растопи меня нежно

Фемслэш
NC-17
В процессе
76
автор
Размер:
планируется Макси, написано 234 страницы, 24 части
Описание:
Чжоу Цзыюй потеряла родителей в раннем возрасте, её удочеряет миллиардерша—Им Наён, которая не может пережить потерю близких людей. Младшая живет за счёт богатых ухажеров, а Наён расслабляется в клубах и барах.
Ким Дахён, великая пианистка 21 века, которая не может никак влюбиться, встречает миллионершу Хираи Момо, с которой ей предстоит сделать совместное выступление.
Сон Чеён—известная художница сталкивается с миллионершей Мёи Миной, которая винит себя в смерти человека.
Примечания автора:
https://vk.com/wall-194784967_3
Группа будет активничать начиная с 1июня, а пока подписывайтесь 😋
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
76 Нравится 245 Отзывы 9 В сборник Скачать

переполненные чувства

Настройки текста

день, когда Мина узнала, что Чеён это и есть её обожаемый художник. день, когда состоялась конференция.

Мина всё ещё была в шоке, узнав такую инсайдерскую информацию, хотя она была больше смущена. Раньше, когда она так и горела желанием узнать личность автора, она думала, что спросит много о чем, спросит верны ли ее те или иные догадки. Однако сейчас, понимая, что она сказала много лишнего, она чувствует удушающее смущение. Она совсем не зла, что Чеён скрыла такую информацию о себе, ведь скорее всего у неё заключён контракт. Все таки люди инкогнито вызывают у большей массы дикий интерес, и Мёи не исключение. Да и младшая в итоге призналась, они становятся слишком близки. Мина уверена, что Сон не из тех, кто так просто говорит о себе что то личное. Она как арбуз, снаружи зелёная, кажется какой то незрелой, и похожей на странного подростка со своими причудами, но внутри она красная, спелая и сочная, достаточно зрелая для тех мыслей, которые она передаёт через свои работы. Она удивительна. Чувство восхищения. Мина его чувствует. Сейчас они снова сидят в самолете, и снова вместе. Хотя тут нет ничего удивительного, учитывая, что было ночью. Это на самом деле не смутило никого из них, будто всё в порядке вещей. Только вот, Мина из тех, кто не может спать в чужом присутствии, а Чеён из тех, кому нравится личное пространство. Мина нарушила его полностью, а она рада. Чеён спала очень очень близко, а Мина чувствовала тепло и безопасность.

вечер прошлого дня

Они сидели на кухне, после того, как Чеён разрешила осмотреться старшей в её так сказать, мастерской. Мина нарезала круги молча, ее наглое человеческое чувство интереса так и хотело спросить, что же скрывает эта мантия, которая была повешена на одно из полотен, которые покоилось в центре комнаты. Рядом лежали краски в разнобой, кисточки были опущены в стакан с водой, пол был немного измазан чёрным оттенком. Картина была в процессе. Мина анализировала всё, не часто ведь сама Strawberry позволит войти в своё самое сокровенное место. Мёи из тех кто пользуется любой возможностью, всё таки встреча с самой художницей было чем то нереальным. Но когда она сама предложила осмотреться, то Мина не могла и слова вымолвить, возможно нужно было отказаться, но уже поздно о чем то жалеть. Они обе уже не в том положении чтобы о чем то жалеть. После осмотра, Мина почувствовала дежавю, будто ее самая сокровенная мечта сбылась. Она была счастлива. Счастье. Чеён дарит ей его. Сон немного переживала, облизывала свои губы, переминалась с ноги на ногу каждый раз, когда Мина останавливала свой взгляд на чем то. Для Чеён показ своих картин, был сравним с процессом операции, когда ты засыпаешь, и не знаешь, насколько хорошо хирург справится со своей работой. После десяти минут молчания, они спускаются вниз, где их ждала пицца и пара бутылок колы. Мина дарит ей нежную улыбку, нет, благодарную, такую, будто Чеён купила ребёнку леденец, который он так сильно хотел. Мина сейчас была похожа именно на ребёнка, чья мечта воплотилась в реальность. Чеён кусает пиццу, они все ещё молчат. —Я смущена.—заявляет Мина, младшая чуть не давится куском.—Но я хочу спросить, иначе я взорвусь от любопытства. Можно? —Конечно,—отпивая глоток газировки, улыбается Сон.—что угодно. —Когда ты была у меня дома, я рассказывала тебе про картину, твою картину.—отводит взгляд старшая.—Мои мысли были верны? —Знаешь, я раньше никогда не слышала более точного описания своей работы. Даже Цзыюй с Дахен будучи так близки ко мне, не всегда могли описать эмоции, что я испытывала при рисовании.—честно отвечает Сон.—Если честно, твой рассказ меня немного напугал. —Почему?—смотрит прямо в глаза девушке японка. —Никогда бы не подумала, что один человек, так четко может понять другого. Тишина. Мина чувствует гордость за себя. Чеён не очень верила в родственные души, ведь даже порой самые близкие ей люди, не всегда понимали её. Она никогда не была фанаткой мелодрам, где главные герои с полу слова могут понять друг друга, но оказавшись в такой ситуации, она обязательно должна пересмотреть ту мелодраму, которую заставила недавно смотреть ее Дахён. —Я никогда бы не подумала, что другой человек сможет описать мои чувства с помощью краски.—Мина больше не отводит взгляд.—У меня деперсонализация, я действительно плохо понимаю, что я чувствую, нет, я была убеждена, что я ничего не чувствую. Но теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что именно твои картины описывали мое моральное состояние, чувства и эмоции, которые я не могла выразить сама. Я искала себя, в итоге, ты нашла меня. Странное ощущение. —Чаще всего, мы зависим от других людей.—Чеён никогда не хотела это признавать.—Если честно, я думала, что я никогда не смогу полностью кому то довериться, кроме Дахён и Цзыюй. Не потому что мы друзья, просто они такие же как я. Не могут преподнести себя людям такими, какие они есть. Мы все кажемся не теми, кем являемся. Именно это нас объединило. Поэтому мы начали развиваться в отраслях, где мы могли показать свои истинные личности.—она была слишком мудра.—Цзыюй была моделью, она была поистине невинной музой на любой обложке по сравнению с другими. Все считают ее стервой и легкодоступной, но она совсем не такая. Дахен кажется холодной, бесчувственной мразью, которая играет с чужими чувствами, однако она беззащитная и запутавшаяся в себе девушка, которая просто приспособилась к своему статусу. И только когда она играет на фортепиано, мы можем видеть настоящую Ким Дахён. Чувственная, сентиментальная, ранимая. Им навешали ярлыков, заставили быть теми, кем они не являются. Они не заслуживают всего этого дерьма в их жизни.—грустно сжимает губы Сон, Мина слушает ее с восхищением, с пониманием. —А ты? Кто ты на самом деле, Сон Чеён? —Наблюдатель.—улыбается Чеён.—Я никогда не вливаюсь в коллективы, считала это чем то глупым, зачем мне люди? Все уйдут, в итоге ты останешься один. Я всегда просто наблюдала. Именно за эту мою «особенность», люди начали травить меня, говорить, что я странная, дикая социофобка. Когда я начала интересоваться искусством, я снова была осуждена за свои вкусы в одежде, прическе, рисунках, которые никто не понимал.—Мина хочет посмотреть в глаза каждому, кто смел травить это чудо.—Я всегда была неким изгоем, который с течением времени обрёл популярность за свою необычность. Однако, все люди необычны. Я не могла объяснить это людям внятно, поэтому начала рисовать. Это началось, когда папа умер, и никто не понимал, что же именно я чувствую, ведь я молчала три месяца. Тогда я ушла с головой в свои рисунки. Да и чувство наблюдательности, если так можно сказать развилось именно в тот момент, когда мне никто не говорил, что происходит, пришлось разбираться самой.—Мина хотела что то сказать, но Чеён ее перебила.—А сейчас я сижу перед тобой голая, ты знаешь и понимаешь абсолютно всё. Я доверилась человеку, которого знаю полторы недели. Не знаю, кто чем руководствовался, но теперь мы пришли к этому. —Я не могу описывать себя с любой точки зрения, а ты делаешь это не стараясь. Тебя никто не может понять, а я читаю тебя.—подводит итоги Мина.—Что же я должна чувствовать сейчас?—её сердце дико колотится. —Страх? —Перед неопределённостью. —Интерес? —Искренний. —Что будешь делать? —Будем делать, в данной ситуации наблюдателем я тебя не оставлю. —Дискриминируешь мои предпочтения? —Разве? Ты устала наблюдать. Тебе это нравилось, потому что ты была убеждена в том, что ты всю жизнь будешь непонятой. Сейчас, ты просто боишься. —Прекрати читать меня. —Не могу остановиться, слишком нравится. —Я? —Возможно. Ты же знаешь, что я не знаю. —Что ты чувствуешь сейчас? —Возбуждение. Кола становится всё теплее, пока в комнате становится слишком жарко. Или Чеён так кажется. Мина поднимает градус, вставая со стула напротив. Она наклоняется через круглый стол, убирает кусочек пепперони с губы младшей одним движением кисти. Сон понимает, что это зелёный цвет. Она хватает чужую руку, их лица слишком близки. Ченг целует внутреннюю часть ладони, Мина замирает. Смотрит, ожидает чужие действия. Сидящая девушка улыбается. Мёи сама напросилась, сама виновата. Так думает Чеён, когда выходит из за стола, все ещё держа чужую такую мягкую и тёплую ладонь. Она разворачивает старшую на 180 градусов, припечатывая её к столу задницей. Мина дышит тяжело, когда Чеён ставит свою ноги между её, немного раздвигая. Наклоняется к старшей, но не целует, пиццу жалко. Убирает её на другой край стола одним движением. Мина лижет чужую мочку, когда лицо школьницы упирается в плечо. Тепло и возбуждение овладевают обеими. Ноги подкашиваются от чужого действия. Чеён больше не ждёт, целует. Мина больше не ожидает, отвечает. Поцелуй выходит напирающим с обеих сторон. Чеён целует её грубо, Мина думает, что это очень даже в её стиле. И ей определенно нравится такой расклад событий. Они слишком хорошо чувствуют друг друга. Мина держится за чужую шею, пока младшая держит её всю, чтобы та совсем расслабилась. Одним движением садит Мёи на стол, и Чеён рада, что та была в юбке. Она вздергивается неприлично высоко, Мина вообще вся неприличная, когда дело касается этой девушки. Их губы уже припухли от такого количества поцелуев, тогда Мина кусает, несильно, но достаточно, чтобы Сон томно выдохнула от неожиданности. Мина распускает свои руки, ведёт их вниз от шеи, цепляется за край футболки. Трогает чужой торс, выпирающие мышцы на животе, твёрдую спину, на пальцах что то жжёт, и это что то возбуждение. Чеён очень красивая. Поднимает футболку вверх, снимает, поцелуй прерывается, позволяя рассмотреть чужое тело, как ее картины. Мина бы купила такую картину, только вот она бесценна. Чеён больше не смущается, позволяет гулять чужим рукам по всему телу. Её пробивает на улыбку, когда старшая завороженно смотрит на ее полуголое тело, совсем не стыдясь. Школьница опускает ладони на чужие бёдра, всё ниже и ниже, доходя до подола юбки. —Ты красивая.—говорит Мина.—Очень красивая. —Знаю.—слышится в ответ.—Я хочу большего, ты не против?—смотря в чужие глаза, где плясали черти, спрашивает Сон. —Не против.—тянет вновь в поцелуй старшая. Чеён не церемонясь, суёт руку в чужую юбку, где уже было намокшее бельё. Мина уже была достаточно возбуждена, мысль о том, что она возбудилась из за Сон, несомненно радует. Она срывает белье, кидая его на стул, где недавно сидела Мина. Теперь старшая сидела лишь в одной юбке, и трение о грубую ткань все сильнее возбуждало. Чеён тянет ее на себя, заставляя встать на ноги, Мина слушается. Сон снова разворачивает ее лицом к столу, японка понимает, что от неё хотят. Она ложится верхней частью тела на стол. Юбка падает на пол, когда младшая расстёгивает молнию. Она стояла в такой позе, где было видно всё, это совсем не смущает. Чеён дьявольски улыбается и наклоняет лицо к чужой открытой шее, оставляя до ужаса влажные поцелуи. Мина дрожит от таких действий, возбуждение бьёт через край, она утопает в своих же всхлипах. Чеён больше не мучает девушку, кладёт ладонь поверх половых губ. Открывает их, нажимая на выпирающий клитор, который так и требовал внимание. Массирует, подразнивая старшую, пока средний палец терся о вход внутрь. Мина стонет, чувствуя это всё. Кровь не по-детски приливает к щекам и к низу, хотя большего. Чеён больше не церемонится, когда слышит чужие просьбы. —Пожалуйста, мне это нужно, Чеён-а. Это было рычагом. Она входит одним пальцем, больше не играя с комком нервов. Мина глотает и закатывает глаза, чувствуя в себе чужой длинный палец. Грудная клетка сдавлена из за напора сверху, ведь младшая в итоге давила левой рукой сверху, чтобы ты не поднималась. Выходя и входя раз за разом, места для второго пальца стало достаточно. Чеён входит уже жёстче, прямо до костяшек, заставляя стонать девушку под ней все громче. Мина стонет так, как никогда не стонала. Чеён нравится. Резкие движение туда и обратно в итоге доводят её до пика, к тому же Сон на последних секундах до оргазма добавила ещё один палец. Мина ощутила всю мощность оргазма. Отдышка была долгая, младшая помогла встать со стола. Чеён поцеловала ещё раз, но уже мягче, теплее, легче. Именно то, что нужно было после жесткого секса на столе. От этих мыслей Мина заливается краской. Она не может поверить, что они сделали это здесь, вместе. Ее окутали смешанные чувства. Чеён подняла юбку и трусы, Мина все ещё стояла полу обнаженная среди квартиры, тогда Сон взяла ее за руку. Они молчали, вошли в душевую комнату, Чеён разделась полностью. Мёи была смущена мыслью о том, что они будут мыться вместе. Младшая же была очень спокойна, но так было лишь снаружи. —Ты поверишь, если скажу, что душ на втором этаже сломан?—спрашивает школьница. —Да.—хитро улыбаясь говорит Мина. Всё смущение ушло.—Мне нравится твой гель для душа, да и мой закончился. Веришь? —Да. Они заходят, Чеён быстро регулирует температуру. Вода была достаточно горячей, а напор был мощным, чтобы они сразу же намокли во всех смыслах. Сон была прижата чужим оголенным телом об кафель. Мина сполна теперь могла насладится юным телом, сжимала грудь, облизывала и кусала соски, затем целуя их, извинялась. Контраст чужих действий возбуждал. Чужие руки Мина держала за головой, говоря, что теперь ее очередь. Чеён была не против, как и всегда. В кабинке было невыносимо жарко, тогда Мина отключила горячую. Исследовала чужое тело, она поняла, что ей нравится все исследовать, когда дела касается этого подростка. Чеён нравится быть подопытной. Рука спускается ниже, нащупывая чужую промежность, входит пальцем. Тело дергается от неожиданности, Чеён выдаёт гортанный вздох. —Это же не первый раз? —Не обольщайся. Мне 17. —Мне 27, меня посадят?—ухмыляясь и продолжая трахать младшую, язвит японка. —Будешь много болтать, да. Мина понимает намеки, целует снова, так же мокро, как их тела. Вставляет сразу три пальца, движение становятся все сильнее. Она наконец находит точку G, входит глубоко и надолго, как грязно. Чеён стонет, ее голос срывается от такого количества криков. Мина отпускает чужие руки, тогда Чеён цепляется за чужие волосы. Мина поднимает ее левую ногу, дабы немного сменить позу и вставлять пальцы глубже. Через минуту чувствуют тёплую жидкость, температура воды не давала им сгореть заживо. Чеён облегченно вздыхает, Мина обнимает её. Шепчет на ушко: —Хорошая девочка. —Извращенка. —Тебе же нравится. —Я не отрицала. —Сумасшедшая. —Тебе же нравится. Мине нравится. Очень нравится. После нескольких минут поцелуев уже под горячей водой, Чеён берет гель для душа, мылит его в области груди старшей. Озабоченный подросток, думает Мина, но она ничем не лучше. Чеён мылит её полностью, пока старшая моет её волосы. Когда Чеён смывала шампунь, то вода накопилась во рту. Она стрельнула ею в лицо Мины, та совсем не ожидала такого, и начала слишком сильно смеяться от такого дурачества. Они мылись со смехом после всего, что вытворяли последние 20 минут, как ни в чем не бывало. Чеён шлепает чужую задницу, якобы там было слишком много пены. Школьница давно хотела это сделать, эти бёдра были шикарны. Мина это знала, когда специально нагибалась, чтобы поднять упавший тюбик шампуня. Они мылись минут 30, они слишком громкие, когда вместе. Они не умолкали ни на секунду, либо смеялись во все легкие, либо о чем то болтали. Мина сушила чужие длинные волосы, и обнаружила что они ненастоящие. Она бы хотела увидеть ее с короткими волосами, с каре. —Хочешь увидеть с короткими?—спрашивает школьница, вставая с дивана и идя к тумбочке, где покоились ножницы. Мина впала в ступор, когда девушка начала отрезать волосы. —Я помогу.—с тёплой улыбкой сказала Мёи.— Ты в любом виде красивая. Она аккуратно обрезает длинну, это заняло десять минут. Сушить стало легче. Чеён была так очаровательна с такой длинной, с любой, сама школьница была очаровательной. Они спустились вниз, доесть уже давно остывшую пиццу. Мина думала, что возможно, им станет неловко, но наоборот, на душе стало легче. Так легко ей не было давно. Чеён заставляет чувствовать эту легкость жизнь, помогает пробовать на вкус радость, смех. После тридцати минут поедания пиццы, они не знали, как им лучше лечь спать. —Хочешь лечь вместе? —Да.—с тёплой улыбкой отвечает старшая. Они лежали под одним одеялом. Мина чувствовала клубничный гель, и не могла им надышаться. Они не касались друг друга, лежали обе прямо. Не знали, что им стоит делать, боялись серьезного разговора. Чеён обхватила чужую ладонь, и стало в разы спокойнее. —Ты не можешь теперь делать вид, что мы незнакомы. —Я не буду. Чего ты хочешь Чеён-а? —Не уходи.—шепчет губами Сон, разворачиваясь к ней.—Не оставляй меня одну. Не заставляй чувствовать себя брошенной. —Не буду. —Не бросай меня. —Не буду. —Не лги мне. —Не буду. —Это всё чего я хочу. Но чего же хочешь ты? —Я не знаю.—сглатывает стыд Мина.—Мне страшно, ощущение, что это сон. Все мои чувства сейчас на пике взрыва, а в крови слишком много адреналина. Я боюсь. —Чего? —Тебя. Вдруг, это все обман. Вдруг, обманываю себя, а ещё хуже тебя. Все не может быть так. Разве я заслуживаю всего этого, тебя? —Хватит корить себя, Мина-я. Ты все ещё человек, людям свойственно бояться, чувствовать непонятно что. В такие моменты спроси себя, счастлива ли ты сейчас. —Если не сползающую улыбку с моей физиономии можно назвать показателем счастья, то да, я счастлива. —Можно. Мина обнимает её первой, загребая миниатюрное тело под себя. Они так и засыпают.

вечер. конец конференции

К сожалению Мина и Чеён не успели на конференцию. Они приземлились к восьми вечера. Дахён написала младшей, что ждёт её у себя в 10 вечера. Младшая даже не заезжала к родителям, написала маме, что приземлилась, но зайти не сможет. Миссис Сон поняла её. Мину встречала Сана, которая активно махала табличкой в центре холла. Мёи не осознавая, ухмыльнулась милости коричневолосой. Чеён не видела её раньше, но она была дико красивой. Она задаётся вопросом, все от подруги Мины прирожденные модели. Старшая улыбается школьнице, говоря, что им стоит пойти на встречу к незнакомке, Сон лишь кивает. —Ох, Мина-чан, я так скучала,—со своей силой обнимает её Минатозаки.—эгоистка!—ее выражение лица неописуемо в момент удара правой руки младшей.—Как ты могла так просто уехать, опять. Знаешь, как мы переживали. —И тебе привет Сана-чан.—мягко смеётся Мина, Чеён не может оторвать глаз.—Прости.—гладит по голове старшей. —Не делай такие глазки, это тебе не помож— Взгляд Саны останавливается на девушке сзади, которая с обожанием и легкой улыбкой смотрела на них. Минатозаки снова приняла мягкий вид, более спокойный. Чеён была необычно одета, от неё пахло клубникой, как и от Мины. —О, привет, прости, я не представилась. Я Минатозаки Сана, подруга Мины. —Здравствуйте, меня зовут Сон Чеён.—она не знает, что ещё сказать.—Точно, я подруга Дахён и Цзыюй. —Значит, тебя забрала Мина? —В каком смысле забрала?—не понимает Мина. —Ну, Наён забрала Цзыюй, Момо Дахён, а ты Чеён.—подводит итоги Сана.—Вас вдруг всех потянуло на педофилию? —Ч-что?! Сана-чан, это не то о чем ты там думаешь, извращенка.—Мину застали врасплох, Чеён лишь смешно. При упоминании ее подруг, ей стало интересно, все ли у них хорошо. Возможно, ей следовало их предупредить, когда она уезжала. —Ладно, пойдёмте голубки. По пути к машине, Мина делилась разными фактами о её делах в Америки, рассказала, как они встретились с Чеён, затем как провела оставшиеся дни, конечно не в подробностях. —Так, значит, ты была на открытии выставки? Когда я там была пару дней назад, её не было, печально.—Чеён удивлена, что Сане тоже нравятся её работы.—Тоже хочу побывать на выставке Strawberry. —Да, я была В ней, это был вип билет, мне даже предоставили кое что реально бесценное.—отвечает Мина, а затем морщится от боли. Почему сегодня её все бьют. Она просто хотела пошутить.—Ой, НА ней, на выставке.—когда она отвечала Сане, она думала совсем не о выставке. —Чеён, ты же художница, верно? Знаешь картины Strawberry?—Мина пробивает на смешок, а недавно она сама этим интересовалась. Младшая кивает.—Как ты думаешь, дарить картину на свадьбу это хорошая идея? Чонён любит этого художника. —При чем тут Чон?—Мина думает, что не расслышала. —Мы женимся, Мина. Шок. Удивление. Непонимание. Радость. Ещё раз непонимание. Ужасная радость. —Вы, блять, делаете что?—с широкой улыбкой и с такими же глазами спрашивает Мина.—Сана, ты сказала, что в-вы женитесь. Женитесь?! —Успокойся, Мина, тебя не было в городе, не смогла сообщить тебе раньше.—улыбается Минатозаки.—Но да, мы и вправду сделаем это.—она протягивает левую руку, на которой красовалась идеальное бриллиантовое кольцо. Мина с восхищением и неподдельной улыбкой на все лицо плачет. Стоп, она делает что? Сана в ступоре.—Ты плачешь?—Сана в реальном шоке. Чеён мягко улыбается, гладя рядом сидящую по ноге.—У тебя идут слёзы.—так вот, что имела в виду японка, когда говорила, что не умеет плакать. Сана была в панике.—У тебя нервный срыв? Тебе больно? —Нет, Сана, мои лучшие друзья женятся. Это слёзы радости.—она сжимает губы, что не разреветься полностью. —Мина-чан, ты в порядке?—они обе знают какой смысл кроется в этом вопросе. —Теперь да. Ты счастлива? —Очень. Чеён была удивлена не меньше Мины, она видела Чонен, та казалась ей очень доброй и милой, прося позаботится о Мёи. Сана очень мягкая и искренняя, это Чеён чувствует каждой клеткой своего тела. У них явно будет все в порядке. Мина расспрашивает всё, как это было, кто предложил. Пока Сана рассказывала, она очень смущалась. Мина её ругала сначала, а потом улыбалась и снова была мягкой. Чеён тоже многое спрашивала, почему то с Саной было интересно общаться, Сон хорошо понимала её. Мину это почему то очень радовало. Чеён не очень любит вступать в контакт с кем то чужим, а Сану они видит впервые в жизни. Она имела полное право молчать и игнорировать, но то, что она имела такой интерес к их общему разговору топило сердце Мины. Но то, что Чеён пытается общаться с ее друзьями, очень радует Мёи. —Извините, а куда мы едем?—интересуется Чеён.—Просто мне нужно к Дахён. —А, хорошо, довезу тебя до туда. —Спасибо большое, Сана-онни.—последнее слово растопило обеих девушек.—Чего так смотришь?—говорит она Мине. —Почему меня ты не зовёшь онни? Ты ведь и Наён зовёшь онни. Я вообще то тоже их ровесница. —А выглядишь как малолетка, когда дуешься.—стукает по лбу Мины младшая.—Если ты так хочешь, то буду звать. —Правда?—с розовыми щеками и глазами Сиба-ину спрашивает японка. —Конечно, нет.—усмехается Сон, в след за ней и Сана. Мина дуется всю поездку, отвечая с наигранной грубостью, хихикая. Мина слишком счастлива. Чеён это чувствует.
Примечания:
Привет, ребята, я снова здесь.
Глава получилась немного софтово-горячей, уж извиняйте.
Не зря же рейтинг такой(автор щас умрет от смущения, конечно)
Думаете, что они будут вместе ?
Бугагага, готовьте свои сердца, ребятки.
Люблю вас! Жду отзывов! Чем больше, тем быстрее выйдет глава 😛

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты