PLAYBOY

Слэш
NC-17
В процессе
45
автор
Размер:
планируется Миди, написано 20 страниц, 5 частей
Описание:
Чо Сынён флиртует как кретин.
Примечания автора:
я случайно включила exo - playboy, и тут понеслось...
максимально не стекольные сынсаны. можете себе представить? во дела.

обложка от джули:
http://sun9-38.userapi.com/6tug67eY6Wx3Ay6IIHFOiD3KnYfYzkZO3atK9Q/njpQTczNk00.jpg
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
45 Нравится 15 Отзывы 2 В сборник Скачать

5

Настройки текста
Посвящение в первокурсники обычно начинается где-нибудь в спортивном зале в кампусе университета, а продолжается уже в каком-нибудь клубе. Устраивают его старшекурсники, как правило, третий или четвёртый курс. В этот день инициативу берёт Хангёль, он самый популярный и заводила среди всех старшекурсников. Но именно поэтому Ынсану и нифига не спокойно, это ведь Хангёль, а Хангёль меры в приколах не знает. Спортивный зал наполняется очень быстро. Там уже есть выпивка и закуска, первокурсники стараются кучковаться, а старшекурсники как раз разбиты на более мелкие группы. Ынсан видит Донпё в компании с несколькими другими с его факультета и решает присоединиться. Как это ни странно, Хангёль за весь посвят не подходит к ним ни разу, и выступая на сцене, толкая какую-то очень смешную речь про то, как учиться в их универе, не выглядит слишком вовлечённым в процесс, скорее наоборот, загруженным думами о чём-то своём. — Что это с ним? — шёпотом спрашивает Ынсан, когда они рассаживаются полукругами, они с друзьями Донпё подальше от сцены, и это время, когда старшие будут «учить» их пить. Ынсан не любит соджу. От него ему становится плохо. Но все знают, что старшим в университете лучше не отказывать, чтобы потом не было проблем. Донпё смотрит в сторону Хангёля, который, как только толкнул речь, сваливает со сцены и садится тоже в дальнем углу, противоположном от них, утыкаясь в свой телефон. Сон едко хихикает на ухо другу. — А, ты не знаешь, что ли? Он на хозяина той вечеринки, на которой мы с тобой были в прошлые выходные, запал, — у Донпё аж глаза светятся в полутемноте. Он не может упустить такой возможности поиздеваться над тем, кто всегда издевался над ними, ещё со старшей школы. — Он в та-а-акой заднице, мне проще предложить Сыну переспать, чем ему уговорить свою принцессу выйти из башни, — ржёт Донпё. — Ты про Ким Усока, что ли? — доходит до Ынсана. — А чего он с нами тогда не пошёл? — Зассал. Ссыкло. — А у тебя допы вчера с Сыну были, и как оно? — переключается Ынсан, и видит, как Донпё моментально меняется в лице. — Я ебал, — он прямиком опрокидывает в себя полную стопку соджу. Брови Ынсана ползут вверх. Заинтриговал, блин. — Что? — Я ебал его неприкосновенность, бля, — вздыхает Донпё. — Ынсан-и, пойдём нажрёмся сегодня в клубе после посвята, а? И потанцуем. Он вообще не видит нихера, а я столько намёков уже сделал, мне надо отвлечься. Ынсан бы может и хотел посочувствовать, знает ведь, как Донпё сохнет по мистеру Хану и как долго, но он сам в обратно пропорциональной ситуации. Это за ним бегает препод, флиртуя как кретин, с которым он целовался на вечеринке и от которого он никак не избавится. Не то, чтобы ему не было приятно внимание, но Сынён так палится и так задолбал стрелять тупыми фразочками типа «Твои родители случайно не шоколадная фабрика? Тогда откуда у них такая сладость», что хотелось бы, чтобы он поумерил свой пыл. Тоже мне, мачо, он же в курсе, что это не так работает? А может и нет… *** Стоит Ынсану, вслед за другом, войти в клуб, потерять его из виду и почувствовать, как на барабанные перепонки опять давит чересчур громкая музыка, и он ловит адские флешбэки с вечера прошлых выходных в доме Усока. Донпё всего лишь идёт к бару, разбирающийся в алкоголе лучше, чем сам Ли, но ощущение, будто он вот-вот вляпается в очередную историю, за которую будет стыдно, не покидает его. Они садятся за один столик с непонятно откуда взявшимся Хангёлем, который привёл с собой ещё пару друзей, имени которых Ынсан всё равно не запоминает. Он держит в руках стакан, наполовину с ромом, наполовину с колой, с парой кубиков льда, и не уверен, что после соджу это хорошая идея. Вообще мешать никогда не было хорошеей идеей. В отличие от Донпё, он напиваться не горит желанием. Судя по поцелую с Сынёном на кухне дома Ким Усока, он творит херню и трезвым. Старшие заставили его выпить пару стопок на посвяте, и для Ынсана это было тревожным звоночком номер один. Клуб располагается недалеко от университета, и на самом деле они видят здесь много знакомых лиц, пришедших после основной программы, что называется, догоняться. Хангёль немного приходит в себя от уныния и пьёт с Донпё за компанию, Ынсан лениво потягивает ром, а потом его друзья, конечно же, уносятся танцевать. Ынсан слишком смущается, чтобы к ним присоединиться, он явно не под тем градусом, чтобы метить на танцы в центре сцены или на барной стойке. Однажды Хангёль вытворял подобное… И ему с Донпё было очень стыдно смотреть на это. Но теперь Донпё веселится наравне с Хангёлем, а значит, этот клуб в ещё большей опасности. Пока его друзья не творят ничего криминального, парень осматривает клуб ленивым взором, надеясь, что никто знакомый им сегодня не попадётся. В целом контингент составляют студенты, чему Ынсан рад, ведь если здесь будут преподаватели… Это что, в дальнем углу барной стойки за три знакомые спины?! Ынсан закашливается, поперхнувшись своим напитком, и понимает, что в его сторону смотрит тот самый, с кем он бы точно хотел сегодня избежать встречи, а за ним с глазами по пять копеек поворачиваются двое других. — Твою ж мать… — по губам Ким Усока, облачённого в кожанку и попивающего, вероятно, тоже ром или виски, читает Ынсан. Рядом с ним в длинном лёгком пальто на широкой спине сидит и пьёт пиво Хан Сыну, а третий, конечно же, никто иной как Сынён, у которого в руках какой-то коктейль. — Твою ж мать, — повторяет Ынсан и переводит взгляд на танцпол, а Усок повторяет за ним, видит два знакомых пьяных тела среди кучи других студентов, которые выдают синхронные, но хаотичные движения, и что-то шепчет Хану. Тот молниеносно поворачивается, и у него глаза лезут на лоб от того, какие волны Донпё выдаёт телом. Ынсан опускает голову на холодную столешницу, чувствуя, как она приятно охлаждает горячую кожу, и зажмуривается. Да ну нет. Нет же? Кто-то легонько теребит его по плечу. Ынсан уже знает кто, и стонет. Поднимая взгляд сначала на ширинку штанов, а затем на тёмную рубашку, Ынсан смотрит в глаза Сынёна, насмешливо смотрящего в ответ, и молится о том, чтобы тот не включал режим «зафлиртовать его до смерти». Ещё один тупой подкат Ынсан не переживёт. Как назло, песня заканчивается, друзья идут к их столику, замечая, что Ынсан с кем-то разговаривает, а затем понимая, с кем, и Сынён произносит: — Я ничего не хочу сказать… — Но ты скажешь, — обречённо выдыхает Ли, вставая со своего места. Сынён ржёт. — Но я скажу. Пойдём покурим? — на это предложение, в общем-то, Ынсан бы с удовольствием попросил сигаретку и реально закурил бы рядом с Сынёном, но он не курит. Поэтому просто двигается за ним следом на выход, стреляя в друзей взглядом а-ля «спасите» и незаметно указывая на конец зала, где сидят Хан и Ким, понимая, что те, возможно, тоже влипли. Сынён красиво закуривает на выходе, где стоят ещё пара-тройка других, а Ынсан смотрит, как алеет закат. Его уши, уставшие от тяжёлой музыки, отдыхают. Он даже готов туда не возвращаться, оставив друзей на произвол судьбы. — Ничего не хочешь мне объяснить? — Ынсан тупит в землю взгляд. — Нет, а что? — Ну, я знаю, что Усок не проверяет удостоверение на входе в свой дом, но как тебя сюда пустили? В некоторые клубы можно только по достижению двадцати одного года. Хангёлю как раз двадцать один. По сути на входе из охранников стоял какой-то знакомый Хангёля, которого тот уговорил не проверять удостоверения личности у его друзей, хотя за это могло влететь. Но он же не сделал ничего плохого, просто пришёл за компанию. Хотя Ынсану и так не нравилось всё это с самого начала. — Откуда вы знаете? — сдаётся Ынсан, глядя на Сынёна. — Вообще не так давно. На прошлой неделе на вечеринке ты казался мне постарше. — А вы сами что делаете на вечеринках своих студентов? Нравится тусоваться с младшими? — поддевает Ынсан. — А тебе палец в рот не клади, откусишь, — хмыкает Сынён, докуривая. — А вы не суйте грязные пальцы, чтобы повода откусить не было. — Чего ты такой недотрога, котёнок? — улыбается и подходит ближе Сынён. — Не нравлюсь — так и скажи, а нравлюсь — перестань царапки выпускать, — с этими словами он точным движением кидает окурок в урну, тянет Ынсана за собой подальше от клуба, к своей машине, припаркованной в паре кварталов отсюда, потому что на самой улице парковаться нельзя. Сынён ведёт его за собой уверенно, а у Ли внутри не то бабочки порхают, не то просто пузырики от колы врываются, но почему-то именно сейчас он чувствует себя круто, словно в каком-то фильме. В голове проясняется, хотя выпил он достаточно, и голос в голове точно нашёптывает, что Сынён ему нравится, и в этом-то вся проблема. — Куда поедем? — А куда можно? — недоумённо спрашивает Ынсан, не ожидая вопроса. Сынён смеётся несколько озадаченно. — Не такой ответ ожидал. А куда бы тебе хотелось? Ынсан не знает, куда. Даже если чувствует он себя окрылённо, одновременно ему страшно. Страшно, потому что он не знает, как себя поведёт, что будет делать Сынён, где они окажутся. Блин, он же даже ни с кем особо не встречался. Это сильно заметно? Он выглядит пьяным? А может легкодоступным? А если Сынён отвезёт его сейчас к себе? Они оказываются у машины, и когда Сынён открывает перед ним дверь, Ынсан упирается и закрывает её обратно. Повернувшись к своему преподавателю, вспоминая, что он — на секундочку — реально его преподаватель, Ынсан руками упирается ему в грудь. Сынён смотрит недоумённо. — Что не так? — Я не уверен, что… что это хорошая идея, — младший заливается краской. — Какая идея? — М-мы… — Ынсан поднимает глаза. — Мы разве поедем не к вам? Сынён смотрит ещё с большим удивлением, а потом касается мягких волос парня, как бы говоря «и что ты там себе выдумал, дурачок?» — Во-первых, когда ты уже перейдёшь на «ты»? Я чувствую себя каким-то извращенцем, склоняющим малолетку к сексу, — Ынсан вспыхивает. — А во-вторых, с чего бы мне вести тебя к себе? Я с мамой живу, она вряд ли оценит, что на первое свидание я веду тебя к себе. Знакомство с ней я бы отложил свидание на седьмое-десятое. — С мамой?! — округляет глаза Ынсан, и подхватывает смех Сынёна. — Поэтому мы поедем в другое место. Но раз ты так и не предложил, куда хочешь, я выбрал сам. Будет сюрприз. Садись, — он всё-таки открывает ему дверь. Ынсан с меньшим сомнением садится на переднее сидение и ждёт, безрезультатно пытаясь успокоить учащённое сердцебиение, пока Сынён сядет за руль. Тот заводит машину, и они срываются с места в ночную атмосферу Сеула.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "UNIQ"

Ещё по фэндому "UP10TION"

Ещё по фэндому "VICTON"

Ещё по фэндому "PRODUCE X 101"

Ещё по фэндому "X1(X-one/엑스원)"

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты