкий поворот ознаменовался визгом тормозов и жутким скрежетом - кажется, очередной неудачник отправился на свидание с каменной стеной. Однако трассу в этот раз прокладывали явные психи с наклонностями садистов, настолько опасной и неожиданной она была. И при всех совершенно сумасшедших изгибах дороги приходилось следить за тем, девятым гонщиком, ведь его алые фары постоянно мелькали совсем рядом.
Зоро это категорически не нравилось - он любил контролировать гонку полностью, от старта до финиша. Так, чтобы все знали, кто лидер и кто победитель. А сегодня у него был двойной стимул - где-то там, на возвышении, за ним наблюдал Санджи. Представив себе на мгновение, как блондин щурится и кусает губы от нетерпения, Ророноа рассмеялся тихо и прибавил скорость, заставив мотоцикл взреветь бешеной радостью гонщика вместе с ним самим. Отражение длинноносой угрозы потерялось в витринах магазинов далеко позади.
Полностью отдавшись гонке, Зоро ловил кайф от неё. Почти безопасный наркотик, если не считать безумной травмоопасности - жажда скорости. Когда сливаешься с мотоциклом в одно целое, разрезая пронзительным светом фар ночную мглу, выхватывая цепким взглядом из-за забрала шлема преграды и препятствия, срезая путь знакомыми узкими переулками. Кому, как ни гонщику, знать этот город, как свои пять пальцев?
Несколько мгновений - и впереди ярко сверкнули лампы финишной прямой. Лихо вывернув из переулка, Мечник покрепче сжал коленями бока своего мотоцикла... И чуть не улетел на обочину, ослепленный на миг фарами девятого гонщика. Чертов позер! Мгновенно собравшись, Ророноа устремил машину к финишу, буквально на пол корпуса опережая соперника. Ну же! Ну!
На мгновение блондину показалось, что Зоро проиграет. Этот гонщик, источающий опасность, неожиданно вынырнул, словно из ниоткуда. Но любовник был не так прост. Бросив мотоцикл в сторону, он словно попытался сбить противника, тем самым заставляя его вильнуть в сторону, а значит потерять несколько драгоценных секунд. И вуаля! Победа - в кармане.
Санджи, сдержав радостный крик, перепрыгнул через перильца, в мгновение оказавшись на земле. На руке болтался шлем. Осторожно маневрируя между людьми, он пробирался к финишной полосе. Разыскав глазами Ророноа, пока его не утащили на награждение, бросился прямо к нему и обнял со спины, утыкаясь лбом в шлем.
- Сумасшедший. Псих... - Волнение выплескивалось наружу, вперемешку с радостью. - Мой герой...
Содрав с чужой головы эту невменяемую "каску", прижался все к тому же затылку губами и выдохнул. Он жив, здоров и победил. Что может быть лучше и нужнее? Взгляд выделил где-то недалеко фигуру проигравшего гонщика, которая замерла точно напротив них. Глаза чуть сузились, фокусируясь на нем. Но тот вроде отвернулся и пошел к гаражам. Показалось, наверное...
Зоро на мгновение замер, позволив себе расслабиться и насладиться чужим теплом. Заслуженным теплом. А затем развернулся в теплых руках и улыбнулся, глядя в сияющие лазурные глаза. Шепнул в самое ушко:
- Подожди немного, осталась последняя формальность... И мы отпразднуем победу по-настоящему. - Прищурился лукаво, многозначительно облизнулся и направился к главному администратору гонок. Тот явно стремился своим тухлым видом распугать побольше народу. Как будто не ожидал, кто будет победителем, право слово.
Ророноа усмехнулся и подошел к нему.
- По-моему, мне причитается мой законный приз.
- Законный приз на незаконных гонках? - Высокий мужчина в цветах семьи Френки фыркнул, но в руке его тихо и многообещающе звякнуло.
Мечник довольно оскалился - вот оно. То, ради чего всё затеяно. Через пару мгновений приз ночных гонок окончательно сменил владельца. Внушительная связка ключей и пачка документов - именно так он это себе и представлял. Бумаги тут же исчезли в руках личных помощников - они разберутся, а Санджи завтра подпишет.
Зоро усмехнулся, довольный собой. Выиграть ключи от одного из самых лучших ресторанов города... Эта гонка того стоила.
Санджи уже ждал его в том же переулке, рассеянно поглаживая мотоцикл по металлической раме. Застав столь славную картину, Зоро довольно улыбнулся и приблизился к нему. Уперся ладонью в седло и наклонился вперед, так, чтобы увесистая связка ключей качнулась перед носом Повара.
- Наш приз. - Мурлыкнул довольно. - С этого момента ресторан на главной улице - твой.
Блондин проводил любовника взглядом и отвел чужой мотоцикл подальше от толпы, чтобы его не сильно затолкали и не дай Бог не разбили. Что же такое сейчас получит Зоро, что заставляет его глаза так сверкать. Видно, что-то ценное. Мысли об этом полностью завладели головой, отключая от реальности. Он не заметил, как на крышах мелькнула чья-то тень. Ладонь мягко скользила по остывшему сидению, что потеряло тепло тела.
Появление Мечника заставило вздрогнуть. Но услышав произнесенные слова, Санджи удивленно вытаращился, хватая ртом воздух. Ресторан? На главной улице? Но он же стоит немыслимых денег и... Выиграл?
- Ради этого? Ты едва не разбился ради этого?! - Блондин попытался оттолкнуть от себя невыносимого человека, но руки почему-то не послушались и притянули ближе. - Вот идиот...
Выдохнул и наконец сделал то, о чем мечтал весь этот вечер - и пока ехал за чужой спиной, и пока кусал губы, наблюдая за гонкой,и пока ждал тут... Поцеловал. Смял поцелуем обветренные шершавые губы, заявляя о том, что чувствует на единственном понятном языке. Чуть прислонился к мотоциклу, находя в нем опору дрожащим ногам.
- Спасибо...-Влажно выдохнул в поцелуй. - Не мой. Наш...
Ключи перекочевали в чужую ладонь, попав в руки новому хозяину.
На миг Ророноа обожгло беспокойство - как будто чужое навязчивое присутствие, как тогда, с таинственным девятым гонщиком. И цепкое подсознание даже поставило галочку где-то в длинном списке - подумать об этом на досуге.
Но сейчас прямой опасности не ожидалось, и мужчине было ровным счетом наплевать - наблюдает кто-то или нет. Своих отношений он не стеснялся. А раз так... Пусть неведомый наблюдатель завидует, глядя, как доверчиво льнет к нему Санджи, которому так чертовски идет этот костюм. Нужно как-нибудь заставить его снова его надеть. Пусть потом придется чистить или покупать новый - Зоро нюхом чуял, что это хорошая идея.
Он усмехнулся тихо и по-кошачьи прищурился, глядя в глаза любовнику и другу.
- Думаю, наш особняк как нельзя лучше подойдет для того, чтобы отпраздновать мою славную победу... - Мечник облизнулся, задев чужие губы, и ловко оседлал мотоцикл. Обернулся и окинул лукавым и явно голодным взглядом: - Едешь?
Через мгновение к его спине вновь прижались, а тонкие руки кольцом обхватили талию.
Они вновь мчались по ночным улицам, вот только сейчас обоим хотелось, чтобы эта их личная гонка поскорее закончилась.
Оказавшись в просторном полутемном гараже, Зоро порывисто сдернул шлем и оседлал мотоцикл задом наперед. Пережитые в гонках эмоции всегда оставляли за собой сильную отдачу, чаще всего на всю оставшуюся ночь.
- Са~анджи... - Позвал тихо, умудрившись вложить в чужое имя нотку нетерпеливого рычания.
Нарочито медленным движением Санджи стянул с головы свой шлем и повесил а выступающий крючок. Золотистая челка слегка прилипла ко лбу: и от пережитого, и от волнения, и от слишком жаркого шлема, и от скорости. Глянул преувеличенно высокомерно, наклонил голову и улыбнулся.
- Да, да? - Чуть откинулся назад, запрокинув голову. - Ты что-то хотел?
Вопреки своему невинному и неприступному виду, закинул ноги, обняв ими чужие бедра. Едва балансируя на неустойчивом мотоцикле, уперся ладошками за собой и довольно улыбнулся. В глазах плясали чертики, призывно язычок облизывал губы. Но Зоро слишком любит игры и гонки, чтобы вот так сразу сдаться. Сначала надо немного подразнить.
-Ты едва не проиграл, маримо! - С легким наигранным укором в голосе. - А если бы этот носатый...- Блондин ладонью показал, какой именно нос был. - Тебя опередил? А если бы ты не вырулил и улетел вслед за остальными участниками?
На мгновение взгляд синих глаз заледенел, пряча тот страх, что охватил на том чертовом приступке. Но вот снова легкая и нежная улыбка.
- Ты молодец... - Тихо, едва слышно, словно и не говорил ничего.
Знал бы Санджи, что одна такая улыбка, по мнению Зоро, стоила десятка переломов.
- Я бы не проиграл. - Мечник прищурился, прожигая яркой зеленью глаз насквозь. - Неужели ты во мне сомневался?
Ладони погладили чужие колени, выводя пальцами узоры на облегающем костюме, ненавязчиво предлагая избавиться от него.
- Такие "гонщики" не соперники мне... Пусть молятся, чтобы администрация впредь отказалась от столь вкусных призов, а то мне снова придется размазать их всех по стенам переулков...
Девятый гонщик выпал из памяти Ророноа, временно, но совершенно определенно. Думать об этой досадной помехе не хотелось совершенно. Лучше - вот об этих улыбчиво-ехидных губах. О лукавой лазури в глазах. И прочих непревзойденных достоинствах своего любовника - единственного, кому разрешено было касаться его мотоцикла - даже так, расслабленно и лениво. Блондину и его рукам Зоро готов был доверить даже любимую машину.
Но сейчас им определенно стоило найти лучшее применение.
- Идиотина... - Буркнул мужчина беззлобно и чуть улыбаясь. - Слишком самоуверенный.
Упираясь ладонями в сиденье, подвинулся вперед и тут же поймал равновесие, обхватив любовника за шею. Теплое дыхание коснулось губ, и Санджи не стал медлить, отнимая такой желанный и нужный сейчас поцелуй. Рука зарылась в зеленые волосы на затылке, запутываясь в них. Вторая осторожно погладила по спине, где совсем недавно еще оставались следы от последней гонки - Зоро проехался спиной по асфальту, оставив сильные ссадины. Однако сейчас думать о перевоспитании Мечника не хотелось. Поцелуй медленно закончился, и блондин мазнул губами по щеке, направляясь к чужому ушку, в котором тихо ударялись друг о дружку золотые серьги.
- Зор-р-ро... - Шепнул тихо, прижимая это недоразумение ближе к себе. на мгновение представив, чтобы случилось, если бы мотоцикл все-таки перевернулся. - Всегда будь осторожен. - Нежный укус в шею, одновременно болезненный. - И всегда возвращайся домой.
Тихо звякнула молния чужого костюма, выпуская из плена ключицы и одно плечо. В такие редкие моменты Санджи самому не терпелось. Волнение и жажда съедали его. Единственное спасение было - в объятиях Мечника. В голове снова вспыхнула картина, когда подтянутое мускулистое тело прижимается к корпусу мотоцикла, как любовно Зоро поглаживает его руль, как сильно сжимает коленями. Ревность? Возможно, небольшая ревность к этому куску железа. Но все же... Зоро - его. Лишь его.
Расслабившись, Ророноа прикрыл глаза. Волнение ночи начало медленно утекать, послушно следуя теплым ладоням и мягким губам. На краю сознания скользнула самодовольная мысль о том, насколько удачной была идея оборудовать гараж специальной стойкой, намертво закрепляющей мотоцикл на одном месте. Установленная на эту стойку, машина уже никуда не сдвинется без применения ключ-кода, известного только самому Зоро и его любовнику. На всякий случай.
Зоро нравилось, когда Санджи становился таким нетерпеливым. Если бы он знал, что наблюдение за гонкой так повлияет на блондина, он бы уже давно показал ему мир своих ночных развлечений. Тем более, что вкус того, украденного посреди толпы поцелуя оставался с Мечником до самого конца гонки, напоминая о желанном призе.
Горячее дыхание опалило плечо, с которого тонкие, но сильные пальцы незаметно стянули плотную ткань, и Зоро не удержался. Протянул руку и резко вздернул чужую голову вверх, цепко удерживая за подбородок, заглянул в удивленную лазурь и впился в приоткрытые мягкие губы жадным поцелуем, голодным и откровенным. Выпивая до капли дыхание, удивление, настойчиво и требовательно впитывая ответную реакцию. Обе ладони скользнули за чужую спину, оглаживая сквозь облегающую ткань контуры изящных лопаток, прижимая Санджи к себе, не позволяя ему отстраниться. Эмоции рвались наружу, и удерживать их больше не было сил.
Дыхание блондина катастрофически быстро заканчивалось. Легкие жгло огнем. Чуть отстранив от себя, он облизнул припухшие губы и провел ладошкой по лбу, убирая челку с глаз. Вторая рука осторожно стянула костюм со второго плеча. оставляя любовника в одной майке. Немного похотливо глянул и облизнулся.
- Ты хочешь осквернить свой любимый мотоцикл? - В голосе скользнули нотки ревности, отдавая холодом. Но вот снова ласковая улыбка.
Губы осторожно спустились по шее, оставляя маленькие отметины. Санджи знал, что Мечник не смущается показывать эти следы, даже гордится ими. Поэтому щедро украсил чужую кожу, оставляя иногда даже чуть болезненные. От любовника пахло одеколоном, тем самым, который так любил блондин. Лизнув ключицы, почувствовав его остаточный горьковатый привкус.
Мотоцикл чуть качнулся, заставляя схватиться и прижаться ближе, чуть в панике оглядываясь. Нет, он не боялся упасть. Он не хотел разозлить зеленоволосого, повредив такой дорогой агрегат. Мотнув головой, сделал непроницаемое и гордое лицо.
- Или все же потерпишь до комнаты?
Зоро в упор не видел никаких причин медлить. Мотоциклу он не раз доверял свою жизнь, тем более, что Санджи в данный момент выглядел так, что хоть законом запрещай. Прямым, немедленно.
- Не хочу терпеть... - Пальцы Мечника скользнули по чужой спине, крепко прижимая, не желая отпускать. - Я ещё не получил свой главный приз...
Желание медленно, но верно разгоралось в крови, заставляя кровь быстрее бежать по венам, а глаза - гореть ярче, намного ярче. Все намерения Ророноа в них сейчас можно было прочитать, как в открытой книге, и Зоро это вполне устраивало. Нажатие одной кнопки на пульте намертво закрепило мотоцикл на одном месте, и по губам зеленоволосого мужчины скользнула голодная улыбка. Обняв верную машину коленями, он требовательно привлек блондина ближе к себе, устраивая совсем рядом, жадно приникая к его теплу. Санджи был горячий, очень горячий, и холодный металл мотоцикла лишь оттенял этот жар, ещё больше распаляя желание.
- Хочу тебя здесь и сейчас... - Из горла вырвался короткий рык, и Зоро облизнулся, чувствуя, как пережитые и переживаемые эмоции медленно заставляют разум оставить контроль над телом.
На другой ответ блондин и не рассчитывал. Он лишь убедился в том, что, собственно, не могло измениться. Никогда. Осторожно отпрянув от жаждущего Мечника, закинул ножку на чужое колено, подставляя высокую шнуровку тяжелых сапог.
- Тогда тебе придется начать отсюда... - Пальцы скользнули по шнуркам, по ноге, огладили колено, провели по бедру, дальше - на живот, по вздымающейся груди и так до губ. - Тебя ожидает длинный путь до желаемой цели...
Многозначительно изогнув бровь, Повар облизнулся и откинулся назад, всем видом показывая, что помогать ни в коей мере не собирается. Хотя узкий костюм уже довольно ясно топорщился. Но отказать себе в удовольствии помучить зеленоволосого гонщика Санджи не смог. Сейчас надо было провоцировать и дразнить, чтобы извлечь из чужой крови весь адреналин и жажду скорости. Надо снова приучить Зоро, что все можно делать медленно и постепенно, что тут у него нет соперников. Ни откуда не выскочит тот девятый номер, чтобы первым стянуть куртку с изящного тела. И уж точно никто не займет это место напротив.
Из горла Мечника вырвалось глухое ворчание.
Длинный путь? Что ж...
Серьезные люди не ищут легких путей, верно?
Всё это, конечно, Зоро вполне понимал, но только разумом, уже почти готовым сложить с себя полномочия по управлению телом. Однако хитрая идея любовника показалась ему вполне заманчивой - раздевать Санджи ему всегда нравилось. Медленно и аккуратно. Когда хватало терпения... Это было просто восхитительно.
Конечно, гораздо чаще Ророноа предпочитал более радикальные методы избавления от одежды, мешающей добраться до желанного тела. Его руки и зубы с легкостью превращали самую крепкую рубашку в кучу жалких лоскутов. Наутро Санджи с трудом определял в получившейся тряпочке очередную свою любимую рубашку - и каждый раз пытался этой самой тряпочкой придушить своего нетерпеливого возлюбленного.
Не очень успешно, впрочем. Чаще всего подобная инициатива заканчивалась переносом завтрака на неопределенное время и новыми сладкими стонами.
Зоро облизнулся. Жар, распаленный откровенным видом блондина, растекся под кожей ровным теплом. Воспоминания о выигранной гонке остались где-то далеко за пределами знакомого помещения, в котором им точно никто не мог помешать.
Тихо пискнула входная дверь, надежно запертая изнутри, и сильные пальцы аккуратно накрыли стройную ножку, расправляясь с тугой шнуровкой сапога, освободили узкую ступню из плена плотной кожи. Через мгновение означенный предмет гардероба поприветствовал подошвой капот одной из самых дорогих машин в этом городе, но Зоро это не слишком волновало. Совсем не волновало, прямо говоря.
Определенно талантливый дизайнер снабдил костюм Санджи множеством почти незаметных "молний" и других маленьких секретов, но кому, как ни Зоро, прекрасно знать о каждом из них? Аккуратно подцепив замочек, Мечник потянул его наверх, и узкая штанина разошлась на две половинки, открывая бледную кожу почти до колена.
- Длинный путь означает... большой куш? - Вроде бы невинная фраза и такая же улыбка. Правда, кому, как ни Санджи, знать, что этот безмятежный тон означает на деле?..
А сильные руки выпустили одну ножку и занялись второй, намереваясь отправить второй сапог в путешествие следом за первым.
Зоро умел ждать. И выжидать тоже.
Санджи проводил взглядом полет своего сапога и чуть сморщился от глухого удара. Синие глаза глянули с укором, в который раз пытаясь донести до любовника, что окружающие вещи не обязательно ломать. Ну правда-правда.
- А если вмятина останется? - Вздохнул и растрепал зеленые волосы широкой ладонью. - А машина красивая..
Взвизгнула застежка костюма, распалась верхняя часть, открывая тонкую майку, которую Повар накинул впопыхах. Одна лямка сползла с плеча, подчеркивая его хрупкость и изящность. Мужчина сорвал эту часть гардероба одним движением и чуть зябко повел плечами - в гараже, не смотря на то, что помещение было закрыто, было немного влажно. Или это из-за близости мотоцикла и еще не снятого костюма Мечника?
- Твои способности к предпринимательству явно улучшились... - Одобрительно глянул и нетерпеливо потянул к себе, срывая с тонких губ пару быстрых поцелуев. - Сегодня ты...
Шепот получился немного жарким и срывающимся. Из карманов на пол посыпалась всякая ерунда: телефон, деньги, ключи. И один такой неожиданный и приятный. Проводив его взглядом, блондин ласково улыбнулся и мотнул головой. Ресторан, да? Глупое Маримо. Не стоило так рисковать ради него.
- Я не настроен ждать. - Предупредил сразу и чуть царапнул когтистыми пальцами загорелую спину, где ее не закрывала ткань. - Прими к сведению. пожалуйста.
Наигранная вежливость - верный показатель, что Санджи на пределе. Перенервничавший и влюбленный любовник - явный сигнал к тому, что ночь будет длинной.
- А утром я хочу посмотреть наш ресторан. - Протянул мечтательно и прикрыл глаза Повар, недвусмысленно ерзая на жестком сиденье мотоцикла. - Вместе!
А то утром опять окажется, что у зеленоволосого срочные дела или тренировки. И будет опять ненормальная беготня по городу, пока, наконец, свинцовый дым не сожжет легкие и душу. И жажда в жизни приведет обоих парней в одно место. Туда, где они будут не Боссами, не мафиози, а простыми людьми, влюбленными и изголодавшимися. И не дай Бог кто-то встанет на пути.
Если хоть один человек знает, как оставаться спокойным, когда на тебя так смотрят, Зоро бы попросил у него совета. И даже выкупил бы полезные сведенья, если бы это было нужно. Ведь Санджи так импульсивно воспринимал его спокойствие. Так восхитительно откровенно.
- Ты удивительно переменчив сегодня, любовь моя. - Зеленые глаза смотрели голодно и ярко светились изнутри - желанием, пережитыми эмоциями, восторгом гонки и настоящего момента. - Но мне это, черт возьми, нравится...
Не задумываясь, Ророноа послал к дьяволу собственное самообладание и весь этот испорченный мир за стенами дома. Сильные руки скользнули по чужой спине, пробрались под приспущенный костюм и спустились ниже, собственнически сжимая и поглаживая. По губам скользнула довольная улыбка, когда Санджи тихо застонал и прижался к нему, гибкий, как кошка.
Они оба были сейчас пьяны без капли спиртного - пьяны от поцелуев, прикосновений, ехидства на грани пошлости и всего пережитого.
И это нравилось им обоим - долгая ночь, прекрасная ночь, бессонная, жаркая и счастливая.
"Молния" на костюме Санджи открывалась всё больше, заставляя сильнее распахнуться черную ткань, такую контрастную на светлой коже. Зоро медленно облизнул пересохшие губы и вновь притянул к себе чужую ногу, медленно стягивая с неё обтягивающую штанину, властно касаясь горячими пальцами - от бедра, вниз, до колена и узкой щиколотки. На косточке - такой заманчивой - запечатлеть легкий поцелуй, и тут же выпустить, чтобы не сорваться, чтобы не выпустить из себя всё и сразу. Мечник не раз представлял любовника вот таким - растрепанным, обнаженным, на собственном мотоцикле - но реальность оказалась гораздо, гораздо, гораздо лучше!
На то, чтобы немного подавить яростную вспышку желания, ушли последние силы. Сильные пальцы требовательно потянули, заставляя устроиться на своих разведенных коленях, судорожно сжимающих сияющие бока мотоцикла.
- Пожалуйста... - Хриплый шепот Зоро коснулся чужого уха. - Прошу, скажи, что ты так же предусмотрителен, как и всегда... Я не могу больше ждать...
- Разве когда-нибудь бывало по-другому? - Недовольно буркнул блондин, отрываясь от чужого тела, чтобы дотянуться до потайного отсека под сидением мотоцикла, откуда извлек небольшой флакончик с маслом. - Держи.
Вложив искомое в чужую горячую ладонь, прильнул обратно к теплой груди и на мгновение прикрыл глаза, доверчиво замерев. Выдохнул и снова вскинулся, озадаченно оглядывая предполагаемое место действия. Подозрительно глянув на Мечника, словно спрашивая, как он думает уместиться тут, решил лишь довериться мужчине и его мотоциклу. Авось не уронят, изверги.
Санджи сам тысячу раз представлял, как они займутся любовью именно так. И, сидя на своем мотоцикле, Зоро будет думать ни о запчастях, ни о гонках, ни о новых моделях, а о нем. Только лишь о нем. Прохладная ладонь осторожно огладила страшные шрамы, нырнув под майку. Исследуя каждый их изгиб, Повар чуть прикусил губу. Перед глазами промелькнули все те моменты, когда жизнь любовника была на волоске. На секунду отчаянье затопило сердце, заставив поцеловать немного грубо и сильно, выбивая кислород из легких. Обнял и виновато уперся лбом в плечо, закрыв глаза.
- Быстрее же...
Тихий голос подстегнул Мечника, по его спине побежали мурашки, а внизу живота жарко заныло. Предусмотрительность Санджи его восхищала, сейчас он готов был молиться на неё, потому что вовсе не собирался причинять любовнику боль. Он прекрасно понимал разницу между просто сексом и тем, что происходило между ним и Санджи.
Перед глазами немного плыло от острого желания и ласки прохладных ладоней. Зоро мотнул головой и аккуратно, но чувствительно прикусил зубами чужое ухо, скользнул в него язычком, обводя и поглаживая, обжигая влажным дыханием. Пальцы тем временем расправились с тугой крышкой, и она весело запрыгала по полу, туда же отправилась часть масла, когда Мечник, дрожа от нетерпения, чуть не выронил скользкий флакон. Пальцы стали влажными почти мгновенно, Зоро довольно оскалился и крепко обнял блондина свободной рукой за талию, заставляя прогнуться, приподняться слегка.
- Хочу тебя так, что зубы сводит... - Выдохнул в ушко, пробираясь ловкими пальцами в ложбинку между чужих ягодиц, аккуратно их раздвигая и массируя такое нежное местечко. Санджи вздрогнул, но его тело прекрасно знало гостя, послушно впустило по очереди три пальца, а вторая рука Зоро крепко обнимала его, не давая отстраниться, если бы возникло такое желание. Однако Ророноа был точно уверен, что блондина сейчас терзают совсем другие желания, как и его самого.
Горячая ладонь покинула стройное тело и дернула вниз застежку собственного костюма Мечника, заставляя его тихо застонать.
Блондин печально проводил взглядом половину содержимого флакона. Он, между прочим, это масло выбирал долго и кропотливо! И оно не из дешевых. И удобрять им пол - кощунство. Но чужие пальцы, так ласково и нежно коснувшиеся там, где это было нужно, тут же отвлекли от мыслей. Выдохнув, чуть приподнялся на колени, стараясь устроиться поудобнее. Влажная кожа сидения холодила колени. Зарывшись носом в короткие жесткие волосы, тепло выдохнул и чуть подался навстречу, не в силах больше сдерживаться.
- Зоро... - Шепнул едва слышно, хрипло и рычаще. Едва заметное, но такое красноречивое движение было одним из долгожданных за сегодняшний вечер.
Синие глаза сверкнули из-под челки. Рука скользнула между разгоряченных тел, коснулась чужой ладони, собирая немного масла, подготавливая и направляя как нужно, и блондин опустился, впуская так глубоко, как только смог. Сегодня хотелось грубо. Сегодня хотелось резко и быстро, как там, на трассе. Хотелось доказать, что лишь вдвоем, что всегда, что никого больше. Когда их борьба перешла в эти чувства? Намного большие. чем кто-либо может испытывать. В глубине зеленых глаз отпечатались эти ощущения, эти слова. И лишь Санджи мог бы их увидеть.
Низкий протяжный стон эхом отскочил от стен, пронзив насквозь, словно электрошоком. Блондин выгнулся в чужих руках, словно опытный гимнаст, прогибаясь в спине. Глаза зажмурены, дыхание на мгновение остановилось. А пальцы цепляются за чужие сильные плечи.
Зоро подхватил чужой стон своим, низким и хриплым, и удовольствие вибрировало в его голосе, ощутимо и ярко. Стройное тело в его руках прогнулось так откровенно и доверчиво, что перехватило дыхание, которого и так было катастрофически мало. Одна рука Мечника кольцом обвивала талию его любовника, а вторая зарылась в светлые волосы, сжалась, притягивая Санджи ближе, губы нашли губы - и всего мира не стало в жарком, влажном поцелуе. Мысли Зоро всегда были отрывочны в такие моменты, рядом с Санджи он просто не мог мыслить связно, и ему это нравилось, так сильно, что дух захватывало. Снова и снова.
А сегодня Санджи нетерпелив, да и он сам - далеко не образец терпения. Глаза встретились, и в них ярко горит желание, их общее, одно на двоих. Объятия сжались, и Зоро начал движение - медленное, восхитительно медленное, в противовес всему пережитому, всему миру. Поддерживая любовника - сильными руками, поцелуями, глубокими толчками, жарким влюбленным взглядом - каждое мгновение.
- Какой же ты... - Обжигающий шепот на ухо, и связные мысли кончились, в голове оформилось одно лишь новое слово. Быстрее!
Это совсем не так, как на трассе, это лучше, намного лучше, и больше всего Зоро хотелось, чтобы и Санджи почувствовал это. Чтобы быстрее и глубже, ярче, сильнее... Чтобы тонкие пальцы так же судорожно цеплялись за его плечи, расцарапывая в кровь смуглую кожу, потому что ему, Санджи, так хорошо в его объятиях...
Ладонь Мечника скользнула по груди блондина к животу, ниже, накрыла горячими пальцами чужое возбуждение, двигаясь властно и уверенно, в общем ритме страсти.
Это тоже соревнование - кто первый дойдет до обжигающего края.
Правда, обычно у них в этом деле ничья...
В распаленном сознании Зоро заметались мысли, пытаясь сорваться с приоткрытых губ.
- Мой... - Выдохнул жарко, задыхаясь, стремительно подводя к краю.
Ловкие пальцы сделали свое дело - волна наслаждения начала подниматься, сметая на своем пути все, затопляя каждую клеточку тела. Искусанные губы горели огнем. Движения не были какими-то безумно быстрыми, как в постели, или грубыми, как в коридоре очередной резиденции Боссов. Но он так же сводил с ума. Ободранное стонами горло чуть щипало. Тугой узел стягивался в животе, подсказывая, что осталось совсем немного.
- Зор-р-ро... - Прорычал блондин, прижимая к себе ближе,зарываясь пальцами в волосы, запутываясь в них и немного болезненно оттягивая, тем самым запрокидывая чужую голову. Поцелуй-укус оставил на загорелой коже темный след, с наливающимся синяком. Ничего, иногда полезно. - Я сейчас...
Зрачки полностью закрыли радужку, выдавая крайнюю степень наслаждения. Волосы топорщились в разные стороны, истерзанные чужими руками. На манер Мечника, Санджи сжал коленями чужие бедра, не позволяя отстраниться. Немного напрягся, делая проникновение слегка даже болезненным от узости. Секунда - и вот, запрокинув голову, Повар сорвался в бездонную пропасть наслаждения, сопровождая это громким коротким вскриком, а после урчанием, исходящим откуда-то из горла.
Зоро накрыло обжигающей волной следом, почти одновременно, он ещё успел услышать чужой сладкий стон, прежде чем заглушить его своим. Тело тут же налилось тяжестью, по венам растеклась уютная сонная нега, сил хватило лишь на то, чтобы обнять покрепче, улыбаясь довольно, как сытый кот. Мысли лениво и неохотно вновь наполнили голову. Мотоцикл жалобно скрипнул, когда на него решительно оперлись всем весом.
На сердце стало спокойно. Тревога и беспокойство, засевшие в груди после гонки, исчезли, смытые волной наслаждения, чистыми, яркими ощущениями. Мечник облизнулся и приподнял за подбородок чужую голову, чувствуя, как на шее отчетливо наливается краской свежий след - Санджи обожал оставлять на нём свои метки, зная, что любовнику нравится их носить.
Поцелуй вышел медленным и одуряюще сладким, долгим, пока холод наконец не добрался до разгоряченной кожи, пока не захотелось осыпать поцелуями лицо, шею и плечи такого хрупкого и одновременно сильного существа совсем рядом.
Когда в расслабленное тело понемногу вернулись силы, Зоро тихо хмыкнул:
- Это было настолько прекрасно, что я даже готов вернуть тебе твои ненаглядные сигареты.
Кажется, они были в одном из карманов - сам же лично утром отобрал, чтобы блондин не курил во время гонки, всерьез опасаясь за его здоровье. А ещё, наверное, нужно было сдвинуться с места и добраться до спальни... Но Мечнику меньше всего сейчас хотелось выпускать из объятий расслабленного и опьяненного произошедшим любовника.
Жажда никотина в организме почти зашкаливала. Целый день продержаться только на предвкушении ночи - не так уж и просто. Однако, почему-то сейчас упоминание сигарет не вызвали ожидаемого трепета и желания. Тело, усталое и налитое свинцом, требовала немного иного. Волшебства, которое может подарить лишь этот невыносимый, раздражающий и идиотский Мечник. Любимый Мечник? Возможно.
Осторожно поднявшись на ноги, заставив Зоро выйти из тела с громким и достаточно неприличным звуком, упер руки в бока и мотнул головой. Легкий румянец окрасил скулы, однако в глубине глаз виднелись искорки шалости.
- Мы с тобой об этом еще поговорим... - Изогнул бровь и осторожно перекинул ногу через мотоцикл, дабы обрести полное равновесие. - Но сейчас...
Медленным шагом блондин подошел к широкому столу, что стоял у стены. На нем Зоро часто собирал очередные детальки для своей машины. Но сейчас... Этот столик используют совсем не по назначению. Одним ловким движением Санджи скинул все со стола. Застучали мелкие детальки, инструменты, ключи и прочий мусор. Обернувшись, мужчина глянул победно.
- Знаешь... - Тонкий палец провел по ледяной поверхности. - После каждого заезда, как я знаю, оборудование стоит проверять...
Шагнув в сторону, Повар стянул какое-то покрывало, одно из тех, которым накрывали ненужные машины. Постелил на стол, чтобы тот не был таким холодным. Повернувшись, помани к себе пальчиком.
- Иди-ка сюда... Доктор будет проводить личный досмотр... некоторых частей... - Красный язычок пробежал по губам и скрылся. - Надо заботится о том, что любишь...
Санджи знал, что Зоро любит как брать, так и отдаваться. Не первый раз эти двое за ночь пробовали и так, и так. По несколько раз. Вот и сегодня намечалось что-то достаточно интересное. Он предвкушающе улыбнулся, когда увидел то же желание в зеленых глазах.
Чтобы ощутить, как в обманчивой лени, охватившей тело, шевельнулся недвусмысленный такой интерес, Зоро понадобилось несколько мгновений. Ещё несколько секунд - подняться на ноги, не глядя на мотоцикл, и вновь подобраться совсем ближе к коварному соблазнителю.
Предвкушающая улыбка скользнула по губам Мечника.
Только рядом с этим хитрым, наглым, но таким красивым и чутким человеком он чувствовал, что по-настоящему жив.
- Сколько же будут стоить ваши услуги, доктор? - Зеленые глаза лукаво прищурились, когда Ророноа ощутил на своих плечах прикосновений горячих узких ладоней. - Чем мне с вами расплачиваться?
Санджи определенно чувствовал сейчас интерес распаленного его действиями любовника, и блеск в его глазах совершенно точно обещал Мечнику долгую, восхитительно долгую ночь.
А пока Зоро целовал своего невыносимого, но безумно любимого блондина, и все сомнения в завтрашнем дне бесследно растворялись в этом поцелуе.

***
Абсолютно прекрасное тихое утро было разрушено оглушительной трелью телефонного звонка.
Зоро зарычал, выпустил Санджи из крепких объятий и под его тихий, но вкрадчивый мат разбил телефон о стену. Брызнули осколки, а совершенно довольный Мечник завалился обратно в кровать, сграбастав блондина в объятия на манер плюшевой игрушки. Тот не возражал.
В течение утра тихие звонки то и дело оглашали дом, не долетая, к счастью, до спальни, и потому обоим боссам было на это откровенно плевать.
Когда Зоро наконец выбрался на улицу - проверить, как обстоят дела с документами на ночной выигрыш - звонки уже прекратились. Санджи остался дома - готовить завтрак, и настроение Ророноа было просто великолепным. Правда, от его широкой улыбки шарахались прохожие, но это уже детали. Он даже телохранителей не взял с собой, уверенный в собственной безопасности - что может случиться за десять минут?
А вот не обращать внимания на окрестности явно не стоило.
Прекрасный настрой мгновенно обернулся прахом, когда в оживленной толпе холодный металл уткнулся в спину, а вкрадчивый безликий голос предупредил тихо:
- Не дергайся. И не вздумай тянуться к мечу.
Зоро скрипнул зубами, замерев посреди толпы вместе с неведомым - пока что - кандидатом в покойники. Люди спешат, люди торопятся - никто не заметил странного поведения, до ушей Мечника доносились лишь ругательства и озабоченный повседневными проблемами гул. А ствол пистолета, тем временем, недвусмысленно уперся в его спину, подталкивая, и пришлось подчиниться. Пулю между ребрами получишь прежде, чем развернешься и обнажишь меч, даже прежде, чем просто коснешься ножен.
А вот в тихом переулке возжелавшему смерти следует даровать её.
Мечника толкнули в спину, он развернулся с глухим угрожающим рыком - и сзади на него бросились сразу трое, навалились, прижали к стене под дулом пистолета, не обращая внимания на сопротивление. Каменная кладка вышибла дыхание из груди, металл прижался к виску - неизвестным было плевать на обнаженные в оскале зубы и сжатые кулаки, им просто нужно было время. Лица всех присутствующих были надежно скрыты мотоциклетными шлемами, и где-то совсем рядом отфыркивались выхлопными газами их машины.
Зоро снова рванулся, и стена вновь ударила его в спину - у противников оказалась железная хватка. А из-за их надежных спин, поигрывая пистолетом, появился невысокий человек с мерзким крысиным лицом того самого типа, который смазывается из памяти, стоит лишь отвести взгляд. Неприятная улыбка искривила его губы, когда он начал говорить:
- У меня для тебя сообщение, Ророноа Зоро, и я должен был убедиться, что ты меня услышишь.

***
Зеленоволосый мужчина очнулся в том же переулке. Попытался пошевелиться и поморщился - голову пронзила острая боль. Кажется, его ударили прикладом в висок - это воспоминание было последним. С-суки...
На пальцах осталась кровь, рубашка была безнадежно испорчена, и подняться Мечнику удалось с трудом. В голове с тем же трудом ворочались мысли. Воспоминания. Развернувшись, он прислонился лбом к холодной стене и в бессильной ярости впечатал кулак в кирпичную кладку.
Его. Ророноа Зоро. Только что могли пристрелить в узком переулке.
Прямо как в паршивом кино про мафию, право слово. Только кровь - реальность.
И слова, каким-то образом как будто проникшие под кожу.
"Выбирай, Мечник, либо он умрет, либо ты. Надеюсь, в своей жизни у тебя была возможность научиться правильно расставлять приоритеты.
Неделя, Ророноа. У тебя неделя, а потом мы выберем за тебя."
Какого черта?!
Костяшки пальцев Зоро успел разбить в кровь, прежде чем в голове хоть немного прояснилось.
Отчетливая мысль сжимала сердце в стальном кулаке: он лучше разобьет себе голову об эту же стену, чем... Да эта фраза даже в голове не укладывается!!
Убить... Санджи...
Мечник скрипнул зубами. Надо же было быть таким беспечным! Расслабился до того, что какие-то твари теперь смеют ставить его перед выбором!!
Но...черт возьми... Раз они сумели застать его врасплох, раз едва не пристрелили… Какими же силами обладают таинственные враги?!
Тупая боль в руках и голове заставила остановиться, выдохнуть, замедляя пульс безумного сердца.
Санджи... Его Санджи ничего не должен об этом знать. Ничего.
Сегодня днём все будет, как обычно. А ночью будет время, чтобы подумать.
Через квартал в ближайшем офисе всполошившиеся врачи перевязали своему боссу руки и обработали ссадину на виске. Поверх бинтов и пластырей легли черные перчатки и бандана - ничего подозрительного, Зоро любил такие мелочи, свойственные его маленькому увлечению.
Домой он возвращался медленно, чтобы прибыть вовремя и успеть окончательно прийти в себя. Натянуть улыбку на губы. Такую, как и обычно.
Нельзя, чтобы Санджи узнал. Нельзя. Нельзя. Нельзя.
Ророноа зацепился за эту мысль, как за спасательный круг, и выстроил вокруг себя стену призрачного спокойствия.
- Эй, Завитушка! - Прозвище лично для него, только между ними. - Надеюсь, мой завтрак готов? - И голос спокойный, и вроде бы всё как обычно.
Только сердце болит, охваченное дурными предчувствиями.
Но Санджи сейчас этого не увидит.
Повар встал совсем недавно. Утомленный за ночь, он был не в силах оторваться себя от кровати раньше. Однако, приведя себя в порядок, бодро отправил выполнять чужое желание - вкусно и сытно поесть. Именно поэтому громко шипела сковородка, лопатка летала в чужих руках, в воздухе витал запах специй. Обернувшись на хлопок двери, блондин убавил огонь и вытер руки о фартук.
- Нельзя ли быть повежливее? - Выглянув в коридор, мужчина прислонился спиной к косяку, внимательно вглядываясь в чужое лицо. - Я тут не покладая рук тружусь, чтобы Твое Величество и Ваш Величественный живот были довольны...
Фыркнув, Санджи развернулся на пятках, словно обиделся. Двинулся обратно в кухню, но неожиданно обернулся и подарил самую искреннюю, светлую и счастливую улыбку, растянув губы и обнажая белоснежные зубы. Синие глаза смотрели довольно и влюбленно, любуясь стоящим человеком::
- Очень хочу, чтобы тебе понравилось. Сегодня я постарался сделать только твои любимые блюда! - Радость в голосе почти звенела. - Мой руки и давай за стол!
Он вернулся на кухню, танцуя накрывая на стол. Что-то появилось в зеленых глазах. Что-то непонятное, незнакомое... опасное? Нечто, что Ророноа не хотел бы показать. Санджи не спросит, раз уж тот не хочет делиться. Но от внимательного взгляда не спряталось чужое напряжение и задумчивость. Как странно...
Закончив сервировку, блондин крутанулся на пятках, быстро наведя порядок. Стянул фартук и отряхнул темную рубашку, распахнутую на груди. Уперев руки в бока, он ожидающе глянул в коридор:
- Ну где ты там?
Зоро медленно прошел в уютную комнату, до краев наполненную аппетитными запахами. Медленно, чтобы ничем не выдать себя.
Санджи одной улыбкой умудрился разрушить всю его старательно возведенную защиту, разнес по камешку ко всем чертям, даже не заметив этого. Его Санджи...
Да черт бы их всех побрал!
- Я здесь. - Голос спокойный и лишь немного усталый. В пределах обычного утреннего похода. - Знаешь, мы вряд ли сегодня попадем в ресторан. Документы ещё не оформлены, и формально прав на него мы пока не имеем...
Получилось немного неловко, да что там - странно. Зоро мгновенно заметил, как Санджи напрягся, и как опасно сузились его глаза.
Срочно отвлечь его, срочно...
Зоро шагнул вперед, притесняя любовника к столу. Широкие ладони накрыли чужие запястья, притягивая ближе, и поцелуй вышел жестким, глубоким и требовательным, а для Мечника - до головокружения горьким. Отстранившись, он коснулся большим пальцем чужих губ, удерживая готовые сорваться возражения, и чуть улыбнулся, пряча под ресницами тоску:
- Просто слишком долго не видел тебя. - И отстранился, выпуская из крепких объятий.
Хоть бы получилось...
Кулаки сжались, и свежие ссадины под плотной ткань мотоциклетных перчаток отозвались резкой болью.
Что-то было не так. Явно не так. Зоро был... странный? Именно. Не такой, как обычно. Читаемый, как открытая книга, сейчас он стал загадкой, которую не разгадать так просто. Но в их отношениях всегда было понимание - не лезть в чужие дела, если не просят. Доверие, надежда, любовь. Да и желание дожить хотя бы до пенсии. Ну или до среднего возраста. Нужно же узнать, что это за зверь такой - кризис среднего возраста?
Облизнув гудящие губы, Санджи повернулся и рухнул на стул, пододвигая к себе тарелку. Внимательный взгляд скользнул по чужой фигуре, но тут же словно потерял интерес:
-Как обычно - странные и непредсказуемый. Садись кушать! - Довольный собой, блондин отпил сока из стакана, болтая босыми ногами.
Краем глаза отметил, что охрана на месте, угрозы нет. Тогда что же..? Нет, хватит. Секреты есть у всех. А он не чертов Лайтман, чтобы пытаться уличить любовника во лжи. Не его это дело.
-А чем сегодня тогда займемся? - Любопытство скользнуло в голос. - Мы сегодня домоседы - домохозяйки? Уберемся в доме, посмотрим кино, поужинаем, а потом почитаем, сидя друг с другом?
Санджи иронизировал, но дикое желание сделать именно так овладело им.
Выражение лица Зоро можно было описать словами "крайнее удивление". На пару мгновений он даже забыл о сжимающей сердце боли.
Однако... этот вариант идеален для человека, который остро нуждается во времени и глубоких раздумьях.
- Почему бы и нет? Хотя, я бы дополнил этот список ещё одним пунктом... - Голос снова стал нормальным, даже привычная ехидца проскальзывала. Умение выдерживать лицо - одно из самых важных в работе, подобной его. - Только не надейся, что я приму участие в уборке.
Обычно такими вопросами занималась нанятая прислуга, живущая неподалеку, но нужно признать, что Зоро нравилось видеть, как легко Санджи справляется с повседневными домашними делами. И как злится, когда Мечник отказывается ему помогать...
Черт возьми, откуда в такой момент берутся такие мысли?!
Аппетита не было, к тому же мигрень от удара в висок периодически возвращалась, заставляя едва заметно морщиться от боли. Однако мужчина заставил себя проглотить целую тарелку неизвестно чего - вкуса он не почувствовал.
- Я выберу фильм. - Отличная отговорка, чтобы скрыться в соседней комнате, верно?
Нужно было переодеться - на рубашке, скрытой под курткой, осталась кровь. И желательно сделать это незаметно.
Хорошо, что их огромная видеотека располагалась недалеко от обширной гардеробной.
Блондин удивленно смотрел вслед удалившемуся любовнику. Он старательно пытался понять, каким образом его обманули. Вздохнув, он подхватил посуду, сгружая ее в раковину. Вымыть сейчас или лучше потом? Нет, определенно лучше сейчас. Похоже, Зоро нужно время чтобы прийти в себя? Что-то случилось на работе? Вполне возможно. А значит, лучше пока не трогать.
- Даже спасибо не сказал! - Крикнул нарочито задорно и весело в сторону комнаты и включил воду, запуская в нее руки.

***
Действие на экране захватывало полностью, без остатка. Несмотря на бурную жизнь, полную погонь, оружия и прочей гадости, в кино все выглядело более романтично и интересно. Проще. Намного проще. Поэтому Санджи действительно любил боевики, экшены, разбавленные любовной линией и каким-то юмором.
Он осторожно устроился головой на коленях Ророноа, постоянно сползая на самый краешек и забираясь обратно. Синие глаза неотрывно следили за происходящим, не замечая ничего вокруг. Он машинально поглаживал чужую ладонь, которую нагло приватизировал еще в самом начале.
Зоро смотрел на экран, пестрящий выстрелами и взрывами, но не видел яркой картинки. Он вообще не видел этой комнаты. Собственно, здесь его удерживали только чужие пальцы, которые осторожно поглаживали его собственную ледяную ладонь. Мыслями Ророноа был очень далеко от незамысловатого сюжета им же самим выбранного фильма.
Неделя на самый безумный выбор в жизни. Много или мало?
Возвращаясь к этой мысли, Мечник чувствовал себя тигром, запертым в клетке. Хочешь выбраться? Найди себе замену. Хотя нет, как же, - замену уже нашли за тебя. Осталось только подобраться и вонзить зубы и когти в доверчиво открытую беззащитную спину...
Зоро едва сдержал тоскливое утробное рычание. Оно осталось в груди, под сердцем, сбило дыхание.
Светловолосая голова Санджи лежала у него на коленях, и его жизнь упрямо, спокойно и размеренно билась ровным пульсом на его шее.
Мечнику понадобилось одно бесконечно долгое мгновение, чтобы понять, что никакого выбора на самом деле и нет. Нет и не может быть.
Санджи никогда не узнает об этой угрозе. А уже Зоро постарается дорого продать свою жизнь. Смирением он никогда не отличался, тем более... Подчиняться каким-то вшивым шавкам?! Ну уже нет.
Но это никоим образом не должно коснуться Санджи. Желательно, чтобы он ничего не знал... до самого конца.
Кривая улыбка исказила лицо Мечника. Похоже, он только что понял, как этого добиться, а заодно обезопасить Повара, в том числе и от самого себя.
Хреновый план, если честно, но другого не было.
Хуже некуда... Но выбора нет.
Ледяные пальцы сомкнулись на пульте управления, и пестрая картинка погасла.
Повисла мгновенная тишина.
Потребовалось пара секунд, чтобы осознать отсутствие действия на экране. Санджи нахмурился и запрокинул голову, вглядываясь в чужое лицо. В чем дело-то? Кино не понравилось? Или...
- Ну и что это за невоспитанность? Там вот-вот должны были сказать, кто Монику убил... - Блондин обиженно надул губы и приподнялся, садясь на диване. Чуть наклонив голову, он внимательно всматривался в глаза Ророноа. - Или ты придумал нам другое занятие?
С этими словами Повар осторожно перебрался на колени все еще молчаливого мужчины, обнимая того за шею. Похоже, сегодня он сам в пассиве. Нужно успокоить Зоро. Что-то с ним явно творилось. Непонятное. Но большое, что можно сделать - попытаться от этого отвлечь.
- Ну что же... Уговорил... Я и так знаю, кто замочил всех... - Улыбнувшись лукаво, Санджи поцеловал, сначала ласково, но с каждым мгновением все жарче и требовательней, сминая мягкие губы.
Руки обвили шею, зарываясь в жесткие волосы на затылке, ероша их. Дыхание и сердцебиение смешалось, застилая уши. Прикрыв глаза, мужчина постарался полностью отдаться и отдать все, что есть в его сердце и душе. "Забирай...".
Кажется, это был самый горький поцелуй в не слишком длинной жизни Зоро. Губы против воли отвечали на настойчивую ласку, пальцы сминали чужую рубашку на спине, безжалостно комкали, а из груди рвался не то вой, не то рык. Нечеловеческий. Слишком тоскливый для человека.
Санджи был рядом, так близко, настойчиво близко, он солнечно улыбался и не знал, что всё должно измениться. Должно. Измениться...
В висках стучала кровь, и отчетливо билась мысль: "Ему опасно каждое мгновение рядом с тобой. Уходи, пока ещё можешь... Уходи!!"
Дыхание кончилось, оборвалось вместе с сердцем, когда Зоро заставил себя прервать поцелуй, когда мимолетно встретился взглядом с непонимающей синевой, когда та обожгла его сильнее открытого огня. Пальцы разжались, но тут же вновь обняли - лишь на мгновение. Чтобы предельно аккуратно пересадить со своих колен на диван. Зацепиться за мгновение ошеломленной тишины, как за спасательный круг.
Мечник поднялся на ноги, и его ладони сжались в кулаки. Он собрал всю свою выдержку и невеликое актерское мастерство и повернулся так, чтобы суметь спрятать глаза в тени, пятнами разбросанной по комнате.
- Хватит.
Голос холодный и отчужденный. Как будто чужой.
- Мне надоело, Санджи. Наигрался.
Каждое слово - как новый гвоздь в крышку собственного гроба.
- Ты хорош, пожалуй, даже слишком хорош. А я не могу позволить себе заиграться. Всё кончено.
Всё кончено. На этом месте выдержка изменила Мечнику, и пришлось резко отвернуться, сжимая зубы, до боли, сдерживая эмоции, захлестнувшие с головой. Руки нашли ручку двери, судорожно дернули, и Зоро вышел-вылетел в коридор. Куртка, ботинки - пальцы не слушались, в голове кузнечным молотом стучала мысль - скорее, скорее, пока он не очнулся!
Мотоцикл раненым зверем взревел под ним, разразился бранью, задрожал и сорвался с места.
Шлем остался в гараже.
Ветер хлестнул в лицо, обжег яростным холодом, унес все мысли из головы. Благословенный ветер...
Ночь поглотила одинокую фигурку на мотоцикле, не оставив следов.
Санджи еще несколько мгновение тупо смотрел перед собой не в силах поверить, что это действительно произошло. Неприятное тянущее чувство пронзило живот и ноги: сочетание холода и дикой слабости. Сердце стучало быстро и иногда пропускало удар, отчего слабость только усиливалась. С усилием заставив воздух ворваться в легкие, мужчина поднялся на ноги и прошел в коридор, застав только пустынное темное помещение. Кажется, в квартире стало нестерпимо холодно.
- Зоро... - Одними губами произнес и начал шарить по карманам в поисках сигарет.
Находка быстро привела растерявшуюся душу в норму. Ноги более-менее стали слушаться, дрожь в пальцах прошла. Только вот в глазах почему-то появились слезы.
Конечно, от дыма. От чего же еще?
Пройдя в комнату, он оглядел пустынную кровать, еще теплый плед, бутылку вина, которую они хотели распить. Вернее... Только Санджи хотел. Оказывается. На место сразу встали все факты. Так вот что мучило весь день Ророноа. Он должен был раньше все сказать!
Сорвавшись, он кинулся к столику, скидывая с него все, до чего сумел дотянуться. Злость кипела в груди, застилая восприятие мира. Лишь звон разбившегося стакана привел в себя. Отшатнувшись, Повар молча прошел на балкон. Третья сигарета за пять минут. Остановиться невозможно. Запрокинув голову, он вгляделся в высокие звезды над своей головой. Ночь обещала быть долгой. Он давно отвык засыпать один в такой большой кровати.
Единственная попытка дозвониться по телефону выявила, что все вещи виновник оставил здесь. Даже мобильник.

***
Утром Санджи разрывался от дилеммы. Поместье вроде общее, покупали его вместе. Нужно ему возвращаться к себе? Или может... Все-таки стоит немного подождать? Решив, что возможно все еще можно исправить, он постарался привести себя в порядок, уничтожить следы бессонной ночи. Выпив несколько чашек кофе, он спустился вниз, надев широкие темные очки, сел в машину и направился к поместью Ророноа. Он не отступит, не получив ответы на свои вопросы. Как давно? Почему? Можно ли это как-то изменить? И... Неужели все это было лишь... "Наигрался..." - Отдалось болью в груди, заставив охнуть. Водитель и охранник тревожно оглянулись, но наткнувшись на предупреждающий взгляд поверх очков, промолчали.
Машина остановилась около высоких ворот. Охранники поместья давно знали, чья эта машина. Но четкое указание не пропускать внутрь связало руки. Не позволило как обычно поздороваться. Однако, когда Санджи вышел, вся уверенность в своих силах у ребят улетучилась. Он молча высказал одну единственную аксиому - начнут мешать, проведут остаток месяца в больнице. Нет - просто получат выговор, не больше. Разумно решив, что можно создать видимость драки с охраной блондина, они отошли от ворот.
Санджи знал это место как свои пять пальцев. Налево, направо, в широкую дверь - и он уже в жилой части этого огромного дома. Стянув перчатки и очки, он огляделся.
- Ророноа, немедленно иди сюда! - Попытка обратить все в шутку - единственная надежда все же. - Смерть твоя не выспавшаяся пришла!
Внимательный взгляд скользнул по лестнице наверх, по стенам, по дверям, выискивая хоть какие-то признаки присутствия людей.
Узорные перила, опоясывающие лестницу, по её верху превращались в сплошной резной камень. С другой стороны от незваного гостя и этажом выше его Зоро привалился спиной к этой опоре. Затылок обожгло холодом, и пальцы чуть не выпустили практически пустую бутылку виски. Самого крепкого, что нашелся в доме.
Из комнаты выглянула Перона - примчалась, умница, по первому зову, помогла с мотоциклом. Хотя та ещё стерва, конечно. Ророноа скользнул по ладной фигурке равнодушным взглядом - мысли, спутанные алкоголем и до боли знакомым голосом, не желали выстраиваться ровными рядами.
К счастью, девушка его прекрасно поняла. Ночной разговор с другом и напарником по гонкам она прекрасно помнила. А потому горделиво выпрямила спину, тряхнула розовыми кудрями и медленно шагнула на лестницу.
- Зоро здесь нет. А даже если и был, то видеть тебя не желает. - Надменности в голосе хватало с избытком, как и скрытого торжества. Когда-то она была влюблена в Мечника без памяти, до сломанных зонтиков и порванных мягких игрушек, обожаемых ранее до безумия.
И даже теперь, видя ошеломленное выражение лица человека, укравшего сердце самого прекрасного мужчины на земле, Перона торжествовала. Подобно любой женщине - ядовито и бессмысленно, как собака на сене.
Сзади что-то звякнуло и затихло.
- Уходи. - Черные глаза сузились, прожигая Повара взглядом. - Ты здесь не нужен.
Санджи смотрел перед собой. Он не хотел верить в то, что видел. Перона. Та, к которой он столько раз ревновал. А Зоро уверял, что ничего не было и не будет. Снова врал? Так искренне и открыто врал?
Он никогда не был груб с девушками, но сейчас не до приличий, когда грудь ломает боль и безысходность, отчаянье и сухие рыдания. Самая настоящая истерика зарождалась в глубине души.
- Здравствуй, Перона. - Нарочито вежливо произнес гость. - Его правда нет? Тогда ты обещала нам не мешать. Скажи честно, это он попросил так сказать?
Блондин не спрашивал даже, он просто утверждал. Седьмым чувством он ощущал, что его цель где-то здесь. Скрывается, не желая выходить. Всегда он был таким. То, что нельзя решить сталью, а надо словами - для Зоро хуже смерти.
- Зоро! - Кок снова повысил голос, вглядываясь за спину девушки. - Послушай меня! Знаю, что ты слышишь. Твое поведение - просто трусость. Если ты думаешь, что я просто так тебя отпущу - ты сильно ошибаешься! Я еще даже не начал. И не получил от тебя ответы. Ты же понимаешь, что игрой в прятки нашу проблему не решить. Лучше бы ты меня ударил! Врежь мне!
Голос сорвался на мгновение. Санджи замолчал на секунду, мотнув головой. Снова вскинул взгляд в далекую тень.
- Мне нужно видеть твое лицо! Если не хочешь выйти ко мне, то хотя бы позвони! - Бессильно крикнул он и резким движением надел очки. Несмотря на весь пафос - он бессилен. Плевать. Сейчас - плевать. Мир - не так огромен. Они точно встретятся.
- Ты действительно не хочешь меня видеть? Так лучше? Ты уверен? - Развернувшись спиной к лестнице, он спросил это почти шепотом, зная, что его слышат. Обернувшись к Пероне, он подарил ей вымученную и усталую улыбку, словно человек, который не отдыхал много лет. - Береги его, ладно? Он все, что у меня есть... Было.
Выпрямив спину, Третий Босс покинул помещение. Перед подчиненными нужно было быть сильным, если не хочешь слететь с должности. Он еще немного подождет. До завтрашнего приема в честь помолвки Луффи. А потом... А потом будет искать выход из ситуации. Постепенно.
Хлопнула дверь машины. Заревел двигатель, унося съежившегося от отчаянья и одиночества человека навстречу его судьбе.
Последние капли спиртного обожгли искусанные до крови губы Зоро, и пустая бутылка разбилась вдребезги, встретившись со стеной, темное стекло осыпало пол. Мечник медленно поднялся на ноги, и осколки захрустели под его тяжелыми ботинками.
- Меня не жди. - Голос оказался безжизненным. Надтреснутым. - Иди домой. Я заеду за тобой завтра в срок.
Прошел мимо удивленной девушки и хлопнул дверью, не озаботившись охраной особняка. Мотоцикл взорвал относительную тишину пока ещё сонной улицы и сорвался с места.
Сжимая зубы, Зоро молился, чтобы встречный ветер украл у него память о Санджи, о его глазах и теплых руках, чтобы злым, яростным холодом выморозил чувства, сжимающие сердце.
Сознание мутилось, алкоголь играл в крови, и никогда, никогда Ророноа ещё не было так плохо.
Неделя. Так долго!
Рычание Мечника слилось с радостным грохотом мотора, и мотоцикл умчал его в наступающий день. Первый день из оставшихся шести.

***
Он нарочно не зажигал свет. Не возвращался к себе домой, оставшись в этом остывшем доме. Сидя на узком диване, поджав под себя ноги, Санджи уничтожал бутылку виски в одну физиономию. Он пытался уговорить охранника выпить с ним, но тот почему-то отказался. Странно, да?
Покрутив в ладони телефон, он быстро набрал по памяти знакомый номер. Но нет, не Зоро.
- Алло, Робин? - Легкая улыбка. - Рад тебя слышать. Завтра прием, помнишь? Можно я тебя приглашу? Зоро... Нет, мы не вместе идем. Конечно, заеду за тобой завтра в шесть. Спасибо.
Гудки казались чем-то жутко уютным, тихим. Хотелось закрыть глаза и рвануть туда, к ним. Чтобы не осталось ничего. Совершенно ничего. Проблема с завтра решена. Даже когда они там встретятся. Робин поможет это пережить. Она друг, хороший настоящий друг. Интересно, он сможет повзрослеть? Пережить все это как кошмарный сон?
Поднявшись на ноги, он переместился на кухню, закурив. Тут ничего не изменилось со вчера. Сидя на стуле он стал вспоминать, как они только начали отношения, какие были ссоры. Был бы он рядом, было бы все по-другому. А теперь он кто? Знакомый? Снова слишком резкое движение - со стола полетела посуда. А, кажется, он даже еще не убрал осколки вчерашнего стакана. Теперь еще и тарелок нет. Плевать. Он снова не будет спать до утра. Как же завтра-то на прием? С таким лицом... Н-да...
А время, видимо, вовсе не лечит. Лишь боль и грусть все сильнее, сворачиваются в тугой узел в груди, обвивая сердце, стискивая. Безнадежный взгляд на молчащий телефон.
- Идиот... - Впервые за эти два дня Санджи позволил себе слезы. - Наивный идиот...
Губы едва шевелились, выпуская проклятия и какие-то мольбы к Богу. Закрыв ладонью глаза, он тихо, неслышно плакал на кухне, вспоминая и терзая себя снова и снова. А утром на работу рано. В голове бардак. И уже с утра будет не в духе. Вновь опоздает. И голова будет гудеть с ужасного похмелья. А что он может сделать? Только возвращаться в этот забытый любовью дом, надеясь, что все же. Когда-нибудь...
А взгляды охранников, полные сочувствия и волнения, каждый раз рождали желание дотянуться до пистолета...

***
Зоро остановил машину перед особняком Луффи и заглушил мотор.
- Готова? - Посмотрел на Перону, скользнув равнодушным взглядом по её, несомненно, восхитительному наряду. Как заядлый мотоциклист, Мечник бы мог отметить, что в джинсах и шлеме она выглядит лучше, гораздо лучше на его вкус, но сейчас ему было всё равно. В груди по-прежнему клокотала ярость пополам с какими-то безумными надеждами, отражаясь в зеленых глазах, добавляя в них устрашающего блеска. Если бы он только мог отказаться от этого вечера. Если бы только Луффи не был настолько упрям!
"- Луффи, я не приду сегодня.
- Чтооо?!!! Это с какого перепугу, а?!! Вообще-то мы с Нами вас ждем! А ты вообще мой свидетель!
- Никаких "нас" больше нет. Мы с Санджи расстались.
- ЧЕГО?!! Зоро, это что, шутка такая?!!
- Нет.
- Значит, слушай сюда!! Чтобы оба притащили свои задницы на мой прием, понял?! Вы мои друзья, и я этого так не оставлю!!"
Все возражения Ророноа были сметены короткими гудками. Да и не возразишь особо Первому Боссу.
Перона нетерпеливо дернула его за рукав, вырывая из тяжелых мыслей.
- Пошли, опоздаем же!
Обойдя машину, Мечник подал ей руку, и тонкие пальцы девушки цепко ухватились за его локоть.
Особняк уже полнился народом. Среди улыбающихся лиц Зоро успел разглядеть счастливую невесту, и на лицо его ненадолго вернулась улыбка. Ещё месяц назад он и предположить не мог, что Луффи может влюбиться, да ещё и в Рыжую Ведьму! Внезапное проявление чувств Первого Босса стало неожиданностью и радостью для всех его друзей - ведь, пожалуй, Нами - единственный человек, способный хоть сколько-нибудь влиять на его решения.
Однако сегодня Зоро не хотел встречи с Луффи. По крайней мере - скорой. Потому он увел свою спутницу из общего зала в танцевальный, постаравшись затеряться среди толпы, проскользнул к стене и добрался до одного из слуг с высокими пузатыми бокалами.
- Эй, куда ты? Погоди! - Перона на своих каблучках еле поспевала за своим спутником. Подошла совсем близко, сверкая черными глазищами, и ткнула пальчиком в грудь: - У тебя галстук сбился.
Тонкие пальчики потянули за широкую ленту, поправляя, а взгляд Зоро вдруг наткнула в толпе на небесную синеву до боли знакомых глаз. Санджи тоже успел заметить его, и теперь целенаправленно пробивался к нему сквозь толпу. Робин, их давняя подруга, осталась в толпе за его спиной, незаметно продвигаясь следом.
В голове Мечника что-то щелкнуло, и кривая улыбка превратилась в оскал. Отставив бокал, он притянул розоволосую девушку к себе и поцеловал её, отчаянно и резко, даже немного грубо. Она почему-то не возражала.
Мир поплыл перед глазами, и пришлось зажмуриться, чтобы не отшатнуться, не сбежать. Не сейчас, когда он самолично вбивает последний гвоздь в крышку своего гроба.
Губы Пероны были приторно сладкими на вкус.
Санджи же даже не думал пропускать прием. Он был искренне рад за друзей. Луффи и Нами. Кто бы мог подумать? Но они прекрасная пара. По-братски обнял Луффи, поцеловав в щечку счастливую девушку, Санджи поспешил отойти в тень зала, чтобы просто посмотреть на счастливые лица. Вон, вдалеке, Усопп, размахивая руками, убеждает Каю, что он в последней заварушке был главным героем. Фрэнки хвастается новым собранным оружием, которое в корне усилит защиту семьи. Чоппер окружен вниманием девушек. Зоро идет с Пероной... Взгляд мгновенно зацепился за зеленые волосы, не упуская из вида. Кок машинально сцепился в ладонь Робин, бессильно переводя взгляд с бывшего любовника на подругу и обратно. Та лишь немного улыбнулась, подталкивая вперед. "Поговори..." - Читалось в ее глазах. Да, видимо она права.
Когда девушка принялась поправлять одежду Ророноа, дыхание сорвалось. Мотнув головой, Санджи зашагал быстрее. Еще есть возможность все вернуть. Больше не засыпать в одиночку. Прекратить этот кошмар…
В следующее мгновение блондин замер, заставляя Робин едва не врезаться в широкую спину. Значит вот как... Сначала пристальный взгляд, мол "Получай"?.. А теперь... Из толпы за ними пристально наблюдал хозяин торжества, став не на шутку серьезным.
Но сейчас никто не замечал этого. Подавив унизительный всхлип, Третий Босс двинулся вперед. Подойдя вплотную, он осторожно потянул Перону за плечо, заставляя их прекратить этот поцелуй. Краем глаза увидев, что Робин придерживает кипящую гневом спутницу Ророноа, Санджи благодарно глянул на нее. Однако...
- Я долго думал, что же произошло... - И снова этот усталый голос. Нет сомнений, что уж Зоро заметит недосып, сильный недосып. - Не мог найти ни одной причины. Зато теперь вижу...
Слишком ласковый взгляд подарен Пероне. А разве у него есть теперь выбор? Лишь принять чужое решение. Протянув руки, Санджи самостоятельно поправил чужой галстук, который как обычно сбился вправо. Нежно и осторожно, как и раньше.
- Не надо слов, ты все сказал... - Перебил он, заметив, как Мечник ринулся что-то сказать. - Я так спешил,но опоздал... Твоя любовь уже остыла.
Ледяная ладонь коснулась горячей щеки, поглаживая скулу кончиками пальцев. Выдохнув, он подался вперед, подарив один единственный поцелуй. Плевать на толпу, на окружающих. Попрощаться можно так, как желает сердце. Не требуя ответа, не больше чем мимолетное касание искусанных губ. Отстранившись, он вскинул голову: гордо и высокомерно. Руку сжали цепкие пальцы Робин. Кивнув на немое предложение, он лишь скользнул рукой по пиджаку мужчины, воткнув в кармашек цветок с собственного костюма. Ярко-алая роза.
Развернувшись, не говоря ни слова, пара прошла к хозяину дома. Санджи еще раз поздравил молодоженов, что-то шепнул Луффи на ухо. Получив в ответ недоуменный взгляд, лишь вымученно улыбнулся и поспешил на выход, мысленно благодаря не отстающую от него Робин. Хотя бы до дома... Нельзя быть одному. Хотя бы еще полчаса. Потом он останется наедине со своими мыслями. Он стал жутко ненавидеть ночь.
А Зоро замер, как будто неизвестный колдун превратил живого мужчину в каменное изваяние. На губах горел прощальный поцелуй, а острая боль сжала сердце, как будто шипы прекрасного цветка, оставленного Санджи, проросли в его тело, оплели острыми шипами, сжали в объятиях.
Что-то возмущенно говорила Перона, сквозь толпу к ним пробивался Луффи, закатав рукава костюма, и на лице его отражались отнюдь не дружеские намерения.
Иначе говоря, ни минуты больше Зоро не мог находиться в этом доме.
Не сказав никому ни слова, он скрылся в толпе, заставив хозяина приема на пару минут потерять его из виду. Этого времени хватило, чтобы выскользнуть на улицу, окунуться в свежий прохладный вечер. Наступающая ночь остудила разгоряченную голову, но лишь немного. Сигнализация мигнула, впуская хозяина, и через пару мгновений мощная машина сорвалась с места, исчезнув в темноте. Оставив Луффи бессильно сжимать кулаки на пороге своего дома, досадуя на своих бестолковых накама.
Зоро же вихрем промчался сквозь ночь, преследуемый единственной мыслью - ещё одна ночь наедине со своими мыслями, и он точно сойдет с ума.
В гараже дорогая, но совершенно бесполезная одежда полетела на пол, а тело укрыл, как вторая кожа, мотоциклетный костюм. Мечник лишь бережно высвободил цветок из плена ткани и оставил его на столе, том самом, где ещё два дня назад они с Санджи так отчаянно любили друг друга.
Колени привычно сжали блестящие бока мотоцикла, и верная машина вновь унесла его в ночь, только на этот раз - с определенной целью.
Ночные гонки - его стихия. Место, где можно будет выпустить пар и хоть немного сбросить напряжение.
В конце концов, неделя - это много. Есть время, чтобы развлечься, даже если в последний раз.

***
На условном месте его встретили настороженно. Не было привычного гомона, раскатистого смеха - как будто байкеры все, как один, превратились в вышколенных обитателей пансиона благородных девиц.
Впрочем, причина такого чудесного перевоплощения и не думала прятаться.
Тот самый носатый человек в цветах неизвестной фирмы сидел рядом со своим мотоциклом, а рядом с ним тихо постанывал один из старых знакомых Зоро. Под ним медленно расплывалась лужа крови - наверное, парень решил выдворить чужака, и поплатился за это.
- Вот и ты. - Завидев его, девятый гонщик поднялся на ноги, небрежно отпихнув ногой полумертвое тело. - Я ждал тебя, Ророноа.
Руки зеленоволосого мужчины сжались в кулаки.
- И зачем же, позволь узнать?
Носатый усмехнулся - тихо, но обидно. Мол, не тем людям ты перешел дорогу, Ророноа. Зря сунул нос не в своё дело.
- Реванш.
- А если я откажусь?
Рукоять пистолета блеснула холодным металлом в тусклом свете фонарей.
- Не откажешься.

***
На импровизированном старте было совсем немного людей - все, как один, прожженные "старички", из тех, кто не боится получить немного стали между многократно переломанными ребрами. Мотоцикл Девятого тихо ворчал, выпуская клубы дыма, окрашивая окрестности в серый и черный.
Гонка по пустынным улицам - без правил, естественно. Надеяться можно лишь на свою удачу да покровительство неизвестных науке богов.
Зоро не верил больше ни в одно, ни в другое.
Выстрел сигнального пистолета ударил по нервам, заставил вздрогнуть и сорваться с места. Мотоцикл обиженно взревел, недовольный таким обращением, и умчал хозяина по трассе, быстрее, быстрее, чтобы сразу оторваться от соперника, лишить его шанса вернуть себе победу.
Дорога черной лентой стелилась под колеса, уводя соперников всё глубже в город. И через несколько минут напряженного противостояния Девятый начал вести себя...странно. Вместо того, чтобы обогнать Мечника, он прижался сбоку к его мотоциклу, оттесняя обе машины с главной дороги, с проложенной трассы. Зоро вырвался, выжав газ до упора, но его соперник и не думал сдаваться, с ослиным упрямством повторяя свои таинственные маневры.
- Да что у тебя на уме, ублюдок?!! - Злые слова унес ветер, колдобины ударили по колесам, а Девятый вдруг рванулся вперед, выжимая все соки из своего мотоцикла. Как будто хотел...
Оказаться подальше от этого места и как можно скорее.
И уже через мгновение Мечник понял, зачем. Когда идеальный корпус его любимого мотоцикла навылет прошили пули, градом застучали по металлическому корпусу, когда одна из них обожгла болью его плечо, а другая с визгом поцарапала шлем. Не раздумывая ни мгновения, Зоро совершил самый безумный поступок в своей жизни - оттолкнулся и слетел с мотоцикла, несущегося на полном ходу.
Земля встретила его обжигающей болью, ей загорелись колени, локти, старые раны, ободранная о щебень спина, и лишь шлем спас от верной смерти, сберег голову от прямого удара о землю.
Совсем рядом взвизгнули тормоза, и ночь вкрадчиво прошипела голосом Девятого гонщика:
- Нам надоело ждать, Ророноа Зоро. Ваше время вышло!
И всё стихло, оставив его в одиночестве.
Сесть удалось с трудом. В правом рукаве противно хлюпало - это струилась кровь из пореза на плече, ведь его всё же задело одной из пуль. Боль разлилась во всем побитом теле, концентрируясь в сердце, и вдруг ударила, будто плетью: Санджи! Раз время вышло, значит, убийцы уже на пути к нему!!!
Боль тут же забылась, ушла на второй план. Вскочив, Зоро взвыл от ярости, ковыляя к разбитому вдребезги мотоциклу. Ударил кулаком по останкам своей машины, раздирая осколками кожу. Не успеть!! Никак!!
И безумная, спасительная идея заставила дрожащими окровавленными пальцами вцепиться в телефон.
- Луффи? Молчи, нет времени! Подбери меня, срочно! Срочно, я тебе сказал!!!

***
Окна особняка были темными, но Мечник не обратил на это внимания.
- Прикрой нас! - Скомандовал отрывисто, прожигая взглядом друга. - Потом всё объясню! Только дай нам исчезнуть сейчас!
Луффи кивнул, ни о чем не спрашивая, и двери его машины распахнулись.
Зоро ураганом ворвался в дом, не задумываясь ни о чем, не желая понимать, что может опоздать. Ворвался в спальню разъяренным окровавленным вихрем, чуть не снеся дверь с петель - и сердце его оборвалось вниз, чтобы через мгновение своим бешеным стуком затмить для него весь мир.
Санджи спал - беспокойно спал, хмурился в тревожном сне - но он был жив.
Как был, в ботинках, в грязной и мокрой от крови одежде Ророноа вскочил на кровать и принялся трясти блондина за плечи, вырывая его из цепких когтей сна.
- Вставай, вставай же! У нас нет времени! Скорее! - Слова срывались отрывисто, горячо и сухо, а губы кривила дурацкая счастливая улыбка, что это дурацкое сердце напротив всё ещё бьется так же упрямо и быстро. - Придурок, времени нет!!
Робин просидела почти до полуночи, успокаивая и не дав напиться в хлам. Спасибо ей за это. Возможно, если бы она так не старалась, Зоро бы до утра будил тушку бывшего любовника. Просидев долго-долго на кухне, уничтожив весь запас сигарет, Санджи распорядился отвезти подругу домой, а сам все же выпил стакан виски и упал спать, чтобы хотя бы там побыть рядом с любимым. Беспардонное пробуждение оказалось внезапным. Кто-то кричал над ухом. Такой родной голос. Нет, глупости. Он сейчас где-то там, с Пероной. Даже... Но настойчивое желание, чтобы блондин проснулся, сделало своё дело. Открыв глаза, мужчина поднялся на локтях, вглядываясь в чужую фигуру. В темноте не было видно ни ран, ни паники на чужом лице. Однако раздражение сковало сердце. Он столько раз представлял, что бросится на чужую шею, но сейчас...
Он внимательно смотрел на гостя. Смотрел - громко сказано. Не было глаз - лишь линзы голубого цвета, которые ничего не выражали. Он пытался понять, что нужно среди ночи. Подтянув под себя ноги, он склонил голову.
- Что ты здесь сделаешь? - Промелькнул тот яркий огонек в больных глазах. - Прошу, оставь меня в покое. Не трогай руками. Уходи вон, закрой за собою дверь!
Ну вот, сорвался. Постарался успокоиться. Скинув ладони со своих плеч, Санджи включил свет и замер, оглядывая окровавленное тело друга. Поднялся на ноги, подошел к окну. Цепкий взгляд точно выцепил людей Луффи, собственных охранников, которые уже куда-то бежали. Нападение? Плохо. Сейчас совершенно нет сил и желания куда-то бежать, с кем-то драться. Но, видимо, за тем и прибежал этот шумящий кусок газона - чтобы увести отсюда. Кодекс, мать его. Спасти и помочь тому из семьи, кому угрожает опасность. Подойдя к шкафу, блондин вытащил белоснежный костюм. Умирать - так с музыкой. Достал шикарный темный костюм с красной рубашкой и швырнул его в руки Ророноа.
- Переоденься. На тебя больно смотреть. - Закрыв на мгновение глаза, Санджи сглотнул ком в горле и принялся быстро одеваться. Нервы натянуты были, как струны гитары. Они впивались все глубже под кожу. Руки тряслись, но он - профессионал. Никто и не заметит. Еще один шкаф открылся, дав допуск к оружию. Выбрав парочку небольших пистолетов, кинул напарнику по несчастью его любимую Беретту. Пару дополнительных "магазинов". Свои сунул под пиджак и обернулся, ожидая предложений о том, как действовать. Он закрылся полностью, надев маску делового бойца, как раньше, как в самом начале.
Ророноа переоделся в предложенный костюм, едва заметно морщась от боли, когда ткань задевала свежие раны. Тем не менее, двигаться он уже мог, и вполне оперативно.
От ледяного взгляда таких знакомых и таких чужих сейчас глаз ему хотелось отшатнуться, вжаться в стену, а лучше - сбежать, а ещё лучше - прижать к этой стене, врезать пару раз, чтобы не дергался, чтобы посмотрел не так, а как прежде - и объяснить, объяснить всё до последнего слова...
Но на слова не было времени, напряжение, сгустившееся в воздухе вокруг особняка, отчетливо предупреждало о том, что их жизни всё ещё под угрозой. А потом Зоро наплевал на всю свою игру, далеко идущие планы и маски, он просто схватил Санджи за руку и подтащил к себе, на мгновение зарылся носом в светлые волосы, пачкая белоснежный костюм не успевшей высохнуть кровью с ладоней. А затем отпустил ошеломленного блондина и сдвинул неприметную статуэтку на изящном камине, открывая потайной ход.
Обернулся, глядя в глаза - впервые за эти дни открыто и прямо, не скрывая ничего и ничего не пряча:
- Скорее, идем!
И протянул руку навстречу. Раскрытую ладонь, обвязанную рваными покрасневшими бинтами.
Несколько мгновений. Всего несколько мгновение понадобилось Санджи, чтобы наконец понять ситуацию. Зоро вел какую-то игру. Но не может человек, который "наигрался" так смотреть, так обнимать. Надежда, злость, страх. Все это хлынуло в изборожденную душу, начиная жечь все ссадины, которые поставил себе мужчина своими мыслями. Он шагнул вперед, осторожно взял любимого за руку. В глаза промелькнуло что-то, дав понять, что теперь тот точно не отделается.
- Ты мне все объяснишь... - Почти прошипел в ответ, не прощая, но принимая такую суть вещей.
Скользнул вперед, потянув за собой за руку. Зоро скорее всего хотел попасть в гараж, к машинам. Но Санджи знал более интересный вариант развития событий. Он скользил по проходам, в узкие щели. Совсем рядом громыхали выстрелы, иногда заставляя вздрагивать. Но Повар упрямо рвался вперед, не отпуская руку, сжимая, забывая о ссадинах. Дверь неожиданно выросла перед беглецами. Быстро набрав код на замке, ворвался в темное помещение, в центре которого возвышалось что-то, затянутое чехлом. Резким движением переключив рычаг, озарил комнату светом, содрал мешковатую ткань, открывая шикарный мотоцикл, с тяжелыми боками, низкой посадкой и мощными колесами. На удивленный взгляд ответил ядовитой улыбкой:
- С днем рожденья. - Толкнул в плечо к рулю. Швырнул шлем и сел позади, только задом наперед. - Гони давай!
Пистолеты мелькнули в дрожащих руках. Санджи приготовился подарить нападавшим мощный дождь свинца и боли. Он продаст жизни обоих дорого и благородно. До последнего вдоха он будет бороться. Хотя бы ради того, что их связывало.
Сказать, что Зоро был ошеломлен - значит, ничего не сказать. На несколько секунд он снова застыл, как тогда, на приеме, а потом по искусанным губам скользнула улыбка, освещая измученное лицо.
Это его Санджи. Самый предусмотрительный. И безумно красивый сейчас.
Подавив неподходящие моменту мысли, Ророноа одним слитным движением оседлал мотоцикл. И тут же почувствовал, как к его спине прижалась чужая.
В нескольких метрах от них заскрежетали ворота, открываясь, и через мгновение мотоцикл вылетел в освещенную фонарями ночь, взорвав установившуюся на мгновение тишину громогласным ревом двигателя. Эта машина была зверем! Настоящим, диким, необузданным зверем, который вынужден был подчиняться человеку, оседлавшему его.
И Зоро рассмеялся - заливисто, счастливо - в ответ на этот яростный грохот. В конце концов, последние три дня - достаточное оправдание безумному смеху посреди заполненного врагами двора.
Тем не менее, его руки и ноги уверенно держали управление, приручая могучего зверя, прорываясь подальше отсюда прямо по головам, ногам и прочим частям тела. Завидев их, где-то недалеко торжествующе завопил Луффи, и голос Фрэнки отчетливо вторил его победному кличу.
Ощущать безумное биение сердца Санджи совсем рядом оказалось лучшим аккомпанементом реву нового мотоцикла.
Блондин упирался спиной в сильную спину Мечника, чтобы хоть как-то держать равновесие. Ноги едва удерживали на сиденье. Ощущение было, что вот-вот слетишь к черту точно в лапы к жаждущим наемникам. Однако то не мешало руками отсылать к праотцам поочередно тех, кто попытался рвануть следом. Кажется, даже едва не задел людей Луффи - пули чиркнули по машинам. Волосы лезли в глаза и нос, мешаясь и усиливая возможность свалиться с машины. Огнем обожгло щеку, в паре миллиметров от которой пролетела пуля. Санджи чуть оглянулся, проверяя сохранность водителя. Ловким движением извлек из кармана еще патроны, поменял их и застрелил того, кто застыл в окне спальни. Значит, всего каких-то десять минут, и на широкой кровати, в которой раньше он стонал от удовольствия, он бы корчился в предсмертных судорогах. Какая милая перспектива.
- Гони в нашу первую квартиру! - Попытался перекричать шум ветра и тут заметил того самого носатого, что соревновался с Зоро в той гонке за ресторан.
Прищурившись, он навел руку и всадил порцию свинца точно в чужую грудь. Мотоцикл протяжно взвизгнул, переворачиваясь. Санджи довольно улыбнулся, позволяя себе какую-то маньячную радость.
- Скип-тыщ! - Прокомментировал одним единственным словом и расхохотался, запрокинув голову. - Как хорошо...
Втянул носом свинцовый дым и облизнулся. Это был самый яркий сигнал, что Повара пора изолировать от оружия и противников - он на грани помутнения рассудка. А тогда вокруг останется только гора трупов. Свои, чужие - плевать. Он просто будет убивать.
Зоро этот сигнал прекрасно понял и тут же отжал газ до упора, заставляя мотоцикл возмущенно взреветь, переходя пределы возможной скорости. Мимо неслись улицы, дома, машины, люди - проносилась в безумном темпе жизнь, а они её обгоняли.
Мечника тоже захватила эта безумная эскапада, но возбуждение драки и свежей крови охватило его не так сильно, как Санджи. Видимо, для блондина переход от спокойного сна к кровавой погоне оказался слишком резким. Тем не менее, от преследователей они как будто бы оторвались - хвоста не было, за бешеной машиной двух Боссов никто не сумел угнаться.
Однако Зоро слишком хорошо знал свою работу и людей уровня напавших на них. Эти не отвяжутся, пока не получат своё. Всё это выльется в войну группировок, и противоборствующие стороны походя утопят этот грешный город в крови, добиваясь своих интересов.
Это значит, что они лишь выиграли время. А жить вприглядку всю жизнь... Да не жизнь это вовсе.
Взвизгнули тормоза, и мотоцикл прижался к стене многоэтажного дома. Их первого убежища от всего мира.
Выпустив прекрасно послужившую машину из крепких объятий своих ног, Зоро обернулся к Санджи и почти силком заставил его опустить пистолеты, надавив на запястья. Глядя на кривую, немного безумную улыбку на лице блондина, Мечник внезапно понял - а ведь выход есть. До сих пор есть.
- Пошли. - Позвал тихо и за руку потащил за собой в подъезд - и на девятый этаж, в маленькую квартирку, успевшую зарасти пылью до самого потолка за те годы, что они здесь не были.
В темной тишине коридора Зоро заставил себя выпустить чужую руку и прошел в комнату, осторожно выглянул в окно, на деле просто собираясь с мыслями.
Что ж, этот план похож на настоящий гораздо больше предыдущего.
Этот - хотя бы честный.

***
Настоящее.

Выстрел.
Громкий хлопок обжег уши. Но за мгновение до него правда еще сильнее ранило сердце. Словно в плохом сне, Санджи видел, как Зоро вытащил пустую руку из-под пиджака, шагнул навстречу. Приставил сложенный из пальцев пистолет к его лбу. Горячий палец уперся в складку между бровями. А на губах показалась нежная, открытая и даже радостная улыбка.
Но курок уже был спущен. Тихо звякнула пружина, выпуская пулю в практически вплотную прижатое тело. Горло перехватило.
- Нет! - Он попытался отвести руку в сторону, но не успел.
Ророноа охнул, сделав маленький шаг назад. На темной ткани быстро распускался бордовый кровавый цветок. Повар бросился вперед, поймав оседающее тело, прижимая его к себе. Все еще не в силах поверить в произошедшее.
- Нет... Нет, нет, нет... - Он опустился на колени, прижимая к себе самое дорогое, что было. Осторожно перевернул лицом к себе, сажая боком. - Зоро! Зачем!?
Пистолет выпал из руки тихо, почти беззвучно. Или Санджи просто этого не заметил?
Он гладил эту бестолковую голову, зажимал второй рукой рану, стараясь не давать крови вытекать. Только та упрямо струилась между пальцами, не принимая во внимание чужие желания.
-Ты - придурок! Что ты вообще творишь!? - Повар кричал во весь голос, не думая, что их могут найти. Что их пристрелят вместе. Не так он представлял объятия после расставания. Совершенно не так. - Зоро, ответь мне!
Мысли Мечника встревоженными птицами разлетелись прочь от эпицентра боли где-то там, под ледяными тонкими пальцами. Вместе с пульсирующей кровью его тело быстро покидала жизнь, достаточно быстро, чтобы лицо, искаженное болью, осветила счастливая улыбка. Получилось. У него.. получилось...
Теперь Санджи будет жить. Столько, сколько ему отведено.
Губы блондина шевелились, но Зоро не слышал его голова. Кажется, он сам собирался что-то сказать, но подлая слабость сковала тело.
Единственно верное слово так и не сорвалось с приоткрытых губ, а протянутая ладонь бессильно упала, не успев дотянуться до чужой щеки.
Глаза сами собой закрылись, лишая его возможности последний раз посмотреть на любимого.
Зоро провалился в темноту с улыбкой на губах и твердой уверенностью, что всё сделал правильно.
Он не успел увидеть, как вздрогнул Санджи, когда за его спиной тихо скрипнула дверь.

***
Сознание возвращалось медленно, толчками.
Шевельнулись ладони, сжимая в пальцах плотную ткань одеяла.
Зоро медленно начинал заново ощущать своё тело. И, судя по ощущениям, это самое тело совсем недавно била ногами целая команда по американскому футболу. Долго и вдумчиво. Старательно так.
Однако... Боль - самый верный признак того, что ты жив. А если он жив, то...
Память вернулась в голову мужчины, и воспоминания заставили резко сесть на кровати. И тут же взвыть и повалиться обратно - всё тело пронзила боль, такая же резкая, оглушающая. Да что здесь происходит?! И что с Санджи?!!
- С возвращением в этот грешный мир... - Хрипло ото сна произнес искомый объект, приподнимаясь с кресла. - Идиотина...
Блондин двинулся к кровати, чуть прихрамывая. Еще бы. Они с Луффи едва вытащили тушку этого мамонта из комнаты. А стрелять и бежать трудновато, вот он и навернулся, подвернув ногу. Зато спаслись от пуль - уже радость. Опустившись на мягкое одеяло, Санджи чуть наклонил голову, изучая внимательным взглядом чужое лицо.
- Болит? - Ладонь осторожно коснулась груди поверх тугих бинтов. Он счел уместным умолчать о тех двух днях, которые стали для Босса самыми страшными в жизни. Неизвестность, надежда и страх.
На осунувшемся и усталом лице ярко горела набухшая ссадина от пули. Темные круги под глазами. Ласковая и счастливая улыбка на тонких губах. Блондин забрался на кровать полностью. Она была достаточно широкой, чтобы не мешать больному, не травмировать, но уютно устроиться рядом, подтянув под себя колени. Ладошка скользнула выше, по шее, коснулась щеки и убрала со лба короткие прядки.
- Если бы на миг ты мог испытать то, что пережил я... - Едва слышно. - Чертов Мечник... Вернись ко мне.
Блондин склонил голову, скрывая лицо за волосами. Выдохнул и съежился.
- Скажи, что это был страшный сон. Что все это – в прошлом.
Зоро сглотнул, царапая пересохшее горло. Осторожно, не делая больше резких движений, он накрыл чужую ладонь своей, чуть сжимая тонкие пальцы. Кажется, ссадины на ладонях уже успели затянуться и совсем не болели. Сколько же времени он провалялся без сознания?
Голос его ожидаемо оказался хриплым и тихим.
- Всё в прошлом, кроме нашего будущего.
Улыбка заставила чуть-чуть приоткрыться сухие губы. Зоро смотрел на Санджи, не пряча взгляда, привыкая снова жить без страха за его жизнь. Ведь опасности больше нет?
- Ты расскажешь мне, что случилось? Ты неважно выглядишь. - Вторая ладонь приподнялась и накрыла чужое запястье, а в ответ на удивленный взгляд Мечник заявил: - Мне холодно, знаешь ли.
А когда Санджи осторожно приблизился, Мечник с трудом выдохнул ему в губы:
- Прости... - И закрыл глаза, не скрывая счастливой улыбки.
Повар улыбнулся. Широко, искренне. Подался вперед. Осторожно помог сесть, придерживая под спину. Но за мгновение до этого скользнул за Мечника, усаживаясь первым и прижимая сильное, но пока еще не восстановившееся тело к себе. Приобнял за плечи, согнув колени, тем самым дав опору. Зарылся носом в волосы.
- Я знаю, ты не нарочно. Но тебе не стоило мне лгать... - Произнес тихо. - Просто мы с тобой оказались в не том месте в не то время. Тот ресторан, который ты выиграл - на самом деле прикрытие для крупнейшей лаборатории по изготовлению наркотиков. И гонка эта была организована лишь для того, чтобы под прикрытием передать Спандаму эту чертову лабораторию. А ты влез, выиграл. Помнишь того носатого гонщика? Которого я удачно грохнул той ночью? Это был Каку. Он должен был прийти первым. Поэтому организаторы так напряглись, когда мы приехали. А когда Спандам понял, что случилось, он отправил к тебе костоломов... Он не подозревал, что ты окажешься таким заботливым, что скроешь все от меня.
Кок покачал головой и поцеловал в затылок, чтобы хоть как-то сдержать слезы радости и облегчения.
- А потом уже помог нам Луффи. Пробил по своим каналам, нашел продавцов, надавил. Они и выдали Спандама. А дальше - дело техники. Только он сказал, что если мы еще раз такое устроим, он нас самолично линчует.
Санджи расхохотался, стараясь не сильно дергать Мечника, чтобы рана не дай Бог не открылась.
- Проклинаю и люблю тебя, Мое Безумство... - Шепнул на ушко, задев губами золотые сережки. - Но если я еще раз увижу рядом с тобой это розоволосую стерву - убью...
Сказал серьезно, но ультрамариновые глаза выдавали веселье и улыбку.
Откинув голову на чужое плечо, Зоро внимательно слушал рассказ Санджи, с каждым мгновением понимая, что кусочки мозаики наконец-то сложились вместе, в одно целое. Наркотики. Их чуть не убили из-за какой-то дури...
А последняя фраза любовника заставила Мечника вновь улыбнуться - как раньше. Открыто и весело, с легкой ехидцей, так свойственной его поведению.
- Да я и сам её и близко не подпущу. Мне не нужны бешеные влюбленные бабы. Мне, знаешь ли, вообще не нужен никто, кроме тебя.
И повернул голову, глядя в голубые глаза. Снова живые. Снова яркие и безумно красивые.
Случившееся медленно выцветало, теряло краски, становилось просто воспоминанием.
- Я рад, что всё закончилось. - И Зоро крепко сжал узкую изящную ладонь, которая так аккуратно и гармонично смотрелась в его собственной ладони.
Мужчина осторожно свободной рукой повернул к себе голову сильнее, положив ладонь на щеку. Поцеловал мягко теплые губы. Господи, как же он соскучился. Отстранившись, облизнулся и мотнул головой, скидывая челку.
- I love you, darling... - Произнес тихо и поцеловал в шею, в плечо, склоняясь все сильнее. Вскинул глаза и мурлыкнул. - Ты же не против..? Если мы осторожно..?
Выдохнул тепло на загорелую кожу, от которой пахло лекарствами и бинтами.
- Согрей теплом своих рук, прижми к себе так сильно... И прошлое не вороши... - Прижался ухом к груди, вслушиваясь в биение чужого сердца. - Отныне и навсегда. Я хочу быть рядом с тобой. Ророноа Зоро.
Почти рыкнул и потянул с живота и бедер теплое одеяло.
Зоро смеялся искренне, немного хрипло, но счастливо.
- Разве что очень осторожно... - Мурлыкнул бархатно, а в зеленых глазах отчетливо вспыхнуло горячее чувство, отогревающее всё нутро до самых кончиков пальцев. Пальцы зарылись в светлые волосы, и легкая боль отошла куда-то на второй план. В конце концов, бывало и хуже. Он выжил, даже когда его чуть надвое не развалили, выжил и сейчас. Живучий, как кошка - вот он какой, Ророноа Зоро.
Тепло одеяла тут же сменило другое тепло - горячее, живое.
- Будь, Са-анджи... - Сорвалось с губ Мечника, а вырвалось, кажется, из его сердца. - Будь рядом всегда...
И пальцы мужчины сжались, притягивая самого нужного, самого бестолкового и самого любимого в долгий, голодный и нежный поцелуй.