Закатные хроники

Слэш
NC-17
В процессе
185
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 16 страниц, 2 части
Описание:
Здравый смысл подсказывал, что не стоит брать в напарники собственного врага, особенно если не так давно ты был от него зависим. Но Кристиан Ле Фошер, золотой мальчик, гордость гильдии охотников восточного побережья, готов на все ради победы. Даже на сотрудничество с главой вампирского клана.
Примечания автора:
Небольшой онгоинг в духе городского фэнтези
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
185 Нравится 32 Отзывы 66 В сборник Скачать

Чужаки

Настройки текста
Уже под утро Крису снится заброшенный отель в Бронксе. Далекий вой полицейских сирен и заливистый собачий лай, шелест колес о влажный асфальт разогретых за день дорог. Вздувающиеся парусами занавески, тихие переливы «музыки ветра», висящей на узком окне. Латунный проблеск солнца, показавшегося над ломаной линией небоскребов. — Выпей еще, — предложил Крис, когда Юн закрыл ставни перед рассветом и включил настольную лампу. Крис приглашающе протянул запястье и проговорил вполовину хмуро, вполовину нетерпеливо: — Тебе же не хватит до следующего заката... — Хватит. — Юн расстегнул сумку и достал пакет с маркером третьей положительной. Взвесил на ладони и сказал еле слышно: — Иначе свалишься без сил. — Нет, вовсе не... — Да, Кристиан. Юн предпочел ему донорскую вчерашнюю кровь. Надорвал клыком пленку и выпил все залпом до капли. Жадно и быстро, запрокинув голову на последнем глотке и издав низкий рокочущий стон. Удовлетворенно облизал губы и швырнул пустой пакет в мусорное ведро. Кровь Криса он тянул медленно, дрожа от обостряющейся жажды. Кровь из пакетов выпивал с манией зверя, дорвавшегося до добычи. — Ненавижу тебя, — фыркнул Крис уязвленно, упав обратно на подушки. Лениво скользнул взглядом по худому обнаженному телу, черному шелковому шарфу, повязанному вокруг бедер. Рельефу мышц, будто вырезанных из слоновой кости. Тонким пальцам, силы в которых хватало, чтобы мять, когда случались стычки с шайками оборотней, металлические корпуса байков, как подтаявший воск. — Ты всех ненавидишь, это нормально. — Юн усмехнулся, присел на край кровати и вдруг застыл, не то разглядывая неподвижную «музыку ветра», не то прислушиваясь к шорохам на нижних этажах отеля, которые даже обостренному слуху охотника было не поймать. — Для твоего возраста. — Мне восемнадцать, — оскорбился Крис, почесав ранки на запястье. Юн заметил, нахмурился и пробормотал: — А я застал Тайпинское восстание. — Я все равно плох в истории. Мне ни о чем это не говорит. — Крис беспечно пожал плечами, и, перехватив прищур Юна, тут же спрятал запястье под рукавом пижамной кофты. — Что?.. — Болит? — спросил Юн, внимательно вглядевшись в его лицо. Крис отрицательно помотал головой, и Юн процедил холодно: — Не ври. — Ладно, блядь, болит, — проворчал Крис недовольно. — Как ты это делаешь? — Делаю что? — удивился Юн и в следующий миг уже сидел на его бедрах, медленно распутывая шарф. Шелк заскользил по его бедрам, и Крис натужно сглотнул, не в силах оторвать взгляд. В одну секунду отстраненный и ледяной, как вода в гребаной Ист-Ривер по ноябрю, в другую — расслабленный, игривый, готовый почти на все. Его непредсказуемость выводила. — Ну, мысли читаешь... — сипло выдавил Крис, когда Юн с треском разорвал на нем пижамные штаны. Сказать бы едко, что одежду можно снимать — не обертка от конфеты. Но сравнение с конфетой уже само по себе заставило Криса зависнуть и глуповато улыбнуться. — Кристиан, откуда у тебя такие глубокие познания о вампирах? — Юн усмехнулся краем губ и неторопливо разорвал его боксеры по шву. Вот тварь. — Я не читаю мысли. У тебя все на лице написано... — он наклонился, и темные волосы заскользили по животу под задравшейся кофтой. Холодные губы коснулись выбритого паха, и Крис передумал жалеть об испорченных шмотках. — Я дам тебе название мази, заглянешь днем в Чайна-таун. — Зачем? — переспросил Крис и вздрогнул, почувствовав, как язык Юна широко облизал мокрую от выступившей смазки головку, клык надавил неострым краем на уздечку. Дыхание перехватило, в ушах приятно загудело. — Для запястья, — ответил Юн и помедлил, наверняка упиваясь неспокойным звуком его сердециения. — Может, для чего-то другого тоже... Сон обрывается и тает на грани пробуждения. Трель будильника безжалостно выдергивает из плена фантазии, а солнечный свет бьет по привыкшим к темноте глазам. — Сколько времени? — спрашивает Крис хрипло и, подслеповато щурясь, хлопает ладонью по сенсорному экрану до тех пор, пока будильник не затыкается. — Четыре тридцать дня, мудила, — сонно ворчит Грегори, поворачиваясь на другой бок и с головой накрываясь одеялом. — Я на ночную охоту сегодня, а тебе какого хрена приперло?.. — Дела, — отзывается Крис и напрягается, придумывая оправдания. Вспышка демонической активности в подземке, визит деда, вставшего ради драгоценного внука из кресла Верховного судьи. Заболевшая кошка. Но Грегори уже похрапывает, и не думая ни о чем спрашивать. В свое время Крис выбрал его в соседи по общежитию как раз потому, что их графики почти никогда не совпадали. Да и Грегори не уточняет, как Линн, сверля пристальным взглядом, где Крис шляется и в какие неприятности лезет, если по несколько часов после охоты не возвращается в Академию. Идеально равнодушный сосед. Крис встает и плетется в душ. Лениво дрочит, затылком притираясь к теплому влажному кафелю, нехотя отлипает от стенки, почувствовав близость оргазма, и кончает аккурат в слив, вспоминая, как Юн закатывал глаза и бормотал «пай-мальчик», когда он делал так в душевой отеля. В те редкие дни, когда Юн держал Криса в состоянии ломки, а себя — принудительного голода, и был слишком слаб для секса. Крис отгоняет непрошеные мысли, натягивает напульсник на запястье и, пока чистит зубы, медитируя на осунувшуюся рожу в отражении зеркала, висит на горячей линии Совета. — Приемная, слушаю, — отзывается наконец прохладный голос администратора на том конце провода. — Кристиан Ле Фошер, запрос на вылазку, — говорит Крис, сплевывая зубную пасту. От едкого запаха ментола желудок скручивает болезненным спазмом. Просил же скотину Грегори сотни раз брать безвкусную детскую. Пожалуй, покупка шампуней с отдушкой и прочих крайне пахучих средств для ванной — единственный недостаток Грегори. — Цель, место, оружие, серийные номера, — просит администратор тем же дежурным тоном. Крис приободряется. Значит, Линн действительно замолвила за него словечко и от службы его не отстранили. — Зачистка гнездовья демонов, подземная линия Конкорс, — перечисляет Крис небрежно, — арбалет, серийные номера стрел — семь-пять-шесть и далее по необходимости. Крис застывает в немом ожидании, схватившись руками за край раковины. «Избавься от стрелы», — велела предусмотрительная Линн. Стрелу с номером семь-пять-шесть Крис вчера оттер от свиной крови и опустил в колчан. Если использует ее сегодня, никто не узнает, что вчера она не попала в цель. На том конце провода шелестят бумажки, пару раз щелкают клавиши, с характерным звуком падает на угол документа тяжелая печать. — Принято, — говорит администратор, и Крис расслабляется. — Отчет по использованию стрел в электронном виде ждем до конца следующей рабочей ночи. — Спасибо, — Крис заканчивает звонок и плетется обратно в комнату. Натягивает хлопковую футболку и форменные штаны, мельком смотрит на загоревшийся экран телефона. Первое смс, что совсем не удивляет, от Линн: «Молодец, что нашел время последовать моему совету. Скажи потом, как все пройдет. Целую, Л.» Второе с запасного номера Юна: «Я проснулся. До заката есть время. Поужинаем? Гао на смене в „Золотой кошке“, мне — третья положительная, тебе — вонтоны со свининой». При мысли о вонтонах от Гао у Криса копится слюна во рту. А уж мысль об ужине с Юном, впервые за два месяца, что оба друг друга обходили за километр в пределах поделенной нечистью территории, и вовсе срывает крышу. Крис чуть не ведется и не пишет «Да!» в ответ, но вовремя вспоминает, что собирался использовать стрелу на безобидной вылазке. «Прости, у меня дела, — набирает Крис, нервно покусывая губу. — Может, потом?..» Уже отправив, клянет себя на чем свет стоит за «прости», которое определенно не стоило писать вампиру, признавшемуся, что держал тебя под внушением. Сосал из тебя кровь и заставлял сосать его совершенный член. Крис болезненно морщится. Телефон коротко вибрирует. «Кто-то промазал, когда увидел знак моего клана? Надо избавиться от помеченной стрелы?» Юн, как и всегда, проницателен донельзя. «Иди нахуй! Жди после заката», — пишет Крис запальчиво и сует телефон во внешний карман арбалетного чехла. Перекидывает лямку через плечо, торопливо влезает в ботинки и выходит из комнаты.

***

На короткий опознавательный стук по двери «Золотой кошки» с табличкой «Закрыто» открывает Спарки. Улыбается, обнажая клыки, и весело замечает: — Ну и видок! И от тебя сегодня будь здоров несет. — Подземкой. И мазью, которая перебивает запах крови, — отвечает Крис, не вдаваясь в подробности. В Конкорсе оказалось жарче, чем он думал: демоны мощным потоком повалили из трещины, стоило чуток поковыряться в гнезде. Помимо испорченной стрелы и еще трех чистых пришлось впервые за долгое время использовать кинжал. Хорошо, не один Крис оказался охочим до приключений и отмывки оружия — троица заезжих охотников из Иллинойса, которые неубедительно потом плели про исключительно туристические цели, пришли на подмогу. — Точно, подземка. — Спарки кивает со знанием дела и объясняет с ужимкой, в которой сквозит кокетство: — Я только привыкаю к обостренному нюху, не суди строго. — Ты тут вместо секретаря? — уточняет Крис, кидая взгляд поверх плеча Спарки. За полупрозрачной красной шторкой движутся шустрые тени, а в узком проходе к вип-залу мелькает расшитое рыжими драконами платье Гао. До Криса доносится обрывки фраз на кантонском — Юн отвечает Гао на повышенных тонах. Крис вроде бы различает пару знакомых слов — «отступник» и «знак», но в китайском он так плох, что даже не пытается вникнуть в суть перепалки. — Не только у Совета есть секретари, — насмешливо замечает Спарки и галантно протягивает Крису ладонь. — Проводить? — Крис вздергивает брови, гадая, мерещится ли ему неприкрытый намек или он надышался густых запахов специй и поплыл от тонкого шлейфа сандала. — Ты бессмертный? — спрашивает Крис, не сдерживая улыбки. Глупо звучит по отношению к вампиру, но Спарки не так давно был человеком. И он его понимает, потому что опускает ладонь в карман темно-зеленого пиджака и замечает со спокойной улыбкой: — Я любопытный. Они идут к вип-залу мимо натертых до матового блеска столиков. На пороге Спарки останавливается, жестом показывая, что дальше ему нельзя, и Крис заходит за шторку один. — Привет. Разговор резко, до повисшей вмиг гробовой тишины, обрывается, и на него обращаются взгляды всех четверых — застывшей под позолоченной люстрой Гао, двух вампиров из клана и Юна, присевшего на подлокотник кресла. — Кристиан. — Выражение недовольства на бледном точеном лице Гао сменяется тревогой. — Ты… — Царапины затянутся через пару часов, — успокаивающе произносит Крис, добавляет: — Правда, всего лишь царапины. Прости, что я в таком виде, — и бегло, совсем как раньше, целует Гао в подставленную ледяную щеку. — Что-нибудь выяснили? — Нет. — Гао поджимает губы, замечая, что Юн прикладывается — судя по сытому, чуть пьяному блеску в глазах, далеко не первый раз за вечер — к бокалу с третьей положительной. Только Гао в клане прощается демонстративное неодобрение. Она отвлекается и снова обращается к Крису: — Ты уверен, что видел наш знак? — Да, — твердо говорит Крис. — Я не стал бы вр… — Знаю, — перебивает Гао с невыразительной улыбкой, которая на секунду-другую стирает неуловимый отпечаток древности с ее молодого красивого лица. — Но должна была спросить. — Гао отходит к окну и вглядывается сквозь запотевшее стекло в нескончаемый поток людей на улице. Кутает тонкие руки в объемные рукава платья. — Весь клан прошел через нас сегодня. Мы вызвали всех. Все дали клятву на крови. Среди нас нет предателя. По спине Криса проходится холодок. «Некоторые из них бились и жили бок о бок с Юном еще когда нас с тобой в проекте не было, — вспоминается комментарий Линн. В тот день она впервые положила перед Крисом папку с витиеватым иероглифом на обложке. В тот день руководство Академии направило Криса на практику в Чайна-таун. Проклятый. Благословенный. День первой встречи с его запахом, темнотой в его смеющихся глазах. “Щеночек гильдии? Добро пожаловать”. — Преданные, лучшие из лучших. Пятнадцать — и все прошли жесточайший отбор». Жесточайший. Не прощающий осечек. — Чужаки используют ваш знак, убивая людей, — резюмирует Крис и ловит взбешенный взгляд Ханга поверх громадной статуэтки Манэки-нэко, приветственно качающей лапой из угла вип-зала. «Как будто я в этом виноват, — проносится в голове у Криса, и он отвечает Хангу взаимностью, приподнимая левое плечо, на котором болтается лямка арбалетного чехла. — Ты не хочешь этой драки, старина». Крис добавляет, кидая взгляд на второго вампира, Ксу, но тот смотрит безучастно на обивку кресла, всем видом показывая, что не пал еще настолько низко, чтобы делить по горячке песочницу при главе клана: — В Совете никто не поверит без доказательств. — Неужели? — цедит Ханг с вызовом, поворачиваясь к Юну и ища его поддержки. — Господин, почему мы терпим этого?.. — Ханг выплевывает слово на кантонском, значения которого Крис не знает, но которое часто слышал от вампиров Юна. Крис определяет его для себя как нечто среднее между человеком в худшем из смыслов, отродьем и шлюхой. — Ханг! — властно одергивает Гао, и тот морщится неприязненно и вжимает голову в плечи: будто кобра, которую со всей дури огрели раскаленной палкой по капюшону, клонится к земле. Юн лишь мажет по Хангу недобрым взглядом и тихо роняет: — Следи за языком. «С ума сойти. Тебя беспокоит моя честь? С каких пор?» — думает Крис удивленно, но вслух этого произнести не решается. Слишком сильно подскакивает в помещении градус напряжения. Слишком разителен контраст между Юном, который строчит смски с приглашениями на ужин, и Юном, от предостережений которого — даже в сторону Ханга, даже легких, без повышения тона — грудь полощет огнем, а к горлу подступает неприятный ком. — Вы двое, — командует Гао, первой прерывая затянувшуюся паузу, и машет Хангу и Ксу, — прочь на дежурство. Спарки тоже захватите, а то уж больно много он слоняется без дела. Ханг и Ксу переглядываются мрачно, и в следующую секунду их смазанные тени на скорости проносятся мимо, оставляя после себя слабый порыв ветра, от которого вздрагивают пряди в сложной прическе Гао. До Криса доносится возмущенный возглас Спарки, которого хватают под руки и уволакивают из зала. — Что будем делать? — спрашивает Гао, когда хлопает в отдалении входная дверь «Золотой кошки». — Если нападение под нашим знаком повторится? Кристиан прав, Совет не поверит, случись это еще раз, другой... Для них наши клятвы — пустые слова. Они не верят крови. Нам мало того, что мы убедились в невиновности членов клана. — Гао останавливается напротив Юна и мягко, с трепетом уважения и любви, касается его пальцев, забирая пустой бокал. — Господин... — Юн слабо улыбается в ответ и говорит: — Знаю, — поднимается из кресла и подходит к Крису. Разглядывает в медитативной задумчивости царапину, прошедшую прямо поперек его лица. Уже затягивающуюся, судя по характерному зуду, но наверняка уродливую, как клеймо от плети. И Юн все равно смотрит в упор. — По-прежнему считаешь, что это твоя работа? Помогать нам? — Моя работа — следить за соблюдением пятой поправки, — с нажимом напоминает Крис, хотя хочет сказать «Не тебе, кто слышит мое сердце, как гребаные тикающие над ухом часы, сомневаться». — Пойдем. — Он кивает Гао на прощание, пытается придать тону дежурную сухость: — Прошвырнемся по Ист-Сайду. Слухи быстро расползаются — послушаем, что говорят про нападение западники. — Кристиан… — Юн не спешит развивать мысль. Легонько качает головой и снимает с крючка в виде кошачьего хвоста хлопковую черную куртку. — Что? — торопит Крис, нервно дергая лямку чехла. — Никогда не думай обо мне лучше, чем я есть. Это совет. — Юн делает приглашающий жест рукой, отдергивая шторку, и усмехается. — Если не хочешь вляпаться снова.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты