Вишневые сигареты: Правда +136

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Jared Padalecki, Jensen Ackles (кроссовер)

Основные персонажи:
Джаред Падалеки, Дженсен Эклз
Пэйринг:
Джаред Падалеки/Дженсен Эклз, Стив Карлсон, Чед Мюррей, Дэннил Харрис, Женевьев Кортез, Мэтт Коэн, Джеффри Дин Морган, Эрик Крипке, Сэра Гэмбл и другие.
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, AU, Учебные заведения
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 75 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Jul_Kri
Описание:
И только высказав это вслух, Дженсен подумал, как огромна гидра, с которой придется побороться ему - и, как он надеялся, Джареду вместе с ним. Представил, как будут смотреть в школе, вообразил взгляд матери и то, как она схватится за сердце, если узнает. Ясно нарисовал в воображении гнев отца.
Дженсен теснее прижал к себе Джареда и влажно выдохнул ему в шею в ответ на свои мысли:
- К черту всех...
"Ты - единственное, что имеет значение", - хотел добавить он, но почему-то смутился.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это первая из двух частей цикла "Вишневые сигареты".
18 июня 2013, 01:27
Жара, даже по техасским меркам, стояла невыносимая. Воздух густо окутывал изнывающих школьников зыбким маревом, заставляя обмахиваться тетрадками и пересекать школьную территорию короткими перебежками из тени в тень.
Первое утро учебного года уже таило в себе массу неприятностей: в этом Дженсен даже не сомневался, когда Джош, высаживая его из машины у ворот, радостно сообщил, что в этом году их классы перемешают. «Почему мама не сказала об этом? А, забыла, наверное. Это разве важно?»
В любом случае, в первую очередь Дженсен, щурясь от солнечного света, отправился на спортивную площадку, где влез под трибуны и с наслаждением разместился на портфеле в самом темном углу. Его лучший друг Стив Карлсон не замедлил явиться минуты через три, подскакивая от нетерпения и многозначительно похлопывая по оттопыренному карману.
- Все лето с родаками провел, - сообщил он на красноречиво поднятую бровь Дженсена и от души пожал ему протянутую руку. - Чувак, это пиздец, я только и мечтал, чтобы снова оказаться с тобой тут и перекурить.
- Что, негде было заныкаться? - хохотнул Дженсен, подвигаясь и уступая место для брошенного портфеля Карлсона, на котором тот тоже с удовольствием расселся.
- Да вообще - полная задница, - кивнул тот.
Это было их негласной традицией: перед и после занятий устраиваться здесь и раскуривать по отдающей сладостью вишни сигарете. Дженсен общительностью не отличался, но со Стивом ему было комфортно, вдобавок, он точно знал, что Карлсон его не кинет, если рано или поздно их тут спалят, так что дружба их с годами только крепла.
- Нас объединяют с какими-то левыми чуваками, слыхал? - сказал Стив, с удовольствием затягиваясь и обдавая Дженсена облаком едкого дыма. Тот пощелкал пару раз зажигалкой, пока та, наконец, загорелась в его руках.
- Пять минут назад. Известно, с кем?
- Вроде с классом, где Падалеки учится. Ну, высокий такой.
- Не знаю, не общался, - пожал плечами Дженсен и равнодушно отвернулся, хотя по ощущениям сердце встряло где-то в горле. Общаться-то он и правда не общался, а вот знать - знал. Очень хорошо. С тех пор, как натолкнулся однажды в коридоре, посмотрел в лицо, задорное, улыбчивое, с яркими быстрыми глазами, и пропал. Но об этом, конечно, Дженсен никому не рассказывал.
***
Пробежка в три шага, прыжок с поворотом, и этот необъяснимо приятный звук, между хлопком и шорохом, когда мяч входит в корзину, цепляясь неровной поверхностью за сетку. Как же не хватало этого мерного глухого стука оранжевого шара по бетону площадки, приятно пружинящей подошвы кроссовок и неизменных подколок Чеда:
- Эй, чувак, да ты за лето все мастерство пропил! Я тебя в два счета обыграю!
Мюррей словил мяч на лету, ловко нырнул под руку Джа и, отбежав на линию, нацелился на трехочковый. Джа уже поднял руки, чтобы неминуемо перехватить подачу - и вдруг зацепился взглядом за мелькнувшую возле трибун фигуру парня. Его он узнал моментально, хоть не видел несколько месяцев, да и вообще - незнакомы они были, только почему-то не получалось его не замечать в коридорах школы, и этот его ритуал - приходить под трибуны ежедневно - только подкреплял привычку замечать светлую макушку в толпе.
- Пада, мать твою, ты так из команды вылетишь, - прокомментировал Чед возмущенно, когда мяч пролетел беспрепятственно над руками Джа, который даже не подумал подпрыгнуть. - На что ты там уставился?
- Ни на что. Так, задумался. Давай снова, - ответил Джаред, встряхиваясь и отводя взгляд от трибун, за которыми уже скрылся незнакомец. - А вот и наши золотые девочки, - добавил он, заметив на другом конце поля приближающуюся стайку старшеклассниц в форме группы поддержки.
- Я прямо вижу, как от тебя валит пар, - раздался за спиной знакомый голос, как раз когда Джаред, сходя с ума от жары, вылил на себя не меньше литра воды из бутылки. Тут же тонкие руки обвили его за талию сзади, и Джен прижалась всем телом к спине, доставая макушкой до лопаток. Джа вывернулся в кольце рук и улыбнулся, обнимая свою девушку и склоняясь к ее губам:
- Хочешь проверить, настолько ли я горяч, детка? Я как раз собирался в душ...
Миниатюрная брюнетка со смехом вывернулась из рук и отступила:
- Нет, не сейчас, ты забыл - у нас семинар с Крипке? Так что давай, поторопись. Я подожду тебя снаружи.
***
- Ээээ, отдай, - протянул Дженсен, выдернув у Стива изо рта третью по счету сигарету, и показательно затолкал ее обратно в пачку. - Физкультура сегодня, бегать не сможешь.
Карлсон потянулся за отнятым сокровищем и потерял равновесие, смешно дрыгнув ногой в воздухе.
- Не будь сучкой, Шмэклз, я же два месяца...
- О тебе забочусь, - назидательно сказал Дженсен и поднялся, закидывая пыльную сумку на плечо. Стив скорчил рожу, и Дженсен рассмеялся. - Пошли уже. Крипке вытрясет из нас души, если мы опоздаем.
Дженсен вынырнул из-под трибуны первым и сразу же обернулся на выразительный стук мяча о землю. Он не ошибся: Джаред был на поле, играл со своим блондинистым другом, имени которого Дженсен не мог запомнить, хоть тот и участвовал всегда в школьных соревнованиях. Вместе с Падалеки. Дженсен замер, машинально поправляя лямку рюкзака, и Стив налетел ему на спину.
- Потрясный вид, да? - сказал он, и Дженсен кивнул, не отводя глаз от высокой, тренированной фигуры, а потом вздрогнул.
- Что?
- Говорю, девчонки за лето похорошели, - фыркнул Карлсон, махнув рукой в сторону оккупировавших скамейки на другой стороне девушек из группы поддержки. - Богом клянусь, у Харрис сиськи не меньше чем на размер выросли!
Дженсен усмехнулся, пихнул друга локтем и развернулся к зданию школы.
- Пошли уже, герой-любовник.
***
- Мистер Падалеки, мисс Кортез, кажется, я учил вас не опаздывать на мои занятия, - сурово встретил их в дверях класса учитель. Состроив извиняющиеся физиономии и пытаясь сдержать смех, подростки быстро пробрались к свободным партам в конце помещения. Джа уже почти дошел до места, как вдруг неосторожно смахнул чей-то карандаш с парты. Машинально присел, пробормотав извинения, поднял глаза - и завис, наткнувшись на взгляд тех-самых-глаз. Секунды три не мог двинуться с места, потом - кажется - улыбнулся, извинился снова и буквально заполз на свое место как раз позади зеленоглазого парня, лихорадочно соображая, какого черта он делает в этом классе.
Дженсен мазнул взглядом по нему и тут же отвернулся, боясь, что глаза выдадут его с головой. На сетчатке остался тенью образ ошарашенного выражения лица и - ярким пятном - зацелованных розовых губ. Дженс покрутил в пальцах карандаш, подняв его с края парты, повернулся и криво улыбнулся Джареду, чтобы не показаться совсем уж равнодушным и невежливым, хотя внутри все клокотало то ли от страха, то ли от ревности.
- Спасибо, - коротко выдохнул он и развернулся, с преувеличенным интересом уставившись на Крипке.
- В учебной части было принято решение объединить по два класса, в связи с тем, что многие ученики отсеялись, - говорил тот, постукивая машинально линейкой по ладони. - Так что я рекомендовал бы вам подружиться: у вас у всех впереди еще год совместного обучения.
Дженсен вновь покрутил многострадальный карандаш в пальцах и прикусил губу: перспектива находиться все это время в такой близости от Джареда скручивала внутренности в узел.
- И я вам помогу, - продолжил Крипке и улыбнулся. Дженс был уверен, что это выражение лица не предвещает ничего хорошего, и, судя по тому, как Стив, который сидел перед ним, повернулся и чиркнул указательным пальцем по шее, он был с этим согласен. - До начала следующего месяца нам нужно будет сделать проект по выбранному мной произведению, с презентацией. Классическому произведению, мистер Мюррей, а не вашим любимым ужастикам.
Тот мгновенно сник, и его загоревшиеся было азартом глаза погасли, а Дженсен подумал, что запомнит наконец-то его имя.
- Пары, разумеется, я назначу из представителей бывших разных классов.
Дженс скучающе подпер щеку кулаком и перехватил изучающий взгляд Дэннил Харрис. Похоже, она была бы совсем не прочь работать вместе. Да и это был бы отличный вариант...
- Мистер Эклз, прекратите витать в облаках, - ворвался в его мысли голос Крипке. - Я не сомневаюсь в обаянии мисс Харрис, но обработаете вы ее в нерабочей обстановке.
Дэннил хихикнула и отвернулась, напоследок взмахнув накрашенными ресницами, а Дженсен вспыхнул и упрямо уставился преподавателю прямо в глаза.
- Вы будете работать с мистером Падалеки, - сообщил Крипке и назвал следующие имена.
Дженсен подавился воздухом и пробормотал что-то подозрительно похожее на "блять". Стив странно покосился на него через плечо, и громким шепотом сказал:
- Чувак, спортсмены не такие уж и тупые, как ты думаешь!
Дженсен хотел было возмутиться, сказать, что ничего такого не думал, а потом вдруг понял, что Карлсон дал ему реальную отмазку, за которую можно уцепится, если что, и надменно приподнял бровь.
- Я надеюсь, - процедил он и мимолетно обернулся, напоровшись на ошарашенный взгляд Джареда. Хорошенькая темноволосая девица на соседнем ряду зашипела, как рассерженная кошка.
"Теперь он решил, что я его ненавижу и считаю придурком", - заключил про себя Дженсен, укрывая взгляд за опущенными ресницами и пытаясь не думать о том, что в ореховых глазах Падалеки ему померещилась горькая обида. - "С началом учебного года тебя, Дженсен".
Нельзя сказать, что Джаред был совсем не рад подобному заданию - он, как ни странно, любил литературу, много читал, и Джен, конечно, будет против идеи работы в парах с другим классом, но ведь знакомиться и правда нужно. Одним словом, Джа уже был настроен на вполне успешное сотрудничество, когда до него донеслись слова парней впереди - те даже не составили себе труда достаточно понизить голос. Ах, так... Джаред нахмурился и чуть не зарычал, когда новенький одноклассник повернулся, безрезультатно пытаясь скрыть высокомерие во взгляде. Пару секунд посверлив глазами затылок повернувшегося обратно "коллеги", Джаред поднял руку.
- Мистер Крипке, а что если... мы не сработаемся? Можно поменять пару?
- Нет, мистер Падалеки, в этом и смысл - научить вас находить общий язык со всеми. Не переживайте, я буду снисходителен, вряд ли этот проект сможет испортить ваши отличные оценки по моему предмету. - Разочарованно скривившись, Джа осел на стуле, уперевшись взглядом в напряженную спину Эклза (кстати, ему до сих пор было непонятно, как того зовут), а Крипке продолжил, обращаясь к классу: - Старосты, подойдите ко мне, я раздам список произведений для каждой пары.
До конца урока Дженсен чертил узоры на полях тетради, витая в собственных не слишком веселых мыслях. Он бы и звонок не услышал, если бы Стив, поднявшийся со своего места, не навис над ним аллегорией недоумения.
- Дженс? Какого хрена на тебя нашло? - поинтересовался он, и, вздрогнув, Дженсен принялся торопливо сгребать вещи с парты.
- Нормально все, - отрезал он, старательно не глядя вслед прошедшему мимо Джареду. - Просто не нравится он мне.
- Да он нормальный, Крипке же сказал, оценки у него хорошие, наверняка такой же ботан, как и ты, - фыркнул Карлсон и широко зевнул.
- Хер с ним. Забей, - отмахнулся Дженс и покинул класс, забыв попрощаться с Крипке. Вокруг него становилось слишком много Джареда, которого и так в мыслях всегда было немало. Настолько много, что это на самом деле начинало раздражать.
***
Девочки, сидящие группкой, щебетали у входа в свою раздевалку, ожидая тренера с ключом, и Дженсен окинул взглядом сидящую по центру Дэннил и улыбнулся ей. Та с готовностью улыбнулась в ответ, а другие девчонки захихикали.
Дженсен точно знал, что он им нравится, и не одной красавице Харрис, вот только эмоций это особых не вызывало. То ли привык - слишком уж хорош собой родился - то ли, опять же, Джаред виноват...
Сам Падалеки стоял у соседнего входа в мужскую раздевалку и о чем-то хмуро говорил своему белобрысому приятелю.
- Да ладно, чувак, чего ты? Нормально все будет! - Чед ткнул друга в плечо кулаком, подбадривая. Джа в ответ упрямо сжал губы.
- Ты не понимаешь. Я чувствую такие вещи, он уже заранее меня терпеть не может, хотя мы даже не знакомы. Ума не приложу, чем я ему насолил, но ты же знаешь, я ненавижу конфликты. - Джа тяжело вздохнул и запустил пятерню в волосы, то ли поправляя их, то ли еще больше взлохмачивая. - Да и Джен не в восторге, Дэни ее успела достать просьбами вместе заскочить ко мне в гости, когда мы начнем готовить проект с этим... кстати, я даже имени его не знаю!
- Дженсен, - тихо произнес Чед, уставившись куда-то за спину Джареду, и тут же предмет их разговора прошел мимо, явно нарочно задев плечом, так как места в коридоре оставалось достаточно. Джа посмотрел ему вслед - фигура у парня была спортивная, и удивительно, что Падалеки с ним никогда не встречался на площадке. Впрочем, может, он играет в лакросс?..
- Дженсен? - переспросил Джа, переводя взгляд на Мюррея. - А ты-то откуда знаешь?
Чед быстро оторвал взгляд от спины новенького:
- Я?.. Эм, ну, он довольно заметный парень, знаешь ли, - Джареду очень не понравилось, как густо покраснел друг. - Ну, и это, девчонки частенько о нем говорят.
- Так, ты уже и сплетни подслушиваешь? - Брови Джа все больше лезли на лоб.
- Нет... Да, иногда, - Чед разозлился на свое же смущение и, чтобы скрыть это, толкнул Джареда в сторону открытой уже раздевалки: - И вообще, иди уже контакты налаживать, вам работать вместе!
Джа покачал головой, но покорно прошел внутрь. Эклз – «Дженсен», поправил он себя - стоял у открытого шкафчика, и как раз стягивал с себя футболку, когда Джаред нерешительно подошел сзади:
- Привет. Я Джаред. Нам не помешало бы познакомиться, - сказал он, тут же обругав себя за детскую глупость фразы, и попытался улыбнуться, протягивая руку спине Дженсена.
Тот повернулся, вздрогнув, посмотрел в лицо Джареду - снизу вверх – и вдруг ощутил, что раздражения нет. Похоже, рядом с этим сияющим солнцем парнем вообще невозможно злиться: то-то его, похоже, так все любят. Неуместная, всепоглощающая нежность перебивала дыхание при одном взгляде в померкнувшие нерешительностью глаза, глаза, красивее которых Дженсен не видел никогда до встречи с Джаредом.
- Дженсен, - хрипло выдохнул он, вкладывая руку в протянутую ладонь, а потом, смутившись, прокашлялся и попытался криво улыбнуться.
Хотелось сказать что-то еще, но слов не находилось, и Дженс как-то остро ощутил, что на нем нет футболки - будто треснула по швам вместе с исчезнувшим предметом одежды непробиваемая броня - и торопливо вырвал руку, пройдясь кончиками пальцев по теплой ладони.
Джаред, наконец, поднял взгляд, - оказывается, все эти несколько секунд он пялился в одну точку где-то над левой ключицей Дженсена, наблюдая, как под бронзовой от летнего загара кожей бьется пульс, - и заставил себя посмотреть парню в глаза. В них читалась не совсем понятная эмоция, и Джа чувствовал себя не в своей тарелке - он не мог понять, как новый знакомый настроен к нему, это выбивало из колеи. Пауза затягивалась, Дженсен смотрел молча, не собираясь помогать, но Джаред вдруг вспомнил о спасительном предлоге и полез в рюкзак:
- Мне тут Джен... ну, староста наша, дала список книг, - сказал он, пробегая глазами строчки. - Так... Эклз, Падалеки. Оскар Уайльд, "Портрет Дориана Грея", - прочитал Джа и довольно хмыкнул, опять встречаясь глазами с партнером по проекту. - Я год назад читал ее, нужно будет пролистать. А ты...
Джа не успел договорить, как раздался звук свистка, и голос тренера позвал всех в зал. Уже сделав пару шагов к своему шкафчику, чтобы переодеться, Джаред обернулся:
- Может, встретимся после уроков на трибунах? Обсудим проект... - и вопросительно посмотрел в зеленые глаза.
- Да, конечно, - ровно отозвался Дженсен и отвернулся, пряча взгляд. Он едва ли слышал, что говорил Джаред, залюбовавшись изломом розовых губ, ямочками на щеках, когда тот пытался улыбаться: неуверенно, но солнечно.
Физкультуру он любил. Несмотря на все дурные привычки, Дженсу в радость было побегать по полю и хорошенько размяться. Иногда, посередине занятия, когда тренер предоставлял возможность делать упражнения на свой выбор, он с удовольствием спорил со Стивом, кто больше подтянется или вроде того.
Правда, раньше никогда не было отвлекающего фактора в виде разминающегося по соседству Падалеки.
Парень был хорош собой и в отличной форме и - черт - его влажная, покрытая летним загаром кожа заставляла жечь взглядом, до зуда в ладонях жаждать ощущений, вкуса, лишь бы почувствовать себя живым.
Дженсен отвлекался, как мог, и, наконец, после второго часа тренировки, сделав последние пятьдесят отжиманий, растянулся на траве, щуря глаза на кроссовки подбежавшего Стива.
- Харрис глаз с тебя не сводит, - сказал тот, плюхнувшись на траву. Дженсен устало взъерошил собственные волосы и кивнул. - Тебе стыдно должно быть, чувак. Она там растекается, а ты даже не смотришь. Дай ее мне.
Дженсен фыркнул и перевернулся на спину.
- Бери, - ответил он, закрыв глаза и вытирая ладонью влажный лоб. - Боюсь, она будет немного против, правда.
***
- Двадцать пять - двадцать! - Подытожил Чед счет их недолгой получасовой игры в баскетбол два на два. - Вы разленились, парни. Завтра на тренировке я с вас шкуру спущу.
Джа, опираясь руками о колени и пытаясь отдышаться, поднял на друга умоляющий взгляд:
- Чувак, я люблю баскетбол, но такой капитан, как ты, может просто уморить своих игроков.
- Эй, не будь тряпкой, а то тренер Сингер явно по голове не погладит. Соберись и прими душ. Впереди еще физика с этой сучкой Гэмбл.
Устало закатив глаза, Джа поплелся в раздевалку. Звонка еще не было, потому там пока было пусто, и душевые оказались свободны. Забросив полотенце на стенку кабинки, Джа встал под теплые струи.
Именно в такие минуты он любил перебирать в памяти и систематизировать все новое, что произошло за день. Вспомнилось о семейном ужине сегодня вечером в честь дня рождения отца, Джен обещала принести шикарный подарок от них обоих. Вся семья уже воспринимала Женевьев Кортез как будущую невесту Джареда - дочь влиятельного бизнесмена, она была воспитана в лучших традициях и умела произвести впечатление. Родители Джареда, представители так называемой "старой элиты" города, приняли многообещающую девушку с распростертыми руками, и мама поговаривала о свадьбе - не сейчас, конечно же, но через пару лет, когда оба закончат колледж. Восемнадцатилетнему Джареду эта перспектива казалась слишком далекой, чтобы о ней думать всерьез - с Джен было удобно, весело и, в общем, он был не против такой жены.
Дженсен, понукаемый чрезмерно заботливым лучшим другом, тоже пошел в раздевалку. Стиву приперло сдать нормативы на дополнительную оценку, и он остался, сообщив Дженсену, что не желает, чтобы тот видел как он "будет позориться". Дженс, правда, подозревал, что дело было лишь в том, чтобы его спровадить, и чтобы он не "отсвечивал поблизости своей охуительной красотой, мать твою" (как тоже говорил порой Стив в порыве честности), а Карлсон тем временем мог покрасоваться перед девчонками.
Тому, что в душе уже кто-то есть, Дженс не сильно удивился. Некоторые ухитрялись смотаться с урока раньше, чтобы подольше поторчать в душе или поменьше заниматься. Обычно, конечно, второе.
Он с наслаждением стянул влажную от пота спортивную форму (утренняя жара никуда не делась) и взял полотенце, отправившись в ближайшую кабинку, включив прохладную воду. Отсюда не было видно, кто еще сейчас в душе, но Дженсен особо не заинтересовался этим - какая разница? Он подставил лицо прохладной воде, слизывая капли с губ, и пригладил пальцами светлые, мгновенно потемневшие от влаги волосы.
- Хо-ро-шо, - сам себе сказал он и глубоко вздохнул.
- Точно... - с наслаждением согласился Джа с невидимым собеседником, а потом, поддавшись любопытству, чуть привстал на цыпочки. Этого - с его-то ростом! - хватило, чтобы разглядеть торчащий ежик мокрых волос, а затем и профиль, который Джа тут же узнал. Он улыбнулся и заметил, выключая воду и выходя из кабинки: - Да нас просто судьба сегодня сводит!
Джа встал напротив кабинки Дженсена и, наспех вымочив воду из волос, обернул полотенце вокруг бедер. Поднял глаза на собеседника. Тот стоял к нему спиной, и капли красиво - этого нельзя было не отметить - стекали по его телу, по желобках между очертаниями мышц, в меру подтянутых, но не перекачанных. Джаред - как спортсмен, разумеется - залюбовался изумительными пропорциями, и только когда тишина совсем уж затянулась, сообразил, что Дженсен явно не настроен разговаривать. Это почему-то неприятно кольнуло где-то внутри, но, в конце концов, парень и не обязан, так что Джа пожал плечами, делая пару шагов к выходу:
- Ладно, чувак, прости, что отвлекаю. Встретимся на физике. Которую я, хоть убей, не понимаю, - хмыкнул он.
Дождавшись, пока Джаред покинет душевые, Дженсен с иррациональной злостью выкрутил на полную кран с ледяной водой, чтобы хоть как-то избавиться от щекотного ощущения чужого взгляда вдоль позвоночника.
На физику он не пошел. Знал, что Гэмбл наверняка этого так не оставит, но все равно не пошел, потому что мир вокруг стремительно становился гребаной страной чудес, в которой исполняются все самые потаенные мечты, только как-то неправильно. Хочешь быть к этому парню ближе, Дженсен? Пожалуйста! Хотел бы оказаться с ним в душе, разделенным не одеждой, но лишь легко преодолимыми дюймами расстояния? Изволь!
Дженс не представлял, что сказала бы его мать, узнай она, о ком мечтает сын. Точней нет - представлял, и это бесило. Он был ее несомненно любимым ребенком, словно все, чего природа (или Бог, как сказала бы Донна) недодала старшему брату и младшей сестре, она подарила ему. Даже имя, в отличие от брата и сестры у него было редкое. Только, похоже, и предпочтения ему тоже необычные достались.
Дженс устроился на облюбованном месте под трибунами и, обняв колени, смотрел сквозь щели в деревянных досках, как ползут по небосводу облака. Было о чем подумать.
***
Джаред никогда не любил физику. А стервозная училка, затянутая в строгий костюм и явно страдающая от одиночества, делала и без того неприятные два часа просто невыносимыми. Мисс Гэмбл, как показывала практика, страшно недолюбливала учеников-парней, и чем красивее и популярнее они были среди девчонок - тем больше им доставалось.
Джаред надеялся спрятаться, как всегда, за спиной впереди сидящего - хоть это удавалось обычно с трудом - но Эклз, как назло, будто провалился сквозь землю, и пустующее место, конечно же, привлекло внимание мисс Гэмбл. В конце концов, с первой тройкой в дневнике, злой на всех людей вместе взятых и на одного зеленоглазого придурка в частности, Джаред покинул класс физики и, вяло отбившись от предложений Чеда пойти к нему, поплелся на площадку. Как бы там ни было, а уговор Джаред привык выполнять. Ну, хотя бы свою часть.
- У тебя отработка в пятницу, - сообщил он, бросая рюкзак на землю и плюхаясь следом напротив Дженсена, увлеченно наблюдающего то ли за пчелками, то ли за галлюцинациями. Найти парня было несложно - Джаред слишком хорошо успел запомнить его "обычное" место.
- Я даже не сомневался, - отозвался Дженсен, выпрямляясь: поза, в которой он сидел все это время, показалась ему вдруг довольно жалкой. Хотел было спросить у Джареда, чего тот приперся, а потом вспомнил, "чего", и прикусил губу. - Ладно, что там с проектом?
Джаред посверлил его взглядом с минуту, а потом со вздохом полез в сумку. Дженс тоже - только не за проектом. Падалеки скривил недовольное выражение лица, и Дженсен мстительно окутал его клубом дыма, думая о том, что, может, так его скорей оставят в покое.
- Ну что там? Скоро Стив притащится, - вздернул бровь Дженсен, не думая как-то реагировать на невербальное выражение недовольства в свой адрес.
- Когда я уходил, твой Стив напрашивался на пижамную вечеринку моей девушки в субботу. Наверное, ему не терпится накрасить ногти и облепить лицо огурцами, - язвительно парировал Джаред, отмахиваясь от дыма, а затем его взгляд замер на губах Дженсена - тот их поминутно облизывал, отчего они влажно блестели, складываясь в трубочку, когда их хозяин с наслаждением выпускал струйку дыма и иногда пытался изобразить колечки. Почему-то пересохло в горле, и Джаред прокашлялся, чем сам себя вернул в действительность и, решив, что Дженсен дышит на него явно не обычным табаком, решил поскорее разобраться с делами и уйти отсюда. Рассказав в двух словах, что им обоим нужно написать эссе о прочитанной книге и авторе, чтобы затем скомпоновать эти тексты и прийти к общему выводу, Джаред поднялся и подхватил рюкзак. В отдалении маячила приближающаяся фигура Карлсона. Уже уходя, Джаред остановился на секунду и, подумав, склонился к уху Дженсена:
- И да, вот тебе секрет: в следующий раз, когда будешь курить, дабы спровадить кого-то, попытайся это делать не настолько красиво... - прошептал он, а потом выпрямился и как можно быстрее пересек площадку по направлению к школе.
Дженсен замер: от горячего шепота его окатило теплом, таким, что он едва удержался от порыва положить ладонь Джареду на затылок, утянуть его в поцелуй. Обязательно долгий, невыносимо нежный, с горечью табака и сладостью вишни...
- Не могу поверить, - сказал Стив, устраиваясь рядом. - Ты пропустил физику, ты понимаешь, что тебе пиздец?
- Полный, - согласился Дженсен, нехотя выныривая из омута грез в жестокую реальность.
***
- И в этом году мы отправляемся в поход, - закончил Джеффри Дин Морган, окинув класс спокойным взглядом. Его любили за ровный нрав и адекватность, а также за попустительское отношение к мелким шалостям у себя на уроке. Вдобавок, он ухитрялся рассказывать свой предмет - географию - так, что его действительно хотелось слушать. - Я только искренне надеюсь, что никто из вас не решит, что ему это не нужно, потому что потом будет, о чем пожалеть.
Дженсен сидел, очерчивая указательным пальцем контуры солнечных пятен у себя на парте, и только поднял голову, когда на деревянную поверхность с тихим шорохом опустилась свернутая бумажка. Дженс быстро развернул ее, и тут же услышал испуганный шепот откуда-то сзади:
- Ой, прости, это не тебе, не читай, не читай!
Дженсен обернулся и наткнулся взглядом на испуганное лицо Женевьев, которая, как он уже понял к собственному вящему, ревнивому недовольству, встречалась с Джаредом. К несчастью для нее, мельком узреть содержание записки он уже успел, но честно не стал дочитывать, а свернул ее обратно и развернулся к Падалеки.
- Ну и пошлятина, - ухмыльнулся он, вкладывая бумажку в лежащую на парте руку Джареда. - Вы бы поаккуратнее с этим, детки.
С полминуты Джаред посверлил взглядом затылок Дженсена, пока не наступило какое-то состояние умиротворения, когда глаза начали различать каждый волосок, видеть мельчайшие отличия в тоне прядок и, наконец, захотелось протянуть руку и проверить, правда ли щекотно перебирать короткие волосы...
Джаред испуганно отдернул руку и зажмурил глаза, избавляясь от наваждения. Видимо, первый учебный день после каникул давался труднее, чем казалось. Прочитав записку, в которой Джен и правда довольно откровенно излагала свои планы на вечер, Джа отписал пару слов согласия, свернул листочек и протянул вперед, проехавшись рукой по плечу Дженсена и задевая кожу шеи.
- Передай... пожалуйста, - тихо попросил он, наклонившись вперед. Было видно, как Дженсен вздрогнул в этот момент, но записку взял и отдал дальше, не разворачивая.
- Мистер Крипке сообщил мне, что разбил вас на пары для создания проекта, - донесся до Джареда голос учителя. - И я подумал: почему бы не поддержать эту идею и не дать малознакомым ученикам узнать друг друга ближе - а ничто так не сближает, как поход. Так что в палатках вы будете жить в тех же парах, в которых делаете проект. Поход состоится в субботу.
Вверх тут же взметнулась рука Джен:
- Ох, мистер Морган, - заговорила девушка взволнованно, не дожидаясь разрешения. - Это так печально... Но, боюсь, в эти выходные мне нужно ехать к родственникам... И Дэниил Харрис едет со мной. И Кэти Кэссиди.
- Мисс Кортез, у вас там что - вечеринка с бабушкой?
- Нет, мистер Морган, - потупила глаза Джен, - просто мы втроем - свидетельницы на свадьбе моей сестры, понимаете, для нее это очень важно...
Лицо Джен выражало такую степень огорчения и жалобности, что Джа довольно громко хмыкнул и прошептал:
- Врет, как дышит. Ух, и женушка у меня будет...
Дженс услышал, хмыкнул, обернулся слегка и удостоил Джареда сочувственной улыбкой.
- Бывает и похуже, - шепнул он и вернулся к своей тетради, чтобы записать заголовок темы урока. Он старался не размышлять о том, что только что мельком прочел в свернутой бумажке. В конце концов, смысл думать о чем-то, что нельзя изменить?
***
Выходя из школы, Дженс наткнулся на своего брата, держащего за руку младшую сестру. Он о чем-то говорил с Крипке, стоя на подъездной дорожке, и Дженсен, поморщившись, понял, что посиделок со Стивом под трибуной сегодня не будет.
- Дженс! - радостно крикнула Маккензи, бросившись ему навстречу.
- Что за почетный эскорт? - недоуменно поинтересовался Дженсен, подхватив сестру и привычно позволив вскарабкаться себе за спину.
- Кензи сегодня передаю тебе, отвези ее домой. Мы с родителями едем к тете Гвен до завтрашнего утра, - сказал Джош, когда Дженсен приблизился, пытаясь поудобнее перехватить висящую на нем белокурую девочку. - Мистер Крипке сказал, что у вас проекты какие-то, вот, советую позвать к себе того чувака, с которым вы работаете, и позаниматься.
Дженсен закатил глаза и на полном серьезе хотел спросить, не плевать ли брату на его проект и какого вообще черта он лезет в его собственные учебные дела, но наткнулся взглядом на застывшего в паре метров Джареда. Почему-то теперь то, как обнимала его сестренка, показалось довольно неловким, и Дженс торопливо спустил ее на землю.
Джаред подумал, что Эклз смотрится довольно мило, когда не пытается укрыться от тебя в своей броне. И еще - что он должен быть хорошим братом, раз младшая сестра так привычно забирается ему на спину и, пока он разговаривает с - судя по схожести - родственником, обнимает его за ребра, устроив голову на плече и прикрыв глаза.
Но вот Дженсен обернулся, встретился с Джа взглядом, который тут же снова стал серьезным и даже немного мрачным. Джаред вздохнул: ну почему он вызывает такую беспричинную неприязнь именно у того человека, с которым ему предстоит заниматься наедине? «И жить в одной палатке», - напомнил внутренний голос.
- Милый, я убегаю. Буду у вас в шесть. Не начинайте без меня, - Джен подскочила к нему и поцеловала в уголок губ.
- Эм... ах, точно, семейный ужин. Не опаздывай, папа этого не любит, - ответил Джаред, приобнимая, а затем отпуская девушку. Та помахала ему на прощание и ушла, окруженная стайкой подружек.
- Так значит, семейный ужин? - раздался за спиной знакомый голос. Джаред обернулся. Дженсен стоял напротив, глядя прямо в глаза. - Я думал предложить поработать над проектом сегодня вечером, но раз так...
И парень собрался уходить. Джаред словил его за предплечье:
- Постой... - Джа подумал, подсчитывая что-то в уме. - Думаю, я смогу прийти, только попозже. К десяти тебя устроит? Если поздно, я пойму.
Самым разумным сейчас было бы сказать, что да - это слишком поздно, с проектом некуда спешить, и вообще... но Дженсен только кивнул, не отводя взгляда от улыбчивых чужих глаз, и машинально подставил руку под обхватившую ее ладошку Маккензи.
- Если бы он был девочкой, я бы решила, что ты влюбился, - доверительно сообщила Мак, когда Дженсен попрощался кивком с Джошем и вышел вместе с ней за ворота.
- Ну, конечно, - фыркнул Дженс, сведя брови на переносице. - Так не бывает!
Та хихикнула и увернулась от попытки пощекотать ее за ребра.
- Наивный ты! - на полном серьезе крикнула она и отбежала подальше, чтобы Дженсен не мог ее поймать.
***
Вечером Мак попросила быстро проверить ее домашку, а потом удалилась к себе в комнату, захватив очередную книжку, и пожелала Дженсену спокойной ночи. Тот остался в гостиной один, сидя в глубоком кресле с кружкой чая в ладонях. Его потряхивало от напряжения, и с приближением назначенного времени это становилось все более ощутимым. Вдобавок, он не был уверен, разберется ли Джаред, как вообще позвонить от ворот в его дом: гигантскую территорию владений бизнесмена Алана Эклза ограждал сплошной забор с хитрым кодовым замком и не менее хитрым домофоном. Дженсен уже сто раз пожалел, что просто не дал Джареду свой номер и подосадовал на отцовскую паранойю.
Джаред медленно шел по темным улицам в направлении дома Дженсена. Во-первых, у него оставалось еще двадцать минут, а являться раньше оговоренного времени к незнакомому, по сути, человеку было невежливо, как учила его мама. А во-вторых, хотелось подышать, выветрить из головы сегодняшний сумбурный вечер. Семейные застолья никогда не были приятными, а в этот раз собралась целая толпа народу, и каждый считал своим долгом спросить, в какой колледж Джа подал документы, как его успехи в спорте, когда планируется свадьба с мисс Кортез. Под конец вечера у Джареда уже скулы сводило от необходимой вежливой улыбки, а Джен сбежала при первой же удобной возможности.
Погруженный в размышления, он не заметил, как оказался перед высоким забором, на котором висела табличка с нужным ему адресом. Присвистнув, парень попытался понять, как попасть внутрь, а затем, махнув рукой, достал из кармана сотовый и набрал номер.
- Алло? - послышался на другом конце удивленный голос Дженсена.
- Чувак, я тут стою перед твоими воротами и боюсь, сейчас ваша система безопасности сломает мне мозг. Если не хочешь делать проект в одиночестве, впусти меня.
- Откуда ты...
- Знаю твой номер? Брось, ты популярен, - улыбнулся Джа в трубку. - Я спросил у Джен, она у Харрис. Уж откуда номер у Дэни, это ты мне скажи.
Издав нервный смешок, Дженсен отставил чашку с чаем и покинул уютное кресло.
- Похоже, что она за мной шпионит, - сказал он, выходя в коридор и наощупь открывая входную дверь, сняв с крючка электронный ключ от ворот. - В следующий раз она уже будет знать пароль от нашего кодового замка. Мне страшно.
В трубке раздался тихий смех Джареда.
- Я приду домой одним теплым техасским вечером, - продолжил Дженсен, пересекая вымощенную камнями дорожку, - поднимусь к себе, а Дэни будет ждать меня в моей комнате. И я не буду знать, откуда она там взялась. - Он ловко вскарабкался на забор у ворот, устроился на нем и ткнул в кармане кнопку снятия сигнализации, глядя на Джереда сверху вниз. - Добрый вечер, кстати.
Джаред задрал голову и Дженс сбросил звонок, встретившись с ним глазами, и тут же смутился. Открыть ведь можно было и из дома, и собственная выходка показалась детской.
Джаред вошел во двор, сделал пару шагов к забору и, сдерживая смех, протянул руки к Дженсену:
- Не бойся, я поймаю.
Дженсен поперхнулся воздухом, возмущенно поглядел сверху вниз и, упрямо сжав губы, спрыгнул с забора, приземлившись совсем рядом с Джаредом. Затем окинул гостя высокомерным взглядом, прошествовал по каменной дорожке к стеклянным раздвижным дверям терассы, выходящей в маленький садик. Джаред последовал за парнем, оглядываясь по сторонам. Очевидно, Эклзы жили на широкую ногу, и по всему было понятно, что у хозяев имеется вкус.
- Здесь красиво, - признал Джаред, когда они вошли в гостиную. - Красивее, чем у нас. Мои вкусы не совпадают с мамиными.
- Сочувствую, - сказал Дженсен абсолютно без сочувствия в голосе, и Джаред покосился на него с ухмылкой. Почему-то все в поведении этого парня, то, как показательно он держался, внезапно умиляло Джареда. Хотелось потрепать его по волосам, дать приятельского тычка, но это явно оказалось бы лишним.
- Итак, ты принес книгу? - спросил Дженсен, усаживаясь на стильную софу.
- Эм... - Джаред почувствовал, как краснеет. - Блин, чувак, меня так замотали сегодня, что ее-то я и забыл.
Почему-то от собственного промаха, - эпичного, что и говорить, - тянуло заржать, и только укоризненный взгляд Дженсена сдерживал. Ну, все, теперь приход Джа выглядит совершенно бессмысленно.
- Знаешь... ну, мы могли бы... не знаю, фильм посмотреть, что ли... - От неловкости некуда было деваться, и Джаред шарил глазами по комнате в попытках не смотреть на Дженсена. - Виноват, как мне исправиться? - поднял он, наконец, взгляд на партнера.
- У тебя нет шансов, - ухмыльнулся Дженсен. - Если бы ты был Стивом, я предложил бы тебе надраться, а потом лежать ничком в саду, смотреть в небо и вести бессмысленные разговоры, но пить с теми, кого я не знаю - не в моем стиле.
- Ты почти предложил, - возразил Джаред, и Дженсен запрокинул голову и засмеялся.
- Ты непрошибаемо нагл, знаешь об этом?
Джаред сел рядом, немножко напряженно, и Дженс, оттолкнувшись плечом от спинки дивана, слегка стукнул раскрытой ладонью по его макушке, преодолевая желание перебрать мягкие на ощупь волосы пальцами.
- Расслабься, я не стану тебя жрать. У нас полный холодильник. Лучше объясни мне, почему с такими планами на вечер - да, я все же видел, что писала тебе Женевьев, - ты сейчас все-таки сидишь у меня дома?
Джаред смутился и исподлобья посмотрел на Дженсена:
- Тебя бы не мучили лишние вопросы, если бы ты не читал чужих писем.
Укоризненная реплика будто растаяла в воздухе - Дженсен и бровью не повел, все так же выжидающе и вопросительно смотрел в глаза, и Джаред сник.
- Чувак, ну, о чем ты? Какие еще планы? Джен нравится такое выдумывать, но не думаю, что мы хоть раз дошли с ней хоть до половины написанного.
Дженсен удивленно и насмешливо поднял бровь:
- Твое упущение? Кортез весьма привлекательна.
Джаред закатил глаза:
- Я не настолько схожу с ума от девчонок, чтобы сразу тащить их в постель...
- Никогда не повторяй эту фразу в школе, - напряженным голосом перебил Дженсен и поднялся. - Тебя бы точно кто-нибудь не так понял.
Он уселся прямо на пол у камина, прислонившись спиной к декоративной каменной кладке, и посмотрел в потолок. Джаред как-то странно молчал, а потом вдруг спросил, и в голосе его чудился смех:
- А ты как меня понял?
Дженс неопределенно пожал плечами и нашарил на низкой каминной полке пачку отцовских дорогущих сигарет.
- Думаю, правильно, - наконец сказал он.
Джа с минуту помолчал, наблюдая, как сладко затягивается Дженсен, прикрывая глаза и откидывая назад голову, так, что в вырезе футболки видно ямочку между ключицами.
А потом буквально стек с дивана, на коленях подобрался к Дженсену, - правый бок обдавало теплом от камина, - и сказал в ответ на вопросительный взгляд, указывая одними глазами на сигарету:
- Дай.
Брови Дженсена удивленно приподнялись, и Джаред произнес оправдательным тоном:
- Я не курю, вообще-то. Но, знаешь, я сегодня выпил немного, потом облажался с книгой, и раз ты после этого не выгнал меня... Хочу отпраздновать. Дай, - Джаред прямо посмотрел Дженсену в глаза. Тот, подумав пару секунд, вытащил сигарету изо рта, но не позволил взять ее, а сам приблизил фильтр к губам Джареда. Тот посмотрел испытующе - и принял игру, охватил терпко пахнущую, влажную после Дженсенова рта сигарету губами, прикоснувшись ими к пальцам парня, и очень осторожно затянулся, прикрыв глаза. Он не раз видел, как в попытке казаться круче, друзья делали первый вдох слишком сильно и потом пару минут не могли откашляться. В горле непривычно царапнуло горячей горечью, но Джаред сдержался, выдохнул дым, приоткрыв рот, медленно, пытаясь понять, в чем же кайф. Облизнул губы и только тогда открыл глаза. Дженсен был близко-близко, смотрел с нечитаемым выражением, и Джаред прошептал:
- Еще...
Позже Дженсен не мог бы объяснить, как ему это вообще пришло на ум, но тогда все мысли заменило чистое желание. Близость Джареда плавила мозги, заставляла поверить, что самое невероятное - возможно.
Гребаная страна чудес.
Дженс поднес сигарету к губам, не отводя взгляда от потемневших глаз парня напротив, вдохнул горьковатую сладость, а потом, не давая себе времени усомниться, прижался к нему в неловком поцелуе. От неожиданности Джаред машинально приоткрыл рот, и Дженс вдохнул дым в раскрытые губы, опустил ресницы, чтобы продлить секунды до того момента, когда Падалеки отпрянет от него и пошлет подальше.
Ни того, ни другого так и не случилось, зато Дженс ощутил, как ложится на талию широкая ладонь, как его притягивают чуть ближе, как почти нерешительно, нежно ласкают чужие губы.
Джаред падал - долго, стремительно, головокружительно быстро. На внутренней стороне век он видел разноцветные вспышки, и он знал наверняка, откуда они - из пылающих губ, продолжающих прижиматься к чужому, горько-сладкому, мягкому, податливому рту...
Осознание, вынырнув из-под волн алкоголя, дыма и дикости ситуации в целом, ударило по вискам изнутри, и Джаред отшатнулся. Распахнул глаза, ошарашено посмотрел на Дженсена, встретил ответный, напряженный и выжидательный взгляд. До боли хотелось что-то сказать, извиниться, спрятаться от этого непонятного взгляда.
- Дж... Дженсен, прости, я... - Вдруг в голове прояснилось, и Джа нервно сглотнул и, прищурившись, снова посмотрел на парня: - Стоп, но я же не...
Выражение лица Дженсена не было достаточно удивленным, он смотрел настороженно, но не испуганно. Джаред медленно поднялся, облизывая губы и пытаясь понять, что именно только что произошло.
- Мне, наверное, лучше уйти...?
Не то чтобы Дженсен думал, что из этого что-то получится. Но он целых несколько секунд был настолько счастлив, что сейчас казалось, будто его тело разбилось на тысячу звенящих осколков. Этот звон противно оседал в ушах, меняя тональность.
- Расслабься, - очень ровно сказал Дженс и безмятежно улыбнулся, отстранившись и докуривая почти истлевшую сигарету. - Я просто хотел проверить.
- Проверить, - тупо повторил Джаред и нахмурился недовольно. - Что проверить?
- Правильно ли я тебя понял, - улыбка держалась на лице, будто приклеенная, и очень хотелось сбежать. - Очевидно, правильно. Впрочем, если тебя что-то удивляет, злит или, может быть, бесит, ты знаешь, где выход.
Подумав пару секунд, Джаред обратно опустился на ковер у ног Дженсена.
- Ага, знаю. Ночью, в нетрезвом виде лазить по заборам с сигнализацией - это предел моих мечтаний, - ворчливо заметил он. На самом деле, Джа понял, что совсем не хочет уходить. Здесь, в чужом доме, с почти незнакомым парнем ему было до того хорошо и уютно, что хотелось подарить себе этот вечер. - Нет, знаешь, я обещал быть дома не раньше, чем через час, так что придумай, чем развлечь гостя.
Дженсен приподнял бровь с выражением "тоже-мне-важность" и раздавил дотлевшую сигарету в пепельнице.
- Например, мы могли бы поговорить о субботе. Поход, - напомнил Джаред в ответ на прищуренный взгляд Дженсена. - У меня есть лишний спальник, парный к моему. Это значит, что их можно соединять вместе. Но это нам, конечно, не понадобится, - почему-то смутившись, закончил Джа.
- Честно говоря, у меня спальника нет, а Джефф черта-с-два поделится своим, так что... это круто, - согласился Дженсен и устроился поудобнее. Джаред улыбался, и от этого становилось теплее. Вдобавок - он не ушел, и хотя Дженс не знал, как это трактовать, но был уверен, что это хорошо.
- Интересно, что мы будем там делать. Собирать гербарий, разжигать костер и делать заметки? - в голосе Дженсена сквозила задумчивость, и он уставился в потолок и зевнул, прикрыв рот ладонью. - Из всего этого мне нравится только идея с костром. На нем можно жарить сосиски. Ты любишь сосиски? Я люблю.
Слова срывались с губ сами, и это получалось так просто и естественно, будто они с Джаредом были знакомы уже тысячу лет.
- Если верить моей маме, я люблю пачкать этими сосисками все вокруг, - ухмыльнулся Джаред. - Но вряд ли это тебе понравится, так что отдам все сосиски тебе. Только за это ты мне кое-что пообещаешь.
Дженсен бросил на него короткий взгляд и прикрыл глаза.
- Что же? Петь тебе колыбельную сразу отказываюсь.
Джаред засмеялся:
- Нет уж, уволь. Вот тогда нас точно неправильно поймут, - сказал и прикусил язык. Сам не знал, почему мысли повернули в это русло. - Нет, пообещай мне позаниматься со мной физикой. Я видел, у тебя хорошие оценки за прошлый год.
- Когда ты уже успел посмотреть мои оценки? - вздернул бровь Дженсен, но все же кивнул. - Помогу. Правда, не сомневаюсь, что в этом году Гэмбл влепит мне баллы куда ниже, просто за то, что я не почтил присутствием ее первое занятие. Сука.
Джаред усмехнулся, выражая полное согласие.
- Только и ты мне кое-что пообещай, - вдруг подобрался Дженсен, и выражение его лица стало хмурым. - Никому ни слова о моих... сегодняшних экспериментах.
Неосознанно протянув руку, Джа коснулся кончиками пальцев складки между бровями Дженсена, словно желая ее разгладить.
- Не скажу.
Потом чуть отодвинулся, всего на несколько сантиметров. Склонил голову набок, с интересом рассматривая лицо парня напротив:
- У тебя веснушки, - сообщил Джаред, словно какую-то новость. Дженсен бросил в ответ хмурый взгляд и попытался отвернуться. Джаред схватил его за плечо и заставил сесть, как раньше. - Нет, стой, это... мило. Тебе идет. И не надо на меня так смотреть.
Снова повисло молчание, не столько неуютное, сколько полное мыслей. Затем Джаред решился:
- Играем в правду или вызов? Надо же нам узнать друг о друге больше.
Зачем было так близко знакомиться - ради проекта по литературе и двухдневного похода, что ли? - Джаред не мог объяснить, просто - хотел, его непонятно влекло к этому человеку, толкало на странные поступки или слова.
- Не играю в такие игры трезвым. К тому же, нас всего двое, - отметил Дженсен и, поднявшись одним слитным движением, переместился к бару в другом конце гостиной. Он постоял там с минуту, потом, махнув рукой, будто решившись, взял бутылку виски и вернулся на место. Джаред внимательно смотрел, как Дженс откупоривает ее и отхлебывает прямо из горлышка.
Глоток горячим шаром прокатился по глотке, вызывая покалывание в кончиках пальцев, и Дженсен облизнулся.
- Теперь можем попробовать.
Джаред проследил движение кончика его языка и неосознанно повторил его, а затем скептически посмотрел на протянутую ему бутылку:
- Допустим, мы напьемся, что само по себе не имеет большого смысла, - начал он, но все же взял предложенное, отхлебнул янтарной жидкости и поморщился, когда внутри опалило огненной волной. - Но от этого нас больше не станет. Разве что ты собираешься упиться до танцующих вокруг чертиков и галлюцинаций. И да, я редко пью, и могу не совсем отвечать за свои поступки, предупреждаю сразу.
- А так прикольней, - широко ухмыльнулся Дженсен, отбирая бутылку. - Общие безумства объединяют, кто ж об этом не знает?
Тепло окутывало снаружи и изнутри, заставляя забыть обо всех "но", и Дженсен сполз по стенке, улегшись на спину и глядя на Джареда снизу вверх.
- Итак, ты предложил, ты и начинай.
- Ну... правда или вызов? - спросил тот, склонив голову набок, и Дженсен вновь машинально облизнулся.
- Правда.
Джаред задумчиво посмотрел Дженсену в лицо, машинально считая веснушки у того на переносице, запустил руку себе в волосы, от чего те упали на лицо и почти скрыли глаза. Секунд десять молча разглядывал собеседника. Тот не торопил, только приподнялся на локте и сделал еще глоток из бутылки, лег обратно, протянул виски Джареду. Промелькнула мысль, что пить на сегодня хватит - и так мир вокруг уже стал казаться чуть легче и прекраснее. Джаред взял бутылку и отпил полглотка.
- Скажи мне, Дженсен Эклз, главный красавчик школы, чем тебе так не подходит Дэни Харрис, что ты ее избегаешь? Она же признанная королева. Неужели у тебя есть кто-то лучше?
Дженсен нахмурился, обдумывая свой ответ. Он буквально ощущал себя сапёром, идущим по минному полю: было бы дуростью признаться во всем сейчас - или когда-либо вообще, но и играть он привык честно.
- Я не избегаю ее, просто пока она не сделала ничего, чтобы заставить меня заинтересоваться ею всерьез, - наконец медленно выдохнул он, - ну, не считая того, что отрастила грудь еще на размер, - Дженс фыркнул, маскируя смешок. - И нет, у меня никого нет, ни лучше, ни хуже, хотя это, к слову, был уже второй вопрос, и так не честно. Правда или вызов?
Джаред прикрыл глаза, словно обдумывая ответ Дженсена, а потом спохватился.
- Вызов.
Дженс доверительно склонился к его уху, обдавая дыханием, и сказал:
- Позвони Гэмбл и признайся ей в любви. И включи громкую связь.
Джаред решил не задумываться, почему от этого шепота мурашки по спине пробежались. Точнее - ну, это же из-за явно подлого вызова, это негодование, искреннее и жаркое, сладкое, собирающееся где-то внизу живота...
Стоп. Что-то не то.
Джаред встряхнул головой, отчего волосы пришли в полный беспорядок, и подумал, что до обидного быстро умудрился напиться. А ведь ему уже не четырнадцать лет, когда папа впервые не углядел за коньяком в своей стопке.
- Чувак, ты издеваешься? - протянул Джаред. - Она же меня на кол посадит.
Дженсен смотрел упрямо, протягивая телефонную трубку, и в глазах у него плясали озорные, уже очень нетрезвые бесенята. Наверное, под таким взглядом и святой потерял бы волю. Джаред протянул руку и набрал номер из услужливо подсунутого Дженсеном списка в мобильном.
- Алло, - раздался раздраженный женский голос на другом конце провода. - Вы знаете, который час?
Боже, даже по телефону она была невыносима. Джаред перевел взгляд на Дженсена. Тот пристально смотрел в ответ, не давая возможности отступить, а потом медленно, явно нарочно провел языком по губам, втянул и прикусил нижнюю.
- Мисс Гэмбл, - услышал Джаред свой охрипший голос. Взгляд он все еще не отрывал от лица Дженсена. - Вы потрясающая. Я хотел вам сказать, я внезапно понял, что хочу вас больше жизни... - в трубке звенело ошарашенное молчание, и Джаред продолжал негромким, низким голосом, глядя, как ноздри Дженсена раздуваются от тяжелого дыхания. - Я хочу запустить руку в ваши волосы, оттянуть голову назад и вылизать ваш рот, так, чтобы вы стонали и выгибались подо мной... А потом я хочу услышать, как вы будете кричать мое имя, когда я трахну вас на столе...
Все еще молчащая трубка выпала из пальцев Джареда, - он опустил руку и нажал отбой, - а затем, как завороженный, потянулся вперед и ткнулся носом в щеку Дженсена, почти столкнувшись губами, не решившись, обжигая его рот тяжелым дыханием.
Это было так бесстыдно, жарко, тягуче, что становилось невозможно дышать в зыбком мареве густого воздуха. Дженсен смотрел, как Джаред вдыхает, как трепещут крылья его носа, и хотел его, так хотел!
У него оставались миллиметры до поцелуя, миллиметры, чтобы передумать, взять себя в руки и уйти, отговорившись чем угодно.
Джаред восхитительно пах чем-то горьким, пряным, его ресницы щекотали переносицу, и это ощущение добиралось до солнечного сплетения.
- Вызов, - невпопад брякнул Дженсен и отвернулся, садясь так, чтобы не видно было, как явственно член оттягивает шов джинсов.
Джаред моргнул, словно очнулся от наваждения и переспросил:
- Что?
- Моя очередь. Я выбираю вызов, - голос неприятно сорвался, и Дженс тихо прочистил горло.
Какая-то непонятная, жгучая обида затопила все существо Джа, словно у него забрали любимую конфету - как раз в тот момент, когда он понял, что она - любимая.
И, черт возьми, это было глупо, это было временное помешательство на почве алкоголя, но Джаред хотел, до ломоты в теле желал... чего? Прикосновения, поцелуя, хоть незначительной ласки, подтверждающей, что Дженсен - хотел тоже.
Отдышаться не получалось, словить его взгляд - еще нереальнее, и Джаред отодвинулся, облокотился спиной о диван. Что ж, строптивый мистер Эклз, поиграем...
- Разденься, - бросил Джаред, стараясь, чтобы голос звучал ровно.
- Чего?! - Дженсен даже отпрянул от удивления.
- До трусов. Это мой вызов. Игра есть игра.
Дженсен прикрыл глаза, собирая расползающиеся мысли, поднялся на ноги, мимолетно удивившись, что еще на них держится: напиток цвета жидкого янтаря сиротливо оставался на самом донышке бутылки.
- Ты - последний, перед кем я должен это делать, - сипло произнес он и запрокинул голову, медленно, снизу вверх стягивая футболку. Пальцы пробежались по ребрам, и даже это собственное прикосновение отдалось в пьяном, возбужденном теле ощущением ожога. Наравне со взглядом, обволакивающим его. Дженс с удивлением вдруг понял, что сейчас у него на самом деле есть реальная возможность затащить Джареда в постель, сделать с ним все, о чем давно мечталось. Испробовать на вкус, узнать, как он стонет, когда к нему прикасаешься, что он любит и на что ведется.
В конце концов, Джаред был пьян не меньше, а Дженсен хорош собой, и знал об этом.
Он отложил футболку в сторону, опустил обе руки на ремень джинсов и неторопливо расстегнул его, не отрывая глаз от поднявшегося со своего места Джареда. Дженс заторможено следил, как парень пересекает разделяющий их метр, и подался вперед, ткнувшись лицом куда-то ему в шею.
- Мне продолжать? - фыркнул он, безошибочно находя губами бьющуюся жилку, долгим, невесомым поцелуем отмеряя пульс. Джаред кивнул, и Дженс одним движением стянул джинсы, и только тут вспомнил, что, вроде как, не собирался показывать, насколько ему хочется.
Джаред не думал, правда, хотел отомстить за подставу со звонком - да, но это... Затуманенный разум делал все за него, и сил не было сопротивляться или размышлять. Дженсен был рядом, такой красивый, такой... открытый. Не отворачивался и не язвил, разрешал...
Пытаясь не задумываться, зачем он это делает, Джаред с благоговением огладил плечи Дженсена, еле дотрагиваясь, взглядом вбирая как можно больше - то, как блестит кожа в свете пламени камина, как перекатываются под ней мышцы, когда Дженсен нервно переступает с ноги на ногу. Некстати вспомнилось, как он выглядит в душе - и тягучее, сладкое возбуждение ударило в пах, возрастая с каждым вздохом.
Джаред остро почувствовал кожей то место, где Дженсен прикоснулся губами, и невольно запрокинул голову, открывая шею, подставляясь - потому что ему понравилось. Потому что сейчас, с этим непонятным парнем, он вдруг понял, что может кого-то хотеть - до покалывания в кончиках пальцев, до сорванных вздохов...
Время будто замедлилось - настолько осторожными и нерешительными были их движения, и вдруг рука Дженсена опустилась между их телами и легла на пах Джа, даже через ткань джинсов ощущаясь тяжелой и горячей. Дыхание окончательно сорвалось, Джаред вцепился в плечи Дженсена, неосознанно толкнулся вперед и тихонько застонал.
- Шшш, - выдохнул Дженс, забираясь свободной рукой ему под футболку, оглаживая жаркую, бархатистую кожу. Джаред вдруг оказался невозможно отзывчивым, его вело и потряхивало, будто в лихорадке, и Дженсен вжал ладонь в выпуклость на его штанах сильнее, добившись еще одного рваного вздоха.
Проблема была в том, что Дженс не знал толком, что нужно делать: одно дело, когда перед тобой девушка, а тут... как его касаться, трогать, ласкать? Как и себя? Или?..
Он стянул с Джареда футболку, прижался грудью к груди. Хотелось контакта, соприкосновений и одновременно было очень странно ощущать сквозь тонкую ткань трусов чужое возбуждение. Дженс зарылся пальцами в мягкие волосы на макушке Джареда, притянул к себе, опаляя дыханием его губы и не решаясь поцеловать.
Это было лучше, жарче, отчаянней, чем когда-либо могло быть с Джен - или любой другой девушкой. Странно и обжигающе ново, и приходилось все время подглядывать сквозь ресницы, чтобы понять, что это не сон.
Джаред охнул, когда Дженсен прижался к нему обнаженной кожей, было чувство, словно они совпадают. Его губы почти касались губ Джареда, стоило лишь на пару миллиметров придвинуться - и можно было растянуть этот момент на вечность.
Дрожь прошла по телу, от паха - вверх, потом еще и еще. И только когда зазвучала мелодия, Джа понял, что это вибрация телефона в кармане. Резко выдохнув, он отшатнулся от Дженсена и посмотрел широко распахнутыми глазами. Дышать получалось плохо, жаркий румянец ощущался кожей, и рука ужасно дрожала, когда Джа пытался вытащить телефон из кармана.
- Алло, милый, ты где так поздно? Мы с отцом волнуемся. Ты уже полчаса как обещал быть дома.
- Эм... Мам, да, хорошо... Сейчас.
Джаред нажал «отбой» и поднял извиняющийся взгляд на Дженсена. Тот кивнул и отвернулся, и его напряженные плечи были самым действенным укором, хуже всяких слов.
Уже в дверях Джа обернулся:
- Моя очередь. Я выбираю вызов, - и ушел.
***
Дженс не был уверен, как теперь себя вести, а перспектива всего лишь послезавтра оказаться с Джаредом в одной палатке на двоих пугала и волновала настолько, что думать о чем-то другом вообще не получалось. Следующим утром Стив ревниво сообщил, что у его лучшего друга такой вид, будто он бухал всю ночь, и не забыл поинтересоваться, как это Эклзу такое в голову пришло - пить без него. Дженсен только вяло отмахивался, и, наконец, Карлсон оставил его в покое.
Впрочем, теперь стало ясно, что Джаред к алкоголю действительно был еще менее устойчив, потому что вид у него был явно куда хуже. Дженсен мысленно прикинул, помнит ли тот вообще что-нибудь, но, судя по вспыхнувшим глазам, когда Дженс прошел мимо в класс и снисходительно поприветствовал его кивком, выходило, что что-то точно помнит.
Тем не менее, все время до звонка в классе Джаред просидел с взволнованно щебечущей Женевьев на коленях, что Дженсена изрядно взбесило и добавило головной боли, поэтому в конце концов он пробормотал что-то насчет того, как его все заебали, и пересел к окну, откуда Джареда было не слышно и не видно, если нарочно не поворачиваться.
- Эй, Джа, ты здоров? Не помню, чтобы ты вчера во время ужина так уж много выпил, а выглядишь, словно тебя грузовик переехал, - Джен запустила руку ему в волосы, откидывая их со лба, и приложила ладошку к коже, проверяя температуру.
- Брось, Джен, все нормально. Не выспался просто. Бессонница...
И тут Джаред не соврал ни словом. Вернувшись вчера домой, он проскользнул в комнату, сказавшись не вполне здоровым, рассудив, что вид у него явно не для демонстрации родителям. Уснуть не получалось совсем, кожа горела от воспоминаний о робких прикосновениях чужих пальцев, и даже холодный душ далеко не сразу смог снять болезненное возбуждение, которое изматывало при каждой мысли о том, что могло случиться, не позвони ему мама. И самое тревожаще-сладкое было то, что он не был благодарен за этот звонок...
Лишь под утро удалось забыться буквально на два часа. С пробуждением в голове царил хаос, с трудом вспоминались слова и события в подробностях. Зато ох как ярко Джаред помнил каждое свое ощущение, сворачивающееся внизу живота желание, вполне конкретное и очень, очень сильное. Первой мыслью было не явиться в школу - совершенно непонятно было, как себя вести. Дженсен вчера был пьян, и наверняка сегодня он жалеет и хочет забыть о случившемся. Или просто не помнит. А Джаред не был уверен, сможет ли просто находиться близко к нему, все время прокручивая в голове, какая мягкая и горячая у того кожа...
Только вот теперь, когда Дженсен демонстративно отсел на другой конец класса, из Джа словно воздух высосали. Оказывается - нет, он был нужен, хотя бы в теоретической досягаемости...
О том, что первым уроком физика и нужно этого бояться, Джаред вспомнил, лишь когда улыбающаяся мисс Гэмбл впорхнула в класс и обвела учеников радостным взглядом.
Стоп. Улыбающаяся? Джаред вытаращил глаза на невиданное явление. Гэмбл тем временем пошарила взглядом по классу и остановилась на хмуром Дженсене.
- Доброе утро, класс, - поприветствовала она его лично. - Мистер Эклз, я вас так рада видеть... Не забудьте, у вас завтра отработка...
Джаред еще никогда не видел мисс Гэмбл такой игривой и заигрывающей.
Дженсен аж очнулся от своих мыслей, изогнул удивленно бровь и ответил:
- Я помню.
Гэмбл улыбнулась подозрительно лучезарно и принялась буквально летать у доски, рассказывая новую тему с интонациями, которых у нее отродясь никто не слышал. Дженсен пару раз глупо похлопал глазами, пытаясь осознать масштабы произошедшего, а потом с легким ужасом догадался, в чем дело, и едва удержался от попытки убиться учебником.
Он еле высидел до конца занятия, избегая смотреть учительнице в глаза, а после звонка выскочил из аудитории пулей и остановился отдышаться, только когда оказался в относительной недосягаемости за углом. Через пару минут в поле зрения показался Джаред в компании Чеда, и Дженсен, забыв о том, что не собирался с ним разговаривать, разъяренными шагами подошел ближе и сгреб в кулаки футболку у него на груди.
- Какого, блядь, ебаного хрена ты мне не сказал, что у нее номер может определиться? - прошипел он, глядя в ошарашенные ореховые глаза, сквозь удивление в которых пробивались смешинки. Мюррей рядом едва не потерял челюсть: видимо, не очень ожидал, что поверхностное знакомство его друга так быстро разрастется до общих проделок.
Дженсен же смотрел Джареду в лицо и пытался понять, чего же ему больше хочется прямо сейчас: хорошенько съездить ему кулаком или прямо здесь, посреди коридора, притянуть ближе и поцеловать глубоко, сильно. Вылизать алую глубину его рта, чтобы больше никогда не смел забывать, кого он всего несколько часов назад так сильно хотел...
Негодование плескалось в глазах Дженсена желто-зелеными искорками, и Джаред понял, что ему нравится вот такой Дженсен - не равнодушный и закрытый, а страстный, пусть даже самому Джареду эта страсть грозит разбитым носом. Стоило отступить, сбросить руки Эклза со своей футболки, но Джа так и остался стоять, не отодвинулся ни на дюйм, ощущая кожей внезапно желанную близость и отмечая краем глаза начинающую собираться в ожидании разборок толпу учеников. Почему-то присутствие зрителей только подстегнуло дерзость, и Джаред выдохнул очень тихо, еле сдержавшись, чтобы не наклониться слишком уж интимно:
- Ты приказываешь, я делаю, помнишь? Беспрекословно...
Дженсен задохнулся в начале очередной тирады, замер, еще с три секунды смотрел прямо в глаза, затем опустил взгляд ниже, - Джаред почти почувствовал, как он опалил губы, - а потом оттолкнул Джа почти грубо, развернулся и исчез в толпе.
- Эй, чувак, что это было? - ошарашено пробормотал Чед, глядя вслед Дженсену. - Вы что, успели уже что-то не поделить?
Джаред покачал головой отрицательно, забрасывая рюкзак на плечо:
- Нет... Я бы даже сказал, наоборот. Ладно, пойдем, у нас же тренировка. Мистер Новак точно не влепит нам кол за то, что мы пропустим урок этики?
***
Урок, к слову, отменили, и Стив сам потащил Дженсена "смотреть тренировку". Дженс сначала хотел было отмахнуться, но все-таки пошел. Правда, устроились они, как обычно, под трибуной, и Дженсен долго фыркал: это не смотреть, это смех один. Зато отсюда было отлично видно девочек из группы поддержки, чему Стив был крайне рад, а Дженсену, в общем-то, было плевать, где проводить свободное время и перечитывать "Портрет Дориана Грея".
В конце концов, Стиву самому же стало скучно, и он удалился, сказав, что попробует улизнуть через забор домой. Дженс пожелал ему удачи и углубился обратно в чтение, пока не вспомнил кое о чем. Он вынул телефон из кармана, набрал короткое "у меня есть для тебя вызов" и отправил сообщение на тот номер, с которого позвонил ему вчера вечером Джаред.
Тренировка оказалась еще более выматывающей, чем Чед обещал вчера, но Джа любил такую усталость: она словно раскрепощала, заставляла прочувствовать каждую мышцу. И, как ни странно, физическая нагрузка практически избавила от тяжести в голове после выпитого. Но не от запутанных мыслей. Всего на час удалось забыть о щекотном чувстве, поселившемся в животе с прошлого вечера, и сообщение в мобильном не преминуло вернуть все с новой силой, как только Джа вышел из душа и оделся. Поразмыслив, он решил сначала проверить "обычное" место Дженсена и не промахнулся. Тот сидел, скрестив ноги, и в воздухе ощутимо пахло дымом вишневых сигарет. Кажется, Джаред даже начал привыкать к нему. Подошел, сел рядом - не слишком близко.
- Я слушаю.
Дженсен измерил его взглядом, втянул носом запах геля для душа, пригладил машинально пальцами свои волосы.
- Ты сказал что-то насчет того, что делаешь то, что я говорю, - нарочно лениво протянул он, склонив голову к плечу. - Так вот: это и есть мое желание. Ты, скажем... неделю будешь делать, что мне захочется. От себя обещаю, что не будет ничего, способного повредить. - Дженсен провел кончиками пальцев по собственной щеке и добавил, изогнув губы в улыбке: - Наверное.
Джаред, ухмыльнувшись, недоверчиво посмотрел в ответ, но, кажется, Дженсен не шутил.
- Ты же понимаешь, что так не честно? Что я не могу согласиться на такие размытые условия?
Дженсен смотрел сквозь опущенные ресницы и не собирался реагировать на возмущение Джа. Просто ждал, словно был уверен, и эта уверенность гипнотизировала. Ничего не происходило, но Джареду показалось: сам воздух нагрелся вокруг них во время этой паузы. Наконец, Джа сдался.
- Ладно, будь по-твоему. Только... Это не должно касаться никого из моих близких и друзей, вредить им или мешать.
- Я же обещал: ничего, что способно повредить. К тому же мне нет особого дела до твоих друзей... Я даже не знаю их, - Дженс обезоруживающе улыбнулся. - Возможно, мне даже вообще ничего от тебя не захочется.
Джаред недоверчиво покачал головой: вспомнил, похоже, о вчерашнем. Если вообще хоть на миг забывал.
- У нас урок скоро, - как ни в чем не бывало, протянул Дженсен и поднялся, потянулся, задевая руками деревянный потолок. А потом закинул сумку на плечо и ушел, обогнув Джареда и лишь слегка коснувшись его плечом.
В класс Джаред вошел последним, уселся на свое место и принялся сверлить взглядом затылок Дженсена, пока тот, как ни в чем не бывало, прилежно записывал новую тему по английскому за миссис Харвелл. Будто не он еще час назад хотел побить Джареда, а потом заставил его принять опасную игру. То, что она будет опасной, почему-то не вызывало сомнений.
Хотя, что значит - заставил? - проснулся едкий внутренний голос. Никто тебя к стенке не приставлял и расправой не угрожал, ты согласился, потому что хочешь этого - сам.
Чего - этого - Джа не знал, но от мысли о добровольном подчинении Дженсену приятно щекотало внутри.
- Чувак, познакомь меня с ним, - раздался над ухом шепот Чеда, и Джа чуть не подпрыгнул от неожиданности. Скосил глаза, пытаясь выразить недоумение. - Да ладно, я же вижу, вы уже достаточно близко познакомились. Не знаю, когда ты успел, но имею я хоть раз право воспользоваться блатом?
- Чед, отстань, - прошипел Джаред. - Хочешь - сам познакомься, делов-то!
- Нет, не могу я сам. Ну, пожаааалуйста!..
- Падалеки и Мюррей, я вам не мешаю? - строгий голос миссис Харвелл заставил Чеда сесть ровно. Джа поднял руку:
- Можно мне выйти на пару минут?
Почему-то вдруг так душно стало в классе, и Чед, который явно не отстанет, пока не добьется желаемого - все это уже надоело, и, дождавшись кивка учительницы, Джа выскочил за двери и прижался спиной к прохладной стене пустого коридора.
Дженс удивленно проводил его глазами, но не придал этому особого значения, продолжая расставлять пометки в учебнике по заданию миссис Харвелл. Почему-то ему казалось, что его сверлят взглядом, но оборачиваться и узнавать, кто это, не было ни малейшего желания.
Когда миссис Харвелл позволила всем начать собираться чуть раньше звонка, на парту к Дженсу легли две хорошенькие женские ручки, и голос Дэннил над ухом прощебетал:
- Дженс, тебе можно доверять секреты?
Тот удивленно приподнял бровь, закидывая в сумку карандаш.
- Только если ты не собралась признаться в убийстве. Хотя, если ты свернула шею Гэмбл, это можно было бы отнести к проявлению чистейшей доброты.
Дэни рассмеялась и тряхнула рыжим красивым хвостом волос.
- Нет. Твой друг Стив сказал вчера, что вы вечно где-то торчите и курите вдвоем.
- Это был мой секрет, пока у Карлсона не развязался язык, причем тут ты? - удивился Дженсен. Он вышел из класса, а Дэннил выбежала следом и цепко подхватила его под руку.
- Научи меня, пожалуйста, а? Мне интересно.
- Оно тебе надо?
- Хочу! - безапелляционно заявила Дэннил, и Дженс криво улыбнулся.
- Ладно.
Дэни радостно взвизгнула и чмокнула его в щеку.
***
Джаред прошелся по пустым коридорам и вернулся к классу английского только перед самым звонком. Заскочил внутрь, когда ученики начали выходить, подхватил рюкзак. На выходе за руку поймала Джен:
- Милый, ты в порядке?
- Да... Все окей, - улыбнулся Джаред, невольно высматривая в заполонившей коридор толпе Дженсена. Нашел и тут же рядом с ним заметил Дэни. - Знаешь, ты права, я не очень хорошо себя чувствую. Я пойду домой, прикроешь меня на последнем уроке, хорошо?
Джен кивнула, привстала на цыпочки и поцеловала его, а затем присоединилась к компании подружек.
Джаред брел по школьному двору по направлению к воротам и совершенно случайно бросил взгляд на задний двор. Дженсен и Дэни определенно направлялись к трибунам. А ведь еще вчера местная красотка его не интересовала... Подавив вспышку непонятной злости - признаться себе, что это ревность, не хватало сил, - Джа с силой пнул ногой камешек и решительно зашагал к выходу.
***
Дэннил настояла на том, чтобы самой поджечь сигарету, и Дженсен послушно сжимал губами фильтр, пока она, совсем не по-девичьи матерясь, мучилась с колесиком зажигалки. Палец срывался, и, очевидно, ей было больно. Наконец, когда на вершине возник робкий огонек, и сигарета вспыхнула, Дженс с наслаждением затянулся, а потом передал ее девушке.
- Горько, - сказала она, выпустив дым и смешно сложив губы бантиком.
- Хорошо, - не согласился Дженсен.
- Как безответная любовь! - выдала Дэннил и покраснела. Дженс удивленно приподнял бровь:
- Что?
- Ты же влюблен, да? - Дэни отбросила с лица челку. - Ты только не злись. Ты мне нравишься, и я следила за тобой, пыталась узнать больше. Но я тебе не симпатична, потому что ты влюблен в Падалеки.
Дженсен подавился воздухом и выпрямился, прислонившись спиной к деревянной изнанке трибуны.
- Хочешь сказать, ты подозреваешь, что я гей.
Дэни неловко затянулась еще и закашлялась.
- Не, я разве так сказала? Просто Джаред – он, правда, особенный, его, так или иначе, любят все. А он - всех. Ну, не в этом смысле, - хихикнула она. - И он добрый. Я видела, как ты смотришь, а когда он смотрит в ответ, делаешь вид, что его не существует.
Дженсен вздохнул и отвернулся - спор выглядел бы совсем уж подозрительно.
- Я никому не скажу, - пообещала Дэннил. - И ты все еще мне нравишься. Знай это - на всякий случай.
Дженсен проводил Дэннил до остановки, с удивлением осознавая, что с ней очень легко. Несмотря на сложившееся о ней в школе однозначное мнение, она не была глупой или эгоистичной, довольно много знала и обо всем могла поддержать разговор. На прощанье она снова чмокнула Дженсена в щеку и буквально взлетела по ступенькам в автобус, помахав рукой из окна.
Дженсен помахал в ответ и отправился домой своей дорогой, витая в мыслях о том, что же все-таки попросить у Джареда в первую очередь.
***
Чед ввалился в комнату Джа, не спрашивая разрешения - впрочем, как обычно вот уже последние лет десять. Сам Джа в этот момент лежал на застеленной кровати и тупо пялился в потолок. Он уже успел пройти стадию злости, потом перебрал каждую мучительную мысль о Дженсене, будто получал от этого странное удовольствие и, в конце концов, запретил себе думать обо всем, что произошло за последние два дня. В самом деле, уж слишком много места вдруг начал занимать в его жизни этот мать-его-красавец-Эклз.
- Чувак, скажи мне, что ты медитируешь, а не впал в кому, - сказал Чед, падая на кровать рядом. Джа в ответ промычал утвердительно, не двинувшись. Мюррей скосил на него глаза, а затем сел, потянулся к рюкзаку:
- Я вижу, нам обоим нужно поговорить. Держи, - в руку Джа легла холодная пивная бутылка.
- Я не хочу пить, я вчера перебрал.
- А вот мне это необходимо, - ответил Чед, со щелчком открывая свое пиво. - Я должен тебе рассказать.
Его голос прозвучал внезапно так серьезно, что Джа очнулся от своего "безмыслия" и сел на кровати.
- В общем... - Кажется, под взглядом друга Чед растерял свою уверенность, но, пару секунд подумав, все же решился. Поднял голову и прямо посмотрел в глаза: - Ты только не пугайся, к тебе это не имеет отношения. Ух. Короче, я гей. И мне нравится этот твой Эклз, давно уже. И я никак не наберусь смелости с ним заговорить.
Чед сказал это все быстро и веско, словно боясь повернуть назад. Джаред с полминуты помолчал, осмысливая сказанное. Наверное, это должно было его шокировать. И шокировало бы, точно.
Ровно до прошлой ночи.
***
Домашки на следующий день было не так уж много, но зато впереди черной тучей маячила отработка у Гэмбл, и это несколько омрачало легкомысленное настроение Дженсена. Он попытался читать физику, но вместо нее в голову шли сплошные пошлости относительно того, что можно попросить сделать Джареда, и в итоге, промаявшись так с час, Дженс набрал его номер и раскинулся на кресле, слушая длинные гудки.
Чед ушел только через три часа и по две бутылки пива на каждого, вытребовав все-таки у Джареда обещание завтра же устроить их с Дженсеном знакомство. Чувствуя, что своими руками создает себе еще одну причину для хренового настроения, Джа все же не смог отказать другу, не вызывая при этом вопросов ("чувак, ты ведешь себя как ревнивая девчонка!"). Закрыв за Чедом дверь, Джа опустился в кресло и закрыл лицо ладонями. Боже, ну что за начало учебного года? Где обычная скучная размеренность жизни в пригороде, привычные занятия и мысли? Нет, вместо этого Джа поздними вечерами напивается у малознакомых парней, да еще и целоваться к ним лезет! Что за идиот...
Мозг тут же услужливо подсунул очень яркие картинки вчерашнего вечера и недвусмысленно напомнил, что дальше поцелуев не зашло по чистой случайности. Как теперь воспринимать самого себя, Джаред не представлял, но тело весьма однозначно отреагировало на воспоминания, и рука сама потянулась вниз, к паху. Вдруг тут же, в кармане завибрировал мобильный, и Джа даже не удивился, почему-то, увидев имя на экране.
- Дай угадаю, ты придумал, как сделать мою жизнь веселее? - обреченно сказал он в трубку вместо приветствия.
- Вообще-то, я думал о своей жизни, - протянул Дженсен в трубку и лениво прикусил костяшку указательного пальца свободной руки. - Меня ждет отработка у озабоченной сучки, это не скрашивает мое одиночество, знаешь ли.
Джаред в трубке неопределенно хмыкнул.
- Я думал, наоборот.
- Не язви, - назидательно сказал Дженсен. - А то я пожелаю что-нибудь ужасное. Например, отдать мне все запасы твоих любимых конфет - да, да, я знаю, что ты постоянно их жрешь. И заставлю тебя смотреть, как я их ем. Медленно. Облизывая губы. Они будут сладкими, очень, очень сладкими, думаю, ты представляешь, насколько. Знаешь, сколько народу в школе мечтают их поцеловать хотя бы раз?
- Знаю, - как-то обреченно ответил Джаред, и это заставило Дженсена вынырнуть из омута полушутливого горячечного бреда и напряженно выпрямиться.
- Эм... Что-то случилось?
Джа мысленно отругал себя за то, что не смог сдержать эти ревнивые нотки в голосе. Чед был его лучшим другом, а кем ему, в сущности, приходился Дженсен? Какие у него были права на этого парня? Уже не спрашивая, почему ему вообще хотелось иметь на него какие-то права...
- Как сказать... У меня за последние дни столько открытий, - задумчиво произнес Джаред, а потом решил, что, раз они все равно об этом заговорили... - Хотел попросить тебя об услуге. Завтра постарайся быть приветливым с моим другом. Даю за это еще один день помыкания мной.
Да уж, вряд ли он согласится, не услышав условий, но сказать вот так сразу, что займется сводничеством, Джаред не мог.
- Приветливым, - саркастично повторил проницательный Дженс. - Это значит, я должен улыбаться ему и строить глазки? И за это я получу еще один день, за который, возможно, я совершенно ничего у тебя не потребую. Так?
- Почему ты... - начал было в трубке Джаред, но Дженсен перебил его.
- О, изволь, а то я не знаю, что это все значит. Если человек не может подойти и познакомиться сам, то он либо не хочет этого делать, либо хочет слишком сильно. Джаред, я вижу себя в зеркало каждое утро, и не пойми меня неправильно, но иногда мне хочется, чтобы я видел что-то другое.
Джаред в трубке как-то странно молчал, и Дженсен глубоко вздохнул, уже жалея о вырвавшихся словах.
- Я буду вежливым, даю слово, - равнодушно сказал он. - До тех пор, пока мне не предложат трахнуться на столе или что-то вроде того. Что ты там вчера предлагал мисс Гэмбл? В общем, спокойной ночи, Джаред.
- Дженсен, погоди... - поспешно сказал Джаред, но ответом ему были короткие резкие гудки, и телефон чуть не полетел в стену. Джа злился на себя - за глупость, на Чеда - за то, что тому нельзя отказать, и на Дженсена - за то, что он такая заноза в заднице, и что без него - ну никак. Когда успело произойти вот это - никак, понять было нереально, только Джа очень четко понимал, что теперь уже иначе не будет.
***
- Здравствуйте, миссис Эклз. А Дженсен дома?
Миловидная женщина открыла сетчатую внутреннюю дверь, увидев за ней всего лишь подростка. Джареду повезло - очевидно, ворота закрывались наглухо на ночь, и когда родителей не было дома.
- Можно узнать, кто его спрашивает? - поинтересовалась мать Дженсена с улыбкой.
- Я Джаред, его одноклассник. Нам поручили делать проект по литературе вместе, и я никак не мог раньше прийти позаниматься, у меня была тренировка по баскетболу, понимаете, - Джа улыбнулся женщине, как мог лучезарно. - Я ненадолго, нужно обсудить пару вопросов. Можно мне войти?
- Что ж, учеба есть учеба. Второй этаж налево, - миссис Эклз посторонилась, впуская Джареда внутрь, и он, поблагодарив ее кивком, взлетел по лестнице наверх.
- Кажется, мы не договорили, - сказал он, входя в комнату Дженсена без стука.
Дженс, успевший сто раз отругать самого себя последними словами, наконец-то ухитрился задремать, подложив под щеку ладони, и проснулся от того, что в его комнату кто-то бесцеремонно вломился. Ломиться к нему в семье было не принято, так что это обстоятельство Дженсена обескуражило.
Больше его удивило только то, что на пороге стоял Джаред и переминался с пятки на носок, словно волнуясь.
- Ты как сюда попал? - хмуро поинтересовался Дженс, усаживаясь на кровати и потирая щеку, на которой остался след подушки. - И я с тобой уже договорил, или ты не заметил?
Джаред подошел ближе и посмотрел на него сверху вниз. В полумраке нельзя было разглядеть выражение его лица.
- Ну, чего тебе? - устало выдохнул Дженсен, подвигаясь и расправляя покрывало, отчего оно еще больше сбилось в складки. - Садись.
Джаред шел сюда с намерением то ли высказать все прямо, как есть - о том, как его каждую минуту терзают странные желания, как ему самому хреново от перспективы с кем-то сводить Дженсена, тем более с лучшим другом, - то ли чтобы упасть на колени и просить не злиться больше.
Сейчас же все слова и мысли вылетели из головы. Пропустив приглашение мимо ушей, Джаред просто смотрел на Дженсена, отмечая каждую мелочь, заметную в тусклом освещении. Даже на вид он был мягкий и теплый со сна. Волосы торчали как попало, ресницы мелко подрагивали. Под скулой остался след от складки на подушке, и Джа не сдержался - протянул руку и дотронулся до него кончиками пальцев, словно разглаживая. Дженсен замер и будто перестал дышать, глядя снизу вверх настороженно. Джаред молча медленно опустился на пол у его ног, облокотился ему на колени и принялся рассматривать лицо Дженсена, не спеша, наслаждаясь недоумением и смущением того. Наконец, взгляд скользнул на губы, и Джаред, облизнув свои, произнес тихо:
- Ты прав, я знаю, сколько народу хочет тебя поцеловать. Даже некоторых по именам...
Странно вздрогнув всем телом, Дженсен буквально сполз на пол, в объятия Джареда, спрятал лицо в изгибе его шеи, вдыхая его запах, смешанный с уличной вечерней свежестью, полной грудью, обнял, прижимаясь грудью к груди, слушая, как эхом отдается в грудной клетке стук чужого сердца.
- Тогда назови мне имена, - прошептал он, касаясь губами подбородка парня, - может, среди них есть кто-нибудь, кого я бы тоже хотел поцеловать...
Джаред тяжело дышал над ним, словно после долгого бега, и Дженсен чуть отодвинулся, нахмурил брови и строго сказал:
- К черту! Мой вызов все еще действует, разве нет? Поцелуй меня, сейчас же.
Джаред почувствовал, как от его слов волна мурашек разошлась от солнечного сплетения по всему телу, до каждой клеточки докатившись легким покалыванием. Было безумно страшно делать это сейчас, когда оба они трезвы и потом не смогут отмахнуться и оправдаться. Дженсен смотрел упрямо и решительно, только ресницы подрагивали взволнованно. Джаред положил руку ему на затылок, узнав, наконец, как это - прикасаться к его волосам, и очень медленно, следя за реакцией, склонился к губам. Дженс закрыл глаза и приоткрыл рот, и Джа очень осторожно и нежно поцеловал, пробуя на вкус каждый миллиметр.
Они были совсем близко, так, что Джа чувствовал тепло, окутывающее его, тепло Дженсена, но все равно хотелось прижаться еще сильнее. Он положил свободную руку тому на талию и притянул к себе, вжимаясь бедрами, сливаясь в единое целое. Его язык прошелся по зубам Дженсена, прося его впустить, а потом поцелуй стал настолько глубоким и сладким, что было уже не остановиться.
Дженсен потянул его за собой, откинулся на спину, отчетливо ощущая чужое возбуждение бедрами. Они сплелись так тесно, так сильно, что, кажется, не разнять больше. И Дженс, будто одержимый, впивался в губы, о которых давно мечтал, вылизывал изнутри сладкий от конфет рот, гладил губами и языком и сходил с ума от ощущения того, что ему отвечают с такой же исступленной, неумелой страстью. В какую-то секунду он понял, что ритмично трется о чужие бедра и наслаждение подкатывает неумолимо быстрыми, яркими волнами, и только тогда Дженсен откинул голову на прохладный пол, с силой прижимая к себе Джареда, царапая его спину короткими ногтями, и глухо, еле слышно застонал. Сквозь полуопущенные веки он видел его лицо: с раскрасневшимися щеками, глазами, блестящими от наслаждения, и чуть приоткрытыми губами, заалевшими от поцелуев.
Он же преодолел ту грань, когда можно было остановиться, обратить все в шутку или "эксперимент", и только вздохнул, опустив ресницы, когда по телу дрожью прокатилась первая волна стремительного, крышесносного наслаждения.
Резко и шумно выдохнув, Джаред откинулся назад, опираясь на руки, но только еще сильнее вжался бедрами в Дженсена, ощущая, как по телу того проходят волны, как его мелко трясет. Джа распахнул глаза и вбирал образ Дженсена - откровенного, тяжело дышащего, забывшего об условностях, - до мельчайших подробностей. Наверное, можно было кончить от одного осознания, как тот хочет его. Не думая, Джаред опустил руку между их телами, под пояс домашних штанов Дженсена, охватил ладонью уже пульсирующую плоть - Дженсен охнул, застонал и выгнулся навстречу. И в тот же момент все тело взорвалось острейшим наслаждением - тягучим, сладким, пробирающимся в каждую клеточку...
***
- Глупо получилось, - рассмеялся Дженсен спустя несколько минут, прижимая к себе теплую тяжесть шумно дышащего Джареда. Тот расслабленно улыбнулся - Дженс ощутил, как шевельнулись губы у щеки - и ничего не сказал. Дженсен поймал его ладонь, влажную от собственной спермы, и коснулся губами указательного пальца, а потом, подумав, втянул в рот. Джаред смотрел на него, словно не веря в происходящее, и Дженсен, наконец, фыркнул, мотнул головой и рассмеялся.
- Это должно было выглядеть эротично, - шутливо упрекнул он, и перекатился на бок, сталкивая с себя Джареда. - Хотя на вкус - полная хрень. Слезай, лось, ты пиздец тяжелый.
Джареда почему-то совершенно неконтролируемо скрутило от приступа смеха. «Наверняка нервного», - билось в голове с частотой пульса. Во всем теле была невероятная расслабленность, и совсем не хотелось прямо сейчас осмысливать произошедшее. Хотелось строить глазки и флиртовать, и получить еще немного ласки. Поощряло то, что Дженсен не оттолкнул, не выгнал, что было легко и свободно.
- Слушай, - пробормотал Джаред сквозь смех, - ты только не давай мне заданий в школе, там парты неудобные.
- Не, - ухмыльнулся Дженсен, не сводя с него прищура глаз, - я не хочу, чтобы кто-то еще видел, какой ты, когда...
Внезапное осознание пробилось сквозь призрачное марево счастья, и стало неуютно на холодном полу. Дженсен приподнялся на локтях и уже суше, неловко закончил:
- Короче, "когда".
Джаред был так хорош собой, так отзывчив, так раскован в порыве страсти, и Дженс с сожалением - и по собственной же вине - вспомнил, что это все было на самом деле не для него. И если раньше он даже не задумывался о такой возможности, то теперь, оказавшись с ним в одном классе, прекрасно знал, как давно он с Женевьев, и какие отношения связывают их и их семьи.
И будь он проклят, если Джен действительно не превосходила его во всем.
Джаред заметил, как вдруг нахмурился Дженсен, и, подняв руку, сжал его плечо:
- Эй, что такое? Что-то не так?
В голове тут же завозились тоскливые мысли: неужели Дженсен уже сожалеет? Но это... Он же сам этого хотел.
Или не этого, подсказал внутренний голос. Он сказал лишь поцеловать. И вообще, может, это был очередной "эксперимент", а уж почему он так... хм... затянулся - ну, кто знает, гормоны и все такое...
Джаред сел и повернулся к Дженсену:
- Скажи мне, где ванная.
Дженсен вздохнул и поднялся на колени, положил обе ладони на теплые щеки Джареда, погладил скулы большими пальцами.
- Все хорошо,- спокойно сказал он, хотя внутри клокотала горечь, требуя совершить какую-нибудь глупость: подраться, разбить что-нибудь или разрыдаться на худой конец. - Это было... круто. Ванная налево по коридору, и... слушай...
Джаред уже поднялся, подошел к двери и повернулся, глядя глазами странными и смурными.
- Ты просил, чтобы от моих желаний не страдали твои близкие и друзья, - убито выдохнул Дженсен. - Так вот, чтобы никто не пострадал... короче, считай, что сейчас ничего не было.
Ох... Это было как удар ниже пояса. Лучше бы он молчал, тогда можно было бы убедить себя, что все хорошо, как-то найти способ с этим жить. Но - считать, что ничего не было?..
Джаред развернулся, подошел медленно - Дженсен смотрел снизу вверх, и на миг стало жаль его, но нет, хватит уже... Джаред размахнулся и ударил по ребрам, не то чтобы со всей силы, но ощутимо, так, что Дженсен охнул, отступил к кровати, схватившись за живот. Джаред толкнул его спиной на покрывало и сел сверху на бедра, прижимая плечи Дженсена к постели. Посмотрел пристально в широко распахнутые от удивления глаза:
- Ничего не было, значит? То есть, ты хочешь, чтобы я забыл обо всем этом? Ты хочешь удовлетворить какие-то свои - не знаю, желания, прихоти, капризы, а потом - ничего не было?.. - Джаред склонился к самому уху и почти прошипел: - Да ты у меня на сетчатке отпечатался, идиот!..
Затем выпрямился, убрал руки, глядя на Дженсена сверху вниз с кривой ухмылкой:
- Как хочешь. Ты у нас правишь балом.
Джаред слез с парня и ушел из комнаты, не оглядываясь. Внутри на все еще не остывшие языки пламени накладывалась жгучая досада, и он как можно быстрее выскочил на улицу, чтобы ветер иссушил просящиеся слезы.
Это... наверное, больно, потому что уж что-что, а удар у Падалеки поставлен. Но Дженсен, пожалуй, предпочел бы, чтобы ему было больно, нежели, как сейчас, билась в ритм с сердцем глухая пустота.
Не то чтобы, говоря о других, Дженсен хотел проявить благородство, он, как все красивые дети, привык давить на струны чужой души, так что эгоизм здесь переплетался с заботой о ближних столь же сильно, сколь сильно они прижимались друг к другу здесь, на холодном полу. Только вот не такой реакции Дженсен ожидал, по правде сказать.
***
Утром он с трудом заставил себя встать с кровати и рассеянно надел первую попавшуюся рубашку и брюки. Мама, встретив его внизу, заботливо спросила, не заболел ли он, на что Дженсен лишь покачал головой и не замедлил сбежать.
Стив, встретив его под трибуной, задал тот же вопрос, и тут на место апатии водворилась липкая злость.
- Может и заболел, - выплюнул он, глядя в лицо ни в чем не повинного друга. - Многие тебе скажут, что я болен, если я объясню, в чем дело. Причем, на голову.
- Захочешь - объяснишь, - серьезно ответил Стив и похлопал его по плечу. - Я не давлю. Все нормально, чувак.
И Дженсену стало немного стыдно.
Джаред не пошел на уроки - сходил к тренеру Сингеру, наплел что-то про необходимые тренировки, и тот отпросил его на целый день. Теперь Джаред присутствовал на уроках физкультуры у разных классов, а по сути - просто играл в баскетбол с меняющимися командами. Занятие спортом очищало мысли, позволяло выжать себя до последней капли, вложить всю обиду и досаду в улучшенный трехочковый.
- Молодец, парень, иди, передохни, - потрепал его по плечу тренер после третьего урока, перед большой переменой. - Ты прямо неутомим сегодня, мне нужны такие нападающие.
Нехотя кивнув, Джаред зашел в душевые, смыл с себя пот и усталость, затем вышел на площадку и сел на трибуны перешнуровать кроссовки.
Голова гудела от постоянных попыток не думать о Дженсене. Все это было слишком большим и необъятным для понимания, и Джаред благодарил Бога, что впереди выходные, пока не вспомнил, что завтра суббота, а, следовательно - чертов поход...
***
- Ну и вид у тебя! - заявила Дэннил, перехватив Дженсена под руку перед большой переменой.
- Отстань, - вяло отмахнулся тот, но Дэни явно была не из тех, кто на это бы обиделся или повелся.
- Не отстану. Пошли, расскажешь мне, что случилось.
Дженсен не сопротивлялся, когда девушка вывела его из здания школы, и позволил ей затащить себя в круглую беседку, непонятно для чего предназначавшуюся.
- Выкладывай, - заявила Дэни и поправила на голове ободок.
- Ты была права, - пожал плечами Дженсен, понимая, что сил и желания держать все в себе действительно больше нет. - Насчет Джареда. Только ерунда это все. У него есть Женевьев - и она, между прочим, твоя подруга.
Дэннил оправила подол модного платья в горошек и поймала в крошечные ручки ладонь Дженсена.
- У вас что, что-нибудь случилось?
- Это неважно, - отрезал Дженс, поднимаясь, и добавил, - пусть уже решает, кто ему на самом деле нужен, а меня просто не трогает. Если будешь с ним общаться, так и передай, а теперь я, с твоего позволения, пойду в столовую.
Дженсен скрылся за поворотом укутанной кустами тропинки, а Дэни поднялась на ноги и, решительно цокая каблучками, направилась к спортивной площадке. Джаред нашелся мгновенно: сидел, странно опустив плечи, на скамейке и не шевелился. Дэннил поднялась к нему и замерла, скрестив на груди руки и заслоняя собой солнце. Ее юбка развевалась на ветру как парус.
- Пада, - безапелляционно заявила Харрис, - ну ты и мудак.
Джаред поднял голову и недоуменно посмотрел на темный силуэт девушки, окруженный солнечным сиянием.
- Знаешь, Дэни, лучезарные ангелы обычно не так начинают свою проповедь, - фыркнул парень и снова опустил голову. - Чего тебе?
Дэниил села рядом и всем корпусом повернулась к Джа:
- Теперь я убедилась, что вы идеальная парочка, оба неблагодарные хамы, - заметила она, впрочем, без особой обиды в голосе.
- Кто это - мы? - поинтересовался Джаред.
- Ты и Дженсен, разумеется.
Джа вскинулся и посмотрел, прищурив глаза, пытаясь не выдать волнения:
- И с чего ты взяла, что мы... как ты сказала – «парочка»?
- Ох, я тебя умоляю - вы второй день синхронно ужасно выглядите, я уже молчу о пламенных взглядах друг на друга.
- У меня нет никаких пламенных взглядов! - Джаред хотел подорваться на ноги, но Дэни неожиданно крепкой хваткой вцепилась ему в руку. Затем посмотрела в глаза очень серьезно.
- Брось, Джа, я не знаю точно, что там у вас случилось, но вижу, что тебе плохо. А ему, - она неопределенно кивнула в сторону школы, - так вообще хреново. Так что будь добр, разберись в себе и поговори с ним.
Девушка поднялась, собираясь уходить.
- И помни, Дженсен мне крайне симпатичен, я за него тебе что-нибудь расцарапаю, - и, погрозив алыми ноготками, Дэни спустилась с трибун и направилась в сторону школы.
Джаред пару минут посидел, борясь с остатками обиды и эгоизма - непросто было превозмочь себя. Но осознание того, что Дженсену не все равно... что ж, это надо было хотя бы проверить.
Знать бы только, где его найти. Джа посмотрел на часы - заканчивалась большая перемена, так что скоро все повалят из столовки, рядом с которой есть редко используемый кабинет. Отлично.
Спрятавшись в нише возле двери, Джаред дождался, пока Дженсен - и вправду еще более хмурый, чем обычно, и, слава Богу, без Стива, будет идти мимо, и, схватив его за руку, затащил в класс.
Дженс, кажется, уже начал привыкать, что сегодня все его куда-нибудь тащат, и только мысленно понадеялся, что Джаред быстренько сообщит ему, что между ними все кончено - а что ему еще могло быть надо? - тогда Дженсен бы ответил, что ничего и не начиналось, и отправился бы страдать в одиночестве. Но Джаред только захлопнул дверь и оперся о нее вытянутыми руками по обе стороны от головы Дженсена.
- Ну, чего тебе? - устало выдохнул тот, прислонившись к крашеной двери затылком и смотря куда-то над бровью Джареда. - Ты мне уже вчера все сказал. Хочешь усидеть на двух стульях? Я знаю, что нравлюсь всем, очевидно, и тебе, только знаешь, то, что вчера было - хамство по отношению к твоей идеальной девушке, - под конец тирады в голос все же просочился злой сарказм, и Дженсен замолчал, закрыв глаза.
- Почему же мне все время хочется тебе врезать... - пробормотал Джаред как раз перед тем, как впиться в эти мягкие губы требовательным, жадным поцелуем.
Он не собирался его целовать, абсолютно. Не знал, что говорить, но про поцелуи уж точно не думал. Только видимо, у Джа совершенно сносило крышу, стоило Дженсену оказаться в непосредственной близости - от его даже на вид сладких губ, от запаха его кожи... А когда Дженсен злился, глаза его зажигались, становились удивительно живыми, и желание пересиливало доводы рассудка.
Джаред ждал, что после такой тирады Дженсен станет отбиваться, ругаться, да что угодно, каждую секунду ждал, что его оттолкнут. Дженсен не оттолкнул. Через пару секунд, словно проведя внутреннюю борьбу, прижался всем телом, запуская пальцы в волосы, и Джаред не смог сдержать тихого стона прямо в раскрытые губы.
- Потому что я не-вы-но-сим, - ответил Дженсен спустя минуту, чувствуя, как дыхание Джареда опаляет влажные губы. - И невыносимо хорош.
Джаред прислонился лбом к его лбу и засмеялся тихим, заразительным смехом, и Дженс не удержался, фыркнул тихо в ответ, закусив губу, чтобы удержать улыбку.
- Ты засранец, и у меня от тебя крышу рвет, - честно сказал он, опустив глаза на припухшие губы напротив.
Джаред не ответил, просто прижался в новом поцелуе, долгом и щемяще нежном.
На занятие они безнадежно опоздали, поэтому, когда стало ясно, что в аудиторию Дженсена не пустят, он просто подвинул защелку на двери и, скинув сумку, уселся на парту, поманил Джареда к себе, сжимая его бедра коленями и снизу вверх рассматривая его лицо, оглаживая взглядом трогательную родинку у носа, поднимаясь ладонями по тренированным плечам под короткие рукава футболки.
Джаред тихо рассмеялся, когда бедра Дженсена сжали его собственные, притягивая ближе в весьма недвусмысленной позе:
- Кто-то обещал не делать такого в школе.
- Ну, тут же никого больше нет, так что нас не увидят, - промурлыкал Дженсен, увлекая Джа в новый поцелуй. Его пальцы опалили кожу под футболкой, переместились на спину, затем вдоль ребер вниз, легли на талию. Джаред опирался руками на парту по бокам от Дженсена, потому что колени заметно слабели от его ласк, зарывался носом в ямку над ключицей, целовал и прикусывал кожу, с удовлетворением слушая тихие вздохи в ответ на свои прикосновения.
Руки идеально ложились на талию, идеально скользили по горячей коже, и сам Джаред, и их близость, и губы на собственных ключицах - все было идеально. Хорошо. Так хорошо.
За дверью послышались шаги, а потом повернулась ручка, но щеколда надежно удерживала створку на месте. Дженсен замер, кажется, даже задержал дыхание, а дверь дернули безуспешно еще пару раз. Джаред посмотрел на Дженса вопросительно, и тот, пожав плечами, притянул его за шею обратно.
- Откроют же, - прошипел Джаред в раскрытые губы Дженсена, и он смешливо прищурился, кивнув.
- Откроют, ага, но у нас есть еще минут пятнадцать, а потом махнем в окно, первый же этаж, не десятый, - и вновь вжался в горячие, чуть шероховатые губы поцелуем.
- Да что же это такое! - возмутились в коридоре голосом мисс Гэмбл, и Дженсена потянуло заржать: будь это какой-нибудь Морган, то от него можно было бы и не прятаться особо, а эта непременно докопается...
- Судьба тебя просто сталкивает с жаждущей женщиной, - прошептал Джаред, перемежая слова легкими поцелуями. - Кстати, не в этом ли кабинете твоя отработка? - спросил он, укладывая Дженсена на прохладную поверхность и накрывая своим весом. Затем, задрав его футболку, покрыл поцелуями его грудь, обводя соски языком, а рукой накрыл пах, с удовлетворением ощущая возрастающее возбуждение парня. Если не задумываться над тем, что делаешь, все получается само по себе, идешь вперед наощупь, ориентируясь на реакции, вздохи и тихие стоны. А Дженсен реагировал, ох как реагировал - выгибался навстречу ласкающей руке, пытаясь продлить прикосновение, запускал руку в волосы, прижимая голову ближе. Джаред смотрел снизу вверх на лицо Дженсена, раскрасневшееся, с распухшими от поцелуев губами, и это придавало уверенности - ловко расстегнуть ширинку и стащить с его бедер джинсы вместе с трусами, обхватить член рукой, сделав пару движений вверх-вниз для пробы, а затем, не спеша, обвести головку языком, ощущая солоноватый привкус, слизывая его, и слушать, слушать с упоением совершенно невероятные всхлипы Дженсена.
Джареда было так много вокруг, он ласкал широкими ладонями, губами, мимолетным дыханием, заставлял мучительно жаждать еще, до дрожи в пальцах. И почти невозможно было поверить, когда мягкий горячий язык обвел головку члена, поверить в возможность такой откровенной ласки...
- Джаред... Пожалуйста, прошу, - выдохнул Дженс, приподнимаясь на локте и сквозь опущенные ресницы глядя, как движется над вздрагивающими собственными бедрами каштановая макушка. Джаред поднял глаза, кончиком языка обводя головку члена, и выглядел он при этом так, что Дженсен едва не кончил от развратности этой картины. - Сделай это уже...
В любой момент мог кто-нибудь зайти, а Джаред медлил, облизывал и не давал большего.
- Сделать что? - вкрадчиво поинтересовался он, и Дженсен без сил рухнул спиной на парту, чувствуя, как лицо горячо заливает краской.
- Возьми его в рот, отсоси мне, это мое желание, в конце концов... Я не отменял своего вызова...
Речь Дженсена прервалась слабым стоном, когда Джаред беспрекословно выполнил требование.
Если бы Джареду сказали, что можно до предела возбудиться, удовлетворяя другого... Впрочем, вряд ли ему бы что-то подобное сказали.
Повинуясь каким-то глубинным инстинктам, представляя, как было бы хорошо ему самому, Джаред вбирал твердую плоть в себя до основания, то замедляясь, то набирая темп, ориентируясь на сдавленные стоны Дженсена, и у него самого в голове шумело все сильнее... Наверняка их было слышно снаружи, но все становилось неважным, когда Джаред замирал за полшага до пика, сдерживая себя, принимая оргазм Дженсена - до конца, придерживая его бедра, ограничивая движения.
Затем вытер рот рукой и поднялся выше. Дженсен тяжело дышал, не открывая глаз, и Джа склонился к его уху:
- Шшш, тише, тише... Нам ведь не нужны свидетели...
Дженсен поймал его шею в сгиб локтя, прижался губами к губам, не открывая глаз, а второй рукой торопливо расстегнул Джареду джинсы и нырнул в ширинку, плотно обхватывая возбужденный член. Это было совсем не то, что дрочить самому себе, он даже на ощупь был немного другой. И - да - это было в разы приятней. Не кончи Дженсен только что, мгновенно бы спустил от ощущения горячего члена в ладони...
- Давай, - шепнул Дженсен, открывая глаза, чтобы видеть лицо Джареда, и задвигал рукой быстро и настойчиво.
Буквально спустя пару движений ладонь наполнилась теплом, и Джаред длинно выдохнул, жмурясь, раскрывая влажные губы. Дженс обвел головку еще пару раз и уютно ткнулся носом Джареду в щеку, не вынимая руки. Фыркнул, улыбнулся чуть насмешливо.
- А можно я там останусь? Мне нравится...
Джаред рассмеялся низко и хрипло после оргазма.
- Это что, тоже твое желание?
- Не, я не настолько ебанутый, - притворно печально вздохнул Дженсен и медленно отнял руку, приласкав пальцами напоследок чувствительный пах.
- Не настолько ебанутый?.. - протянул Джаред расслабленно, нехотя поднимаясь и оправляя одежду, а затем, пошарив в сумке, протянул Дженсену салфетку. - Хм, пока что я действительно не могу с этим спорить... пока...
Бровь Дженсена удивленно взлетела вверх, но Джа уже отвернулся и стал искать не запертое окно. Все же стоило поскорее смываться из класса. Приметив одно такое, Джа повернулся ко все еще сидящему на парте Дженсену, подошел близко-близко, так, что их носы почти соприкасались, и очень серьезно сказал, глядя в глаза:
- Пообещай, что на отработке будешь сидеть именно за этой партой.
- Обещаю, - облизнулся Дженс, чувствуя, как в животе тянет странным волнением.
Он выпрыгнул в окно следом за Джаредом как раз в тот момент, когда дверь сумели открыть. Дженсен схватил его за рукав и поволок за угол, где их было не видно, перевел дыхание и облизнулся, привалившись спиной к стене.
- Это было... непередаваемо, чувак, надо повторить, - наконец произнес он и рассмеялся, прижимая к губам ладонь. - Ох, знал бы кто-нибудь... Я прямо представляю, что было бы, не выдержи замок...
Никак не получалось перестать совершенно по-идиотски ржать, хотя уже начинало колоть в боку.
Джаред с трудом перевел дыхание и, все еще посмеиваясь, ответил:
- Что было бы? По меньшей мере, Гэмбл очень разочаровалась бы в тебе. Ну, ты понимаешь...
Джа еле увернулся от тычка под ребра и, словив руки Дженсена, прижал их к стене.
- Ты драться вздумал? - спросил он почти нежно и запечатал губы долгим поцелуем.
- Знаешь, чувак, ты мог бы и сказать мне вчера...
Джаред в одну секунду отскочил от Дженсена и, тяжело дыша, уставился на Чеда, стоявшего в десяти шагах, видимо, только что повернувшего из-за угла. Друг смотрел с непередаваемой горечью в глазах то на одного парня, то на другого, а затем, разочарованно махнув рукой, развернулся и пошел в другую сторону.
- Чед, стой! - позвал Джа, впрочем, безрезультатно. Потом с умоляющим и извиняющимся видом посмотрел на Дженсена.
Тот молча глядел на происходящее широко распахнутыми глазами, а потом потер пальцами лоб и неуверенно кивнул в сторону, куда ушел Чед.
- Может, тебе стоит поговорить с ним? - предположил он, переведя взгляд на Джареда. - Ну, знаешь... Я не готов к тому, что... Бля, в общем, я не хочу, чтобы о нас знала назавтра вся школа!
Джаред нахмурился, и Дженсен виновато пожал плечами.
- Я просто не знаю, что делает твой друг, когда разочарован. Извини, я пойду, отработка же... Увидимся, ладно? - Дженсен быстро шагнул к Джареду и невесомо поцеловал его в уголок губ, а потом зашагал в сторону входа в школу, напоследок обернувшись и махнув рукой.
Когда Дженсен ушел, Джа в сердцах со всего маху заехал кулаком по стене и тут же вполне громко выругался. Не хватало еще разругаться с лучшим другом, когда все только-только начало становиться хорошо. Нет, ну как в банальнейших фильмах про подростков, ей Богу! Вздохнув и потерев счесанные костяшки, Джа достал телефон и набрал номер Чеда. Тот, естественно, не отвечал, и нужно было быстро сообразить, куда направился чертов Мюррей. Уроки уже закончились, так что либо домой, либо...
Все-таки истинные спортсмены одинаковы и, когда им плохо, приходят в одно место. Занятие любимым делом отвлекает и помогает выпустить злость, обиду, огорчение.
Джа подошел со спины и поймал отлетевший мяч. Чед обернулся, и Джа отдал ему подачу.
- Чувак, нам нужно поговорить.
- Да ладно! - съязвил Мюррей, возвращаясь к игре. - И кто подсказал тебе сию светлую мысль? Твоя шлюшка Дженсен?
- Не смей так его называть, - голос Джа стал угрожающе тихим, но Чед лишь фыркнул:
- А то что? Изобьешь меня? Поверь, больнее, чем уже сделал, ты ударить не сможешь.
Из Джа будто выпустили всю злость. Он подошел к другу и с силой сжал его плечо, не давая вырваться и заставляя смотреть на себя:
- Слушай, прости меня. Я был неправ, что не сказал тебе ничего вчера. Но я не знал, что говорить, понимаешь? Я не знаю, что между нами происходит. Я просто... с ума схожу, пойми.
Чед смотрел очень устало и, кажется, не собирался смягчаться.
- Ты сходишь с ума... сколько? Два дня? Три? А я уже целую вечность! - повысил голос Чед. - Так что не рассказывай мне о своих страданиях, чувак. И не подходи ко мне больше.
Бросив мяч в последний раз, Чед развернулся и ушел с площадки.
***
Дженсен устало потер виски, чувствуя, как в голове пульсирует боль. До занятия оставалось пятнадцать минут, и было ощущение, что если к обилию идиотских событий последних дней прибавится чокнутая Гэмбл, его просто стошнит собственными внутренностями.
Когда Дженсен почти год назад наткнулся в коридоре школы на высокого парня, он успел только отметить, как ловко тот увернулся от столкновения, как улыбнулся ясно - и мимолетно - и пошел дальше. А потом он приснился Дженсену, со своей улыбкой, ямочками на щеках. Еще. И еще. Избалованный вниманием девушек, Дженсен перестал залипать на них - потому что добиться любой не составляло труда - а тут не было шансов, и это подстегивало, закручивало тугим узлом разбушевавшиеся чувства. И ничего Дженсен так не жаждал, как исполнения хотя бы одного своего сна в реальной жизни.
А теперь выходило, что, даже несмотря на то, что Джаред, как выяснилось, тоже его хочет (о других возможностях Дженс думать себе запрещал), ничего проще не стало: только сложнее и хуже.
Родители, одноклассники, Женевьев, влюбленная в Джареда, как кошка, если верить ее взглядам, теперь вот - Мюррей...
Пришло бы Чеду в голову признаться чуть раньше - Дженсен клюнул бы. На новизну, на жажду узнать новые грани. И не задумывался бы о том, что скажут. А с Джаредом так не получалось: не хотелось боли для него, для себя, для того непонятного, что связало их за эти дни...
- Мистер Эклз, - прощебетала Гэмбл, выглядывая из кабинета, и Дженсен вынырнул из невеселых дум. - Заходите, пожалуйста!
***
Джаред тяжело вздохнул и посмотрел в спину уходящему Чеду, а затем запустил пятерню в волосы, с досадой взлохмачивая их. Все не должно было выйти так. Ругаться с лучшим другом, который был рядом последние десять лет, из-за помешательства, в котором сам еще до конца не разобрался, было глупо. С другой стороны... Нет, просто невозможно было отказаться от неистовой потребности в Дженсене. Джа сам не понимал, как за такое короткое время случились столь огромные перемены в нем самом - словно это было внутри всегда, и только ждало момента, чтобы заявить о себе, ждало того, кто всколыхнет... Ох, еще как...
До конца отработки Дженсена оставался почти час - Джаред решил, что дождется его, во что бы то ни стало.
Пожалуй, нечем было заняться, кроме все той же тренировки. За ней Джен и нашла его. Подошла неслышно сзади, обняла за талию. Джаред вздрогнул и повернулся.
- Привет, милый. Ты все играешь...
- Привет, Джен, - обычно они целовались во время приветствия, но в этот раз что-то помешало Джареду склониться и прикоснуться к мягким губам девушки, и он неловко вывернулся из ее объятий, сделав вид, что зашнуровывает кроссовок. Джен пожала плечиком и сказала:
- Я иду домой, нужно подготовиться к завтрашней вечеринке. Как оказалось, к тому же к нам приезжают далекие родственники, что-то вроде сводного двоюродного брата мамы с женой и сыном. Очень надеюсь, завтра они все уберутся куда-нибудь в ресторан, - Джен закатила глаза. Затем потрепала Джа по волосам - тот улыбнулся ей снизу вверх - и все-таки наклонилась, чмокнула в уголок губ. - Все, меня нет, пока!
Подождав, пока девушка скроется из виду, Джаред поплелся в сторону школы, намереваясь перехватить Дженсена на выходе.
Тот как раз в это время захлопнул за собой главную дверь и прищурился, когда в глаза ударило солнечным светом. Джаред, стоящий у подножия лестницы, был весь укутан им, словно сам светился, и Дженс невольно улыбнулся, съезжая к нему по перилам, хотя это делать категорически запрещалось школьными правилами.
- Я думал, челюсть сведет - улыбаться этой чокнутой, - пожаловался он, приземляясь и отряхивая колени. - И я не мог перестать думать о том, что на этой самой парте было. Сущее мучение.
Дженсен поправил лямку рюкзака и, все еще чуть щурясь, посмотрел на Джареда снизу вверх.
- Ты даже когда грустный - все равно удивительный, - поделился он наблюдением и отвел взгляд, чуть смутившись. - Ну, в смысле... Как все прошло?
- Сначала все было очень плохо, но теперь еще хуже, потому что мне чертовски тяжело держать свои руки подальше от тебя посреди школьного двора, - притворно грустно ответил Джаред, опуская глаза, а на самом деле наблюдая из-под ресниц, как Дженсен радостно смеется, а затем толкает его в плечо. Джа перехватил его руку и завел за спину, оказываясь таким образом совсем близко, и прошептал на ухо:
- Ну, ты ведь сам нарываешься, - и, не удержавшись, прикусил мочку, а потом отпустил и сделал шаг назад. Кивнул в сторону здания школы:
- Она тебя не слишком домогалась? А то я начну хамить ей из ревности.
Дженсен закатил глаза.
- Ты бы видел вырез ее блузки! Но вообще она вела себя вполне прилично. Может, ждала, что я на нее наброшусь...
Он пожал плечами и перевел взгляд за ворота.
- Пойдем, мне бы еще Мак с ее танцев забрать, а то мать дома голову отпилит.
Джаред поравнялся с ним на мощеной дорожке и зашагал рядом, иногда бросая долгие взгляды искоса. Дженсену, несмотря ни на что, стало вновь хорошо и спокойно, и он сам толком не следил, о чем вел речь: что-то о прошлом годе, о мелкой сестре, которую он обожал, хоть и не подавал особо виду, о дружбе со Стивом...
- Я даже не помню, как мы вообще додумались до того, чтобы зависать под трибунами. Я первое время опасался, что нас накроют, а потом как-то пофиг стало. Вроде как, традиция. Мы так с полтора года там каждое утро и вечер сидели. Только последние дни вот... Карлсон с высунутым языком волочится за Дэннил, ну а я - сам знаешь, - Дженс фыркнул и умерил шаг у автобусной остановки. - Черт, а мне всегда дорога сюда такой долгой казалась, - удивленно сказал он.
- Да, я знаю, что вы там зависали, - признался Джа, словив удивленный взгляд Дженсена. - Ну, да, ладно, я за тобой наблюдал, доволен?
Дженсен коварно ухмыльнулся, и Джаред покачал головой.
- Ты от скромности страдать не будешь.
Очевидно, пора было прощаться, и Джа лихорадочно думал, что бы еще сказать, чтобы оттянуть этот момент. Казалось, стоит им разойтись, и момент будет упущен, опять произойдет какая-то фигня.
- Не опоздай завтра к автобусу, - наконец улыбнулся Джа. - Я не собираюсь делиться спальниками с кем ни попадя.
***
Стив к удивительным известиям отнесся стандартно: пофигистично.
- Ой, блин, удивил, - сказал он, судя по звукам в трубке, поедая чипсы. - Нравится он тебе - и нравится, мне-то в принципе дела нет. Вот когда он жениться предложит, тогда можешь на свадьбу позвать. А сейчас - я рад за вас.
Дженсен подавился колой и торопливо отставил бутылку на стол.
- Какая свадьба, ты головой думаешь? Мы даже не... официально вместе. И вообще, я думал, ты будешь удивлен.
- А я и удивлен, - совершенно спокойно отозвался Карлсон и зевнул. - Вот прямо пиздец как, Дженс. Есть что-нибудь еще? Может, морду кому надо набить другому, негативно удивленному, а то я готов.
Дженсен фыркнул, вывел на полях раскрытого учебника по физике еще одну аккуратную загогулину и ответил:
- Не, пока не надо. Но спасибо за предложение. И не трепись об... этом.
- Честное ковбойское, - поклялся друг. - Ладно, слушай, давай потом переговорим, а то у меня мать сегодня в бешенстве. Походу, учуяла сигареты.
- Мудак, - весело пробормотал Дженс. - Тебе повезло, что завтра поход, может, за два дня и остынет.
- Ага, если отпустит. Все, давай, до завтра.
Дженсен отложил мобильник и задумчиво уставился на результаты своего художества в учебнике. По крайней мере, опала со стороны лучшего друга ему не грозила. Да и впереди были целых два дня рядом с Джаредом. Это стоило многого.
***
- Ты ничего не забыл, дорогой? - засуетилась мама, когда Дженсен уже собрался выйти за порог, про себя матеря непривычно тяжеленный рюкзак.
- Не, - отозвался он вслух, - все в порядке, мам. Увидимся!
У ворот догнала Маккензи, обняла, повиснув на шее, и пообещала скучать. Дженсену даже стало чуть стыдно, что он оставляет мелкую, но, правда, только до автобусной остановки.
Что ж, по крайней мере, пальцем на него никто не показывал, так что можно было предполагать, что пока пронесло. США в последние годы буквально расцветали толерантностью, но, как назло, именно Техас оставался консервативным, и палиться перед выросшими здесь одноклассниками как-то не улыбалось.
К слову об улыбках.
Как всегда сияющий радостью Джаред подошел ближе, и Дженс пожал ему руку, мимолетно огладив теплую кожу большим пальцем.
На глазах у всего класса даже такая незаметная ласка отозвалась в теле приятным покалыванием, и Джаред через силу заставил себя разорвать пожатие вовремя. К ним как раз подошел мистер Морган.
- Я вижу, вы подружились, ребята, - сказал он, внимательно смотря на них. - Отлично, потому что спать вы будете вдвоем, а не вчетвером, как планировалось. Мюррей отказался от похода, а с утра позвонила мать Карлсона, он заболел. Я надеюсь, мне не придется напоминать вам о дисциплине и тишине после отбоя.
- Эм... Конечно, - ответил Джаред, - но почему вы именно нам это говорите?
- До меня дошли слухи, что вы на днях чуть не подрались в коридоре школы.
- О... - Джаред ухмыльнулся уже забытому эпизоду. - Не беспокойтесь, мы уже... помирились, - он посмотрел на Дженсена, рискуя выдать их с головой одним только взглядом. Но, слава Богу, учитель лишь кивнул и отошел к остальным.
- Чед, видимо, не на шутку обиделся, - сказал Джа, когда они уселись на заднем ряду в автобусе. - Но я его не осуждаю, я бы тоже взбесился, уведи тебя кто-нибудь.
Автобус постепенно заполнялся галдящими школьниками, кто-то уже занял места, а другие делили понравившиеся кресла. По салону прокатился усиленный микрофоном голос Моргана:
- Все здесь? Мы с вами едем три часа, и я бы рекомендовал вам поспать, потому что, как правило, в походе ложимся мы поздно, а впереди у вас целый день. Есть в автобусе нельзя - Джейк, это вас касается, уберите ваши чипсы, - ходить по салону - тоже. Если есть вопросы, задайте мне их сейчас.
Дженсен зевнул, не дослушав, прикрыв рот кулаком, и повернулся к Джареду.
- Меня нельзя увести, - сказал он, - потому что я сам этого не хочу.
- Это потому, что ты пока не знаешь, какой я надоедливый, - ухмыльнулся Джаред, а потом наклонился к уху Дженсена и доверительно сообщил: - Я уж если люблю, то изо всех сил...
Дженсен поднял сонные глаза:
- Любишь?..
Джа тихо засмеялся, игнорируя усталый, но через силу пристальный взгляд Дженсена, и заставил того положить голову ему на плечо:
- Тебе это все снится. Спи, я тебя разбужу.
***
Джа и сам не заметил, как задремал: мерное покачивание автобуса и сонная тишина в салоне сделали свое дело. И снился ему баскетбольный матч, очень важный, и до кольца было не пробраться. Нужно отдать передачу, только кому? Джаред слышал, как его звали со всех сторон. Дженсен стоял по левую руку, жестами показывая отдать ему мяч, и Джа уже был готов это сделать, как вдруг за правую руку его дернули, он обернулся: Джен подпрыгивала нетерпеливо на одном месте и тоже протягивала руки к мячу. Джа начал метаться между двумя возможностями, и вдруг Чед подлетел к нему и выбил мяч из рук...
Джа проснулся от тычка в бок:
- Эй, спящая красавица, кто обещал меня разбудить?
Дженсен с легкой улыбкой наблюдал, как Джаред выныривает из сна в реальность, и, наконец, поднялся, забрасывая на плечо тяжеленный рюкзак.
За окном зеленела густая стена леса. Большая часть пассажиров автобуса уже выбралась наружу, одноклассники стояли, сбившись в кучку и прикрывая рукавами легких курток широкие зевки.
Дженсен двинулся к выходу, слыша за спиной шаги Джареда, и на пару минут оказался в образовавшемся заторе: кто-то впереди никак не мог разобраться со своими вещами. Дженс облокотился о кресло, нервно отстукивая ногой и дожидаясь, когда уже все разойдутся, и вдруг ощутил на талии теплое прикосновение ладони. Возмущенный взгляд в адрес Джареда не помог, тот лишь усмехнулся и продолжил поглаживать под футболкой: медленно, упоительно нежно.
Подумалось, что лучше бы скорей наступил вечер.
Наконец, люди медленно двинулись к выходу, и Дженсен, вынырнув из-под теплой руки, пошел следом.
Они шли долгие четыре часа, останавливаясь всего три раза на привал, да однажды кому-то из девчонок стало плохо. Тяжелые рюкзаки, в которых кроме личных вещей были спальники, палатки, посуда и еда, не добавляли бодрости, так что Джаред даже на время забыл обо всех тревожащих мысли вещах, отмеряя очередную сотню шагов. Когда они вернутся из похода, он обязательно подумает, что теперь делать с их с Джен устоявшимися отношениями. Как ни крути, а он уже изменил ей, и, если быть честным перед собой, останавливаться не хотел. Самое страшное, что и угрызений совести он не чувствовал и только из уважения к девушке понимал, что она имеет право все узнать из первых рук.
Наконец, мистер Морган вывел класс на обширную поляну и сбросил свой рюкзак.
- Внимание! Расходимся и выбираем место для своей палатки. Это дежурная стоянка, так что вы легко найдете ровные окопанные участки земли там, там и там, - он указал на правую сторону поляны. - Еще одно место есть чуть подальше, но там не слышно песен, которые мы будем петь у костра.
Джа скосил глаза на Дженсена, и тот кивнул, улыбаясь. Все, уставшие, разбрелись и начали устанавливать палатки, помогая друг другу.
- Держи тент, - сказал Джа, бросая плотную материю Дженсену.
Брезент Дженсен поймал и замер, внимательно следя за передвижениями Джареда. Тот взгляд поймал и обернулся, посмотрел вопросительно.
- Что?
Дженсен скромно опустил ресницы и пожал плечами.
- Если честно, я совершенно нихрена не смыслю в расстановке палаток.
Джаред, кажется, удивился, но просто кивнул.
- Ну, тогда я.
Дженсен с тентом в руках внимательно наблюдал, как Джаред собирает стойки, и иногда окидывал взглядом остальных: некоторые из парней уже поставили палатки, и теперь помогали в этом деле уставшим, вымотанным девушкам.
Джаред споро ставил их временное жилище, все же привлекая Дженсена к помощи - в одну пару рук установить палатку было весьма сложно. Когда все колышки были вбиты, а внешний тент натянут, Джа разложил внутри карематы и спальники и залез в палатку. Приглушенный солнечный свет, пробивающийся сквозь два слоя плотной вощеной ткани, навевал Джа воспоминания о детстве, когда они с отцом и Джеффом по нескольку раз в году выбирались к реке или в горы на пару дней, и эти вылазки по-настоящему сплотили мужскую часть их семьи. К сожалению, в последние годы отец был слишком занят карьерой и никак не находил времени для повторения этих занятий.
- Ох, как же я люблю спать на природе, ты не представляешь...
С блаженным лицом Джаред растянулся на одном из спальников и похлопал рукой по месту рядом, приглашая Дженсена присоединиться.
Дженсен забрался внутрь, огляделся и втянул свежий, влажный лесной воздух носом.
- Я больше не хочу возвращаться в город, - сообщил он и улегся рядом с Джаредом, уютно приткнувшись к его боку.
Парень обнял его одной рукой, и Дженсен прикрыл глаза, ровно дыша.
- Морган, наверное, сейчас заставит меня петь, - сонно вздохнул он. - Обещай, что не станешь надо мной смеяться, когда это произойдет.
Джаред уютно согревал своим телом, и это было еще одной причиной, по которой Дженс теперь безумно не хотел домой.
Находиться снова в условиях природы, в палатке, но в совершенно новой, непонятной пока даже им самим ситуации было настолько непривычно, что Джареду приходилось постоянно заставлять себя осознать, что это не сон. Было немножко страшно - два дня практически круглосуточно быть рядом с Дженсеном - чем это закончится для их... отношений? И есть ли у них отношения вообще?
Джаред толкнул Дженсена легонько под ребра:
- Смеяться? О, нет, - ухмыльнулся в потолок коварно. - Больше того, я тебе подпою. А потом ты решишь, каким образом меня убить, ибо пою я хреново, но увлеченно.
Совсем рядом с палаткой кто-то пробежал, очевидно, не все устали, и у одноклассников еще нашлись силы впустую дурачиться. Следом за первой пронеслась вторая тень со злобным криком: "Отдай рюкзак, урод!"
Дженсен, услышав это, прыснул, сонно моргнул, пытаясь согнать с глаз дремотное марево, приподнялся на локте и ткнулся губами куда-то Джареду в щеку.
- Поцелуй меня, - почему-то шепотом попросил он. - Это мое желание.
То, как беспрекословно Джаред выполнял просьбу, услышав эту фразу, возбуждало неимоверно. Останавливало от более активных действий только то, что если минут через десять они не явятся к костру, Морган будет их искать, и он или кто-то, кого он за ними пошлет, застанет совсем неприличное зрелище.
Поцелуй вышел медленным и ленивым, медово-тягучим, и Дженсену нравились влажные губы Джареда, поэтому, когда поцелуй оборвался, он нарочно быстро лизнул их языком.
- Ты гений конспирации, - Джа попытался ехидно усмехнуться, но завис, рассматривая припухшие губы Дженсена, и осознание, что именно он имеет к этому непосредственное отношение, просто невероятно возбуждало.
- Так, гений, марш к костру, иначе я тебя не выпущу, и нашу маленькую тайну узнают все, - предупреждающе сказал Джа, переводя взгляд Дженсену в глаза. Тот самодовольно улыбнулся и все же выбрался из палатки, недовольно бормоча что-то о неудобстве такого жилища. "Неженка, - с ухмылкой подумал Джа и, не удержавшись, опять мимолетно забрался руками под футболку Дженсена, огладив ребра.
- Чудесно, нам нужны еще одни руки, - приветственно улыбнулся Морган и вручил Джареду топор. - С тебя ветки для костра. А ты, - он повернулся к Дженсену, - возьми гитару у Мэтта, может, настроить придется.
Джа наклонился к уху Дженсена и прошептал: «Ага, Морган правильно угадал, кому мужскую работу, а кому - творчество, - и, смеясь, побыстрее убежал в сторону деревьев.
Дженсен выразительно заломил бровь.
- Ну, не я же здесь лось, ветки-то ломать, - отметил он вслед рванувшему подальше Джареду и отправился к Мэтту за гитарой.
Она у него была хорошей, явно не из дешевых, причем сам Мэтт честно признался, что играть на ней практически не умеет и взял ее у отца. Дженс только хмыкнул: ему бы отец такую вещь на какой-то там поход вряд ли доверил бы.
Он устроился на широком удобном бревне рядом с Коэном и принялся осторожно, почти нежно перебирать струны, прислушиваясь к издаваемым ими ровным звукам. Мэтт внимательно слушал, обхватив руками одно колено.
- Круто, - сказал он, когда Дженсен, подкрутив пару струн, пробренчал в ускоренном темпе "Желтую подводную лодку". - Почему ты никогда не говорил, что умеешь играть?
Дженс поднял удивленный взгляд.
- Так ты и не спрашивал.
С охапкой веток и давно забытой приятной усталостью в руках Джа вернулся к костру через полчаса. Дженсен сидел к нему спиной с гитарой в руках, а рядом на бревне, положив голову на скрещенные на коленях руки, расположился Мэтт. И Джаред сам не понял, откуда взялось у него до того незнакомое сосущее чувство под ложечкой, но ему вдруг крайне не понравился взгляд Коэна, которым тот буквально ласкал Дженсена. Тот, видимо, даже не замечал, увлеченный перебором струн, и Джаред не успел подумать, что делает, как оказался перед ними и, не осторожничая, уронил связку дров, чуть не придавив ими Мэтта.
- Чувак, ты что творишь! - воскликнул тот, моментально отскакивая подальше, и Джаред изобразил самую сладкую свою улыбку:
- О, прости, мне показалось, это мое место.
- С каких это пор?! - возмутился Мэтт вполне справедливо.
- С этих самых, - безапелляционно заявил Джа, усаживаясь на бревно и устремляя на костер взгляд, полный плохо скрываемого удовлетворения.
Дженсен тихо рассмеялся и толкнул его локтем.
- Ревнивая сволочь, - одними губами выдохнул он и снова опустил взгляд на гитару.
Коэн раздраженно передернул плечами и уселся неподалеку на пень.
От понимания, что Джаред на самом деле его ревнует, по всему телу расползались сладкие мурашки, заставляя вздрагивать и ежиться, будто от прохлады.
Морган прошел мимо, направившись в сторону стоящих поодаль палаток, чтобы позвать всех к костру, а Дженсен, низко склонив голову, осторожно и тихо принялся перебирать струны.
- Никто не в силах понять - каково это,
Быть злым, быть грустным,
Как все это тяжело прятать за голубыми глазами...
Те, кто находился поблизости, постепенно затихли, и Дженсен смутился, да так, что голос едва не дал петуха. Но отступать, вроде как, было некуда, к тому же, Морган все равно знал, что Дженсен петь умеет, в отличие от большинства.
- Но мои мечты
Далеко не такие бестолковые,
Как может показаться.
Я ведь одинок, так одинок...
Забыв о том, что в походе полагается подпевать, - подвывать, в случае Джареда, - все дослушали Дженсена в завороженном молчании - настолько от себя он пел. Джаред вдруг подумал: а сколько же личной правды для парня было в этом тексте? На самом деле, что о Дженсене знал Джа? Тот был из зажиточной семьи (чего стоит забор с сигнализацией и обширный двор!), хорошо учился, но при этом вроде как без рвения. Джа попытался вспомнить, но никакие сплетни прошлых лет, в которых бы фигурировал Дженсен, на ум не приходили. Кто же такой этот Эклз? И как можно так... влюбиться в человека, не имея о нем ни малейшего понятия?
- Когда закончится твой вызов, у меня к тебе будет много вопросов, - сообщил Джаред, когда отзвучали аплодисменты песне.
Дженсен расслабленно качнул кистью лежащей на гитаре руки.
- Ладно, - с легким недоумением произнес он.
- Споешь нам еще что-нибудь? - улыбнулся Морган, почесав щетину. - Думаю, все согласятся, что это было отлично.
Похоже, действительно никто не возражал, Дженсен спел еще три песни и со смешанными чувствами отметил, что девочки смотрят на него романтически-заинтересованными взглядами. С одной стороны это льстило, а с другой - он променял бы сейчас внимание всех людей мира на возможность всегда ловить такие же влюбленные взгляды от Джареда.
Дженс прокашлялся и сообщил, что еще одна песня - и он охрипнет, и был с миром отпущен Морганом, предложившим поджарить сосиски или любую другую еду, которую ребята взяли.
Дженсен, отдав гитару Мэтту, сбегал в палатку за едой и вернулся с пачкой сосисок, которой радостно помахал перед Джаредом.
- Джеееей, смотри, еда, - ухмыльнулся он и облизнулся, усевшись на место и возясь с упаковкой.
Джаред ухмыльнулся, а затем выхватил у Дженсена сосиски и разорвал пакет. По примеру шашлыков наколов их на заточенную ветку, Джа поджарил сосиски на костре.
- Может, ты и кормить меня вздумал? - саркастически спросил Дженсен, оставшись с пустыми руками. Джаред поиграл бровями и тут же принялся исполнять идею, поднося аппетитно пахнущую еду к губам Дженсена и заворожено наблюдая, как тот, секунду подумав, откусывает кусочек. Черт, да он даже ест сексуально, пронеслось в голове у Джа, и тут он сообразил, что вокруг подозрительно тихо.
- Палимся, - прошептал он, оглядываясь на компанию, из которой по крайней мере человек пять недоуменно смотрели на их действия.
Дженсен пожал плечами, как ни в чем не бывало, и откусил еще кусок сосиски.
- Слушай, сто лет гитару в руки не брал, пальцы болят - сдохнуть можно, - нарочно громко пожаловался он и с наигранной тоской уставился на собственную руку. - Спасибо, чувак, а то быть мне до завтра голодным.
Сидящий ближе всех Джейк смущенно отвернулся и почесал затылок, делая вид, что не таращился на них двоих десять секунд назад, как на что-то совершенно поразительное.
Не то чтобы на них перестали пялиться совсем, но уровень подозрительности слегка упал, и Дженсен незаметно подмигнул Джареду.
Джаред критически осмотрел результат его слов, - ребята понемногу теряли интерес к их парочке, - и тихо спросил:
- И часто тебе приходится выкручиваться? По всему видать, навык имеется.
Дженсен только загадочно улыбнулся, проигнорировав вопрос, и Джа встал и, дожевывая свою сосиску, потянулся.
- Мы можем пойти прогуляться перед сном... - начал он, и вдруг нас нос упала крупная дождевая капля. Подняв голову, Джаред увидел, что со стороны кромки леса надвигается нехилая туча. - Или нет. Похоже, нужно сваливать.
Они спешно, спотыкаясь и натыкаясь друг на друга в густых сумерках, пробрались к своей палатке и как раз успели застегнуть «молнию» на тенте, как снаружи все осветилось молнией реальной. Ливень начался внезапно и сразу же оглушил стуком капель по натянутой материи.
- Похоже, сегодня уже никто никуда не пойдет, - заключил Джаред, усаживаясь поудобнее и снимая ветровку: внутри палатки было душно.
- А мы не уплывем? - с сомнением протянул Дженсен, стягивая куртку, и, скривив губы, уставился на то, как крупные капли заставляют тент подрагивать.
- Ты сомневаешься в моих навыках? - возмутился шутливо Джаред и шлепнул Дженсена по плечу рукавом ветровки.
- Не, - качнул головой тот. - Просто стремно: в лесу, под дождем... представляю, как Морган вымокнет, бегая и проверяя, все ли на месте.
Дженсен растянулся по диагонали на двух спальных мешках и шумно втянул воздух носом.
- А я перекурить не успел, - пожаловался он потолку и затем ощутил опаляюще теплые объятия, повернулся и оказался нос к носу с Джаредом в уютном полумраке. Дженс забавно скосил глаза, рассматривая трогательную родинку на его щеке, а потом моргнул.
- Я постараюсь отвлечь тебя от мыслей о курении, - заверил Джа и стал покрывать лицо Дженсена робкими поцелуями. - И ты не сможешь убежать.
Дженсен тихонько засмеялся и просто позволил целовать себя, прикрыв глаза с блаженным видом. Джа лег рядом на бок, оперевшись на локоть, и принялся гладить Дженсена по груди, сквозь футболку, касаясь шеи и ключиц в вырезе, а затем повторяя свои касания губами. Спешить было некуда, и потому жгучая жажда уступила на время место нежности, которая просто переполняла, и благодарности за то, что - разрешают.
- Знаешь, когда я тебя впервые заметил, еще в прошлом году, там, под трибунами, ты курил. Я мог донести на тебя, ты палился жестко.
- И почему не донес? - Дженсен открыл один глаз.
- Мне... Мне понравилось смотреть, - смущенно признался Джа.
Дженсен издал звук, напоминающий мурчание кота, и снова закрыл глаза. Джаред был... уютным. Родным. И с такой трогательной нежностью касался губами ключиц, что в груди будто бы что-то надломилось, пуская туда бесконечное, всеобъемлющее счастье.
- А ты помнишь, как я налетел на тебя в коридоре? - прошептал Дженсен, раскрывая губы навстречу теплому дыханию. Вот так просто прикасаться к губам Джареда - тоже было хорошо. Правильно. - Я словно с ума сошел. Ты мне снился потом, знаешь? Каждую ночь. И я тебя искал... и находил... и не знал, что ты меня замечаешь... О чем же ты думал, когда смотрел на меня?
Дженсен накрыл ладонью его грудь слева, там, где ровно билось сердце.
Джаред нехотя прервал поцелуй:
- Ты был моим талисманом. Увижу тебя перед экзаменом или важной встречей - и словно ритуал совершен, все идет нормально. - Джаред пару секунд рассматривал лицо Дженсена вблизи, так, что даже в полутьме различал ресницы. - Мой ангел на плече. Ангел с вишневыми сигаретами.
Джаред снова втянул Дженсена в поцелуй и запустил пальцы ему в волосы, чуть сжав на затылке. Постепенно невинная нежность сменялась покалыванием во всем теле, будто ток проходил по нервам, и это напряжение хотелось разделить. Джаред приподнялся на руках, навис над Дженсеном, а затем впился поцелуем в его шею и тут же губами почувствовал вибрацию, когда тот констатировал вдруг:
- Но ты не хотел меня.
Джа оторвался от своего занятия:
- Знаешь, я бы не подумал, что у меня есть шанс прорваться сквозь сеть девчачьих влюбленных взглядов, направленных на тебя, - Джаред ехидно улыбнулся: - Зато сейчас я в полной мере восполняю недостаток неприличных фантазий с тобой в главной роли...
- У тебя был, - возразил Дженсен и неожиданно ловко обхватил его ногами и заставил перекатиться на спину, оказавшись сверху. - Дай, - прошептал он в ответ на удивленно-вопросительный взгляд, и склонился над Джаредом, лаская губами его шею, ямочку между ключицами, прижимаясь губами к плечу, сдвинув вбок воротник футболки.
Джаред чуть отрывисто дышал под ним. Дженсен запустил обе руки под ткань, лаская медленно, с нажимом по напрягающемуся от возбуждения животу, скользнул выше, накрыв пальцами соски.
- Говори, если что-то не нравится, - с легкой усмешкой прошептал Дженс, склоняясь к уху парня, и, не удержавшись, прихватил губами мочку.
- Ты не представляешь, как мне нравится, - отозвался Джаред, вздрагивая каждый раз, когда шершавые от гитарных струн подушечки пальцев проезжались по напрягшимся бугоркам сосков.
Молчать становилось все труднее с каждым властным, смелым прикосновением, и Джаред мысленно поблагодарил Небеса, что набирающая обороты гроза способна заглушить практически все что угодно. Он несколько раз порывался перехватить инициативу: хотелось большего, - но Дженсен отводил его руки и, улыбаясь, качал головой. Оставалось только принимать, ощущать, как каждое прикосновение губ к коже остается обжигающим следом, будто клеймо, которое никогда не исчезнет.
Дженсен запустил руки ему под футболку, задрал ее, и вдруг стало совсем жарко, почти нечем дышать, и одежды показалось слишком много. Джаред потянулся и, поддев пальцами край футболки Дженсена, стянул ее через голову, затем проделал то же со своей. Воздух коснулся разгоряченной кожи, лишь слегка охлаждая, не в силах снять напряжения.
Джаред смотрел, как Дженсен склоняется над ним, целуя шею, прижимаясь своим торсом к торсу Джа - и не мог поверить, пытался отпечатать это в памяти, потому что казалось, сейчас марево развеется, и останутся лишь эти картинки, чтобы раз за разом не давать уснуть.
Было жарко, и Дженсен в перерывах между поцелуями машинально облизывал губы, дурея от вкуса, запаха чужой кожи. Пальцами, ладонями он чувствовал, как перекатываются под кожей мышцы, когда Джаред напрягается под ласками, когда шевелится, пытаясь получить больше.
Он медленно сполз по телу Джареда ниже, очертив языком по груди и животу влажную дорожку, замер над поясом джинсов и посмотрел снизу вверх, натолкнувшись на вожделеющий, темный взгляд.
После вчерашнего он, решившись, покопался в интернете и в теории отлично знал, чего хочет, а вот на практике впервые задумался о том, что, по сути, все равно совершенно не ведает, что делает.
Дженсен вдохнул душный воздух и улегся щекой Джареду на живот, борясь с молнией на джинсах. Тот был возбужден сильно, до дрожи в бедрах, и член оттягивал ткань трусов. Джаред издал глухой, тихий стон, словно бы невольный, когда Дженс накрыл его ладонью. Нос щекотал терпкий, заводящий еще больше запах чужого тела, и Дженсен поднял голову, вдохнув его, ноздри от этого затрепетали, а смотрящий на него неотрывно Джаред слегка покраснел.
Дженсен плашмя погладил Джареда языком прямо сквозь ткань трусов и прикрыл глаза, наслаждаясь ощущением такого горячего под собой.
Джаред смял в пальцах скользкую ткань спальника, судорожно ухватившись за нее, словно это могло помочь сдержаться, не показать, насколько до неприличия хорошо ему было. Слишком хорошо, так, как не бывало с Джен, и как уж точно не должно было быть с этим парнем. Дженсен сквозь ткань с нажимом провел ладонью несколько раз, а затем сел на пятки, заставив Джареда развести бедра, и стянул резинку трусов вниз - лишь на несколько сантиметров. Джаред от неожиданности неосторожно открыл глаза и тут же пожалел об этом: зрелище было слишком пошлым. Дженсен смотрел прямо в глаза, склоняясь к напряженному члену, и только лишь от этого взгляда можно было кончить. Джаред поспешно зажмурился сильно, словно этим движением пытаясь удержать рвущийся наружу оргазм, но остановить хриплый стон все же не осталось сил:
- Дженсен... Боже...
Дженс прикоснулся губами к темно-красной головке, прикрыл глаза и осторожно лизнул языком, словно пытаясь распробовать вкус. Хриплые вздохи Джареда ударяли в голову подобно вину, заставляли продолжать, откинув сомнения. Дженсен задержал дыхание и взял в рот столько, сколько смог, пытаясь не закашляться, не испортить момент. Джаред под ним беспомощно глотнул воздух, и Дженс аккуратно двинулся, то выпуская член и принимаясь облизывать, касаясь лишь губами и языком, то снова позволяя Джареду погрузиться в рот.
Это было самое странное, самое пошлое и восхитительное, что он когда-либо делал, и почему-то он заводился от этого понимания еще больше.
На язык плеснуло соленым параллельно с задыхающимся стоном Джареда, и Дженс со смешанным чувством попытался проглотить, а потом выпрямился, вытирая уголок рта, чувствуя, как краснеют щеки, и боясь посмотреть на Джареда: вдруг сделал что-то не так?
"Слишком... слишком сильно... черт, слишком быстро... как теперь..." - вертелись в голове у Джа спутанные мысли, не находя опоры в потерявшем всякий контроль теле. Он лежал, боясь открыть глаза, все еще судорожно цепляясь за ткань под ним и пытаясь отдышаться. Сердце заходилось в груди, как птица в клетке, совершенно не собираясь возвращаться к норме.
Наконец, Джаред длинно выдохнул, и в это же мгновение сверху на него опустился Дженсен, во весь рост вытянулся, прикоснулся к ладоням, заставляя разжать пальцы. Джа открыл глаза и встретился с блестящим даже в полутьме взглядом, в котором было только что пережитое наслаждение, и одновременно - неуверенность. Губы Дженсена припухли, и Джареда снова прошибло горячей волной от этого зрелища.
- Ты... черт, как это было... - выдохнул Джаред пораженно.
- Как?
- Охренительно...
Дженсен опустил глаза - то ли смущенно, то ли с какой другой эмоцией, не разобрать. Но Джа обхватил его лицо ладонями, заставляя снова посмотреть на него, и запечатал все еще горячие губы глубоким, властным поцелуем, выражая в нем всю благодарность, страсть, на которую был способен. Дженсен тихо застонал в ответ, и Джа перекатился, уложил его на мягкую импровизированную постель, накрыл собой, осыпая лицо поцелуями.
Дженсен прикрыл глаза, невольно улыбаясь и снова облизывая солоноватые губы, обвил Джареда за талию руками, прижимая к себе и неторопливо притираясь бедрами. Слаааадко...
Несмотря на то, что скулы сводило от желания, Джареда он не торопил: хотелось растянуть это время вдвоем подольше, чтобы запомнить каждый вдох, каждое прикосновение, отпечатать в памяти.
Джаред спустился поцелуями по скуле, прикусил мочку уха, поцеловал за ухом нежное место, и Дженс тихо застонал от щекочущего, волнующего чувства в груди.
- Хочу, - прошептал он, - так хочу...
Джа чуть замер над ним, и Дженсен положил ладонь ему на затылок, губами вминаясь в чужой рот, не в силах остановить рвущиеся из груди эмоции.
- Чтобы с тобой, чтобы всегда, чтобы...
Тот странно вздохнул и углубил поцелуй, заставляя замолчать. Дженсен зажмурился, чувствуя, как он движения тяжелого тела сверху разбегаются от паха волны тепла.
Джаред не мог оторваться от сладкой глубины рта, снова и снова теряя себя в этом сумасшедшем водовороте. И не было неловкости, словно они оба давно знали друг друга, идеально, казалось, впечатывались в тело партнера, как шестеренки в отлаженном механизме. И двигались вместе, и дышали в одном ритме - рвано, часто, выдыхая имена друг друга, словно мольбы.
Джареду так хотелось запомнить каждое прикосновение, он касался, впивался пальцами в кожу на обнаженных плечах, на талии Дженсена, затем проникал нетерпеливо под ремень джинсов - и снова отступал, растягивая наслаждение. И каждый раз Дженсен шумно выдыхал, подаваясь навстречу, глаза его горели еще ярче, губы приоткрывались в беззвучном стоне. Джаред сполз вниз, отираясь всем телом о грудь Дженсена, оставляя не слишком сильные, но ощутимые укусы, дрожащими пальцами расстегнул пуговицу на джинсах и, сжав в зубах одну сторону молнии, расстегнул ее, любуясь тем, как темнеет взгляд Дженсена от этого зрелища.
Где он набрался таких вещей, Джаред и сам не смог бы ответить. Дженсен пробуждал в нем доселе неведомые инстинкты, толкал на сумасшедшие поступки, и ему хотелось подчиняться.
Дженсен положил ладонь Джареду на макушку, чувствуя, как опаляет кожу дыхание сквозь тонкую ткань белья. Это было уже знакомое ощущение и такое невозможно сильное, бьющее по нервам своей сладостью. "Джаред, Джаред, Джаред", - как заклинание зашептал Дженс и тихо вздохнул, когда жаждущей плоти коснулись чужие губы.
Дженсен был уже совсем на грани, еще немного - и сорвется в глубину наслаждения, и он сомкнул пальцы, ощущая меж ними гладкость джаредовых волос.
Но тот ухитрялся мучить его, долго, словно у него было все время мира: касался невесомо, отчего будто током прошивало, а потом вел поцелуями по бедрам, словно рисовал свои ему одному ведомые символы-печати.
Он не хотел, чтобы это заканчивалось. Каждый раз, чувствуя, что вот уже почти - отступал, давал выдохнуть, и в это время пытался сдержать собственное возбуждение, заново набиравшее обороты. Дженсен был таким невыносимо желанным, запретно-желанным, и неясно было, что ждет впереди, так что нужно было получить все возможные ощущения - сейчас.
Крупные капли все не прекращающегося ливня, стуча по тенту, почти заглушали стоны, вплетались в них шелестящим звуком, который словно гипнотизировал, снимал запреты. Джаред почувствовал, что сил нет больше сдерживаться, и поднялся на руках, словил губами разочарованный стон Дженсена. Затем опустил руку между их телами, проведя по члену и вниз, между бедер - было до жути страшно, но возбуждение диктовало свои правила и прибавляло уверенности. Дженсен тут же рефлекторно отстранился, и Джаред еле заставил себя не отдернуть руку, осторожно, не настаивая, ласкал нежную кожу, вглядываясь в лицо Дженсена, пытаясь понять реакцию.
Чего Джаред хочет, Дженсен понял не сразу, а когда до него, наконец, дошло, стало страшно и ужасно стыдно. Было бы ложью сказать, что он этого не хотел: хотел, мечтал втайне, но почему-то оказавшись с Джаредом лицом к лицу, Дженсен больше не мог представить, что Джаред его...
Тот смотрел так внимательно, судя по выражению лица, смущаясь немногим меньше, и было ясно, что стоит Дженсену попросить - он прекратит. И Дженсен был почти готов отступить, но потом вдруг прислушался к своим ощущениям и осознал, что в таком случае никогда себе этого не простит. Было... странно, но хорошо. Мышцы потихоньку расслаблялись под нежными прикосновениями, и иррационально захотелось больше, глубже, ближе...
Дженсен раскрыл зажмуренные до этого глаза и улыбнулся уголком губ, отчаянно заливаясь краской.
Джаред не спешил - не столько потому, что у них было время, сколько просто боясь всего - от своего незнания до очень возможного сожаления со стороны Дженсена после. Джа целовал его приоткрытые губы, прикасался легонько к скулам, со всей нежностью, которую испытывал к этому парню, и постепенно Дженсен расслабился, открылся, насколько позволяли не стянутые джинсы. Тогда Джаред прервал свои действия и стащил с Дженсена остатки одежды, любуясь каждым сантиметром обнажающейся кожи. К этому было непросто привыкнуть - красота, совсем другая, чем обычная девичья, в ней таилась сила, и тут не совсем понятно было, кто главный. И это даже добавляло интереса.
Джаред посмотрел на лицо Дженсена - глаза у того снова были закрыты, он закусил губу, и Джа неосознанно повторил этот жест, поглаживая партнера по бедрам легкими прикосновениями, перебираясь ими на внутреннюю часть и дальше вниз, вновь лаская сжатый вход. Секунды шли, и Джа все больше нервничал. Наконец, Дженсен открыл глаза и ворчливо поторопил:
- Давай уже, ну!
И от этой его отчаянной решительности возбуждение с новой силой захлестнуло Джа, смывая напрочь неуверенность. Он сел на пятки между разведенных бедер Дженсена и, одной рукой продолжая поглаживать, другой потянулся, открыл внутренний карман рюкзака и достал маленький тюбик. Дженсен округлил глаза и разве что не присвистнул, и Джаред смутился:
- Это... нужно... ты понимаешь...
- Понимаю, - передразнил Дженсен, - ты предполагал, что я могу?..
- Или я, - густо покраснев, выдохнул Джаред, и Дженсен нервно прыснул.
- А, ну, это примиряет с реальностью, - фыркнул он и замолк, втянул носом воздух, когда Джаред коснулся входа прохладными от смазки пальцами.
Благодаря шутливой перепалке испарилась окончательно неловкость, и Дженсен лишь тихо вздохнул, когда Джаред осторожно протиснул в него палец.
- Странное ощущение, - поделился он. - Давай глубже, а то ничего... ох.
Джаред задел внутри какое-то место, от которого все слова у Дженсена мгновенно закончились, оставляя вместо себя лишь тихие стоны. От каждого прикосновения там по телу мгновенно импульсами расходилось странное, чуть болезненное удовольствие.
Видя, как под его пальцами Дженсен теряет желание шутить или спорить, Джаред сам задохнулся от великолепия картины и аккуратно, но настойчиво продолжил ласкать чувствительное место. Внутри было потрясающе тесно, и Джаред не мог представить, как... Боже... лучше не думать.
Он склонился к губам Дженсена, - тот был податлив, просто позволял целовать и кусать их, - и в этот момент ввел еще один палец. Дженсен тихо охнул, замер на пару секунд, и Джа выдохнул ему в ухо, внезапно осмелев от возбуждения:
- Тихо, мой хороший... Мы не будем спешить... если ты сам не попросишь...
Казалось, Дженсен хотел было возмутиться в ответ на такое обращение, но Джаред продолжил ритмично ласкать все ту же точку, ощущаемую под пальцами мягким бугорком, и Дженсен прикусил губу, решив, видимо, отомстить отсутствием реакции. Джаред усмехнулся и прикусил мочку его уха, затем облизал ее, спустился языком к шее, вылизывая ямку над ключицей, трахая Дженсена пальцами, резко добавив третий.
В ответ на это Дженсен выдохнул и все-таки застонал, жмуря глаза, и задрал подбородок, упираясь затылком в материю спального мешка.
Если так хорошо было от пальцев, что же будет, когда Джаред войдет в него членом - а Дженсен уже не сомневался, что это случится, и, более того, хотел этого...
- Трахни меня, - запинаясь и растягивая гласные, попросил он, растеряв всю свою язвительность. - Давай, хочу...
Джаред продолжал ласкать его какое-то время, теперь уже медленнее, тягуче, а потом убрал руку, и Дженсен осмелился взглянуть в его смущенное и возбужденное лицо сквозь ресницы. Отсутствие ласки ощущалось неприятной пустотой, Дженсен приподнялся на локтях, разглядывая, как Джаред стягивает с себя джинсы вместе с трусами, обнажая полностью возбужденный член.
- А ты красавчик, - прикусил губу Дженсен и склонил набок голову, оценивающе разглядывая нависшего над ним парня. Джаред легко поцеловал его в губы, и в поцелуе отпечаталась нежная улыбка.
Пожалуй, не будь напряжение на высшей точке, Джаред непременно бы смутился от этого взгляда. Но было уже плевать, каждое слово или движение только еще больше заводили, и Джаред, облизывая поминутно пересыхавшие губы, устроился между бедер Дженсена. Склонился, поцеловал линию ребра и ниже, в живот, затем, приподнимая бедра партнера, по внутренней стороне до колена. На секунду отпустив и улыбаясь Дженсену, Джаред закусил губу и выдавил на пальцы смазку, часть растерев по коже члена, часть - вокруг расслабленного входа. Дженсен было потянулся к Джа, но тот покачал головой, завел руки парня за его голову, вверх, а потом, что-то сообразив, нащупал горку одежды и подложил ее под бедра Дженсену. Тот, казалось, полностью расслабился и отдался на волю Джа, и сказать, что сама эта мысль безумно заводила - значило не сказать ничего.
- Ты хочешь этого, да? Скажи, - хрипло выдохнул Джаред, проводя пальцами одной руки по лицу Дженсена, по губам.
- Черт, да, хочу, сказал же, - почти зло ответил Дженсен и слегка прикусил палец.
Обхватив свободной рукой его бедра, Джаред вдавил член в отверстие входа, которое все равно казалось слишком маленьким... тесным... жарким... И задохнулся воздухом от окатившей горячей волны...
Дженсен, впрочем, тоже задержал вдох, но не от ожидаемого наслаждения, а от боли. Будто Джаред и не растягивал его только что, таким огромным он казался.
- П-подожди, - выдохнул Дженсен, и Джаред замер, взгляд его заметался по веснушчатому лицу. Дженсен попытался расслабиться, вздохнул и, когда боль отступила, кивнул.
Ему казалось, что Джаред никогда не поместится в нем полностью, поэтому, когда тот снова замер, Дженсен хотел было просить продолжать, а потом понял, что все, просто ему дают привыкнуть...
Ладони Джареда, сжимавшие колени, чуть подрагивали от напряжения, и Дженсен тихо выдохнул:
- Давай.
Джаред чуть поменял угол проникновения и теперь при каждом движении задевал внутри ту волшебную точку, от прикосновения к которой Дженсену хотелось орать от наслаждения.
Было невозможно тесно, влажно, чувственно... Джаред забывал дышать, и тогда кружилась голова, и двигался миллиметрами, потому что и так ощущений было сразу слишком много. Приноровившись, получив от Дженсена правильную реакцию, - глаза прикрыты, ресницы подрагивают, а с губ то и дело срываются глухие стоны в такт движениям, - Джаред понял, что дальше сдерживаться нет смысла, да и сил. Обхватив правое бедро Дженсена и прижав его к груди, Джаред пальцами другой руки сжал его член, двигая в такт усиливающимся толчкам, все ускоряясь. Перед глазами все поплыло, и невозможно было различить, где был он, а где начинался Дженсен. Наслаждение подступало опаляющими неизбежными волнами, срывало дыхание, кружило голову...
Мощнейший раскат грома, казалось, разорвал небо над ними в тот момент, когда обоих накрыло с головой, и спрятал в своем грохоте громкие стоны, вырвавшиеся несознательно...
Чувства возвращались постепенно. В кончиках пальцев покалывало, словно разряды тока проходили по телу. Джаред сделал глубокий вдох, приходя в себя, немного отодвинулся и без сил рухнул рядом с Дженсеном.
Тот лениво повернул голову к нему и посмотрел из-под ресниц. Было хорошо от того, как окутывала тело сонная, приятная нега.
- Будильник заведи, - сорванно прошептал Дженсен: голос его не слушался. - А то Морган ворвется утром и застанет тут сцену...
Джаред слабо усмехнулся. Дженс подвинулся к нему поближе, положил голову на грудь.
- Теперь я тебя не отпущу, ты понимаешь? - очень серьезно сказал он.
Грудь Джареда вздымалась тяжело и мерно, и Дженсен слушал ровный стук сердца.
Джа потянулся, поцеловал Дженсена в макушку. Его волосы были влажными и щекотали нос. Говорить не хотелось, но последняя фраза явно не была брошена случайно, в порыве эмоций.
- Это будет непросто, - тихо ответил Джаред, имея в виду сразу все: общественное мнение, Джен, родителей… да и кто сказал, что они двое вообще сойдутся характерами, как говорится? Джаред тут же выругал себя за присущий ему временами горький скептицизм - в конце концов, сейчас точно был не лучший момент для него. Обняв Дженсена крепче, Джа помолчал минуту, а затем заметил:
- Нам лучше одеться и залезть в спальники, а то в следующий раз нечем будет творить разврат.
Дженсен кивнул, отстранился от Джареда с видимой неохотой и принялся одеваться. Найдя в ворохе тряпья, которым стала одежда, футболку Джареда, он бросил ее ему. Тот поймал с ловкостью спортсмена, и Дженсен подмигнул ему.
- Ты очень плохо знаешь меня, согласись, - сказал он и натянул свою футболку. - Кто сказал, что я не добьюсь любой ценой того, чего хочу?
В спальнике было уютно, Дженсен свернул куртку и подложил ее под голову, сквозь ресницы любуясь Джаредом.
Усталость и расслабленность во всем теле давали о себе знать, и Джаред пробормотал уже сквозь сон:
- Ты уверен, что именно этого хочешь?..
Ответ, если он и был, разобрать уже не удалось.
***
Утро началось с бесцеремонного похлопывания чьей-то руки по тенту палатки и резкого окрика "Подьем!". Недовольно наморщив нос, Джаред перевернулся на бок, намереваясь еще поспать, на секунду открыл глаза и тут же передумал отключаться.
Дженсен спал рядом, по-видимому, не слишком потревоженный побудкой, волосы его были взъерошены, спальник в ногах перекручен. Джаред улыбнулся, потянулся - и тут же заметил непривычные ощущения во всем теле: расслабленность и вместе с тем тянущую боль в мышцах. Что должен был чувствовать Дженсен... Джа повернул голову и встретился с сонным взглядом парня.
- Доброе утро, - сказал участливо. - Как спалось?
Дженсен приоткрыл глаза, издал возмущенное почти кошачье шипение и отвернулся. Он ненавидел просыпаться по утрам, а уж когда его кто-то будил, это превращалось в настоящую пытку.
Джаред коснулся ладонью его плеча, и Дженсу все-таки пришлось повернуться.
- Блять, утро, - глубокомысленно изрек он и страдальчески нахмурился.
Джаред тихонько усмехнулся, и Дженсен со вздохом сел и тут же зашипел снова - от ноющей боли в самом неожиданном месте.
- Сукаааа, ну ты и огромный же! - заныл он, пересаживаясь на колени - так было не больно.
Джаред виновато покосился на его попытки справиться со спальником и поправить одежду, не причиняя себе боли, и, вздохнув, выбрался из теплого кокона. Сказать вроде как было нечего, было странно и непонятно, как теперь изменятся их отношения. Дженсен, хоть и выглядел хмурым, вряд ли всерьез злился, и Джа надеялся, что он не жалеет... потому что не было неправильным то, что они сделали. Необъяснимо - но так чувствовалось.
Кое-как приведя себя в порядок, Джаред вылез из палатки, тут же передернувшись от ощущения мокрой холодной травы под руками. Было раннее утро, все вокруг затянул густой туман, и даже костер, на котором готовился завтрак, был виден смутно.
- Я зверски голоден, - сообщил Джа вылезшему вслед за ним Дженсену и кивнул в сторону костра, приглашая.
Дженсен прошел к костру, зябко пряча руки в рукавах футболки. Вокруг на бревнах уже сидели те из одноклассников, кто успел проснуться, Моргана видно не было. Ребята все были как один сонные и недовольные, переговаривались тихо и жевали наскоро приготовленные бутерброды. Дженсен опустился на бревно рядом с Джейком, стараясь не выдать ничем своеобразные ощущения. Джаред приземлился рядом.
Больше всего Дженсену хотелось сейчас взять его в охапку и еще несколько часов проваляться с ним в спальном мешке в обнимку, покрывая его лицо поцелуями в благодарность за вчерашнее. Даже боль не отнимала у случившегося его прелести. Но возможным это не представлялось, что снижало Дженсену настроение еще пунктов на пять по десятибалльной шкале. Выходило примерно минус три.
Минут десять царило сонное молчание, нарушаемое лишь потрескиванием бревен в костре да редкими плохо сдерживаемыми зевками. Вдруг из близлежащих зарослей вынырнул до неприличия бодрый Морган и подскочил к ученикам, сияя улыбкой.
- Так, бойцы, доедаем - и я жду вас собранными через пятнадцать минут вон там, у тропинки, - безапелляционно заявил он и исчез в направлении своей палатки. Джаред проводил его несчастными глазами, когда Дженсен толкнул его в плечо, указывая взглядом в кущу все тех же кустов, из которых незаметно выбиралась мисс Памела Барнс, школьная медсестра, которая тоже сопровождала учеников в походе. Переглянувшись, парни криво улыбнулись друг другу и прыснули, когда мисс Барнс окинула их недовольным взглядом, наверное, не желая быть замеченной.
По возможности быстро собрав рюкзак, - приходилось все время подгонять Дженсена, и Джа еле сдерживался, чтобы с этой целью не прикасаться к нему слишком часто, - парни присоединились к остальной группе.
Шли без малого пять часов, было нелегко, но Джаред любил эту усталость, поглядывал по сторонам, наслаждаясь редким выездом на природу. Впереди их ждала ночевка на берегу большого озера, а в таких местах было вдвойне приятно останавливаться: тихий плеск воды успокаивал, да и в жаркую погоду купание было сущим раем.
Туман потихоньку рассеивался, и лес радовал взгляд буйством оттенков зеленого. Дженсен шел следом за Джаредом, вертя головой и от восхищения природой забыв об усталости. Где-то поблизости журчал ручей: группа утомилась, поэтому говорили мало, позволяя расслышать самые тихие лесные звуки.
Кто-то обогнул Дженсена слева, и тот успел лишь удивленно моргнуть, как оказался нос к носу с объективом фотоаппарата. Его держала в руках светловолосая девушка с короткой стрижкой.
- Не вышло фото, - раздосадовано протянула она, и Дженсен фыркнул.
- Я разве просил меня фотографировать?
- Я все равно вчера весь вечер занималась тем, что всех фотографировала, - возразила девушка, с трудом сровняв свои шаги с его. - А ты тут вообще идеально смотришься. Мы с тобой ведь так и не познакомились, я фотографирую для школьной газеты, раньше училась с Джаредом в одном классе. Ники.
Она протянула руку, и Дженс вежливо ее пожал.
- Дженсен.
- А теперь можно я все же сфотографирую тебя?
Джаред впереди притормозил, повернулся, и Дженсен демонстративно закрыл глаза ладонью - такая широченная у него была улыбка с нежной насмешкой, притаившейся в уголках губ.
- Только вместе вот с ним, - заявил Дженсен, ткнув в Джареда пальцем, и показал ему язык. - Не одному же мне отдуваться?
- Пфф, я тебе фото испорчу, - засмеялся Джаред и взъерошил волосы Дженса. Отступил, критично осмотрев результат: - Пожалуй, так ты даже смахиваешь на какую-то звезду. Звездочку. Не слишком популярную, конечно.
С наигранным возмущением Дженсен набросился на Джареда, словив его шею в захват, и полностью растрепал ему волосы. С хохотом вырвавшись, Джаред в свою очередь обхватил Дженсена, прижимая его руки к бокам, не давая возможности двинуться. Дженс смеялся, весь светился изнутри, был настолько солнечным в этот момент, что Джаред невольно залюбовался, и как раз в этот момент раздался характерный щелчок зеркалки. Парни резко опомнились и отпрянули друг от друга, повернувшись к Ники. Девушка смотрела в ответ восхищенным взглядом, переводя его посекундно на экран камеры:
- Потрясный кадр...
Дженсен перемахнул через лежащий прямо на тропе валун и взглянул на изображение в окошке камеры из-за плеча Ники.
- Я думаю, это не подойдет для школьной газеты, - произнес он, уставившись на фото. Джаред на картинке смотрел на него так, будто вот-вот поцелует, щурил красивые ореховые глаза, и на него нельзя было насмотреться, и сам Дженс... Он прекрасно отдавал себе отчет в том, как он выглядит. Но понятия не имел, каким удивительным делает его лицо безумная, безнадежная влюбленность в Джареда.
- Наверное, нет, - согласилась Ники, - я лучше просто скину это вам, ребята.
- Падалеки, Эклз, Эйкокс, чего вы там застряли! - крикнул откуда-то уже из-за деревьев Мэтт, и Дженсен с удивлением обнаружил, что группа ушла вперед, и различить их можно только по маячащим среди зелени темным рюкзакам. Джаред махнул рукой, и они втроем сорвались с места бегом, чтобы догнать одноклассников.
Озеро оказалось огромным. Кое-где над водой нависали небольшие скалы, а между ними то и дело попадались уютные бухты с серповидными пляжами. На один из таких, самый широкий, и вывел группу мистер Морган. Ребята присвистнули, оценивая возможности для веселья, тем более, что время было как раз обеденное, и жара достигла пика.
Быстро разложив палатки на соседней поляне, в тени деревьев, все занялись едой, а затем - потянулись к воде, смыть усталость двух дней.
Джаред нашел Дженсена недалеко от лагеря, на уютной полянке, живописно украшенной валунами, покрытыми мхом.
- Ищешь замену трибунам? - усмехнулся он, усаживаясь рядом прямо на мягкий ковер травы.
- Ага, - кивнул Дженс, прикрывая глаза от солнца тыльной стороной ладони и любуясь Джаредом. - Иди сюда, - выдохнул он, притеревшись спиной к одному из валунов, разводя ноги в стороны, и похлопал по колену.
Сюда запросто мог кто-нибудь забрести, в конце-концов, были парочки, жаждущие уединиться, включая, причем, самого Моргана и медсестру, но пышущий жаром Джаред без футболки, с влажной от пота кожей, краснеющей от солнца на плечах, заставлял забыть обо всем.
Джаред смотрел сверху вниз, сощурившись чуть насмешливо, но все же предложение принял, устроился меж расставленных коленей, сполз чуть ниже, лопатками прижавшись Дженсу к животу. Тот пригладил ладонью встрепавшиеся каштановые волосы, а потом зарылся в них пальцами, массируя мимоходом кожу головы.
- Ты весь горячий, - шепотом поведал Дженсен куда-то ему в макушку, - обалденный... только о тебе весь день и думал...
От одного этого шепота возбуждение, смешанное с невероятной нежностью, пробирало до кончиков пальцев. Словив запястье Дженсена, Джа поднес его к губам и поцеловал ладонь, прикрыв глаза. Было так хорошо и спокойно, и почти можно было поверить, что остального мира не существовало. Ничего, что могло бы им помешать: ни друзей, ни родителей, ни общественного мнения.
- Как мы... как мы теперь?.. - решился задать Джаред вопрос, который, неозвученный, маячил на грани сознания с прошлой ночи. Теперь уже ходу назад не было, не получится забыть или отмахнуться от образа Дженсена, жарко дышащего под ним, от вкуса его кожи, от этого взгляда и слов. Вся прошлая жизнь теперь, казалось, была окутана маревом, а будущее и вовсе было пугающе неоднозначным.
Дженс прикрыл глаза, уткнулся носом в теплую макушку.
- Я не знаю, - честно ответил он, - но мне кажется, что теперь, когда ты есть у меня... я обязан тебя не продолбать, понимаешь? Я не шутил, я буду держаться за тебя до последнего, потому что... я так долго тебя хотел.
Дженсен знал: Джаред понял, что он хотел сказать.
И только высказав это вслух, Дженсен подумал, как огромна гидра, с которой придется побороться ему - и, как он надеялся, Джареду вместе с ним. Представил, как будут смотреть в школе, вообразил взгляд матери и то, как она схватится за сердце, если узнает. Ясно нарисовал в воображении гнев отца.
Дженсен теснее прижал к себе Джареда и влажно выдохнул ему в шею в ответ на свои мысли:
- К черту всех...
"Ты - единственное, что имеет значение", - хотел добавить он, но почему-то смутился.
Джаред вывернулся в его руках, встал на четвереньки, потянулся за поцелуем. Дженсен взял его лицо в ладони и целовал долго-долго, ласкал губы губами, пока не раздался совсем близко хруст сломанной под ногой ветки. Джаред отпрянул, оглядевшись по сторонам - метрах в десяти дрожал куст, словно его только что задели.
- Блять, - основательно подытожил Дженсен, и Джаред не мог с ним не согласиться.
Прятаться не имело смысла, а значит, стоило сейчас же идти в лагерь, чтобы хотя бы попробовать выяснить, кто это был.
- Кажется, веселье начинается прямо сейчас, - мрачно бросил Джаред, когда они вышли на поляну, уставленную палатками. Здесь осталось всего пара человек, большинство веселились у озера, и каждый занимался своим делом, не обращая на парней внимания.
- Это была я, - раздался за спиной голос, и ребята синхронно повернулись. Ники виновато смотрела снизу вверх из-под светлой челки. На шее у нее болталась камера. - Я не хотела, простите меня. И это... не бойтесь, я - могила.
Джаред бросил взгляд на Дженсена - тот смотрел все еще недоверчиво, затем медленно кивнул, и крайне смущенная девушка умчалась в сторону пляжа.
- Что ж, на этот раз, вроде бы, пронесло. Будет нам урок, - попытался улыбнуться Джа.
- Ага, пронесло. Дэни знает, Мюррей знает, теперь вот она еще. Нам скоро некого будет бояться, - криво усмехнулся Дженсен.
Джа расстроено скривился, а затем похлопал Дженса по плечу.
- Ладно, чего уж убиваться-то. Идем к озеру.
- Я - курить, - отрезал Дженсен, мимоходом коснувшись пальцами предплечья Джареда. - Потом приду к тебе. Хорошо?
Джаред кивнул, и Дженсен, сунув руки в карманы джинсов, направился обратно к валунам. По пути его догнал Мэтт, оглядывающийся в поисках Моргана.
- Знаю я, что ты куришь, - отмахнулся он на попытку Дженсена изобразить святую невинность, - я тоже, только под трибуны не хожу. Да-да, и это знаю.
Так, окончательно лишившись возможности поразмыслить в одиночестве, Дженсен оказался вынужден обсудить с Мэттом все выдающиеся части тела Дэннил, а потом, порядком раздраженный, вернулся на берег и принялся стягивать с себя футболку рядом с большим бревном, где все купающиеся оставляли одежду.
Джаред вышел на берег, отряхнул с волос воду, как мог, и, убрав их пальцами назад, подошел к Дженсену. Тот выглядел хмурым, и это даже отвлекало от желания немедленно утащить его в воду.
- Ты чего? Сигареты размокли? - улыбнулся Джа. Дженсен в ответ неопределенно мотнул головой, показывая, что это мелочи, и Джа потянулся за полотенцем. Как раз в этот момент раздался сигнал сообщения. Джаред вытащил телефон из кармана штанов и открыл входящую картинку.
- Вы только посмотрите... - пробормотал он, как только прошло первое удивление, и повернул мобильный экраном к Дженсену. - Похоже, наши с тобой лучшие друзья прекрасно проводят время в компании девушек из группы поддержки. В частности, моей девушки. Чед, ну ты и сволочь... - Джа покачал головой разочарованно.
Дженс задумчиво приподнял бровь, комкая в пальцах футболку. Не то чтобы он вообще забывал о существовании Женевьев, но она как-то отошла на второй план, а теперь, когда Джаред сам о ней сказал, это отдалось болезненным толчком куда-то в солнечное сплетение.
- Я бы не стал на него за это обижаться, учитывая, что ты в это время тусуешься с парнем, который нравится ему, - невольно обиженно изогнув губы, Дженсен кивнул на размытую фигуру Чеда на фотке, а потом потянулся к молнии на джинсах. - Хотя, по правде, я пока не знаю, что об этом всем и думать. Собирался отложить размышления до возвращения, но...
Джинсы сползли на песок, и Дженсен подхватил их, машинально складывая.
Джа тут же отвлекся от созерцания фото и окинул Дженсена вполне читаемым взглядом, на что тот ответил взглядом возмущенным, кивая на резвящихся неподалеку одноклассников.
По правде, сообщение Чеда задело Джа слишком уж мало. Досадно было, что лучший друг опускается до таких методов, но не более. Если задуматься, можно было бы обнаружить, что стало вдруг совершенно плевать, как именно проводит время Джен…
Но задумываться не было желания, когда рядом находился Дженсен, загорелый и теплый, мягкий, даже когда хотел казаться колючим и неприязненным. Схватив его за запястье и бросив уже на ходу телефон на кипу одежды, Джа понесся к кромке воды.
Они вбежали в озеро, создавая миллионы брызг, под визг плавающих рядом девчонок, и Джа улучил момент, подплыл совсем близко и под водой обнял Дженсена, всего на секунду и тут же отстранился, лаская взглядом капельки на его лице.
Дженсен, задыхаясь от неожиданности, быстрого бега и внезапно охватившего восторга, провел раскрытыми ладонями по щекам, стирая влагу, и рассмеялся, послав Джареду совершенно однозначный взгляд из-под ресниц.
- Ты невозможный, - сказал он, и не совсем понятно было даже ему самому, упрек это или восхищение. Джаред по-собачьи тряхнул головой, взметнув брызги с волос, и потемневшие от воды прядки прилипли к его лбу замысловатыми линиями.
- Идите сюда! - крикнула кто-то из девчонок, и Дженсен обернулся, окинул их сощуренным, смешливым взглядом, а потом скрылся под водой и вынырнул прямо рядом с Ники, схватив ее за пояс и закружив в воде. Та визжала и смеялась, и Дженсен прочел в ее улыбке что-то вроде благодарности за то, что не разозлились - ни он, ни Джаред.
Джаред, отсмеявшись, просто наслаждался картиной. Дженсен был так открыт и легок, совсем не похож на себя обычного, и оттого еще больше хотелось схватить его в охапку и утащить подальше от чужих глаз.
Все, изрядно вымотанные переходом и купанием, выбрались к ужину, только когда солнце почти уже зашло. Джаред сидел рядом с Дженсеном на бревне, обсуждая позабытый было проект по литературе, когда кто-то вспомнил, что у компании есть гитарист. Дженсен недовольно нахмурился, и Джа, наклонившись и понизив голос, пообещал: «Пару песен, и я уведу тебя и буду целовать твои уставшие пальцы...»
Сердце сладко защемило от этих слов, и Дженсен, будто во сне, кивнул и потянулся за гитарой. На него уставились многочисленные блестящие в свете костра глаза, но пел Дженсен только для Джареда и почему-то не сомневался, что он тоже это знает. Он кожей чувствовал, как ласкает запястья его благодарный взгляд, и это придавало вдохновения.
Когда отзвучали последние аккорды первой песни, началась вторая. Она была незамысловатая, и Дженсен страшно смущался ее петь - просто потому что он сам ее написал. И она-то на самом деле посвящалась Джареду. В песне не было ничего такого особенного, простые слова о неразделенной привязанности, никакой конкретики, и Дженсен совершенно не собирался раскрывать свое авторство. Но все равно было страшно и волнительно.
А Джаред слушал и все больше хмурил лоб, пытаясь узнать песню. Он был меломаном, а уж большинство композиций, для которых можно было найти аккорды, он точно знал. Эта же мелодия была незнакома, но слова... Они настолько гармонировали с образом Дженсена - манера выражаться, да и то, как он пел, все это заронило подозрения в душе Джареда. Дождавшись, пока после дополнительных двух песен "публика" отпустит своего певца, Джаред поднялся и, схватив Дженсена за рукав, потащил его в направлении той самой укромной полянки. Оглянувшись и убедившись, что за ними никто не идет, Джа толкнул парня спиной к высокому валуну и оперся руками на прохладный камень, закрывая пути к отходу.
- Знаешь, что я думаю? - спросил он, разглядывая губы Дженсена, и продолжил, не дожидаясь ответа. - Я думаю, ты полон сюрпризов. И я намерен их все узнать...
- Ты можешь начать прямо сейчас, - предложил Дженсен, проследив направление взгляда темных в сумерках позднего вечера глаз, и обнял Джа руками за шею. - По крайней мере - попробуй, - задевая дыханием губы напротив, добавил Дженсен. - Не обещаю, правда, что получится.
Джаред хмыкнул и наклонился вперед, прижимая его спиной к мшистой холодной поверхности старого камня, накрыл ртом ждущие губы. Дженсен зарылся пальцами во все еще влажные после купания волосы, прижал голову Джареда еще ближе: так, что они столкнулись зубами, - и не выдержал, засмеялся.
- Прости, - ухмыльнулся Дженс, - я ничего тебе не выбил? Теперь ты передумаешь целовать мне пальцы, я прав?..
- Напротив, на них нет зубов, - коварно ухмыльнулся Джа и поднес к губам ладонь Дженсена, покрыв легкими поцелуями каждый сгиб, каждый сантиметр шероховатой кожи. Дженсен наблюдал за ним широко распахнутыми глазами, не делая попыток отстраниться, а Джа постепенно стало не хватать этой ласки. Он перенес поцелуи на шею парня, а его руку положил себе на талию. Затем, чуть отстранившись, посмотрел в прикрытые дрожащими ресницами глаза:
- Я сообразил, что так и не искупался ночью в этом году.
- Тогда чего же мы ждем? - нежно прошептал Дженсен, а затем, не открывая глаз, положил вторую ладонь на талию Джареду и повел вверх, собирая футболку складками по бокам, обжигаясь подушечками пальцев о мягкую, гладкую кожу. Джаред коротко вдохнул и перехватил ткань, стянул ее и отложил на соседний камень, невысокий и плоский. Дженсен прикоснулся кончиками пальцев к его ключице, раскрыл глаза и принялся медленно раздеваться сам, не отводя от Джареда темного взгляда.
- До пляжа еще метров пятьдесят, - попытался предупредить Джаред, но когда Дженсен был уверен в чем-то, до него нельзя было достучаться.
- Что ж, ладно, - прошептал Джа и решительно стянул с себя остатки одежды, с вызовом глядя на Дженсена. Тот тоже разделся, и только особо густая в тени деревьев темнота не давала Джареду зависнуть, рассматривая его. Дженсен сделал несколько шагов в сторону пляжа, который был сразу за деревьями, и повернулся, поманив за собой.
- Тоже мне, лесная нимфа, - фыркнул Джаред, пытаясь скрыть крайнюю степень смущения и возбуждения, и прошел мимо, решительно пересек полоску песка и зашел сразу по шею в нагретую полуденным солнцем и не успевшую остыть воду.
Дженсен догнал его бесшумно, подгреб по парной воде за спину, ткнулся носом в шею, туда, где начинали расти каштановые волосы, уже намокшие.
- Речная, - поправил он негромко, - нимфа.
Так было хорошо притираться к чужой спине, мутя воду, сцеловывать ее безвкусные капли с шеи. Из-за разницы в росте потемневшая гладь доставала Дженсену до подбородка, постоянно облизывая мелкими волнами, и тот, недолго думая, взобрался Джареду за спину, отфыркиваясь и совершенно по-детски посмеиваясь.
- Эй, что за наглость! - воскликнул Джа, пытаясь сбросить призрачно легкую в воде ношу, а по факту просто повернулся, усадив Дженсена себе на бедра. Теперь приходилось смотреть на него снизу вверх, и Джаред улыбался, подставляя лицо под падающие с подбородка Дженсена капли, а затем зашипел, когда тот заерзал, устраиваясь удобнее и втираясь в пах. Прохладная вода гасила часть ощущений, но фантазия услужливо дорисовывала картину возможного развития событий.
Дженсен обвил руками шею Джа и скомандовал, смешно задрав нос:
- Неси меня на другую сторону озера!
- Только при условии, что там нас ждет в уединенном гроте большая мягкая кровать и полкило моих любимых конфет, - ухмыльнулся Джаред, а затем столкнул с себя Дженсена, который от неожиданности на пару секунд ушел с головой под воду.
Вынырнул он, вертя головой и отплевываясь, и тут же окатил Джареда всплеском воды, а сам от греха подальше с максимально возможной скоростью поплыл прочь, туда, куда ему и хотелось затащить Джареда: на другую сторону озера.
Над головой стремительно темнело, и Дженсен мысленно пожелал, чтобы никто сейчас не разглядывал водную гладь, потому что получать от Моргана за самовольную отлучку тоже не очень хотелось.
Когда берег оказался совсем близко, Дженсен расслабился и развернулся, позволяя воде покачивать себя и глядя, как плывет следом Джаред.
- Извини, кровать в услугах не значилась, - с притворным раскаянием сказал он, когда Джаред оказался достаточно близко, чтобы услышать. - И конфеты тоже. Можешь облизать меня, бытует мнение, что я тоже сладкий.
Джаред выразительно посмотрел на его мокрые от воды губы и медленно кивнул:
- Я так и сделаю, будь уверен.
Их взгляды встретились, и в них было больше ласки, страсти, чем они когда-либо могли друг другу дать прикосновениями. Мелькнула мысль, что все это нереально, что так просто не бывает - по крайней мере, не с Джаредом: в считанные дни потерять голову от человека, который так и оставался загадкой. Им даже не приходило в голову поговорить, узнать друг о друге какие-то вроде бы необходимые факты, словно общались они на другом уровне, и все материальные вещи и прошлое не имели значения.
Тем более, что в этом прошлом осталась целая куча неразрешенных вопросов.
Тряхнув мокрыми волосами, Джаред вышел из воды. Они оказались в небольшом гроте, укрытом со всех сторон, кроме непосредственно озерной глади. Под ногами стелился теплый и чуть влажный ковер мха, на который Джаред с наслаждением уселся, глядя на подошедшего Дженсена снизу вверх.
- Холодно, - сказал тот с хитринкой в сощуренных глазах и сел рядом, прижался бедром к бедру, обвил руками, словно и правда пытался согреться. Джаред прижал его к себе поближе, и Дженс ткнулся влажными губами ему за ухо и припечатал свистящим шепотом: - Мой.
Тело ныло предвкушением сладости, но больше хотелось растянуть эти секунды рядом, пока никто и ничто не может им помешать. Джаред был весь горячий и казался таким надежным, что даже у довольно сильного Дженсена вызывал желание попросить защиты. И неважно - от чего.
Он переместился губами ниже, коснулся шеи - там, где поцеловал впервые в собственном доме - и услышал тихий ответный вздох.
Джаред прикрыл глаза, положив ладонь на затылок Дженсена и подставляя шею для поцелуев. Это было все еще так непривычно, остро и будто бы немного нереально. Это шло вразрез со всем, что они оба знали о себе, но стоило прикоснуться - и не могло возникнуть сомнений, насколько это правильно.
- Нам нельзя задерживаться, будут искать, - прошептал Джа, и шепот получился хриплым, все более неуверенным по мере того, как губы Дженсена почти невесомыми касаниями чертили линию ключиц. Сопротивление не имело смысла больше, и с тихим беспомощным стоном Джаред откинулся назад, спиной на мягкую перину мха, утаскивая с собой Дженсена, заставив его лечь сверху.
Дженсен устроился, опираясь локтями по обе стороны от головы Джареда, наклонился, целуя легко в переносицу.
- Пусть ищут, - выдохнул он, прикрывая глаза, притираясь телом к телу, влажной кожей к коже.
Его вдруг оглушило пониманием, что после этой ночи они вернутся домой - и кто знает, когда теперь они смогут еще остаться вдвоем надолго?
Легкое предвкушение, весь вечер бродившее по венам, обернулось желанием, отчего встало практически мгновенно. Дженс опустил голову, прижался щекой к щеке Джареда и прикусил мочку его уха, чувствуя ответную твердость в паху.
- Я тут подумал, - пробормотал Джаред, тая под прикосновениями, - что по приезду я должен очень плотно взяться за наш проект. Боюсь, я достану тебя дополнительными занятиями, но ты же понимаешь, учеба есть учеба.
Джаред довольно улыбнулся, почувствовав, как Дженсен буквально заурчал в этот момент, не отрывая губ от кожи, и от этого было щекотно и очень приятно.
- И на чьей территории будем... заниматься? - спросил Дженс, приподнявшись на руках и недвусмысленно лаская взглядом каждую черточку лица Джареда.
- О, это будет зависеть от... чистоты горизонта, - ответил Джа и потянулся за новым поцелуем, а когда Дженсен шутливо отодвинулся, зарычал и одним движением перекатился, уложив парня на зеленую подстилку и нависнув сверху. Окинув взглядом смеющегося Дженса, Джаред почувствовал, что этот момент нужно обязательно запомнить, сохранить в самых надежных уголках сердца, потому что...
- Эй, ты собираешься меня поцеловать, или так и будешь пялиться? - воскликнул Дженсен, и Джа накрыл его собой, прижал к земле, впечатал в себя. И целовал - куда попадали губы. И прикасался - часто, лихорадочно, словно в первый и последний раз.
Дженсен послушно подставлял щеки, губы, шею под поцелуи, беспорядочно гладя Джареда по спине и бокам раскрытыми ладонями, а потом перехватил накрывшую плечо горячую руку и прижался губами к подушечкам пальцев в благоговейном жесте. Темные глаза напротив заблестели, когда Дженс обвел шершавую кожу языком, мазнул кончиком по краю ногтей, а потом просто втянул пальцы в рот, опуская ресницы.
- Знаешь, это заставляет меня хотеть... - начал было Джаред охрипшим голосом, но Дженсен перебил его беспечным "знаю", толкнул легонько в грудь раскрытой ладонью, заставляя подняться на руках, и сполз вниз по мягкому мху. Он ощущал, как взгляд Джареда сверлит ему макушку, но в ответ не смотрел, сосредоточив внимание на его каменно твердом члене: обхватил пальцами, двинул рукой вверх-вниз, словно на пробу.
- Интересный ракурс, - поделился он, и Джаред сверху издал недовольное:
- Иди ты...
- Я почти там, - нежно отозвался Дженс и ухмыльнулся. - Скажи, когда руки устанут.
- А ты скажи, где такого успел... ооохх... - задушено выдохнул Джаред, не закончив сердито-смущенной фразы, когда горячий язык Дженсена опалил тонкую кожу, резко контрастируя со свежим ночным воздухом. - Нахвататься... Черт...
Каждое мельчайшее движения губ и языка на члене ощущалось целым взрывом ощущений: сюда примешивался и общий адреналин от необычного места и ситуации - хотя обычного в том, что они делали, вообще ничего не было. Не прошло и трех минут, как Джа понял, что невозможно больше сдерживаться, он даже не заметил, что прокусил губу до крови, пытаясь отвлечься, не чувствовать так остро.
- Эй, Дженсен... ох... стой, иди сюда.
Дженсен тут же повиновался, снова улегся на прежнее место, сверкая нахальными глазами и облизывая губы. Джа лег сверху, пытаясь хоть немного отдышаться, переключая внимание.
- Что? - спросил Дженсен, ловя пристальный взгляд партнера.
- Думаю, что полшколы не зря хочет тебя. Как же мне так повезло сегодня оказаться здесь?..
Дженс еще раз медленно облизнулся, глядя прямо в шальные глаза напротив.
- Ты в зеркало себя видел? Ты слишком хорош, чтобы задавать подобные вопросы, - выдохнул он, накрывая ладонями плечи Джареда и поглаживая машинально. - И слишком хорош, чтобы я мог сдерживаться дольше... Хочу тебя, так хочу...
Последние слова вышли больше похожими на всхлип, и Дженсен потянулся, слизнул алую солоноватую каплю с тонких, ярких губ Джареда, упиваясь ее медным вкусом, осевшим пряностью на языке.
- Знаешь, у нас ничего нет, - голос Джареда прозвучал слегка виновато, и Дженс вздохнул, закрыл глаза.
- Черт, точно...
И зажмурился, раскрыв губы на выдохе, когда настойчивые пальцы скользнули между бедер, поглаживая нежно, заставляя развести колени в попытке ощутить больше.
Хотелось слишком сильно. Достаточно, чтобы почти заглушить чувство вины. Впрочем, Дженсен мог отказаться, оттолкнуть в любую минуту, потому что основания были достаточно вескими.
Дженсен не оттолкнул. Прикусил губу, словно готовясь к неизбежному, покорно и спокойно развел колени, давая доступ пальцам Джареда. Тот, невольно поражаясь подобной реакции, наклонился и выдохнул в губы, смешивая слова с поцелуями:
- Будет больно...
Дженсен лихорадочно и решительно кивнул, не открывая глаз, и Джа понял, что ему никогда не осознать отчаянности этого парня. Но пытаться смягчить его боль - просто обязанность. Джа спустился вниз по телу Дженсена, ведя мокрую дорожку языком, вобрал в рот полувозбужденный член, а затем, приподняв руками бедра, опустился еще ниже, очерчивая сжатый вход влажной полосой. Дженсен вздрогнул, но не отстранился, и Джаред продолжил ласкать, не спеша, успокаивая, понемногу заставляя расслабиться.
- Тсс, так будет легче, - прошептал он, чуть приподнявшись и облизав пальцы, а затем - по одному - медленно начал вводить их, расширяя проход, ища ту точку, прикосновение к которой в прошлый раз компенсировало боль.
С усилием сжав губы, Дженс кивнул, впился пальцами в мягкий ковер мха, чувствуя, как послушно и упруго поддается его щекотная поверхность давлению. Практически как собственное тело. Интересно, мху так же больно?..
В какой-то момент не удалось сдержать свистящий, болезненный вздох, и Джаред замер там, внизу, даже вздрогнул, и его пальцы наконец нашли то местечко, от которого раньше хотелось вопить от наслаждения.
Впрочем, ощущение сладостной волны по всему телу никуда не делось, только теперь к нему примешивалась тянущая боль, сбиваясь в ядерный коктейль.
- Может, я мазохист, но мне так даже нравится, - сорвано просипел Дженсен, нетерпеливо поведя бедрами, чтобы Джаред коснулся той точки еще. И еще...
Джаред усмехнулся и ответил хрипло:
- Тогда я всегда к твоим услугам, - и резко добавил третий палец, отчего Дженсен тихо вскрикнул, потрясающе чувственно выгнулся, но тут же затих, всего на полминуты, во время которых Джа успел рассмотреть каждую капельку пота на его коже, а затем Дженсен начал сам двигаться, насаживаясь на пальцы, беззвучно прося о большем.
- Черт, я так не могу, - выдохнул Джаред, когда сил просто наблюдать за этим уже не осталось. Он вынул пальцы и устроился между бедер Дженсена. Забросил его ноги себе на плечи и склонился вперед, к губам.
- Мой... - выдохнул, входя в жаркую тесноту, припечатывая, отвечая...
Дженсен впился ему в спину ногтями, оставляя красные полосы, инстинктивно сжался, не давая двигаться слишком быстро. Он чувствовал, как Джаред гладит его лицо успокаивающими прикосновениями, беззвучно прося расслабиться, впустить, и спустя долгие секунды это получилось. Дженсен со вздохом открыл глаза и неловко потянулся за поцелуем, который тут же получил.
Неприятие как-то само переросло в жажду, разгорающуюся внизу живота миниатюрным пожаром. Собственный член оказался зажат между их горячими телами, и при каждом движении Джареда трение приносило дополнительное удовольствие.
- Я не хрустальный, - криво усмехнулся Дженсен, коснувшись ладонью щеки Джа, и тот со стоном отпустил себя, наконец вбиваясь резче.
Чувствуя, как моментально стало легче - не думать, не сдерживаться, Джа двигался, меняя амплитуду, меняя угол, стараясь растянуть наслаждение, отодвинуть неминуемый пик, когда все останется в прошлом. Только Дженсен был слишком сладким, стонал, сначала через сопротивление, а затем с каждым толчком все отчаянней, впивался короткими ногтями в плечи Джареда, и их общее, одно на двоих желание с неистовой скоростью вело к вершине...
***
- Это было громко, - устало усмехнулся Джа спустя десять минут, лежа на мягком зеленом ковре и уставившись в высокий сводчатый потолок грота. - Будь мы в палатке, пришлось бы объясняться.
- Будь мы в палатке, - резонно возразил Дженсен, вытирая лоб тыльной стороной руки, - у нас была бы смазка.
- Только не говори, что тебе не понравилось, - протянул Джаред чуть насмешливо. - Ни за что не поверю.
- Понравилось, - согласился Дженс и посмотрел из-под полуприкрытых век, - особенно та часть, где ты меня... облизывал. И кто еще из нас нахватался?.. Требую повторить.

Вода теперь показалась ужасно холодной, и Дженсен сходу нырнул в остывшую гладь, пытаясь привыкнуть. Тело приятно ныло и, вынырнув, Дженс прижался к Джареду, обвил его руками и ткнулся носом в шею.
- Что-то я теперь не уверен, что доплыву... - прошептал он, нахмурившись.
Рассвет красил кромку неба в желто-розовый цвет, и возвращаться было нужно. Дженсен окинул взглядом силуэты палаток, еще темные вдали, и сильнее прижался к Джареду, не в силах переломить собственную жажду прикосновений.
Уходить ужасно не хотелось. Здесь будто был создан отдельный мир, не имеющий ничего общего с миром реальным, где их ждали трудности и непонимание. Да и сил чисто физических тоже было немного, потому Джа прижал к себе Дженсена, и какое-то время, несколько минут они просто держались на воде, пока первые прямые солнечные лучи не вызолотили их плечи. Тогда Джа со вздохом отстранился, и они размеренно, устало поплыли к берегу.
Они еле успели забраться в палатку и переодеться до того, как проснулись дежурные. По дороге пришлось отыскать свои брошенные, вымокшие в росе вещи, и парни замерзли просто ужасно. Уже в палатке, натянув на себя побольше одежды, они просто прижались друг к другу, лежа на одном спальнике и укрывшись другим, дремля, пока резкий окрик не заставил их проснуться и выйти к компании.
- Ну и видок у вас, вы что там, бухали? - округлил глаза Мэтт, когда Джаред и Дженсен по очереди выбрались из палатки, и все тем же громким обиженным шепотом добавил: - Могли бы и позвать!
- Не могли бы, - отрезал злой Дженсен, пересек поляну и сел по-турецки у самого разгорающегося костра, пышущего ему в лицо жаром. Кто-то из сердобольных девчонок подсунул ему пластиковую тарелку с бутербродом, на что он ответил вялой благодарностью и широко зевнул.
- Если кто-то хочет искупаться напоследок, советую сделать это сейчас, - зычно объявил Морган где-то за спиной, и тут же по правую руку от Дженсена приземлился Джаред.
- Кхм, нет, спасибо, - тихо хмыкнул Джа так, что его услышал только Дженсен. - Я с ног валюсь. Хорошо, что обратно поедем на автобусе.
Дженсен лишь молча кивнул, дожевывая бутерброд. Когда большинство ребят переместилось на пляж в надежде насладиться летней водой напоследок, рядом с Джа прямо на землю плюхнулась Никки. Укоризненно посмотрела на них и пожурила, понизив голос:
- Вы мне должны что-то очень ценное. Я вчера умудрилась убедить всех, что видела вас в двух совершенно разных местах, и что потом вы мирно уснули. Только, кажется, Морган мне не очень поверил.
- Эм... Спасибо, Никки. Не знал, что мы так популярны, что всем интересно наше местонахождение, - удивленно ответил Джаред. Никки фыркнула:
- Ну, да, два самых красивых парня класса никогда не бывают популярными, а то! Ох, балбесы...
Вздохнув, девушка встала и удалилась в направлении пляжа.
- А правда, кому мы уперлись?.. - протянул Дженсен, поглядев вслед Никки и с силой проведя ладонью по глазам.
***
Обратная дорога была короткой, но показалась сущим мучением. Рюкзак неприятно оттягивал плечи, даже несмотря на то, что сильно полегчал за счет съеденных припасов. Только когда впереди показался белый бок автобуса, Дженсен облегченно выдохнул и улыбнулся Джареду.
Рассаживались без обычного гвалта - все устали - и Дженс утащил Джареда на самое дальнее сиденье, устроился там поудобнее и укрылся толстовкой, вполуха слушая обычные наставления Моргана насчет поведения во время движения автобуса.
- Джаред, - вдруг позвал он в ответ на мелькнувшую в голове мысль, - не приходило как-то в голову спросить, но все же - ты интернетом часто пользуешься? Я бы тебе писал. Не всегда люблю трепаться по телефону, знаешь ли...
- Мм... - глубокомысленно отозвался Джа, почти засыпая, а потом все же заставил себя ответить: - Ага. Пиши мне на мыло длинные влюбленные письмаааа....
Не сумев подавить зевок, Джа сполз ниже по сидению, положил голову Дженсена на свое плечо и провалился в сон.
***
- Не выдумывай, милый, я тебя все выходные не видела. Сдался тебе твой проект! Крипке и так тебе автоматом пятерку влепит. А мы сможем... ну не знаю... - Джен поднялась с пуфа перед журнальным столиком, где до этого сидела, подкрашивая ресницы, и переместилась на край кровати, обвила руками шею Джареда. - Я соскучилась...
Джа позволил себя поцеловать, не делая, впрочем, встречных шагов, а потом мягко отстранил девушку от себя.
- Мне казалось, Чед позаботился о том, чтобы ты не скучала.
Вырвалось как-то само, без обдумывания. По большому счету, Джа было все равно, как его все еще официальная девушка провела эти дни. Джен надула губки и посмотрела жалобно:
- Ах, вот оно что, ты обижаешься за наши посиделки? Так я тебя уверяю, ничего такого не было. Сам убедись, я очень проголодалась... - промурлыкала красотка и надавила ладошкой на грудь Джареда, толкая его на кровать.
Как раз в этот момент в кармане подал сигнал телефон. Джа тут же вскочил с кровати, поднеся трубку к уху:
- Алло... да... что? Это обязательно? Ааа... хорошо, понял.
Повернулся к Джен, глядя извиняющимися глазами:
- Это... родители. Хотят, чтобы я вернулся домой, что-то срочное, - быстро сказал он и выскочил из комнаты.
Лишь оказавшись на улице, опять прижал мобильный к уху:
- Чувак, ты не представляешь, как это вовремя было...
Дженсен прижал трубку плечом и продолжил набирать на клавиатуре текст доклада.
- Да? Что там у тебя? Я всего лишь хотел сказать, что ты мою толстовку прихватил, когда собирал рюкзак.
Джаред, судя по дыханию, очень быстро куда-то шел.
- Ты не дома? А то я бы забрал, похолодало. И я по ней скучаю, - Дженсен усмехнулся и тихо добавил: - И по тебе. Так что случилось?
- Джен, - коротко ответил Джаред, и Дженс удивленно вскинул бровь, хотя собеседник этого видеть, конечно, не мог:
- Что? Догадалась или просто соскучилась?
Джа уже открыл рот, готовясь все описать в красках, а потом передумал:
- Жди меня через... полчаса. Я лучше покажу. Заодно верну твое имущество.
Джа нажал отбой и вошел к себе в дом.
- Привет, мам, пап, - бросил на ходу, заглянув в гостиную, и начал подниматься по лестнице, когда его окликнули:
- Сынок, подойди сюда, пожалуйста, я хотела с тобой поговорить, - обеспокоенность в голосе мамы была слишком явной. Джаред почувствовал, как дрожь прошла по телу, и тут же тысяча мыслей заметалась в голове. Что родители могут знать? И каким образом? Неужели Чед?.. Нет, это было бы уже слишком... Или?..
- Да, мам? - улыбка получилась почти настоящей.
- Милый, вы что, поругались с Чедом? Я сегодня его видела, он был каким-то угрюмым, когда я спросила, почему вы не вместе идете домой.
- И... что он ответил? - спросил Джа, пытаясь не выдать волнение.
- Пожалуй, он слишком уж поспешно сбежал от меня, вот я и подумала...
- Не переживай, мам, так, немного повздорили... из-за приоритетов... в баскетболе.
Ух, как же нелегко было врать. Джа никогда не врал родителям, и потому было страшно, но перспективы в обратном случае ужасали еще больше.
- Я пойду, хорошо? Я должен позаниматься литературой с напарником.
- Хорошо, дорогой, - женщина взяла со стола круглый большой лоток. – На, вот, не иди с пустыми руками. Это вишневый пирог.
***
- Джеееенс, к тебе пришли! - пискнула из-за двери Мак, и Дженсен, сняв наушники, выглянул из комнаты.
- Спасибо, мелкая, - сказал он, мимолетно погладив сестру по волосам, и в несколько прыжков преодолел лестницу. В прихожей стоял Джаред, и Дженсен одарил его легкой смущенной улыбкой.
- Ты рано, проходи.
Джаред передал ему толстовку, и Дженсен прижал ее к груди, преодолевая отчаянное желание плюнуть на все и шагнуть к Джареду, спеленать объятиями.
Из гостиной высунулся Джош с шариковой ручкой в зубах и кроссвордом.
- Привет, приятель, проект продвигается?- поинтересовался он. Дженсен махнул на него рукой, брат фыркнул и скрылся обратно в гостиной, крикнув оттуда:
- Мама смотрит свой сериал, так что пожрать сами найдете!
Дженсен спрятал смешок в мягкой толстовке и направился к лестнице.
- Пойдем, я хочу знать, что у тебя там такое, - сказал он, кивнув Джареду.
Монитор светился мягким голубоватым сиянием, разливая его по всей комнате и все равно не доставая везде. Он был единственным источником света, и Дженсен, прикрыв за Джа дверь, немедля притянул парня к себе, в полумраке безошибочно находя теплые, уже до невозможности знакомые губы. Он продолжал одной рукой прижимать к груди мягкую ткань, вторую - закинул Джареду на шею и все не мог оторваться, целуя нежно, часто и коротко линию улыбающегося рта.
- Что у тебя? - спросил он, наконец, оторвавшись и с шумом выдохнув, и кивнул на пирог в руках Джа. - И... что там с... Джен?
Джа, не открывая глаз, мотнул головой отрицательно:
- Подожди, - и снова притянул к себе Дженсена, вслепую поставив лоток на стол, и уже двумя руками прижимая парня к себе, запечатал его губы очередным требовательным поцелуем. Когда дыхание окончательно сбилось, они уже стояли у самой кровати - не заметили даже, как добрались до нее. Джа, наконец, оторвался от губ Дженсена и посмотрел в глаза, не отодвинувшись ни на сантиметр:
- В общем, чего-то такого Джен и хотела, наверное. Но я вдруг обнаружил, что мне до жути хочется этого только с одним человеком, - он еще крепче сплел руки за спиной парня, а затем неопределенно кивнул головой в сторону стола: - А там презент от моей мамы. Ты любишь пироги? Хотелось бы, чтобы так она передавала тебе приветы и в случае раскрытия нашей маленькой тайны.
Дженсен отложил, наконец-то, толстовку на спинку стула, накрыл ладонями плечи Джареда и улыбнулся, глядя из-под ресниц и нежно поглаживая руки сверху вниз.
- Люблю. Угостишь?
Он тихо рассмеялся и отступил, вывернувшись из теплых объятий лишь затем, чтобы защелкнуть замок на двери, а затем вернулся к развернувшему пирог Джареду, отломил кусочек теста от самого края и медленно - показушно - отправил в рот, старательно облизнув с губ вкус вишни. Джа проводил кончик его языка совершенно читаемым взглядом, и Дженсен почувствовал, что краснеет. Это было странно - после всего, что между ними лежало теперь.
- Иди сюда, - пробормотал Дженс, обхватив Джареда одной рукой за талию и заваливаясь вместе с ним на кровать, перегнулся через него и взял со стола пирог, а потом лег на спину и водрузил его себе на грудь, чтобы удобней было отламывать по кусочку.
Дженсен выжидательно уставился на Джа, и тот, хмыкнув, отломил кусочек, пропитанный сладкой начинкой, и поднес к губам Дженсена. Он, не сводя взгляда с лица Джа, обхватил пальцы парня губами - вроде бы случайно, забирая угощение, но тут же кончиком языка прошелся по подушечкам, слизывая оставшуюся сладость. Джа прошибла мелкая дрожь от этого зрелища, и было крайне тяжело сдержаться, чтобы хотя бы не попробовать отомстить. Он отломил маленький кусочек, но не позволил Дженсену съесть его. Отставил пирог обратно на стол, а затем, не утруждая себя изображением неуклюжести, медленным жестом провел по губам парня, окрашивая их в розовый цвет тягучей сладостью. Потом не спеша облизал собственные пальцы и склонился, по капле кончиком языка собирая вкус вишни с губ Дженсена, не целуя, дразня.
Дженсен еле слышно выдохнул, раскрывая навстречу губы, потянул Джа на себя, сплелся с ним в тесном объятии так, что даже сквозь одежду обжигал сладкий жар чужого тела.
Джареда хотелось изо всех сил, со всей нерастраченной ранее страстью, и Дженс позволял этому ощущению охватить себя с каждым прикосновением и поцелуем...
Стук в дверь показался громом, и Дженсен аж подавился воздухом, растерялся - будто все внутренности ухнули куда-то в черную дыру. Джаред посмотрел как-то растерянно, словно не до конца понимал, что происходит, и Дженсен легко подтолкнул его в бок, вынуждая скатиться с себя.
- Да? - спросил он, стараясь, чтобы голос звучал нормально.
- Звонила мисс Гэмбл, - ответила мать из-за двери, - спросила, как прошла твоя поездка... сынок, у тебя все нормально?
- Вот ебнутая училка, - одними губами прошептал Дженс, глядя на Джареда, а потом громче добавил уже в адрес закрытой звери: - Да, все хорошо, просто она... решила, что я ее любимый ученик, раз я успеваю по физике... и все такое. Мы занимаемся, мам, давай попозже поговорим.
- Хорошо, - ответила Донна, и в ее голосе мелькнула улыбка. Дженсен вздохнул, вслушиваясь в ее удаляющиеся шаги, и ворчливо вполголоса сказал:
- Хорошо, что она не знает - чем...
Джа нервно засмеялся, уткнувшись в подушку.
- Твоя мама была бы основательно удивлена, поняв, что наш проект настолько секретен, что необходимо запирать дверь.
Джа упал на кровать и утащил Дженсена за собой. Тот лег, все еще будучи на взводе после разговора, и недовольно заметил:
- Если бы не эта сучка, никто бы ко мне не сунулся.
- Это же Гэмбл, которая влюблена в тебя. И хочет, чтобы ты взял ее прямо на учительском столе, держу пари, - хохот рвался наружу, но Джа пытался сохранять нарочито серьезное выражение лица. - Можно понять несчастную женщину, я вот тоже хочу тебя на ее столе. В том числе.
Повернувшись на бок, Дженс пропихнул одну руку под теплого Джа и прижался к нему, машинально покрывая поцелуями открывшуюся в вороте рубашки ключицу.
- Я не смогу уснуть без тебя, - вдруг сказал он очень тихо, будто почти боясь, что Джаред его услышит. - Больше никогда не смогу.
Но Джаред услышал, судя по тому, как обнял Дженса в ответ, прижимая к себе изо всех сил.
- Как бы я хотел, чтобы тебе больше не пришлось, - выдохнул Джа, целуя светлые пряди, зарываясь в них носом и чувствуя, как внутри него разливается такая всепоглощающая нежность, что становится трудно дышать. В столь короткий срок этот человек стал дороже всего остального мира, это было странно, но совершенно не хотелось сдерживаться. Хотелось отчаянно хвататься за малейшую возможность быть рядом, зная, как дорого могут обойтись эти минуты.
Они просто лежали, обнявшись, наслаждаясь теплом друг друга, отсутствием необходимости что-то объяснять.
- Когда-нибудь тебе и не придется, - наконец прошептал Джа.
- Обещаешь? - мгновенно вскинул голову Дженсен и получил в ответ твердый кивок.
Монитор не тревожимого компьютера погас, погружая комнату во тьму, а Дженсен все не мог отпустить Джареда из объятий, с опаской и надеждой мечтая о том, что однажды они смогут всегда быть рядом.
***
Ветер гонял клубы пыли по дороге, Дженс сидел на переднем кресле машины брата и делал вид, что читает книгу, а сам перебирал в памяти минуты, проведенные с Джаредом. Джош иногда поглядывал на брата, усмехаясь, а потом вдруг сказал:
- Мне кажется, ты влюбился. Кто счастливица?
- Ничего подобного, - мгновенно возмутился Дженсен, захлопывая книгу. - Тебе кажется. Останови, я тут выйду, до ворот школы рукой подать.
Джош только усмехнулся снова и послушно притормозил.
На улице было прохладно, словно природа переключила рубильник и решила уведомить людей о приближении зимы. Стив, по уши закутанный в куртку, заседал в обычном месте, и Дженсен, ловко поднырнув под доску, упавшую, похоже, недавно и теперь перекрывающую лаз, привычно шлепнулся на свою сумку рядом с ним.
- Как ты, чувак?
- Отстой, - мрачно сообщил Карлсон. - Я пригласил Дэннил в кино. Угадай, что она сказала.
- Оу. Сочувствую, - вздохнул Дженсен, коротко опустив углы губ.
- Но ты можешь мне помочь, - добавил Стив, роясь по карманам и доставая сигареты. - Ты так и не угадал, что она сказала. "Я стану с тобой встречаться, когда Дженсен выйдет замуж за Джареда". Короче, чувак, когда свадьба?
Дженс расхохотался, наградил друга тычком в плечо и ловко вытащил из пачки в его руках одну из сигарет.
- Да ну тебя к чертям, чувак, как ты это представляешь?
- Да хрен его знает, - философски ответил Карлсон.
***
Джа вошел через ворота на территорию школы, и к нему тут же подлетела Джен, как всегда окруженная стайкой девушек, и привстала на носочки, пытаясь поцеловать.
- Привет, - немного смущенно поздоровался Джа, мягко уворачиваясь, так, что губы девушки мазнули лишь по щеке, и тут же наткнулся взглядом на Дженса и Стива, которые как раз подходили со стороны трибун. От взгляда первого - пристального и укоризненного - стало не по себе, а потом Дженс отвернулся, и Джа мысленно в который раз отругал себя за трусость. После возвращения из похода прошло больше недели - совершенно потрясающей недели, во время которой не проходило ни дня без их "занятий проектом", под предлогом которых было растрачено столько нежности и страсти, сколько Джа даже не подозревал в себе самом. И каждый день в школе или вне ее, когда Джен приходила навестить его семью, он собирался с духом поговорить с ней, рассказать все и разорвать отношения. Смелости не хватало категорически: было панически страшно, а потом - ужасно стыдно каждый раз, когда Дженс ждал новостей, и нечего было ему сказать. И вот этот взгляд бил больнее всего - без слов была понятна каждая мысль, и Джа решил, что дальше нельзя прятаться в раковине.
- Джен, у тебя есть несколько минут? Нужно поговорить, - сказал Джа, переводя взгляд на девушку.
Та глянула на часики на тонком запястье, улыбнулась просительно:
- Милый, а это не подождет до перемены? Мы с девчонками еще хотели...
- Не подождет, - Джа несильно, но решительно сжал ее руку повыше локтя и потащил к пустой беседке в отдалении от входа в школу. Оглянулся по пути: Дэни осталась стоять с другими девушками, провожая его взглядом, полным понимания и жалости, а потом развернулась и направилась к школе, уводя с собой всю компанию.
- Так что такого важного? - досадливо спросила Джен, когда они отошли достаточно далеко, и Джа выпустил ее руку.
- Я должен был сказать тебе раньше, но... В общем, мы не можем больше встречаться. Я встретил кое-кого и...
- Стоп-стоп, - Джен подняла ладошки в останавливающем жесте, а потом посмотрела на Джа очень пристально: - Скажи мне, что это девушка. Кто-то из группы поддержки? Это ладно, мы это переживем, я понимаю, гормоны и все такое. Скажи только, кто такая...
Джа, удивленный такой реакцией, молчал, не зная теперь вообще, что ответить. Джен тоже умолкла, ожидая ответа, и спустя секунд пять неловкой тишины ее глаза пораженно расширились, и она выдохнула, прикрыв рот ладошкой:
- Черт, только не говори, что это правда...
- Что - правда? - переспросил Джа, чувствуя, что не совсем успевает понимать девушку.
- Слухи. Серьезно?.. Мне намекали, да и я заметила, что после того похода ты какой-то вроде не в себе, но, Господи, я не думала, что такое возможно...
Джа прищурился и спросил, чувствуя, как внутри скребется очень неприятное чувство: одно дело признаться самому, а другое - обнаружить, что для окружающих твоя тайна не такой уж сюрприз.
- Слухи обо мне и...?
- Эклзе, конечно, - Джен отрицательно покачала головой, отступая назад, пока не уперлась в перила беседки, а потом немного истерично расхохоталась: - Да ладно, ты и правда изменил не только мне, но и себе?.. Что за пошлая комедия... Парень уходит от меня... к другому парню...
Хохот заставлял ее согнуться пополам, и Джа растерянно смотрел, осознавая медленно, что происходит.
- Джен, - позвал он, - посмотри на меня. Кто тебе сказал?
- Да какая разница? - наконец устало махнула рукой девушка, выпрямившись и подняв на Джа взгляд. - Глупости это все. - Она вздохнула. - Что ж... расставаться-то зачем? У нас впереди большие перспективы, если будем вместе. Колледж, карьера, соединение двух семей. Да ты сам знаешь. Ну, хочешь поэкспериментировать - я даже запрещать не буду, только старайся лучше шифроваться, не надо меня выставлять на посмешище...
- Ты это сейчас серьезно? - неверяще уставился Джа на девушку. - Ты предлагаешь мне... вроде как погулять на стороне, а официально быть с тобой?!
- Ну... да. Что ж я, не понимаю, у парней случается. Мне мое будущее важнее.
Джа покачал головой, пытаясь осознать.
- Ну ты и стерва...
- Может быть. Зато я знаю, чего хочу. Ну, так что?..
Джа хмыкнул и отрицательно мотнул головой, отступая к выходу, затем развернулся, спустился по ступенькам и быстро пошел в сторону школы.
***
Дженсен перебирал разрозненные странички распечатанного в последний момент доклада, когда Джаред влетел в класс перед самым звонком. Вид у него был ошеломленный и злой, и он пролетел мимо Дженсена к своему месту, сметая на ходу чужие сумки.
Развернувшись в пол-оборота, Дженс водрузил правый локоть к Джареду на стол и посмотрел снизу вверх в его сосредоточенное лицо, пока Джа торопливо вытаскивал из сумки тетради.
- И что за апокалипсис случился, а я и не заметил?
Джаред приподнял голову, словно ощупывая взглядом лицо Дженсена - так, словно сто лет не видел - и Дженс вопросительно изогнул бровь.
- Так что?
Джа дал себе еще несколько секунд успокоиться, затем шумно выдохнул и наклонился ближе, понижая голос.
- Есть одна хорошая новость и две плохих.
- Оу, не слишком выгодный расклад, - прокомментировал Дженсен, щекоча дыханием кожу на шее, это отвлекало, и Джа чуть отодвинулся. Как раз вовремя, потому что в этот момент в класс вошла Джен и продефилировала к своему месту, бросив на них с Дженсеном очень пристальный взгляд.
- Хорошая - в том, что у меня больше нет девушки.
Дженсен тут же радостно улыбнулся, прикусил губу, чтобы сдержать эмоции, и Джа стало так тепло и хорошо от этой улыбки и так противно говорить все остальное...
- Плохая: Джен так не считает. А еще либо мы слишком палимся, либо Чед намного подлее, чем я представлял.
- Нам есть принципиальная разница, что она считает? - Дженсен быстро облизнулся и задумчиво причмокнул влажными губами. - А вот насчет того, что палимся... ну... кажется, кроме нее тут никто об этом не говорит... может, обойдется?
- Джеееенсен, - послышался с задних парт голос Мэтта, - я знаю, ты сделал домашку, дай списать.
От Джареда пришлось отодвинуться, хотя бы для того, чтобы послать возмущенный взгляд однокласснику.
- С чего бы?
- Я тебе шоколадку куплю, - расплылся в улыбке Мэтт и тут же состроил жалобное выражение лица. - Серьезно, Эклз, Крипке сейчас спустит с меня шкуру, выручи, а?
- Прости, приятель, - улыбнулся Дженсен нежнейшей из своих улыбок, - но - нет.
Джаред за плечом одобрительно хмыкнул, и то же самое сделал совершенно бесшумно вошедший в аудиторию Крипке, закрывая за собой дверь.
- Правильно, мистер Эклз, нечего поощрять бездельников, - сказал он, и класс, услышав его, мгновенно затих, - а вы, мистер Коэн, будьте добры отправиться к доске и объяснить, что помешало вам выполнить задание.
Мэтт поднялся с выражением крайней досады и усталости на лице и, бросив на Дженсена умоляющий взгляд, а на Джареда, почему-то, неодобрительный, поплелся к учительскому столу.
- А кто с ним в паре-то? - Джа наклонился и прошептал над ухом Дженсена, скорее просто чтобы иметь повод незаметно потереться щекой о его волосы на затылке, и заметил, как Дженсен вздрогнул.
- Кажется, Дэни.
Джа перевел взгляд на Харрис - на ее столе покоилась пачка распечатанных листов, и девушка выглядела раздраженной: сложив руки на груди, взирала на Мэтта сердито и притопывала ножкой под столом.
- Ну, тогда я не понимаю, почему это у него не готово задание, - прокомментировал Джа, и Дженсен согласно кивнул.
Мэтт в это время пытался что-то наплести Крипке, впрочем, неубедительно, и тут со своего места вскочила Дэни:
- Коэн, имей совесть, не тяни и меня за собой! Не являлся, мне пришлось самой все делать, так хоть не пались уже! Мистер Крипке, у нас есть доклад, вот.
Преподаватель перевел укоризненный взгляд на Мэтта:
- Мистер Коэн, вы же знаете, что это задание оценивается именно за совместную работу, оценка одинаковая для пары. Почему же вы посчитали нужным просить помощи у мистера Эклза, да еще в последний момент?
Мэтт ничего не ответил, только поднял взгляд и длинно, томно посмотрел в сторону Дженсена. Джа сжал губы и сердито пробормотал:
- Только этого еще не хватало...
Дженсен, рассеянно крутивший в пальцах ручку, замер и громко фыркнул, перехватив этот взгляд. Мэтт выразительно вздохнул, и Дженсен отвернулся, делая вид, что смотрит на Дэни, а на самом деле улыбаясь Джареду уголком губ.
Когда Крипке попросил Дэннил представить доклад, а Мэтта заставил вернуться на место, Дженс оторвал от тетради уголок и быстро нацарапал на нем: "люблю тебя", чтобы затем незаметно подсунуть его под тетрадь Джа, неловко развернувшись.
Дэни читала доклад долго, и было по всему видно, что готовила она его действительно одна. Дженсен вежливо поаплодировал ей вместе со всеми, когда она закончила и получила заслуженное "отлично", а Дэни в ответ улыбнулась ему с какой-то странной грустью.
Затем пришел их черед отвечать, и Крипке позвал:
- Эклз, Падалеки, я надеюсь, хоть вы работали над докладом вместе?
- Да, конечно, - ответили парни почти в унисон, поднимаясь, и по классу прошелся тихий смешок, и Джареду показалось, что кто-то даже пробормотал: «Еще бы!». Джа оглянулся, но не смог определить, кто это был, а все остальные нарочно не смотрели в их сторону, усиленно занимаясь кто чем.
- Итак, что же вы можете рассказать нам о бессмертном, почти как и его герой, произведении Оскара Уайльда? - Крипке откинулся в кресле и приготовился слушать.
Джа окинул класс взглядом и попытался вспомнить свою часть выступления. По правде говоря, доклад был сделан буквально за последние два дня, когда парни с досадой поняли, что его все же нужно писать - хотя бы чтобы оправдать долгие часы, которые они провели наедине у кого-то из них в комнате - чаще у Дженсена, родители которого как раз были в отъезде. Вспомнив эти "занятия", Джа почувствовал, как моментально краснеет, и бросил смущенный взгляд на Дженсена, который уже, словно профессиональный артист, обращался к классу, озаряя всех очаровательной улыбкой, и Джа подумал, что ему будет очень непросто удержать столь соблазнительного и популярного парня.
По мнению самого Дженсена, доклад был сделан так себе - по большей части потому, что набирая его, он бесконечно отвлекался на прикосновения и объятия Джареда, на его поцелуи в беззащитно открытую шею, на его тяжелые вздохи, ясно говорящие о том, что он тоже не прочь заняться чем-то гораздо более увлекательным. Однако, Крипке, кажется, был вполне доволен услышанным, поставил обоим по отличной оценке и велел садиться на место.
Пока Дженс шел между рядов, ему показалось, что он услышал свое имя, но Джейк, на которого он подумал, молчал, с деланным безразличием сверля взглядом доску, и Дженс списал все на паранойю.
Показалось.
***
Утром через пару дней Стив встретил Дженсена прямо у ворот школы, и по его лицу Дженс сразу понял: что-то не так. Оно было обеспокоенным, и это чертовски пугало.
- Под трибуну? - быстро спросил Дженс, но получил в ответ только резкое мотание головой.
- Подождем твоего Джареда. Есть кое-что вам рассказать обоим.
Как раз в этот момент Джа лениво плелся к дверям школы, уставившись в телефон – там отобразилось очередное смс от Джен про то, как он сглупил, что отказался от ее предложения, и полное описаний реакции родителей, если они узнают. Джа уже поставил ногу на первую ступеньку, когда его окликнули. Стив и Дженсен стояли неподалеку, и последний улыбался, хоть и как-то встревожено. Было странно присоединяться к их компании, и Джа, изобразив на лице удивление и приветливость, подошел:
- Привет, ребята, - он, пожалуй, слишком задержал взгляд на губах Дженсена и лишь потом посмотрел на Стива: - Нужно прикрыть вас?
Стив поежился и похлопал себя по карману.
- Если тут кого-то и надо прикрывать, то точно не меня, - пробурчал он и махнул рукой, предлагая парням идти за собой.
До любимого укрытия дошли в молчании, не предвещавшем ничего приятного, и только рассевшись на сумке на пыльной земле и закурив, Стив начал говорить. Дженс почти злился на него за медлительность, потому что предположения в его голове были самые разные, одно хуже другого, но молчал, только сел напротив, прижавшись боком к теплому боку Джареда в мягкой толстовке.
- Короче, я вчера перед тренировкой пошел к девочкам из группы поддержки, - важно начал Стив, и Дженсен закатил глаза: сказал бы сразу, что к Дэннил. - И они там говорили, ну знаете, о вас. Я заходить, ясно дело, не стал, и честно уже хотел уйти, но не мог не дослушать.
- Ну? - нетерпеливо дернул плечом Дженсен.
- Говорили, что кто-то вас спалил вместе, и что вы, того, ну, это самое. Ну и говорили, что это неправильно все - вы не подумайте, мне как-то похуй, а вот им почему-то нет. Ну и, короче, есть у них там одна, страшная такая, не знаю, как ее туда вообще взяли, все имя ее не могу запомнить. Сдаст она вас, чуваки, с потрохами, готовьте веревки и мыло. И молитесь, чтобы она пошла не к Гэмбл, а к какому-нибудь Моргану.
- Зачем ей? - мгновенно побледнел Дженсен - он буквально ощутил, как кровь отливает от лица и как противно колет губы.
- Ну, как, надо же вас поставить на путь истинный... - Стив сделал пальцами в воздухе кавычки и вздохнул.
Парни переглянулись, и у обоих во взгляде читалось одно и то же - при всей своей решимости, они не были готовы к такому повороту. Не так быстро, когда еще и сами не успели все обдумать, слишком занятые друг другом, полностью утонув в непривычно сильных чувствах.
- Чед?.. - кратко бросил Джа, и Дженс изогнул бровь, то ли соглашаясь, то ли сомневаясь:
- Или Джен.
- Чуваки, вы что, умудрились спалиться перед Кортез? - Стив пораженно уставился на них, забыв выдохнуть дым.
- Я сам ей рассказал, - перевел Джа на него взгляд. - Ты дыши.
- Да уж, конспираторы из вас никакие. Что делать будете?
Джа и Дженсен снова переглянулись. Очевидно, нужно было что-то решать. С другой стороны...
- А есть смысл? Когда это со слухами можно было что-то сделать? Только подтвердим, если начнем дергаться, - Джа поднялся и подал руку Дженсену. - Спасибо, Стив, за информацию. Пока нам стоит пойти на урок и не вызывать подозрений.
Дженсен сжал на миг теплую ладонь, а потом отпустил, выразительно качнув головой. Если уж решили не вызывать подозрений, стоило начать это делать прямо сейчас. По крайней мере, не подливать масла в огонь еще больше.
***
День, казалось, тянулся бесконечно, хотя уроков было не так уж много. Дженсен старался вести себя как обычно, перебрасывался фразами с Джа, чтобы не было совсем уж очевидно, что они оба чувствуют себя не в своей тарелке. Ему было не особо сложно: он никогда не мог похвастаться большим количеством друзей в школе. Поклонников и поклонниц - да, но не друзей.
Стив старался развеселить, как мог, даже не отвлекался на Дэннил, чем умудрился заработать ее пристальное удивленное внимание, впрочем, бессловесное и оставшееся на фоне последних событий незамеченным.
- Да все ок будет, - болтал он в своей манере, когда на большой перемене они с Дженсом вновь оказались под трибуной. – Ну, пошумят и заткнутся, три года назад столько говорили про то, что Коэн на мальчиков таращится, а сейчас всем пофиг.
- И были правы, - уныло пожал плечами Дженсен. - Таращится.
- Да и хрен с ним, - философски протянул Карлсон, выдавая другу сигарету.
Снаружи послышались шаги, и Дженсен пихнул было забитую табаком бумажку в карман, но это оказался всего лишь взъерошенный Джаред, и только когда Дженс смог нормально взглянуть ему в лицо, не пытаясь словить краем глаза чьи-нибудь насмешливые взгляды, его немного отпустило.
Джа поймал его широкую улыбку и ответил тем же, усаживаясь максимально близко, все еще немного смущаясь Стива, но посекундно напоминая себе, что хотя бы он на их стороне.
- Вы не возражаете, если я присоединюсь? - спросил он, взглянув на Карлсона. - А то там Джен возле раздевалок, не хочу лишний раз с ней пересекаться, она на меня нехорошо смотрит.
- И с чего бы это?.. - насмешливо протянул Дженсен, впрочем, тут же уютно утыкаясь носом в его щеку.
- Да, чуваки, немудрено, что все заметили, вы совсем не можете держаться друг от друга подальше, - хохотнул Стив беззлобно. - Хоть при людях не смотрите друг на друга... так, - Карлсон театрально махнул рукой в воздухе, что, очевидно, должно было означать особую страсть, и Дженсен рассмеялся - пожалуй, впервые за сегодняшний день. Джа смотрел на его профиль и не мог оторваться, тоже широко улыбаясь. Может, за этими тонкими стенами их ждало сплошное непонимание, но именно поэтому минуты спокойствия и уединения ценились так высоко.
Прижимаясь к Джареду, Дженс разве что не молился, чтобы перерыв не заканчивался, но через несколько минут Стив поднялся и сочувственно хлопнул его по плечу, согнувшись, потому что иначе деревянная изнанка трибуны в этом месте передвигаться ему не позволяла.
- Ну, чуваки, пора мне вас расклеить. Можете поцеловаться на прощанье, я отвернусь.
Дженсен закатил глаза, показывая, что он думает о великодушии лучшего друга, но тут Стив действительно перебрался к выходу, а Джаред, развернув Дженсена за плечи, накрыл его губы своими. Дженс обмяк всем телом, не в силах понять, как же так отнимается воля от одного только соприкосновения губ, и лишь вскинул руки Джареду на шею, прижимая ближе, пробираясь языком в жар чужого рта со вкусом каких-то конфет.
- Все, все, мы идем, - отмахнулся Джа, наконец, отрываясь от знакомых губ, когда Стив издал многозначительное "кхм", и ласкающим взглядом посмотрел на Дженсена: глаза того горели, на нижней губе виднелась алая трещинка, которую Джа не преминул лизнуть, прежде чем разжать руки.
- Ну, что, впереди два часа игры в баскетбол? - улыбнулся Джа, поравнявшись со Стивом. - Спорим, я обыграю вас обоих в одиночку?..
***
- Последний ряд?.. Какая банальщина, Падалеки! - Дженсен скорчил возмущенную рожицу, рассматривая билеты в кино, которые Джа только что купил. - Ты бы еще на сопливую комедию взял.
- Все нормально, не бесись, тебе понравится, - ткнул тот ему в руки стакан с попкорном. - Вполне зрелищный фильм. Там не было других мест.
- Да? - Дженсен скептически оглядел почти пустой, за исключением двух парочек да еще одного парня, холл кинотеатра.
- И вообще, - начал Джа, оттаскивая Дженсена в угол за большой картонной афишей какого-то фильма и прижимаясь всем телом, - я устал изображать приятельские отношения и видеть тебя рядом только редкими вечерами. Родители уже спрашивали и так, кто ты такой, что я у тебя зависаю через день, и куда подевался Чед. Хочу, - выдохнул он, припадая к шее поцелуем, - хочу наедине... подольше. И подальше от людей.
- Джей, - шепотом выдохнул Дженсен, запрокинув голову. Все возмущение испарилось мгновенно, стоило только взглянуть в горящие жаждой глаза напротив. - Я... иди сюда.
Он обхватил Джа за талию, прижимаясь бедрами к бедрам, чувствуя чужое желание даже сквозь ткань джинсов, облизнул губы.
- Я все время думаю о том, чтобы уехать с тобой. Сразу после школы. А? Как думаешь? - хрипло выдохнул он, когда Джа чувствительно куснул за шею. - Мы как-нибудь заработаем, я мог бы стать... кем-то типа модели, меня даже приглашали не раз... там вообще всем было бы пофиг, с кем я сплю...
Джаред поднял голову и заглянул прямо ему в глаза, наклонившись так близко, что они соприкоснулись кончиками носов.
- И все будут смотреть на тебя. А ты на них, с обложек журналов. Да?
- Ага, будут смотреть, - ехидно согласился Дженсен. - И дрочить.
Джаред хотел было возмутиться, но Дженс быстро добавил все с тем же ехидством:
- А мне - ты будешь. Плохо, что ли?
Джа прикрыл глаза, прижавшись щекой к щеке Дженсена, потеревшись о гладкую кожу.
- А потом ты почувствуешь вкус славы и бросишь меня ради кого-то получше... Вон, уже сейчас тебе проходу не дают, мне скоро придется, чувствую, серьезно поговорить...
- С кем же? - нарочито удивленно спросил Дженсен. Было понятно по довольной, как у кота, улыбке, что ревность Джареда ему льстит, и тот не мог не подыграть.
- Как же, наш Мэтт весь растекается, когда ты рядом... Чед вон тоже, как снова появился в школе, глаз с тебя не сводит, и нехороший это взгляд, совсем... То ли трахнуть тебя хочет, то ли сразу съесть... Впрочем, я тоже не против первого.
Джа толкнул Дженсена к стене, опустив руки ему на ягодицы, и впился в губы жадным поцелуем, когда за скрывавшей их картонкой послышался звук открывающейся двери и шаги работника кинотеатра. Парни тут же отскочили друг от друга, как раз вовремя - из-за афиши высунулась блондинистая голова женщины средних лет:
- Эй, что это вы тут делаете?..
- Ничего, мэм, нужно было... поговорить наедине, - лучисто улыбнулся Джа, пряча их с Дженсеном сцепленные руки себе за спину. - Мы уже уходим.
- Идите, давайте, сеанс начинается, - проворчала работница и, окинув их неодобрительным взглядом, исчезла за афишей.
Давясь смешками, Дженсен и Джаред дошли до дверей кинозала, показали билеты строгой старушке на входе и нырнули в уже темное помещение.
Не без труда найдя свои места, они сели. На экране мелькали трейлеры грядущих фильмов, Дженсен сполз по креслу, окинул взглядом зал. Народу было раз-два и обчелся: три парочки, которые, похоже, уже почти заканчивали с прелюдией (глядя на одну двумя рядами ниже, хотелось громко присвистнуть), да еще пара силуэтов по разным концам рядов.
- Мест не было, - проворчал Дженс, и Джаред тихо засмеялся над ухом, а потом положил горячую ладонь ему на бедро, и стало не до смеха, потому что пальцы настойчиво гладили по шву джинсов, недвусмысленно указывая свои намерения.
- Скажи честно, ты собираешься смотреть фильм? - прошептал Дженсен, глядя, как рука Джареда медленно, ласкающими движениями продвигается все выше, и тот отрицательно покачал головой, а затем склонился и поцеловал его плечо.
- Нет, у меня есть занятие значительно приятнее... - наконец соизволил ответить Джа и накрыл ладонью вздыбившуюся ширинку. - Что-то мне подсказывает, что ты тоже не заинтересован в сюжете, - улыбнулся он, понижая голос, так как в этот момент трейлеры на экране закончились и сменились почти беззвучной вступительной сценой, и вдруг вздохи парочек показались чересчур громкими. Парни одновременно прыснули со смеху, на секунду отрываясь от своего занятия.
- Должно быть, киномеханик не качает порно из интернета, - заметил Дженс и тут же шумно вздохнул, когда Джа сжал пальцы, лежащие поверх плотной ткани, а затем поднял разделяющий сиденья подлокотник и устроился удобно, лицом к Дженсену, подвернув под себя ногу.
- Я рассчитываю, что мне тоже не придется, когда мы сможем быть вместе постоянно, - выдохнул Джа, расстегивая пуговицу на джинсах Дженсена. – Хотя, знаешь, даже твоя фотография действует лучше, чем любое порно... Гарантировано...
С едва слышным смешком Дженсен тоже развернулся, сел на пятки и склонился к Джа, схватывая его губы в поцелуй. Пожалуй, он не собирался говорить этому парню, как на него самого действует его фото...
Проворные пальцы Джа забрались в джинсы, поглаживая сквозь тонкую ткань белья, и Дженсен замер, не разрывая поцелуя, позволяя проникать языком в рот и одновременно медленно, дразняще касаться себя.
Джаред был весь горячий, даже сквозь толстовку, под которую, опомнившись от прикосновения к щеке, Дженсен забрался рукой, с удовольствием водя раскрытой ладонью по напрягающемуся животу, по груди, гладил чуть выступающие ребра...
Джа положил руку ему на затылок, притягивая ближе, и разрывался между желанием позволить Дженсену касаться себя, где вздумается, и жаждой вести самому. При этом постоянное вынужденное внимание к происходящему в зале заставляло чувствовать каждое движение новым, не позволяя привыкнуть - хоть они и сидели сзади, попасться можно было в любой момент.
Джа потянулся через Дженсена, поднял несколько подлокотников за его спиной, а затем мягко толкнул в грудь, заставляя лечь на сидения, и склонился, задирая вверх его футболку и целуя живот, одновременно скрывая их обоих от любопытных глаз. Потянул пояс джинсов парня вниз, до середины бедра и, бросив жадный взгляд на его лицо, встретился с потемневшими от желания глазами. "Лежи, - прошептал он одними губами и облизнулся, подцепив пальцами резинку трусов. Шумный вздох Дженсена, когда язык коснулся головки, совпал со взрывом на экране, но Джа почувствовал его руками, ласкающими грудь и живот. Собственное возбуждение нарастало, смешиваясь с адреналином, но Джа хотел в этот раз максимум отдать и медленно вбирал член в рот, очерчивая языком головку, и накрывая пальцами губы Дженсена, ловя негромкий стон и заставляя умолкнуть.
Дженсену оставалось лишь вцепиться в спинку кресла, с силой сжать ее, чтобы найти хоть какое-то приложение сжигавшей изнутри сладкой дрожи. Пальцы Джареда были чуть солоноватыми на вкус, и Дженсен понял, что вылизывает их - щедро, мокро - словно повторяя все то, что делает Джа с его членом.
Звуки доносились будто бы издалека, похоже, на экране правда был какой-то экшн: взрывы, стрельба, - но Дженсену было бы все равно, иди там сейчас даже сопливая мелодрама. Он действительно старался не двигаться навстречу, чтобы погрузиться глубже в жаркий рот, но это не очень получалось. Джа проводил по члену сомкнутыми в кольцо пальцами, то сжимая сильнее, то отпуская, и повторял движения губами, останавливаясь изредка и лаская лишь головку кончиком языка, отчего Дженсен шипел сквозь сжатые зубы. И Джа довольно улыбался, дразня и вылизывая каждый миллиметр, и затем снова почти до основания погружал член в рот, меняя ритм, не доводя до пика совсем чуть-чуть, замедляясь, когда Дженсен начинал выгибаться навстречу, и с наслаждением слушая его еле сдерживаемые, все более отчаянные стоны.
Хотелось большего просто безумно. Собственная эрекция давила на ширинку изнутри почти до боли, и Джа убрал руку с лица Дженсена, расстегнул молнию и принялся ласкать себя в такт движениям губ по мягкой горячей коже, пока не почувствовал, что сам вот-вот кончит. Тогда лишь ускорился, позволяя Дженсену двигаться навстречу, самовольно задавать темп, чувствуя, как сознание путается у самой кромки оргазма...
Дженсен с силой прикусил губу, когда, наконец, нахлынуло вмиг, заставляя забыть, где он - но не с кем. Удовольствие, тянущее, сладкое, разлилось по всему телу, отчего бедра задрожали мелко. Дженсену хотелось застонать, но можно было лишь положить руку Джареду на щеку, четко ощущая, как он быстро-быстро сглатывает, и от этого испытывая словно еще большее удовольствие.
Джа выпустил его член изо рта, и Дженсен приподнялся на локте, неловко дернул парня на себя за воротник, целуя солоноватые губы, свободной рукой накрывая его член как раз в тот момент, когда Джаред тоже кончил, сплетая их пальцы и ощущая на них горячую влагу.
Джа привалился спиной к сиденью, тяжело дыша и обнимая одной рукой Дженсена, и прикрыл глаза. На внутренней стороне век все еще вспыхивали разноцветные звездочки, и он безотчетно улыбнулся, ощутив, как Дженс тянется и целует его в шею.
- Это было... очень круто, - наконец, нашел в себе силы прошептать Джа, а потом полез в карман толстовки и вытащил прихваченные из буфета салфетки.
- Идем отсюда, а? – предложил он, кое-как вытираясь и застегивая джинсы. Дженсен расслабленно кивнул, тоже поправляя одежду. Они поднялись, и одновременно встала одна из парочек на переднем ряду. Джа тащил Дженсена за рукав к выходу, уворачиваясь от нежных тычков ниже спины, и у самой двери столкнулся с парнем и девушкой. Тяжелая дверь открылась, впуская свет.
- Джен?.. - Джаред замер на пороге, глядя, как его бывшую девушку обнимает какой-то незнакомый парень. Та обернулась, и в первый момент ее глаза испуганно расширились. А потом она перевела взгляд за спину Джа, очевидно, увидев Дженсена, и снова посмотрела в глаза, усмехнувшись:
- О, мальчики. Выглядите... отлично, - Джен опустила выразительный взгляд на кое-как сидящие толстовки. Затем указала взглядом на незнакомца рядом с собой: - Познакомьтесь, это мой парень, Брок. Он из колледжа в Далласе.
Джа смотрел в ответ, прищурившись, потом пожал протянутую руку. Джен прокомментировала:
- А это мой бывший со своим теперешним.
Брок тут же поднял бровь и оценивающе оглядел обоих еще раз.
- Спасибо за точность, Джен. Мы пойдем, - сквозь зубы процедил Джа и потянул Дженсена к выходу.
Уже у самой двери Дженсен фыркнул, отведя с лица светлую челку, и залез в карман толстовки, вытаскивая оттуда сигареты.
- А она быстро нашла замену, - усмехнулся он, легонько толкнув Джа в плечо. - Хорошо, что ты на ней не женишься, а?
Зажигалка сработала со второго раза, и Дженсен жадно затянулся горьковатым дымом, прикрывая от удовольствия глаза.
- Кстати, насчет уехать - я был абсолютно серьезен, - сказал он и выпустил изо рта пару дымных колец.
Они с Джа уже отошли от кинотеатра и брели по почти пустынной улице, погруженной в сгущающийся вечерний сумрак.
- Я думаю, это было бы просто супер, если бы мы смогли все бросить и поселиться там, где нас не знают, - тихо сказал Джаред и одним мизинцем поймал мизинец Дженса в своеобразном пожатии. - Там, где нет вероятности на каждом шагу встретить самых неподходящих людей. Там, где я смогу спокойно делать вот так...
Джа быстро огляделся - вокруг не было видно прохожих, - и взял в ладони лицо Дженсена, очень нежно несколько раз прикоснулся легким поцелуем, не закрывая глаз, глядя, как длинные изогнутые вверх ресницы мелко дрожат, и осознавая, что ничего прекраснее он, пожалуй, не видел.
- Мы сможем?..
- Все сможем, Джей, - очень серьезно сказал Дженсен. - Я обещаю.
***
Сказать, что Донна была удивлена, что ее сын вдруг заинтересовался предложениями двух студий годичной давности посниматься для разных журналов - ничего не сказать. Вдобавок, она была явно не очень этим довольна, но Дженсену отказывать не хотела, может быть, считая, что он перебесится.
А Дженсен отлично помнил, как на него смотрели на студии, когда он практически случайно оказался на съемках короткой дешевой рекламы магазина курток. Как долго представительный мужчина в костюме доказывал суровой Донне, что ее сын обладает уникальной красотой, которой грех не пользоваться, потому что весь мир может лечь к его ногам.
Мать восторга его не разделяла, потому что в своих мечтах видела Дженсена скромным, серьезным и непременно набожным молодым человеком с миловидной женой и кучей детишек.
Чего хочет сам Дженсен - его не спрашивали.
Вообще Дженс бы не удивился, если бы о нем давно забыли, но нет, его связали с управляющим одной из студий по имени Марк. Тот поклялся, что помнит Дженсена очень хорошо и с удовольствием примет его на пробную съемку в любое время. Конечно, Марк слегка лукавил, но у Дженсена была надежда, а надежда дорогого стоит.
- И ты поедешь туда на следующей неделе? - спросил Джа, привалившись к шкафчику в коридоре школы и прижимая к груди учебники. Дженсен как раз рассказывал ему про разговор с менеджерами, и было очень трудно вникать в смысл и не зависать на влажных губах, которые парень по привычке облизывал поминутно, да и стопка книг служила скорее барьером, не дававшим прижаться к Дженсену слишком уж явно.
- Джаред, - вдруг раздался за спиной голос, в котором Джа, подпрыгнув от неожиданности, узнал мамин, и обернулся. Миссис Падалеки стояла под руку с отцом в двух шагах и улыбалась приветливо, хотя немного напряженно.
- Мам, пап, вы почему здесь? - спросил Джа, подставляя матери щеку для поцелуя.
- Здравствуй, Дженсен, - мимолетно взглянула она на второго, знакомого ей уже, парня, а затем снова повернулась к Джа. - Сынок, мне позвонила некая мисс Гэмбл и попросила прийти нас обоих, а также привести тебя. Она не уточнила, зачем, но сказала, что это очень важно для твоего будущего. Ты не знаешь, о чем она?
Джаред почувствовал, как внутри все похолодело - в любом случае, ничего приятного от Гэмбл ожидать не приходилось, и тут же вспомнилось предупреждение Стива.
- Нет, мам, не знаю, - ответил он, изо всех сил стараясь не показать, как сильно вдруг начало стучать сердце, рискуя вырваться из груди. Он медленно повернулся к Дженсену - у того на лице было написано плохо скрываемое волнение, а на побледневшей коже враз намного ярче проступили веснушки.
Не найдя сил даже толком попрощаться, Джа просто кивнул ему, прикусив губу, и последовал за родителями, готовясь к худшему и мысленно вознося молитвы, чтобы Гэмбл просто отчитала его за пару пропущенных занятий.
Глядя на Джареда, Дженсен мог только прерывисто вздохнуть и проводить его взглядом. Ощущение надвигающегося кошмара прочно поселилось в голове, стуча в висках насмешливым боем.
- А вот это уже серьезно, - сказал за спиной Стив, и Дженсен вздрогнул - прямо-таки едва ли не подскочил - от звука его голоса. - Пойдем, послушаем, что у них там, не вешай нос, может, все обойдется еще.
Дженсен заторможено кивнул и пошел за Стивом на ватных ногах. Тот притормозил у кабинета Гэмбл и, делая вид, что ковыряется в сумке, заглянул в замочную скважину. Дженсен, неспособный сейчас ни на что, замер рядом, кусая губы до крови.
- Ваш сын довольно неглупый молодой человек, - начала Гэмбл, скептически оглядев Джа, отчего захотелось вжаться в стул. Впрочем, родители довольно улыбнулись и кивнули, не заметив насмешки, и учительница продолжила, вытащив из стола какой-то исписанный лист. - И потому его будущее меня беспокоит. В связи в некоторой информацией, попавшей ко мне от небезразличных и наблюдательных моих учеников, я считаю себя обязанной предупредить вас. Так, где это тут...
Гэмбл одела на нос очки и пробежалась взглядом по листку. Джаред сполз ниже по стулу, чувствуя, как внутри струнами обрываются последние надежды на позитивный исход этого разговора. "Информация от учеников" могла быть только вполне определенного плана, и парень боялся посмотреть на родителей, когда они услышат ее... Не так, совсем не так они должны были узнать...
- Так вот, будучи прежде всегда прилежным учеником, активным участником школьной жизни и примером для подражания младшему поколению, в последнее время ваш сын был не единожды замечен в странных, противоестественных, порочащих доброе имя связях с... некоторыми другими учениками...
- Что вы имеете в виду?.. - начала Шерон, выравнивая спину и высоко поднимая подбородок.
- Я имею в виду, - Гэмбл посмотрела в ответ поверх очков, теряя весь утонченно-вежливый тон, - что сын ваш выбрал себе не ту компанию для проведения вечеров, а то и ночей. Сказать понятнее? Вам надо бы следить, с кем и как именно тесно общается Джаред.
Отец вскочил со своего места, переводя ошарашено-гневный взгляд с Гэмбл на сына, из чего следовало заключить, что понятнее уже не надо.
- Кто этот мерзавец? - наконец выдавил из себя он.
- Джеральд, сядь, - потянула его за руку Шерон, сохраняя внешнее спокойствие, хотя точеные ноздри ее раздувались так, что в их движении съежившийся на своем стуле Джаред почти видел свою будущую участь.
- Это неважно, если будет необходимость, я сама поговорю с этим учеником, - ответила Гэмбл. - А вам бы не помешало обсудить с сыном его приоритеты. Школа не потерпит подобного в своих стенах.
Джа не мог пошевелиться, не мог даже сказать ничего в свою защиту - словно обухом по голове ударило, выметая все мысли напрочь. Да и говорить было нечего, нечего отрицать. Гэмбл была сукой, но кто этого не знал?..
- Мы уходим, - заявила Шерон, вставая. Резко дернула Джа за рукав, проходя мимо, и даже не посмотрела на сына, толкнув дверь класса.
***
Стив с шипением отскочил, когда дверь ощутимо дала ему по плечу, и Дженсен автоматически сделал шаг назад, поднимая взгляд и сглатывая комок в горле. Родители Джареда, всегда приветливые с ним, окинули его сейчас такими взглядами, словно не будь этой школы и толпы народу вокруг, они свернули бы ему шею. По меньшей мере. Джаред, бледный, вышел за ними и только слабо улыбнулся Дженсу уголком губ, но Шерон тут же еще раз дернула его за руку, не давая остановиться.
- Пиздец, - резюмировал Стив, когда семейство Падалеки скрылось за поворотом.
- Выбирайте выражения, мистер Карлсон, - из-за дверей показалась донельзя довольная Гэмбл и недобро улыбнулась, глядя на друзей поверх очков. - А вам, мистер Эклз, я бы советовала объяснить родителям причины своих поступков заранее, если вы не хотите, чтобы они были так же поражены, как родители мистера Падалеки.
- Это каких же еще поступков? - процедил Дженсен, сощурившись, чтобы скрыть страх и растерянность, но Гэмбл, кажется, этим не обманулась.
- Ну, знаете, всяких провокационных звонков по ночам... и выбор, так сказать, партнера... Все объясните, - сказала она и направилась к лестнице. Карлсон показал ей средний палец вслед, что-то сказал, но Дженсен его уже не слышал, потому что рванул к выходу: было неописуемо страшно за Джареда, хотелось хотя бы увидеть, что с ним все хорошо. Глупость, конечно, Дженс знал - что Джа могут сделать собственные родители? - но ужас не поддавался логике.
Бессильно сжимая кулаки, он смотрел, как отъезжает от школы машина и, кажется, взгляд мутили слезы, а может, просто пыль, гоняемая по дорожкам прохладным, уже совсем зимним ветром. Он опомнился, только когда Стив приземлился рядом с ним на ступеньки, закурил, совершенно игнорируя тот факт, что здесь его мог увидеть кто угодно, и сказал, как-то совсем не похоже на себя, не дурачась:
- Если вы и правда любите друг друга, вы справитесь.
***
Дверца машины хлопнула громко, казалось, по самим барабанным перепонкам, вырывая из какого-то безэмоционального ступора. Джа поднял взгляд в окно - на крыльце школы стоял Дженсен, очевидно, только что выбежавший, и с расстояния нельзя было рассмотреть выражение его лица, но откуда-то Джаред знал, что это смесь досады, страха, обеспокоенности и злости.
- Вы больше не увидитесь, - сухо сказала мама, резко выруливая с парковки перед школой и глядя прямо перед собой.
Джаред вдруг вскинулся, чуть не перевалившись с заднего сидения на передние:
- Почему?! Какое вы имеете право? Причем тут Дженсен вообще?!
Злость, запоздалая и бессильная, рвала изнутри на части. Казалось, если очень постараться, поорать, что-нибудь разрушить, можно повернуть время вспять, отменить запущенный механизм.
- Ты думаешь, я не поняла, что именно о нем говорила эта Гэмбл? Я не такая дура, дорогой, - процедила Шерон. - Успокойся Джеральд, не в машине.
Отец, собиравшийся ответить что-то гневное, судя по лицу, все же заткнулся. Так всегда бывало - со стороны казалось, что он главный в семье, но элегантная, невысокого роста Шерон, в девичестве Кеммэр, на самом деле держала его в маленьком, но крепком кулачке.
- Я видела, что этот парень занял много места в твоей жизни, но все же не верила, что мой сын может настолько опозорить семью, - мать говорила тихо и вроде бы спокойно, но тон был настолько угрожающим, что из Джа словно всю решительность высосали, придавив сверху пониманием собственного бессилия.
- Я люблю его, - наконец, отозвался Джаред, понимая, что отрицать бесполезно, и махнув рукой на любую скрытность.
- Нет, милый, ты запутался. У тебя есть чудесная девушка Женевьев, и ты сам поймешь, как ошибался. Ты пойдешь в колледж, потом вы поженитесь, понятно?
- Я не буду!
- Я не позволю тебе сломать себе жизнь из-за подростковых экспериментов, - поставила точку Шерон, подъезжая к дому. - А теперь иди наверх, в свою комнату. И отдай мне телефон.
***
Джаред третий час лежал на не расстеленной кровати, уставившись в потолок, и думал о том, как он ненавидит этот дом. Его не заперли, нет, хотя мобильный забрали, и желание получить от Дженсена хотя бы смс сменилось беспокойством, что оно-таки придет и станет лишним камнем преткновения в разговоре с родителями. Оставалось надеяться, что Дженсен догадается не писать ничего слишком провокационного в такой ситуации.
Вдруг дверь в комнату открылась, и мама присела на краешек кровати - Джа увидел ее боковым зрением, не отрываясь от созерцания потолка.
- Мы с отцом решили, что ты пока позанимаешься дома, а если не бросишь думать о глупостях, придется перевести тебя в другую школу.
- Я его люблю, и вы ничего с этим не сделаете, - бросил Джаред презрительно.
- В молодости мы все можем делать неправильные выводы, главное - вовремя одуматься. У тебя есть такой шанс, воспользуйся им. Не разрушай свою жизнь, - голос Шерон был, как всегда, обманчиво спокоен, но тон так настойчив, что хотелось спрятаться от этого звука.
Джа резко сел:
- Мам, как ты не понимаешь, это вы сейчас рушите мое счастье!
- Джаред, ты ошибаешься! - Шерон встала и сложила руки на груди, всем своим видом выражая неприступность. - Вечером к тебе зайдет Женевьев, я ей позвонила.
- Ненавижу вас всех, - пробормотал Джа, когда мама вышла, и лег, повернувшись к стене.
***
С родителями Дженсен говорить не стал. Он предполагал, что несмотря на то, что Гэмбл хотела лишь унизить его, ее совет имел определенный смысл, но просто не получалось выдавить из себя ни слова, когда все семейство собралось на ужин после долгих разъездов, делясь дневными впечатлениями и оживленно переговариваясь. Маккензи пару раз тронула Дженсена ладошкой за локоть, смотря снизу вверх вопросительно, но Дженсен отговорился плохим самочувствием и быстро ушел наверх, к себе.
Он не был уверен, сколько просто бродил из угла в угол, потом, опомнившись, отправил Джареду смс с простым вопросом "все в порядке?" и, глянув на часы, понял, что прошло всего пятнадцать минут. По ощущениям казалось - целая вечность.
- Что с тобой? - грустно спросила Маккензи, просунув белокурую голову в открывшуюся дверь, и Дженсен вздрогнул, остановился, прерывая свой маршрут из угла в угол.
- Все хорошо, мелкая, - попытался отмахнуться он, но сестра проскользнула в комнату и плотно закрыла за собой дверь.
- Я не слепая, - сказала она серьезно. -Это Джаред, да? Вы поругались?
Дженс застыл с открытым ртом, а потом быстро заговорил:
- Ни слова родителям, понятно? Это... они плохо к этому отнесутся, расстроятся.
- За кого ты меня держишь, - возмутилась девочка, а потом подошла к брату и крепко обняла его. - Вы помиритесь. Все будет хорошо, - добавила она куда-то ему в футболку, и Дженс второй раз за день ощутил, что сейчас тупо разрыдается.
- Я знаю, мелкая. Спасибо.
Следующий день превратился для Дженсена в ад, потому что место за спиной, где всегда сидел шумный Джаред, пустовало. Встреча в школе казалась ему неприкосновенным шансом поговорить, придумать, как теперь быть, но и его отняли из-под самого носа. С Дженсеном пытались зачем-то поговорить Мэтт и огорченная Дэннил, но если первого ухитрился отогнать Стив, то от Дэни не так-то просто было избавиться.
- Отстань, - капризно заявила она, совершенно не по-женски сильно отстраняя лучшего друга подальше от Дженсена, и встала прямо перед ним, сложив руки на груди. Дженсен смотрел, как пляшут в ее ушах золотые сережки и не мог понять, чего же ей нужно.
- Кислым видом ты ничего не поправишь, - заявила Дэни, - вчера Джен приходила к твоему Джареду по приглашению его родителей. Не знаю, чем дело кончилось, но в таком виде ты рядом с ней смотришься совсем не выигрышно.
- Он все равно меня любит, - сумрачно ответил Дженсен, и Дэни вздохнула.
- Надеюсь, достаточно сильно, иначе мне все же придется расцарапать ему лицо.
Дженс слабо улыбнулся и тут же оказался в душистых объятиях рыжеволосой девушки. Стив сбоку покашлял пару раз, но Дэннил не отреагировала на него, продолжая гладить Дженса по волосам - будто маленького.
- Утешаешь страдальца? - раздался сбоку надменный голосок, и Дэни наконец-то разжала объятия. Там стояла Женевьев в компании девчонок из группы поддержки и с насмешкой смотрела на понурого Дженсена и роскошную Дэннил, не снимающую, впрочем, с его плеча тонкой руки с алым маникюром. - Отличный выбор, Дженсен... если, конечно, у тебя получится с нашей королевой, коль скоро уж ты не по этой части.
Дженсен успел только удивиться, что Дэннил не поддерживает свою, казалось бы, подругу, напротив - уперев свободную руку в бок, она поджала губы и заявила:
- Ты сама об этом подумала бы, прежде чем снова прилипнуть к Падалеки. Впрочем, нет, все в порядке, сисек у тебя нет, так что в темноте, может, что-то и получится...
Джен, мгновенно поменявшись в лице, бросила злой взгляд на теперь уже бывшую подругу, фыркнула и удалилась, цокая каблуками.
- Привет, - сказала Дэни, повернувшись к Стиву, - теперь я, похоже, с вами. Меня зовут Дэннил Харрис, и я ваш новый приятель-изгой.
Теперь Дэннил не отходила от Дженсена ни на шаг, и Стив, как ни странно, не очень довольный этому обстоятельству, все же смирился.
Дженсен, в свою очередь, был даже благодарен.
Ровно до того момента, когда все слова благодарности вылетели у него из головы, стоило ему увидеть на школьном крыльце свою семью в компании неприлично благожелательной мисс Гэмбл.
Ему и объяснять ничего не пришлось: он отлично знал выражение лица матери, появляющееся всякий раз, когда она решала, что кто-то из ее детей что-то сделал не так. Стив и Дэни хотели было пойти за ним, но Дженс покачал головой и, гордо расправив плечи, поднялся на крыльцо в одиночестве.
Он старался не слушать, что говорит ему мать, не встречать укоризненный взгляд отца и довольный - мисс Гэмбл. Но все равно слышал каждое слово, с удивлением отмечая, что ему почти все равно.
- Я, как только увидела этого твоего Джареда, всегда знала, что что-то с ним не то! - драматично заламывала руки Донна, и Дженсен без интереса кивнул, щурясь куда-то мимо ее плеча на солнце над горизонтом. Он прекрасно знал, что все это мать придумала себе только сейчас. Просто потому что выяснила, что ее сын сделал не тот выбор, который одобрила бы она. - С нас хватит, Дженсен, не для того мы тебя растили, чтобы ты вступал в подобные... отношения! А ты... о чем ты думаешь, когда общаешься с этими? Этот твой Стив! Это он тебя надоумил? А теперь стоит и смеется над тобой? А это с ним кто? Дженсен, она похожа на девушку легкого поведения, откуда у тебя такие друзья?! Что я сделала не так?!
Стив, конечно, не смеялся, напротив, вид у него был - полным отражением выражения лица Дженсена, кажется. Он и Дэни стояли в отдалении и, похоже, не сводили с Дженса глаз.
- Завтра мы пойдем в церковь и попросим избавить тебя от этого, - драматично закончила Донна, и Дженсен приподнял бровь.
- С каких пор в церкви от любви избавляют, мам?
- Не говори так! - запричитала мать, - это все чушь, не бывает такой любви! Ты - просто разочарование! Кем ты вырастешь после такого? Со своим модельным бизнесом? Наркоманом и шлюхой?
- Хватит, - подал голос Алан и приобнял жену за плечи, заставляя замолчать. - Мы все сделаем как нужно, Дженсен, ты же знаешь, что лучше не спорить с нами. Мы едем домой, а потом займемся твоим лечением.
- Я учебники в кабинете забыл, - пробурчал Дженс, отступив на шаг. Он глянул в лицо отцу и понял, что тот, несмотря на внешнее спокойствие, тоже никогда его не услышит. Последние слова матери осели в горле противным комком, так, что захотелось кусать губы от обиды.
Вдобавок, Дженс знал, что ему грозит. Знал, что не шутят насчет "лечения", и это было действительно очень страшно...
- Я сейчас, - выдохнул он и рванул мимо Гэмбл за открывшуюся как раз тяжелую дверь, сбивая с ног младшеклассника.
Как и все, он знал, что у школы есть еще один выход и мчался к нему, сам толком не зная, что собирается делать, куда бежать и как спасаться.
Только теперь Дженсен понял, что такое "второе дыхание", когда, захлебываясь воздухом, все еще гнал до автобусной остановки, откуда транспорт из их пригорода отходил прямо в большой город. В мир, в котором он рассчитывал укрыться, чтобы потом незаметно вернуться за Джаредом.
Джаред.
Автобус уже отходил, когда Дженс развернулся и, петляя крошечными улочками, направился к его дому. Нужно было увидеть его, сказать о своих планах...
***
- Джаред, спустись вниз, пришел репетитор по математике.
Отец в который раз заглянул в его комнату за сегодняшний день. Джа сидел у окна, меланхолично листая страницы старого школьного альбома. Он нашел там совсем юного Дженсена, светловолосого улыбчивого мальчика в синей рубашке - как раньше можно было не замечать это фото?..
- Я никуда не пойду, я же сказал, - бросил Джа через плечо и вернулся к изучению прочих страниц альбома.
- Невзирая ни на что, ты должен учиться, у тебя зимой вступительные экзамены в колледж! Мама говорит...
- Мне все равно, что говорит мама, пап. Хотите, чтобы я учился - отпустите меня в школу. Неужели вы не поняли?
- Мальчик, ты ведешь себя недопустимо! - похоже, отец, наконец-то, вышел из себя. - Во-первых, развернись, когда я с тобой разговариваю. Во-вторых, то, что ты не сошел в гостиную, когда приходила мисс Кортез - это вопиюще!..
- Паап, не напрягайся, а? - Джа все же повернулся к отцу лицом и страдальчески наморщил лоб. - Лучше скажи - мне хоть разрешено выйти подышать воздухом?
Джеральд сжал губы, но прекратил упрекать - на самом деле, он был мягким человеком, и совсем не любил и не умел ссориться с родными.
- Можешь выйти во двор, - коротко ответил он и вышел из комнаты.
- Так и сделаю, - протянул Джа, криво усмехнувшись.
Он переместился на кровать и лежал, глядя в пространство перед собой, когда в оконное стекло ударился мелкий камушек, потом еще один. Парень встал и поднял раму, оглядываясь. Напротив, почти скрытый листвой разросшейся яблони, стоял Дженсен, замахнувшись для броска еще одним кусочком гальки, которая устилала дорожку к дому. Джа широко улыбнулся и сделал знак прекратить, а потом поймал ответную улыбку Дженсена - несмотря на все, что творилось вокруг, радость от встречи была сильнее проблем.
- Ты куда собрался? - строгий мамин голос заставил остановиться, когда Джа проходил мимо гостиной.
- Никуда. Выйду во двор. Хоть это мне разрешается? - едко поинтересовался парень.
Напротив Шерон за столом сидел представительного вида мужчина в костюме и внимательно смотрел на Джареда.
- Сынок, познакомься, это мистер Фуллер, социальный работник, мисс Гэмбл любезно посоветовала нам его. Я надеюсь, что все же не придется к нему обращаться за помощью, и что ты не станешь делать глупостей в связи с... ситуацией. - Шерон произнесла последнее слово с таким презрением, что Джа передернуло. - Курт как раз специализируется на подобных отклонениях подросткового развития...
Джа почувствовал, что больше не в силах это слушать, и рванул из комнаты. В спину ему донеслись слова матери:
- Не заставляй меня прибегать к таким методам!
Выскочив на улицу, Джа быстрым шагом направился к тому месту, где стоял Дженсен, схватил его за рукав и потащил в самый угол небольшого сада позади дома. Там толкнул к забору и прижался губами в жадном поцелуе-укусе.
- Я думал, с ума сойду без тебя... - выдохнул в губы, наконец, прервав прикосновение.
Дженсен со вздохом облегчения позволил себе расслабиться в надежных объятиях на долгие секунды, отвечая на поцелуй с исступленной жадностью, и стоило Джареду оторваться от него, притянул обратно, вжимаясь всем телом.
- А я сошел, - прошептал он, судорожно ощупывая взглядом любимое лицо напротив. - Джей, она рассказала моим, и мне... в общем, мне будет очень плохо, если я к ним вернусь. Мать затаскает меня по церквям в надежде изгнать беса, - Дженс хмыкнул и закрыл на миг глаза. - У меня есть деньги и телефон тоже, короче, я хотел сказать, что пора уехать. Да, это раньше, чем мы собирались, - заторопился он, заметив, что Джа хочет что-то ответить, - но иначе мы можем больше никогда не увидеться, я не хочу так, я люблю тебя, Джей, и я точно знаю, что это не проклятие и не бесовщина, и...
Дженс задохнулся словами и откинул голову, прижимаясь макушкой к забору, словно все силы вдруг разом покинули его.
- Я... Боже мой, - начал Джа, не зная, что говорить, что думать, все было настолько быстро и не вовремя. - Я бы очень хотел, правда...
Джа на несколько секунд замолчал, подбирая слова, и Дженсен открыл глаза, посмотрел, выжидательно прищурившись. Джа продолжил:
- Нам не дадут сбежать. Им не составит труда нас найти и вернуть, и тогда все будет намного хуже. Мы должны переждать, понимаешь? Убедить, что все нормально.
Наступило долгое молчание, и Дженсен разжал руки, отступил на полшага. Джа по инерции потянулся следом, заглядывая в глаза.
- Ты все равно уедешь, так ведь? - спросил, уже зная ответ и не в силах поверить.
- Ты либо меня не слушал, либо не понял, - очень ровно сказал Дженсен. - Я знаю своих родителей. Мы больше никогда не увидимся. Это не шутка, и я не пытаюсь тебя напугать.
Дженсен вывернулся из-под протянутой руки и отступил еще, глядя Джа в глаза и чувствуя, как внутри с хрустом что-то трескается. Может, сердце готовится разбиться.
- Ты, конечно, можешь их убедить, что любишь Джен, можешь перетерпеть все эти насмешки в школе, а потом отряхнуться и сделать вид, что все хорошо. Но меня ждет другое, от меня не отстанут так просто, - произнес Дженсен медленно и выгнул бровь, выразительно усмехнувшись: - Впрочем, я уже вижу, что ты так и сделаешь. А я - да, я уезжаю.
- Нет, Дженсен, стой! - Джа шагнул вперед, пытаясь поймать его руку, но Дженс только покачал головой, отступая еще дальше, и взгляд его был таким горьким - тот взгляд, который давно уже не предназначался для Джареда, чужой, закрытый. Словно прямо на глазах Дженсен снова прятался в свою броню, от которой с таким трудом избавился.
- Подожди, давай поговорим, - умоляющим тоном произнес Джа, понимая, что ничего правильного сказать не может. Не может уехать, потому что... Потому что не верит, что будет лучше. Их вернут, точно вернут, эта мысль билась в черепной коробке, и комок в горле становился невыносимо болезненным.
- Не о чем говорить, - бросил Дженсен.
- Джаред, что он тут делает?
На заднем крыльце стояла Шерон и гневно переводила взгляд с одного парня на другого.
- Ты решил меня обмануть?! Пошел в дом, сейчас же! А ты... - она повернулась к Дженсену, но тот, в последний раз взглянув на Джа, повернулся и побежал к невысокому забору, перепрыгнул его и скрылся за зеленой оградой.
Джаред метнулся в дом, чуть не сбив мать с ног, наверх, в свою комнату и упал лицом вниз на кровать. Бессилие и злость на себя, на свою трусость, на родителей, на Гэмбл просто рвала изнутри, сотрясая тело беззвучными рыданиями, и не было никакой возможности остановиться.
***
Дождь шумел и хлестал по крыше автобуса, небо изредка освещалось вспышками молний, делящими его на обломки. Дженсен, забившийся на самое дальнее сиденье и закутавшийся в куртку по самый нос, сонно смотрел на мелькающие вдоль дороги яркие огни большого города и чувствовал себя одиноким.
Пару часов назад он получал похвалы в свой адрес и недвусмысленные взгляды приглашенного фотографа, который прозрачно намекал на то, что может помочь Дженсену с его финансовым положением. Тот, краснея, бормотал что-то в ответ, и сбежал при первой же возможности, правда, визитку все же взял.
Дела у него откровенно не клеились, зарабатывал он нормально, но недостаточно, чтобы жить, как мечталось, чтобы изничтожить поселившуюся с самого отъезда под сердцем глухую тоску. Родители и брат с ним не связывались, был только Стив и Маккензи, но Стив учился в школе, как все нормальные ровесники Дженсена, и разговоров о Джареде почему-то избегал, а Маккензи не так уж часто удавалось позвонить брату, не будучи уличенной в этом перед родителями. Да и разговоров о последних, которые столь часто заводила сестра, избегал сам Дженсен.
Впрочем, не то чтобы Дженсену хотелось говорить и о Джареде.
Хозяйка съемной квартиры, судя по звукам, смотрела телевизор у тебя в комнате. Прихожая была погружена в полумрак, и, стараясь двигаться тихо, Дженсен разулся, а потом стал было открывать дверь своей комнаты ключом, но та поддалась и так, к большому удивлению временного хозяина помещения.
- Я думала, ты не придешь, - раздался голос откуда-то со стороны окна, и Дженс щелкнул выключателем. - Не бог весть какие апартаменты, Эклз, не ожидала даже, - по-доброму рассмеялась Дэннил Харрис и поднялась к нему навстречу, разгладив мимоходом кофейного цвета покрывало кровати, на котором сидела.
- Ты как тут оказалась? - ошарашено спросил Дженсен и стянул с плеч куртку.
- Стив дал твой адрес. Я выучилась на визажиста и подумала... подумала, что могу пригодиться тебе, - Дэни опустила глаза и виновато улыбнулась. - Вдвоем ведь проще выживать, тебе не кажется?
- А родители как тебя отпустили? - Дженсен повесил куртку на спинку стула и приблизился к Дэни, все еще неверяще разглядывая ее решительное личико.
- Ой, да ладно, что ты знаешь о моей семье? Им плевать на меня, - рассмеялась Дэннил. - Главное, что я закончила кое-как эту чертову школу. Уехала и ладно.
Дженс слабо улыбнулся и заключил девушку в объятия, чувствуя, как словно становится чуть легче дышать.
- Ты не меня, конечно, ждал, - фыркнула ему в плечо Дэннил, - но я, вроде, тоже ничего.
- Я его не ждал, - жестко отрезал Дженсен. - И не буду ждать. С ним ведь все хорошо?
Дэни отстранилась. В свете неяркой лампочки ее волосы отливали жидким золотом.
- Как тебе сказать... Он жив и здоров. Но он не говорил со мной весь этот год, так что...
- Он с... ней? С Джен?
Это было странно - Дженсен впервые в жизни видел, как Дэннил виновато опускает глаза, прежде чем честно ответить:
- Да.
Пока Дженсен отогревался, закутавшись в одеяло, Дэннил заварила чай, выпотрошила свою сумку, в которой в основном лежали сладости и немного аккуратно сложенной одежды, и протянула Дженсену кулек конфет.
- Расскажи мне, как тут у тебя все. Будем придумывать план по завоеванию мира.
Дженсен развернул конфеты, проводил взглядом ручки Дэни без привычного алого маникюра, расставляющие чашки на столе, а потом пропихнул руку в карман и нащупал там чуть смявшуюся визитку. Она, казалось, жгла пальцы, но решимость Дженсена оказалась сильнее, особенно после того, как он узнал, что Джа, его Джа - больше совсем не его.
- У меня есть план по завоеванию мира, Дэни, - сказал он и встретил ее удивленный взгляд. - И он проще, чем ты могла подумать.
***
Таа-дам-та-дам...
Вступительный такт марша Мендельсона разнесся под куполом церкви, и атмосфера тут же приобрела какую-то священную торжественность. Джаред повернулся - на другом конце прохода, в нише появилась Женевьев в узком белоснежном платье и под руку со своим отцом. Джа улыбнулся, скользнул взглядом по притихшим гостям, остановился на усталом лице Чеда в третьем ряду...

...Чед вваливается в его комнату на одиннадцатый день Великой Депрессии (отвратительно издевательское название, которое придумала мама для почти двухмесячного добровольного Джаредова заточения дома - начиная со дня отъезда Дженсена). Вваливается, как ни в чем не бывало, как он делал это прошлые десять лет - и будто бы не было последних недель. Джаред сидит за столом и тупо пялится в монитор. Считается, что он читает книги по программе, хотя по факту он за три дня не продвинулся и на десяток страниц.
- Привет, чувак, - Чед хлопает Джа по плечу и плюхается на кровать. - Ты как? Ты когда последний раз ел? Выглядишь неважно.
Джаред разворачивается на вертящемся кресле, не находя даже сил для должного удивления по поводу внезапно опять дружеского поведения Чеда. Наверняка мать надоумила. Говорит только:
- Или ты скажешь, что принес выпить, или катись отсюда...

...Джен прошла треть ковровой дорожки между скамьями, улыбаясь гостям. Это и правда для нее был счастливый момент. А для Джареда... Он привык к мысли, что иначе не будет. Может, именно такое счастье ждет в мире реальности, а не юношеских грез?.. Джа снова бросил взгляд на Мюррея.
Его не взяли в число свидетелей. За последние два года, что они провели в колледже, его раза четыре чуть не выгнали из-за прогулов, пьяных вечеринок в комнате, да и в употреблении-хранении подозревали многие. Впрочем, не пригласить старого друга на свадьбу вовсе было нельзя...

...Чед широко ухмыляется и достает из сумки бутылку хорошего виски. Джа чувствует, как по телу проходит дрожь, и нервно сглатывает. Тот же самый виски.
- Эй, чувак, ты как? Может, тебе нельзя пить? - Чед кладет руку ему на лоб, прикидывая температуру, затем опускает пальцы на щеку. Джа поднимает взгляд, не отстраняясь:
- Мне нужно выпить...

...Шерон гордо восседала на первом ряду, довольно улыбнулась, когда Джен поцеловала своего отца в щеку и, наконец, встала перед Джаредом, подавая ему маленькие ладошки. Девушка сегодня была необычайно красива, этого нельзя было не признать. За последние два года она превратилась в леди, становясь еще более завидной невесткой родителям Джа. Она выучилась на пиар-менеджера и вот-вот собиралась приступить к работе в компании отца, Джа оставался еще год на юридическом в том же колледже. Сегодня должно было быть положено начало безусловно прекрасному союзу. По крайней мере, так твердили все вокруг.
- Ты как? Голова не кружится? - шепнула Джен, заметив бледность жениха.

...- Ты как? Голова не кружится? - Чед отбирает у Джареда бутылку. - Нельзя столько пить, особенно, если так мало ешь!
Мюррей перегибается через колени друга, пытаясь вытащить пачку сигарет из сумки на полу, теряет равновесие и почти падает, но Джаред ловит его за талию. Откуда только реакция берется, после половины бутылки-то…
Они полусидят на кровати, и последние полчаса только то и делают, что пьют и перебрасываются редкими фразами. Джа это устраивает. Алкоголь шумит в голове, впервые за полторы недели позволяя не думать каждую секунду о Дженсене. О том, кто уехал - и, правда ведь, не соврал - безвозвратно. Никто ничего о нем не слышал, и родители разве что не пляшут от радости.
Чед щелкает зажигалкой, затягивается, выдыхает дым. Курит он совершенно обычно, в подметки Дженсену не годится, но в теперешнем состоянии уже плевать - мозг услужливо подсовывает воспоминания, от которых моментально становится жарко.
Не вполне отдавая себе отчет в том, что делает, Джа тянется, отбирает наполовину истлевшую сигарету, выбрасывает в окно. Чед в недоумении пялится в ответ, наблюдая, как Джа садится на кровати на пятки лицом к нему, берет бутылку с недопитым виски, подносит к его губам.
- Открой рот.
Чед, не отрывая взгляда от лица Джа, медленно приоткрывает губы, позволяя нескольким каплям горького напитка скользнуть внутрь, после чего Джа отводит бутылку и склоняется, впиваясь влажным поцелуем, слизывая горечь с губ, проникая языком глубже. Чед несколько секунд не двигается, а потом протяжно стонет, хватает за плечи и валится спиной на кровать, утягивая Джареда за собой...

...- Немного. Есть о чем подумать, - шепнул Джа в ответ, а затем взглянул на благодушно улыбающегося священника: - Мы готовы, падре.