Я хочу быть достойным 6

RintaRo-chan автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Junjou Romantica

Пэйринг и персонажи:
Мисаки Такахаши/ОЖП, Акихико Усами/Мисаки Такахаши, Акихико Усами, Мисаки Такахаши, Каоруко Усами, Шинсуке Тодо, Такахиро Такахаши, Мидзуки Шиба
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 35 страниц, 6 частей
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Драма Нелинейное повествование ООС Отклонения от канона Повседневность Психология Ревность Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Мисаки никогда не хотел быть обузой. События происходят после девятого тома манги.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Найти то, что ушло

19 марта 2020, 12:03
       Писатель, как обычно, проснулся в 8 утра, вываливаясь из своей комнаты в прескверном настроении. Вот если бы любимый спал с ним, то утро действительно можно было бы назвать добрым, но ясно солнышко решило спать на диване в гостиной, потому что, как джентельмен, он должен был уступить свою кровать внезапно нагрянувшей гостье. Которая, кстати, какого-то черта уже сидела и пила чай в гостиной... в одиночестве. Чего-то с самого утра не хватало. Например, вкусного запаха с кухни и громкого мальчишеского голоса. Хотя может Мисаки проспал из-за насыщенного вчерашнего дня. А ведь Акихико видел, как тяжело даётся его любимому это притворство, и хотел поговорить с ним, но стоило голове коснуться стола, как писателя вырубило прямо на своей рукописи. Он, конечно, тоже изнервничался за день, но не до такой же степени!       Акихико стоял на кухне и наливал свежесваренный кофе в заботливо подписанную термостойкую кружку, когда гостья соблаговолила поднять на нерадивого хозяина квартиры укоризненный взгляд - Акихико, куда ты отправил Мисаки? Усаги безразлично посмотрел на свою родственницу - Ты с дуба рухнула. Я только проснулся. Но девушка ещё более гневно посмотрела на писателя - Значит, что ты ему вчера наговорил, что он дома не ночевал? Если это из-за твоего брата, то Мисаки ни в чем не виноват! - стала повышать голос Каорука. Всё-таки она уже успела привязаться к этому милому, доброму недоразумению Писатель от удивления чуть кружку не выронил. Разве Мисаки сейчас не в ванне, к примеру? Но воды не слышно. Но ведь квартира у писателя огромная, к тому же двухэтажная, тут спрятаться, как нефиг делать. Акихико пытался скрыть волнение за гневом - Да что ты такое говоришь! Я вчера ему ничего не говорил! С чего ты взяла, что его нет дома! Девушка уже откровенно закипала от такого отношения писателя к своему парню - Ты что ослеп?! Очки иди свои надень, раз не видишь ничего дальше своего носа! Я встала раньше тебя и все квартиру обошла в поисках Мисаки, а его нет! Значит, он куда-то ушёл, скорее всего из-за тебя! Потому что ты обходишься с ним, как с какой-то вещью! От такой наглости Акихико даже дар речи потерял, а ведь он писатель! Уж ему то зубы не заговорить! - Я никогда не обращался с ним, как с вещью... - на грани шепота ответил мужчина, но девушка понижать голос явно не собиралась - А кто следит за каждым его шагом! За каждым словом и взглядом! Он помог мне спрятаться от твоего брата, а ты на него, как коршун, с порога налетел! Хочешь сказать не ты его из института забирал, чтобы он не общался со своими друзьями! Не ты вырывал телефон из его рук! Что посеешь, то и пожнёшь!       Девушка гордо вскинула своё голову, и ушла в бывшую комнату Мисаки, оставляя за собой последнее слово. А Акихико стоял на кухне, с зависшей в воздухе кружкой, а в его голове набатом звучали слова Каоруки. Черт. А ведь эта девчонка младше него, так почему она видит больше. Нет, не видит. Замечает. Да, возможно, где-то мужчина перегибал палку, но ведь он просто боится потерять своего мальчика. Он старался прислушиваться к Мисаки, даже хотел, чтобы они жили отдельно, если это поможет, но ведь парень говорил, что любит его. Он так уверенно в этом признался на колесе обозрения.       Те слова сняли огромный камень самобичевания с души писателя, который переживал, что мальчик просто терпит его чувства и приставания, чтобы ему было, где жить на время учёбы. Но Мисаки был так честен. Устами ребёнка глаголет истина, верно? Тогда, почему Каоруко так уверенно заявляет, что его мальчика не было дома всю ночь? Акихико расфокусированным взглядом обвёл комнату. Вроде бы все как обычно, только не хватает приятных запахов, каштанового урагана волос, звона посуды и накрытого стола... Но стол не был абсолютно пустым. Мужчина, как во сне, подошёл к лакированной деревянной поверхности, на которой осиротело лежали ключи с маленьким брелком персонажа из любимой манги Мисаки, как там его... ахр не важно, важно почему они здесь! Может мальчик их просто забыл? Но он всегда оставлял ключи у двери, а сейчас они лежали на самом видном месте, будто кто-то хотел, чтобы их заметили!       Писатель отупело перебирал связку ключей, опуская на стол кружку с давно остывшем напитком. У Мисаки точно что-то случилось. После разговора с братом Усами он был сам не свой. Слишком натянуто улыбался, слишком много и быстро говорил, перескакивал с одной темы на другую, но при этом был тише обычного. Глаза, цвета молодой листвы, так и бегали по лицу Акихико, не за что не цепляясь, будто бы и вовсе смотреть не хотели. Его мальчик имел очень плохую привычку утаивать свои переживания от окружающих, даже от любимого. В чем была причина? В недоверии? Нет Мисаки доверял ему с самого начала, писатель убедился в этом ещё тогда, когда забирал мальчика от его брата. В прошлом студент без раздумий поехал с ним на поезде, даже не догадываясь о конечной точке. Тогда, может дело в чувствах? Тоже невозможно, слишком четко они отображаются в блестящих зелёный глазах. В чем же причина всех этих тайн?       Жуткая догадка заставила Акихико за секунду влететь в комнату к притихшей Каоруке, которая что-то писала в своём телефоне, но такой порыв заставил ее удивленно подпрыгнуть с кровати. - Акихико! Стучаться не учили! Что ты творишь!       Но писатель не слушал все эти крики. Это его дом и он делает все, что хочет. Фиалковые глаза внимательно забегали по комнате. Он и раньше в ней бывал после заселения Мисаки, но даже тогда удивлялся, как мало было в комнате черт от ее хозяина, будто владелец хотел быть как можно незаметнее. Но сейчас о пребывании здесь когда-то мальчика не осталось даже запаха. Все вещи принадлежали Каоруке, на столе и полках не было ни одного учебника по экономике. А шкаф ранее забитый мангой, теперь загромождала традиционная японская одежда. Ничего, будто никогда ничего не было. Нет, не так... Никого. Не было никого. Пропали не вещи, пропал жилец, унося с собой воспоминания.       Каорука не дождавшись ответа, также осмотрела комнату и видимо пришла к тому же выводу, что и хозяин квартиры. Мисаки ушёл. Собрал вещи и испарился в тумане ночи. Взгляд темных глаз, зацепился за одиноко болтающийся брелок повара, торчащий из кулака мужчины и остекленелый взгляд фиолетовых глаз, из которых буквально ушла сама жизнь. А ведь так и было, его сердце, его мысли, чувства и желания давно были под контролем одного лишь человека, который унёс это все с собой, даже не подозревая. Девушка ничего не сказала, просто молча подошла к старшему, молча обняла близкого, молча ловила плечом горячую влагу.
Реклама: