Зелень!

Слэш
NC-17
В процессе
18
автор
Linn Matsson бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 48 страниц, 8 частей
Описание:
У мега общительного и компанейского студента, Пак Чанёля полный порядок с учёбой, спортом и музыкой. Казалось бы, живи себе да радуйся. Вот только никто, кроме самых близких друзей, не знает, что тот безответно влюблён в чёрствого педанта-старшекурсника Ким Минсока. У его друга Ким Чондэ проблемы с доверием и Чжан Исином. И только у Бэкхёна и Кёнсу всё тип-топ и вечный конфетно-букетный период.
Примечания автора:
После "Как жить по полной" я зареклась больше не писать макси. Но вот я снова здесь лол
Буду популяризировать Чанминов/Сюёлей, ибо они лапушки~
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
18 Нравится 0 Отзывы 5 В сборник Скачать

6. Ложь и провокация

Настройки текста
— Это ещё что за шмотки? — Бэкхён скептично заглядывает в большой бумажный пакет. — Ваши сегодняшние наряды, — лучезарно улыбаясь, отвечает Чондэ. — Нравится? — Я это не надену, — с нескрываемым отвращением произносит, рядом стоящий, Кёнсу.       На минуту воцаряется абсолютная тишина. Они втроем стоят посреди студенческого городка, окруженного цветущими вишнями и ярким весенним солнышком. Улыбка к лицу Чондэ словно приклеилась, он ещё раз смотрит на вещи, затем снова на парней. — Ммм, не нравится значит… Что ж, думаю, вы правы, её надо заменить, — парочка вздыхает с заметным облечением. — Наверно, по пути в полицейский участок можно что-нибудь ещё присмотреть. Эх, придется звонить хёну-фотографу и всё отменять… Жалко-то как…       Да уж, облегчение длилось недолго. Ему на смену пришёл непередаваемый ужас. — Не, не, ты чего! Отпадные наряды! Сейчас мы мигом переоденемся, только не надо никуда идти, ладно? — с широко распахнутыми глазами громко говорит Бэк, буквально вырывая из рук Кима пакет. До молчит, но следует за Бёном. — Вот сразу бы так… — не скрывая коварной улыбки, вслух произносит Ким.

***

      Ну ладно бы на них просто нацепили кожанки поверх повседневной одежды, так мало того, на них ещё нацепили узкие кожаные штаны, накрасили и заставили позировать, словно они айдолы.       Чондэ откуда-то откопал нуну-стилистку и хёна-фотографа. Парни были в шоке, но честно пытались следовать всем указаниям, как бы внутренне они не сгорали со стыда. Некоторые позы были слишком провокационными, но все яростные и негодующие взгляды Кёнсу разбивались о довольную улыбку Кима.       Вот парни гуляют по кампусу с пафосным выражением лица, еле перебирая ногами, а уже в следующем кадре они сидят спина к спине, закрыв глаза, изображая спокойствие и счастье. Потом, позируют рядом с чьим-то мотоциклом, Кёнсу даже просят сесть за него. На его замечание об отсутствии у него прав на вождение такого рода транспортных средств, все дружно забивают и просят не отвлекаться от работы. Далее парочка смотрит друг на друга, а расстояние между ними совсем небольшое, почти интимное. Все происходящее похоже на постер к романтической мелодраме. И под конец индивидуальные съемки.       Через два часа их мучения прекращаются, когда фотограф дает команду отбой, затем благодарит за хорошую работу. А завершает эту странную цепочку событий — его комплимент их внешности и, оставленная на всякий случай, визитка. — Думаю, на первый раз хватит. С радаров не пропадайте, я вам ещё позвоню, — первое, что говорит им Чондэ, после того, как те переоделись. — Это ещё не всё? Разве одного раза будет недостаточно? — сразу же встрепенулся Бэкхён, Кёнсу тоже с интересом смотрел на журналиста. — Чанёль до сих пор не может широко рот открывать, до сих пор челюсть болит у бедняги. А вы пытаетесь от меня так быстро отделаться! Совести у вас нет! К тому же, никто не говорил, что я ограничусь одним разом, — спокойно и вкрадчиво объясняет Ким, а затем, махнув рукой на прощание, уходит. — Не так уж и сильно ты ударил его! Наверняка, он преувеличивает,— говорит Бён, после того как журналист исчезает из поля зрения. — Честно говоря, я не уверен с какой силой ударил… В тот момент я думал только о тебе… — тем самым До пресек все попытки своего парня отрицать реальность, как бы сильно первому не хотелось. — Су-я, боже, ты такой заботливый… — Бэк смущенно улыбнулся, складывая губы трубочкой. Пока никто не видит, он берет его за руку, взгляд До из обеспокоенного становится нежным, брюнет посильнее сжимает чужую руку.       Они выпадают на пару минут из мира, позволяя себе раствориться в любви. Бён оставляет легкий поцелуй на любимых губах, а Кёнсу тянет его на себя, чтобы тот был ещё ближе. И только когда, вдалеке слышится радостный гул студентов, отсидевших очередную пару, они нехотя отрываются друг от друга. — И всё-таки, нам надо что-то сделать с этим фотками… — наконец собравшись с мыслями, выдаёт До. — Ах, вот любишь ты обламывать кайф… — с толикой разочарования прошептал брюнет, — Что-что? Нам надо просто избавиться от компромата, — уже обычным голосом закончил свое предложение тот. — И каким образом ты собираешься это сделать? — Ты же сам видел, Чондэ сфоткал всё на телефон. А это значит, нам нужно его достать и удалить всё к хренам собачьим. — Да ты сама гениальность! Только как ты провернёшь это незаметно? — Узнаю его расписание, подгадаю нужный момент, а затем сделаю своё дело. Просто, не так ли? — А как ты подгадаешь момент? Ты ведь не собираешься за ним по пятам ходить? — брюнет улыбается, потому что только Бёну могло прийти такое в голову, как скажет что, хоть стой, хоть падай. — Ну да, именно это я и собираюсь сделать. Вау, как хорошо ты меня изучил, — Бэк лучезарно отзеркаливает чужую улыбку, которая по мере осознания сказанного исчезает с лица До. — А как же пары? — Прогуляю. — Но это пары профессора Ли! — И что? Хочешь и дальше быть на коротком поводке? Лично я терпеть это не намерен! — и развернувшись на пятках, Бён уверенным шагом идет по направлению журфака.       Кёнсу молчит, обдумывая его слова, но всё же пара у самого строгого преподавателя кафедры, да ещё и экзамен в конце года будет. Если они много пропустят, у них будут проблемы. А Кёнсу хотел спокойной жизни с минимум проблем. Но чтоб он ещё раз надел нечто подобное! И эти усмешки со стороны Кима жуть как бесят! Они избавятся от фоток. В конце концов, они могут быстро это сделать, на самый крайний случай можно договориться с Чанёлем, откупившись вкусняшками.       Решено! — Подожди, я с тобой! — поправив ремешок рюкзака, До бежит за своим неугомонным парнем.

***

      Разгар учебного дня.       Большая лекционная аудитория под завязку набита студентами. Преподаватель что-то рисует на доске. Все старательно переписывают схемы и таблицы в свои тетрадки.       Ким Чондэ сидит на паре, зевая во весь рот. Проходит ещё несколько минут, прежде чем, тот снова начинает зевать, но уже с закрытым ртом. Одним словом, он мастерски делает вид, что усердно конспектирует, а на деле через каждые пять минут ковыряется в телефоне с задумчивым выражением лица. Время от времени, пихает в бок примостившегося рядом с ним Чанёля, что в наглую лежит пластом на парте, отрубившись. — И против этого зла мы выступаем… — шепчет Бён с кислым выражением лица, заняв удобное место, где его не будет видно, но при этом вся остальная территория как на ладони. — Ого, этот курс у нас будет в следующем семестре… — вместо того, чтобы следить за объектом, Кёнсу активно строчит лекцию, кажется, ему понравилась эта тема. — Что ты делаешь? — зло шипит Бэк, вырывая из рук До тетрадь. — Пытаюсь слиться с толпой, а вот ты мне мешаешь! — также шипит брюнет, возвращая себе конспекты. — Нам и так повезло, что нас никто не спалил, сделай вид, что тебе хоть немного интересно.       Бён недовольно пыхтит, но лезет в сумку за блоком и щёлкает ручкой, а потом посылает полный ненависти взгляд в сторону, ничего не подозревающего и довольного жизнью, Кима. Прошло уже полпары, за это время Чондэ отложил телефон всего два раза и то всего на несколько минут. Да что же там такого у него в смартфоне, что тот с ним как с писаной торбой носится?       От скуки Бён быстро и удачно знакомится с соседом справа, который ещё и одногруппником Кима по совместительству оказывается. Не вдаваясь в подробности, Бэк сообщает новому знакомому, что ему жизненно необходим чужой телефон, ибо им в корыстных целях пользуются против него.       Сосед проникается к нему искренним сочувствием и предлагает свою помощь, на что собственно и рассчитывал музыкант. А потом новый знакомый рассказывает, какой пиздец у них на потоке был из-за компромата Кима на первом курсе.       Если кто-то хоть словом или своим поведением не устраивал Дэ, тот без зазрения совести и брезгливости, доставал всю подноготную жертвы и при любом удачном случае пускал её в ход. Не то, чтобы тот был злым, скорее, просто любил быть стервозным.       По его милости, некоторые не выдерживали такого давления и переводились, кому-то приходилось расставаться со своими вторыми половинками, потому что те проигнорировали предупреждения, и их тайна оказалась раскрытой. Короче говоря, всем пришлось несладко.       Единственным, кто избежал этой незавидной участи, оказался, спящий рядом с Кимом сейчас, Чанёль. Те двое – друзья со старшей школы и что бы ни случилось, Ким никогда против Пака такой приём не использовал. С тех пор, слава о дурном характере Ким Чондэ распространилась на всех курсах журфака, поэтому народ старается поменьше контактировать с Кимом, даже в общаге старается не попадаться ему на глаза, от греха подальше, как говорится.       Выслушав всю историю до конца, Бён мрачно смотрит в сторону ее главного героя. М-да уж, им определенно не повезло нарваться на такого человека. В сборе нужной инфы ему нет равных, это объясняет, почему тот сразу просёк о них с Кёнсу. — Может, мы зря это затеяли? — в разговор вклинивается До, давно забросивший писать лекцию и внимательно слушавший чужой шёпот. — Вот ещё! Я доведу начатое до конца, — Бён продолжает перешептываться с одногруппником Кима и просит как-нибудь отвлечь того, чтобы они смогли совершить возмездие. Парень кивает, подключая других студентов, сидящих на паре.       Парочка наблюдает за тем, как кто-то кидает записку Киму, тот её читает, откладывая телефон. А потом вообще поворачивается назад, чтобы ответить окликнувшему его студенту.       Сидящий рядом с Чондэ парень тянется за телефоном, пытаясь быстро провернуть задуманное. Но как назло, мирно пускающий слюни на парту, Пак потягивается, собираясь перевернуться на другую сторону, а заодно приоткрывает глаз. Незадачливый воришка резко останавливается и кладёт телефон обратно, пока Чанёль не забил тревогу.       Их первая попытка провалилась.

***

— Пак Чанёль, подожди!       Красноволосый резко стопорит посреди коридора, услышав своё имя, а обернувшись, видит Ким Минсока собственной персоной. От неожиданности у Пака резко затряслись коленки, глаза забегали из стороны, захотелось сглотнуть скопившуюся во рту слюну. С трудом поборов смущение, Чан остался стоять на месте, дожидаясь, когда старший подойдёт. — Вы что-то хотели, сонбэ-ним? — Чан склоняет вниз голову, приветствуя старшего, но на деле, пытается скрыть своё пылающее лицо. — Ты знаком с Бён Бэкхёном? — без каких-либо подводок, вопрос прямо в лоб, спрашивает Ким. Серьёзные глаза смотрят, будто в самую душу, ещё чуть-чуть и Чан готов броситься к его ногам. Твою мать, это нечестно быть таким! — Да не особо, — врать у него тоже не получается, но так надо ради успеха, задуманного Бэкхёном, плана. — А в чём дело? — Ты не против, если я дам ему твои контакты? — А у вас есть мой номер? — Чан поднимает голову, смотря на старшего с надеждой. — Нет, я хотел спросить его в деканате, — своими словами блондин буквально уничтожает младшего, без каких-либо шансов на реабилитацию. — Так я могу вам сам его дать. Зачем же ходить в деканат? — выходит вымученнее, чем хотелось бы. — Вряд ли он мне будет нужен, но я могу ему отправить смс-кой.       Пак диктует свой номер, Ким сразу же пересылает его Бёну. Затем благодарит младшего и быстро удаляется. Красноволосый чувствует себя отвратительно, словно по нему прошёлся асфальтоукладчик, а он прижат к земле без единой возможности пошевелиться.       Слова, так легко слетающие с любимых губ, так больно ранят. Дыра в груди становится всё больше и больше с каждым новым разговором с Кимом. А удаляющая спина добивает его окончательно.

***

      Где-то через полчаса после второй пары, парочка шпионов продолжила на свой страх и риск слежку за «Грозой всего журфака». — Эй, чё там происходит? Не слышно ни черта! — психует Бён, наблюдая странную картину, и пытается уловить в шуме столовых приборов и голосов студентов хоть что-нибудь.       Здоровяк плачет, размазывая сопли по лицу рукавом кофты, пока вокруг него крутятся заботливый Исин, предлагая ему свой десерт и активно жестикулирующий Чондэ, выплевывающий маты. Почему маты? Вряд ли с таким лицом, напоминающим злого японского демона, можно говорить всякие няшности-приятности. — Предполагаю, это связано с Ким Минсоком, — жуя маринованную редиску, ответил Кёнсу. — Блин, да что с этим хёном не так? Какую хрень он успел ему ещё сказать? — Бэк тоже начинает раздражаться, но его вовремя останавливает До, потянув за рукав рубашки и заставляя сесть обратно. — Для того, чтобы заниматься слежкой тебе не хватает терпения, — авторитетно и со знанием дела продолжает брюнет. — Разве тебе не интересно, что там произошло? — Бэк пытается поумерить пыл, закинув в рот немного еды. — Интересно. Но для начала было бы классно удалить фотки, — говорит музыкант, а сам косится в сторону знакомых.

***

      На следующей паре, парни всё же решили пойти на свой предмет, предоставив ещё одну возможность новому знакомому. Тот даже умудрился принести чужую сумку, когда вышел из аудитории. Но вот незадача, телефона там не оказалось. А ведь было приложено столько усилий, но всё в пустую!       Ещё один шанс был стащить телефон, пока Ким ходил за кофе для старшекурсников. Но и тогда им помешал уже повеселевший Чанёль, который остался присмотреть за вещами. Бён уже хотел пойти даже в туалет за Чондэ, но До снова проявил чудеса убеждения, быстро отговорив того от сомнительной идеи. Парочка даже сидела под дверью кабинета редакции студгазеты, но и там обломались, удачного шанса не представилось. — Мы уже целый день ходим за ним, а толку никакого! — казалось бы, идеальный план был придуман Бэкхёном, но что-то пошло не так. Поэтому риторических вопросов и восклицания к небу было не избежать. — Кажется, сейчас тот пойдет в общагу, — игнорируя откровенное нытьё своего парня, как бы между прочим, говорит Кёнсу, а затем поудобней подкладывает под попу рюкзак. — Наверно, пойти домой не так уж хреновая идея. — Хочешь сдаться? — Нет, просто будет больше возможностей стащить телефон. Комнаты же у нас рядом.       Бён выглядел удивленным, вытаращив глаза и раскрыв рот. Но спустя несколько секунд, осознав что-то важное, без лишних слов поднялся с насиженного места, помог встать До и потащил его в сторону общаги.

***

      Проведя полночи на ногах, двое борцов за добро и справедливость решились на вылазку в чужую комнату.       Аккуратно приоткрыв дверь и стараясь минимизировать скрип, они на цыпочках пробрались в комнату. Быстро пробежавшись взглядом по комнате, они заметили, что кроме Кима больше никого не было. Думать о причинах отсутствия других жильцов им было некогда, тут сердце в пятки уходит от одного волнения и страха быть пойманным, плюс параллельно в голову бьёт адреналин. Вот серьёзно, это последнее о чём можно было думать в тот момент.       Чондэ, свернувшийся калачиком и пускающий слюни на подушку, видел девятый сон на втором этаже кровати. Телефон, как это у всех бывает в наши дни, был рядом со своим хозяином. Пока Бэкхён стоял на стрёме, Кёнсу, не включая подсветку, пытался аккуратно нащупать гаджет. Когда, ему это удалось, парни поспешили свалить отсюда.       Однако в этот самый момент, телефон в кармане Бэкхёна завибрировал, и парню пришлось остановиться, чтобы выключить его. Вместо того, чтобы бежать со всех ног к себе и праздновать победу, пережив до этого череду неудач, брюнет останавливается, загипнотизировано смотря в экран.       А всё по тому, что Ким Минсок помимо того, что днём скинул номер Чана, только что прислал и тему, над которой хотел бы поработать. Нет, Бэк ожидал, что когда-нибудь лёд тронется, но прошло от силы несколько дней, а тут на те, распишитесь – сообщение от самого занудного и холодного человека, да ещё и в третьем часу ночи. Нонсенс! — Су-я, он мне написал! Ты представляешь? Этот придурошный хён реально ответил мне! — от радости в зобу дыхание спёрло, пропало ощущение липкого страха, а вместе с ним улетучилось и чувство реальности.       Бён Бэкхён вернулся в свое обычное состояние, самого громкого и шумного человека в округе, наплевав на всё и вся. Улыбаясь во все тридцать два, хлопая Кёнсу по плечу, Бён наслаждался этим. А вот До его энтузиазма и радости не разделял. Его лицо мгновенно побледнело до состояния свежевыглаженной белоснежной простыни, сам он смотрел не на своего парня, а на то, что позади него.       На втором этаже кровати медленно восстал из мёртвых кокон, растрёпанный и злой, в темноте казалось, что его глаза светятся красным цветом, охрипшим голосом тот спросил. — Какого хера вы тут забыли?       Кёнсу молча прикладывает руку к лицу. Бэкхён резко дергается, будто от удара током и выпучивает глаза, словно дурацкая игрушка пластмассовая курица, только сейчас всё осознавая.       Кажется, они снова накосячили…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты