Нитки не мешают улыбаться 26

2Late2Hide автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Identity V

Пэйринг и персонажи:
Майк Мортон/Виктор Гранц, Вера Наир, Ву Чанг
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 9 страниц, 2 части
Статус:
закончен
Метки: Ангст Драма

Награды от читателей:
 
Описание:
Единственный луч света в этой тьме, пропитанной кровью поколений, это его свет, и Виктор не может позволить себе остаться без него.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Интересная заявка, однако ж. Попробую, попрактикуюсь.

Работа написана по заявке:

Не пощадит

20 марта 2020, 22:45
Ему бы поторопиться, определённо не стоит оплошать. Майку казалось, что сердце просто выпрыгнет из груди, руки ещё болели от ожога, который он получил в результате провала калибровки, тоненький цветастый костюмчик вовсе не защищал от холодного ветра, снежинки таяли, падая на его тело, от чего на одёжке не осталось сухих мест, лёгкие горели, вечно весёлые глаза слезились от вьюги, а он всё бежал, перепрыгивая через опрокинутые кем-то из его союзников ране поддоны, и вот он прыгнул, замедляя охотника, скрываясь на втором этаже старого здания. Ву Чанг сплюнул, сжимая зонт с таким ожесточением, что костяшки его серых пальцев побелели, но погоню не прекратил. Либо ничья, либо победа, ведь их осталось трое, а на проигрыш охотник не был согласен. Добравшись до широкой лестницы из строения, юноша позволил себе присесть, выравнивая сбившееся дыхание. Блаженный приглушённый звук законченной машинки, это постаралась Вера, Мортон знал наверняка, ведь помнил, у какого аппарата оставил раненого Виктора, так и не успев перевязать все его раны. Сердце заколотилось вновь, перерыв был окончен, и акробат, увидев в окне высокий силуэт чёрного стража, спрыгнул со ступенек, больно приземляясь на дрожащие от вечного здесь холода коленки. Звук очередной расшифрованной машинки заглушил колокол охотника, Майк вновь упал на многострадальные изодранные колени, зажимая уши руками. На секунду ему показалось, будто частичка его души покинула тело, оставляя неприятную пустоту внутри. Поднявшись, выживший опустил поддон на голову чересчур самоуверенного стража, припуская быстрее прежнего, только вот уголки губ его, стянутые грубыми стежками, невольно поползли вниз, веки опустились, оставляя для обзора лишь щелки, привычное сияние желто-голубых глаз потухло, не впервые он ощущает подобное, так действует колокол. Над блондином пронёсся зонт, стекая на нетронутый снег, формируя высокую фигуру, что уже в следующую секунду заполонила ядовито-зелёным свечением, казалось, всё в округе. Схватившись за грудь, юноша рвано выдохнул, судорожно уворачиваясь от иллюзорных ударов, воля к победе моментально испарилась, уступая место отчаянию. Союзники мертвы, а стало быть и он тоже скоро… конечно, если бы… ведь второго шанса тут не дают, со многими из тех, кто приходил в Поместье, Майк и познакомиться-то не успевал, после игр не возвращалось большинство, он знает, он тут долго, ему пока везёт. В голове прояснилось, Мортон пришёл в себя лёжа на снегу, пропитанном его же кровью. Тёмные потоки, что стекали из его левого плеча, грели, боли почти не ощущалось, только немного саднило. Охотник поправляет косу после удара, любуется окровавленным кончиком антуки. Собрав волю в кулак, циркач поднялся, устремляясь к хорошему месту для манёвров, это его роль в этом матче, он не может позволить, чтобы новенький погиб в свою первую игру. Светлые прямые волосы, солнечный, слегка застенчивый взгляд, тонкие аккуратные руки, белый конверт, который он сжимал трясущимися пальцами, тонкие губы, неплотно сшитые нитками, Майк ни разу не слышал его голоса, но был уверен — он прекрасен, словно весенняя капель, словно пение скворца. Перескакивая очередное окно, акробат боковым зрением заметил наконечник зонта, прошивший воздух в считанных сантиметрах от его правого уха, он чувствовал, что скоро выдохнется, за ним оставался след из капель крови, отпечатки ног на снегу не позволили бы юноше скрыться, но время потянуть ещё немного он мог, вдруг притуплённый от пульсации в висках слух блондина уловил собачий лай. — Вик?! Сорвалось с посиневших губ, когда питомица почтальона нагнала его, передавая письмо в руки. Стоило Мортону зажать бумагу в кулаке, ноги понесли его с новой силой, усталость забылась в миг, дрожь унялась, теперь он немного оторвался, слыша звук ещё одного оконченного аппарата. Последняя машинка, за которой должна стоять Вера, стало быть, та, что не закончил он сам, тогда Кранцу стоило бы встать у ворот, ожидая сирены. К своему ужасу Майк действительно увидел хрупкую фигуру раненного союзника, подбегающего к пульту ввода кода. Охотник замер, оглядываясь, в следующую секунду он уже телепортировался к машинке, у которой работала парфюмер, но сирена уже прозвучала… одним ударом белый страж положил её на грязный истоптанный снег, игру покинул ещё один участник. Телепорта у Ву Чанга больше нет, но он может перенестись с помощью зонта. Майк, предугадывая избитый трюк братьев-китайцев, схватил Виктора за запястье, оттягивая от панели, уволакивая за собой в направлении стен, где сел, затаившись, силой усадив недоумевающего соигрока рядом. — Тщ-щ! Хотя, чего это он, всё равно Кранц немой. Какого же было удивление акробата, когда тот, поправив ремень сумки, посмотрел ему в глаза, прошептал: «Где твоя шапочка?» Майк оцепенел, следя за еле уловимым движением губ новенького, но, спохватившись, судорожно схватился за голову, пытаясь найти шапку. Её, как и ожидалось, не было на законном месте, так что акробат только лишний раз взъерошил свои пшеничные кудри. Улыбнувшись, Виктор негромко свистнул, на звук примчалась верная Вик, получив похвалу в виде очередной лучезарной улыбки. Выживший подался вперёд, осторожно смыкая тонкие пальцы на ладони Майка, утягивая в свою сторону, давай собаке знак, та принюхалась и скрылась меж деревьев вновь. — Она сейчас принесёт. Голос почтальона звучал именно так, как представлял себе Мортон, робкий, но мягкий, он бы не удивился, если бы снег сейчас растаял от этого голоса, на деревьях распустились почки, а птицы слетелись к нему. Только сейчас циркач сообразил, что союзник до сих пор сжимает его руку в своей, а он сам держит в кулаке скомканный конверт. На некоторое время они, кажется, забыли, что на кону их жизни, а игра ещё не кончилась. Неловкое безмолвие прервала вернувшаяся почтовая собака, в зубах у неё была шапочка. Приняв у неё предмет одежды, хозяин аккуратно опустил её на влажные и потемневшие от снега лохмы Майка, улыбнувшись вновь. С каждым разом она всё шире и беззаботнее, будто не их сердца сейчас пускаются в пляс пуще прежнего, но не от уединения, а от надвигающейся опасности. Оба они были ранены, но напрочь забыли о лечении в волнующем обществе друг друга. Ву Чанг с обычного цвета уже глазами замахнулся, Майк увидел, как расширились от страха зрачки Виктора, он только и успел, что подставиться под удар. Антука прошлась вдоль позвоночника юноши, он по инерции отлетел вперёд, оставляя за собой кровавый след. С надеждой Мортон поднял взгляд, но тут же весь похолодел; почтальон оказался парализован страхом, не в силах ни бежать, ни даже моргнуть. Кажется, охотника это позабавило, и он не стал бить мальца сразу, зажав в углу. — 真可惜… (Какая жалость…) — Не тронь его! Сквозь боль выдавил юноша, чей разноцветный некогда костюм теперь имел равно алый оттенок, волосы намокли, спадая на лицо, прилипая к коже, грудь мучительно жгло от каждого вздоха, но он собирался с силами, готовый подняться, игнорируя необходимое лечение. Охотнику надоел этот цирк, он прокрутил антуку в руке, метя точно в колено, Виктор не сдвинулся, со стоном падая от удара, теперь он не убежит, даже если захочет. Теперь они оба лежали на земле, ожидая приговора. Мортон сжал зубы, глядя на Ву Чанга, что ждал нового представления, усевшись на опущенный поддон. «Хочет шоу? Он его получит.» Медленно загребая снег и грязь руками, акробат обломал все ногти, пока дополз до вздрагивающего от боли в углу Кранца, обнимая его за плечи, поглаживая по волосам, на которых засохла кровь. — Он по-нашему не понимает, не бойся, мы можем говорить без опасения. — Мгм… Почтальон отнял руки от колена отвечая на объятья. Страж увлечённо следил за действиями двоих выживших, подперев щеку кулаком, сажать он их явно не торопился. — Он не пощадит нас, но пока не наиграется — не тронет. Ты можешь встать сам? — Д-да… — Тогда подождём ещё немного, встанем вместе, я загорожу тебя, и ты побежишь к люку, он недалеко отсюда, я видел, к тому моменту он уже откро… — Нет! Он напрягся так, что нитки, что сковывали его губы натянулись, кожа вокруг них побелела, из некоторых мест, в которых находились стежки, сочилась кровь. Он сурово, насколько мог, свёл брови к переносице, оскорбленно, даже обмануто глянул исподлобья на Майка. — Это значит, что ты погибнешь, да? Я ещё не всё здесь понял, но те, кто не возвращаются, они умирают, я прав?! Это была самая длинная и наполненная эмоциями фраза за весь день, она подцепила юношу под самое сердце, теперь он чувствовал вину. Тут Виктор позволил себе откинуться на холодную стену позади, из-под его пушистых ресниц по щеке сползла слеза, чувство беспомощности и безысходности накрыло его с головой, ему не хотелось верить, что это реально. Начало флешбэка. POV Виктор. Это очень странное место, здесь много интересных людей, все они такие разные, но угрюмые… Вот ещё четверо, идут, словно на эшафот. Неординарный юноша, интересно, что у него в чемоданчике? Я прошёл по мягкому красному ковру к кухне, тут полно народу, даже больше, чем в зале, надо бы спросить, что мне нужно делать, только вот не вижу здесь никого дружелюбного… Вик опять куда-то убежала, ладно, пусть осмотрится. Эти веревки на губах дико неудобные, но никак не снять, разрезать тоже не выходит. Как же мне кушать? Аппетитно пахнет, кажется, у плиты настоящий мастер! Я поторопился подойти к юноше, что отвечал за готовку, вот удача, он выглядит отзывчивым. — Мх… и… — Привет, ты новенький? Тот самый Виктор Кранц? Когда он развернулся лицом, мне показалось что моё сердце замерло на секунду. У него тоже есть нитки, но лишь на высоко приподнятых в улыбке уголках губ. Глядя на него я тоже невольно улыбнулся, но не смог вымолвить ни слова, что же это? — У тебя рот сшит, ты, должно быть, немой! Я прав? Я кивнул. Зачем я кивнул?! О чем я только думал, черт возьми? Совсем не помню, чем кончилось то знакомство, кажется, я убежал. Милая девушка в военном мундире проводила меня до комнаты, в которой мне предстояло, видимо, жить. Я быстро разложил немногочисленные вещи, положил тряпочку для Вик, разместил кипы бумаг для писем, наполнил чернильницу и лёг наконец в заботливо убранную постель. Оказалось, я сам не заметил, как задремал. Разбудили меня постукиванием в дверь, когда же я поднялся, открывая, на меня глянули всё те же смеющиеся глаза. Этот кудрявый юноша, мой недавний знакомый, стоял, облокотившись о стену, беспечно глядя на моё заспанное лицо и помятую форму. — Ужинать пора, на завтра вывешивают расписание, глянь, нет ли там тебя. Проводить до столовой? Он протянул тонкую руку мне, я замялся, но, спохватившись, запер за собой дверь, опасливо вкладывая свою руку в его. Здесь принято ходить за ручки? На моё согласие житель этого места ответил широкой улыбкой, показав все свои тридцать два зуба. Он крепко сжал мою ладонь и побежал, утягивая меня вслед за собой по коридору, кажется, я сшиб плечом какого-то мужчину в капюшоне, страшные же ругательства я услышал в свой адрес… хоть и половины сам не знал, но догадывался о их значении. — Майк, осторожно! Ты ему так руку оторвёшь! Хи-хи~ Тоненький голосок принадлежал стройной светловолосой даме, облаченной в всё ту же форму, в который были все здесь, я не успел ещё облачиться в это одеяние; чёрная футболка со странным рисунком, мягкие серые спортивные штаны и белые кеды. Значит, его зовут Майк. Милое и лаконичное имя, хотел бы я поговорить с ним, но неудобно получается, я же «немой». Так Майк подвёл меня к широкой доске объявлений, на которой висело множество листов пергамента со списками. — Везёт. Завтра ты отдыхаешь. Все ещё держит меня за руку, кажется, мои щёки горят. Заметил! Я вырвал руку чересчур резко, он может не так понять, вот же… Сидя за столом, я не мог выискать в пестрящем ковре причёсок и одинаковых нарядов ту самую кудрявую макушку. Вскоре моё внимание привлёк тот самый седой юноша. Лицо будто бы осунулось, волосы выбились из аккуратного хвостика на затылке, на скулах синяки, губа разбита. Что же произошло, и где остальные, те, с кем он уходил? Увы, в тот день я и не подозревал, что вскоре узнаю ответы на эти вопросы. Конец POV Виктор.
Примечания:
Извините за возможные ошибки, писала чуть ли не с закрытыми глазами♥︎
оообоже это шикарно🤧💕💕💕💕
с нетерпением жду продолжения
наконец этот пейринг двух солнышек заметили💕
автор
2Late2Hide
>**victorcantkite**
>оообоже это шикарно🤧💕💕💕💕с нетерпением жду продолжениянаконец этот пейринг двух солнышек заметили💕

Всё благодаря заявкам, я там эту идею откапала)
Реклама:
омг, я обожаю этот фанфик🤧 автор, ты лучший, продолжай в том же духе UwU
и вау, мою заметку заметили 😳✌🏻
ЕБАТЬ КОПАТЬ, АВТОР!
Это чудесно! Я и не думала, что надётся что-то лучше Карлзефа и ТонТона! Однако, этот фанфик по ВикМайку, что мне посоветовали прочитать, ПРОСТО ПРЕКРАСЕН! С нетерпением жду продолжения!
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: