(Не) только холод в глазах 126

Юлия Т. автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Отель Элеон, Гранд, Отель Белград (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Павел Аркадьевич/София Яновна Толстая
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Fix-it Hurt/Comfort Ангст Воспоминания Воссоединение Драма Повседневность Постканон Пропущенная сцена Прошлое Психология Романтика С чистого листа

Награды от читателей:
 
Описание:
Неожиданное пересечение, спустя пять лет после Их крайней встречи. В городе, который когда-то Их познакомил.

Посвящение:
Пафийцам *_*

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
30 марта 2020, 20:17

Я нащупал любовь руками, затянулся, и стало светлей. Нас давно все уже потеряли… Оставайся. Вдвоём теплей (с).

… Когда Их взгляды соприкоснулись, София едва не потеряла сознание, а Павел на полном серьёзе всё списал на выпитую минувшим вечером бутылку хорошего крепкого виски и жёсткие игры разума. Порыв прохладного бельгийского ветра слегка отрезвил, но скупая надежда на то, что всё обойдётся, в мизерном количестве всё-таки оставалась. По меньшей мере, Ей казалось, что нужно только моргнуть и всё на свои места встанет автоматически. Что больше Его Она не увидит. Но… Вся заминка этого «гениального» плана была в том, помимо Неё, Его видели ещё человек (посетили кафе, в которое блондинка заглянула, дабы выпить чашку бодрящего кофе). Ровно столько народу и Её, вместе с Ним, видело. - Здравствуй, – начало диалога предсказуемо и банально до жути. Он мог пройти мимо и занять любой из многочисленных свободных столиков, но решился подсесть к Ней. Она в знак приветствия едва заметно кивнула, мысленно понимая, что когда-то с Ним Её познакомил именно этот город. И даже этот район. - Здравствуй. Не ожидала тебя здесь увидеть, – совершенно бесчувственный голос. И взгляд «стеклянный». Холодный, словно безжизненный. Да и вообще Она, как-то болезненно-необычно напомнила Ему фарфоровую куклу. По-прежнему красивая, словно эти пять лет, которые минули с Их крайней перед сегодняшним днём встречей, прошли умело мимо Неё. В глубине души Ему кажется, что Он сильно состарился на Её фоне. Но на деле – ни капли не постарел. Просто стал взрослее и мудрее. А это для мужчины только лишь плюс. - У меня командировка рабочая, – поясняюще произнёс в адрес столь неожиданной, но желанной вместе с тем собеседницы Павел, параллельно озвучив подошедшей к Их столику официантке свой заказ – американо без сливок и сахара. – А ты?.. - А здесь живу уже почти три года, – девушка шумно вздохнула, при этом нервно теребя пальцами своей правой руки золотой браслет, украшающий Её левой запястье. Серб же решительно перепроверил себя – обручального кольца у Неё нет. Вспоминания услужливо вернули Павла в беззаботное прошлое. В тот период, когда о настоящей любви Он знал лишь из романтических фильмов, которые с трудом переваривал. Когда Он не понимал некоторых приятелей, которые из-за девушек уходили в запой. Не понимал… Не подозревая о том, что относительно скоро сам одним из них станет. Тогда жить было значительно легче: клубы, тусовки, девочки на одну ночь. Но при этом жизнь была лишена смысла. Дни были похожи один на другой – как у сурка. Стала чувствоваться некая обречённость, апатия накатывалась всё больше и больше. Лишь Её появление в Его судьбе спасло ситуацию. Серб понял, что счастье – это жить ради кого-то. И жил лишь для Неё и ради Неё. Пока София не растоптала Его любовь в клочья, беспощадно уничтожив всё, включая идиллию, царившую между ними. Сколько Он уничтожил алкоголя, сколько выкурил сигарет… Сколько раз пытался заставить себя Её ненавидеть. Всё тщетно. Потому что настоящую любовь невозможно из сердца вырвать с корнями. Она [любовь] может быть несчастной или счастливой, может дарить нескончаемую радость или тонны невыносимого горя, но избавиться от неё нереально. Это серб проверил на своём собственном опыте. Лишь только работа помогает Ему на короткие временные промежутки забыться. И то не всегда. Но тем не менее, как-то Он живёт. И вроде бы [но это не точно], уже вполне себе свободно дышит. - Управляющей работаешь? – Павел нарушил воцарившуюся между ними тишину несколько риторическим вопросом. На самом деле, Он был на сто процентов уверен, что ответ из Её уст прозвучит положительный. Потому что в прошлом Он видел прекрасно, как Она «болеет» отельной сферой бизнеса. И даже Её сокровенную мечту, Ему доводилось слышать. Впрочем, не тяжело догадаться в чём суть этой самой мечты. Карьеристы (в хорошем смысле этого слова) всегда стремятся к главной вершине, покоряя те или иные холмики. И когда-то серб мечтал, как Они заберутся на эту самую вершину с Ней вместе. Не суждено… [Наверное] - Да, в центральной отельной сети города, – блондинка невесомо кивнула. – А ты? Я когда-то давно слышала краем уха, что у тебя бизнес… «Ага, краем уха», – мысленно Соня отчётливо понимала, что над Ней истерически хохочет Её же личный внутренний голос. А обрывки событий четырёхлетней давности, словно всё то было только вчера, болезненно аукивались в области сердца… Вот Она приходит в себя в больнице. Рядом Джекович, и его приторно-слащявый голос, наряду с попытками дотронуться до Её дрогнувшей тонкой руки, заставляют ощутить Соню подкатывающий к горлу приступ тошноты намного острее. Она просит негра уйти, но он словно издеваясь над Ней, предпринимает ещё попытки как-то поддержать (равно – добить) свою названную «жену». От отчаянья блондинка срывается и попадает в плен страшной истерики. На шум прибегают врачи и делают укол, погружая Софию в беспросветную темноту. В душе нет ничего, кроме большой тёмной бездны. И спасенья от всего этого нет. Шанс на счастье упущен. Вот уже санаторий и рядом отец, который не оставляет Её ни на минуту. В недавнем прошлом неудачная попытка суицида, и осознание того, что Его Она больше никогда не увидит. Словно некое озарение, настигшее блондинку бессовестно поздно. Была. Была возможность всё попытаться исправить. А сейчас поезд ушёл. И Она чётко решила, что к прежней жизни уже не вернётся. Вот очередной собеседование, которое Она успешно проходит. И решает остановить свой выбор именно на этой малоизвестной гостинице. Это было четыре года назад, в Питере. Знала ли Соня, что через полтора года Её непосредственная начальница решит завязать с бизнесом в России окончательно и бесповоротно, но видя потенциал и деловую хватку управляющей, с безупречной репутацией, предложит Ей возгласить отельную сеть в Бельгии? Конечно же, нет. Но получив столь неожиданное, но заманчивое деловое предложение, почти не раздумывала. А о том, что когда-то с Ним Её познакомил именно Брюссель, вспомнила, но уже гораздо позже. Она искала. Искала о Нём хоть какую-то информацию в интернете, и через старых знакомых пыталась что-то узнать. Но тщетно. Уехав в Сербию, Павел умело там «опустился на дно». И верно, по Её мнению, сделал. В тот период Софии тоже не хотелось никого не видеть, не слышать. Никого, кроме Него. Она готова была отдать всё, лишь бы увидеть Его и просто – (не) банально – попросить у Него прощенье. Больше Ей ничего было не нужно. - Я рад, что всё у тебя хорошо, – чарующий голос с балканским акцентом невольно заставил всё в Её душе встрепенуться, тем самым вернув Софию в реальность. Когда уже не надеялась, не думала и не ждала, судьба всё-таки откликнулась на Её давнюю просьбу. Но так ли актуально и важно сейчас будет Её прощенье? Наверняка у Него своя отлаженная жизнь и на личном фронте порядок. Мужчина-то видный, красивый и, плюсом ещё, состоятельный. Такие не должны быть одиноки. Но… Разве такие девушки, как Она, быть одинокими должны? «Должны, ведь психически-неуравновешенная истеричка, нормальной женой быть не сможет», – на протяжении всех пяти лет, София убеждала себя в том, что тогда поступила верно. Не к чему Ему столь непростая жизнь с больной ОКР. Он заслуживает всего самого лучшего, а Она далеко не всё смогла бы Ему дать. С Джековичем, как не тяжело догадаться, ничего у Неё не получилось. Брак «по залёту», – в большинстве своём, – редко когда приводит в счастливой семейной жизни. Особенно, учитывая недопонимание «супругов» (Она тогда, на своё счастье, официально с негром расписаться не успела) и тот факт, что никакого «залёта» не должно было быть изначально. Темнокожий хитрый ход сделал, в надежде, что его не жизнь ждёт, а настоящая малина. Но всё обернулось трагедией. К счастью, без серьёзных фатальных последствий для Сони. Но можно ли сказать, что всё у Неё хорошо? Да, есть любимая работа и, по сути, Она живёт только ей [работой]. Опора и поддержка только в одном единственном родном человеке – отце. Но его лишний раз не хочется беспокоить. Да и… Родитель, есть родитель. А женщине именно сильное мужское плечо важно, которое рядом всегда. Один единственный, любимый и любящий, который укроет покрывалом из нежности… Но Она сама сделала выбор. Она решила Его уберечь, а потому не сомневается в том, что всегда одна будет. Да и не считает София одиночество чем-то страшным. Ей важно лишь знать, что всё хорошо у Её любимых мужчин. У Него и у папы. - Спасибо, – Она нашла в себе силы произнести ответ через полуминутную паузу. – Но… Ты не ответил, насчёт себя. Как у тебя с бизнесом?.. - С бизнесом нормально, – серб кивнул, мысленно понимая, что душа рвётся на части, и это уж точно не нормально. Начать следует с того, что Его отель остро нуждается в квалифицированной управляющей. Да, Он набрал staff отеля, и вроде работа «кипит», всё хорошо – у отеля регулярная высокая прибыль, но… Не так Павел всё это себе представлял. Во-первых, отель – это Её мечта. И именно с подачи Сони, Он заболел всем этим. А во-вторых, серб знает, как может быть. Как может бушевать, а не потихоньку кипеть, отельная жизнедеятельность. Как и знает Он то, что самая лучшая управляющая у Него никогда работать не будет. Или?.. - Рада за тебя, – Она застенчиво улыбнулась, а Он понял…что попросту пропадает. Без права спасения… Что ни одна девушка на Него не может действовать, и не действует, как Она. Это относится и к «однодневкам», и к Канаевой, которой пару лет назад Он решился дать ещё один шанс, но их союз по всем фронтам оказался ошибочным и провальным, подобно союзу Софии и Джековича. Смазливая, нагловатая и чрезмерно уверенная в себе девица, когда-то работающая простой горничной, а ныне вполне состоятельная из-за удачного брака с миллиардером девица, в далёком прошлом привлекла Его своей неприступностью. Видимо, это и сыграло ключевую роль два года назад – серб своеобразную галочку поставил. И попытался вышибить клин клином, вместе с тем. Не получилось… Они и двух месяцев с Дарьей Канаевой под одной крышей не прожили. Она снова отправилась в качестве тревелл-блогера посещать различные страны и города (а заодно и искать себе «новые жертвы», по мнению Паши), а Он вернулся в свой привычный статус – холостяка. И жизнь вошла в прежнее, более комфортное для серба русло. Так продолжалось чуть больше двух лет. Ровно до сегодняшнего дня продолжалось… А сейчас напротив родные глаза. И дрожащие женственные ладони, наряду с желанными и манящими губами, которые Она непонятно почему искусала до крови… - Сонь… - Мне пора! – Она судорожно сжала в руках свою сумочку, спешно при этом поднявшись. – Была рада тебя увидеть, и… - Да выслушай ты меня уже, наконец! – Он взорвался, громко стукнув по столику кулаком и непривычно для себя использовав повышенный тон в диалоге. Несколько посетителей кафе обернулось, устремляя своё внимание на Их столик, но ни Соня, ни Паша, просто-напросто этого не заметили. - Ты тогда всё решила за нас двоих, – серб подошёл к блондинке вплотную, при этом проговаривая слова явно тише, чем предыдущую фразу. – И сейчас того же желаешь?.. - Паш… – Она притупила свой взгляд, не замечая и не чувствуя, что по щекам беспрерывно катятся слёзы. - Паша… – серб невесело усмехнулся, при этом несмело касаясь Её руки. – Я уже тридцать с лишним лет Паша. И… Я давно уже не тот балагурный и ведущий праздный образ жизни парень. Я могу и хочу принимать самостоятельные решения, и я в состоянии понять то, что мне от этой жизни действительно нужно, а что нет. Пара мгновений и Соня оказалась в Его плену. В желанном плену любимого человека… - Никуда тебя больше не отпущу, – ласково промолвил Он на ушко любимой, прежде чем Их губы переплелись в долгожданном для двух израненных любящих друг друга сердец и неистовом поцелуе.
Реклама: