Would you be my little quarantine? 8

Valersus автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Описание:
И я очень, очень скучаю по тебе. Я просто хочу быть так близко, как это возможно. Эта чертова дорога, вроде бы небольшое расстояние, до тебя всегда будто руку протяни — дотянешься, но… Я ненавижу карантин.

Посвящение:
Пилотам, которые не оставляют клику без музыки даже в условиях самоизоляции |-/

И это должен был быть джошлер, но что-то пошло не так.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Название взято из twenty one pilots - Level of Concern. Фанфик, собственно, и вдохновлен клипом на эту песню.
9 апреля 2020, 20:50
Рано, город спит. Обычные люди и не думают выходить из дома, тем более на рассвете. Обычные люди? Скорее просто адекватные. Холодный сухой ветер, совершенно не уютный или приятный, прошивает насквозь. Его резкий, противный свист — единственное, что тревожит тишину улицы. Он садится на газон на самом краю участка. В миллиметре от его старых джинс — плита тротуара, ледяного, но все же более удобного. На тротуар нельзя. Это уже не его территория. Это — нарушение. Карантин никто не отменял. Он помнит, хоть и играет с его правилами, дерзко вышагивая по самому краю дозволенного. Вернее, не дерзко, а нагло. От безнадежности. Едва находя силы оставаться в рамках. Он потер будто остывающие в холодном воздухе ладони, чтобы пальцы лучше слушались. На джинсах серые пятна пыли и еще немного влажной от оттаявшего снега земли. Телефон холодный, хоть и лежал он в глубоком кармане толстовки. «Я скучаю», — печатает, едва попадая по буквам. Совершенно не ожидает ответа. Как она ответит ему в такую рань? Она должна спать, иначе опять будет мучиться от усталости днем. И все же ему хотелось бы хотя бы увидеть ряд букв, напечатанных ее рукой. Он лениво скользит взглядом по окнам ее дома. Обычный американский двор, как и у него самого. Может, разве что, более ухоженный. И более уютный, как он сам считал. Ему показалось, что за тюлем на кухне мелькнул движущийся силуэт. Он потер глаза, чувствуя под веками боль от усталости. И ни капли желания спать. Экран телефона в руках загорелся, когда он уже дрожал от чертовски сильного холода. «ЧТО ТЫ ТАМ ЗАБЫЛ, ДУРАК?!» — высветилось на экране, и он не сдержал улыбки, слишком широкой и ясной. Пальцы предательски не слушались, все тело затекло и уже ныло. Он включил запись голосового. — Я не могу уснуть. Снотворное закончилось. Куплю еще только в конце недели. И я очень, очень скучаю по тебе. Я просто хочу быть так близко, как это возможно. Эта чертова дорога, вроде бы небольшое расстояние, до тебя всегда будто руку протяни — дотянешься, но… Я ненавижу карантин, — он рассмеялся совершенно не весело, ядовито и безнадежно, и она едва не заплачет, когда услышит этот смех. — Я хочу к тебе. Я люблю тебя, я просто хочу, чтобы ты была со мной. И ты со мной, да, совсем рядом… Но до тебя просто чертова бесконечность… Прости, что беспокою. Я не должен грузить тебя, прости пожалуйста… Я… Мне так чертовски больно… Обрыв записи. Отправка. Совесть давит, но стало легче. Ему всегда легче, когда он выговаривается ей. Он знает, она внимательно слушает и всегда, всегда пытается помочь. Голова низко склонена, челка треплется ветром и щекочет лицо. Тишина, ледяное спокойствие. Боль, почти физическая и намного холоднее ветра, притупилась. Скрип двери со стороны ее дома, он узнает его моментально. Легкие торопливые шаги, ее шаги, тоже не спутать ни с чем. Он смотрит. Она нерешительно останавливается на краю своего участка. — Встань, холодно же, — вполголоса, ласково и взволнованно говорит она. Он встает, покачиваясь. Голова кружится, затекшее тело болит, но конечно, он не покажет это. Она нерешительно оглядывается. Улица, улица, обычные дома обычного штата. Пустота, из живого только они да редко что-то напевающие птицы. Она нерешительно ступает на тротуар, а потом бросается на дорогу. Бег резко замирает, когда они оказываются лицом к лицу на его газоне. — Это нарушение, солнце, — хрипло, деланно строго произносит он. Улыбка выдает его с головой. — А если кто увидит? — На улице ни души. Я скучаю. Ее руки почти обжигают его плечи, едва еще не заледеневшие. Ладошки, мягкие, теплые, потирают будто массаж делают, и он едва не стонет от того, как же это приятно. После всего времени без нее, после всей этой тоски и безнадежности — вообще блаженство. Он не может больше терпеть. Наклоняется и целует. Она забавно морщится, когда его челка падает на ее лицо, но отвечает не менее жадно. Тоже устала одна. — Давай… Нелегально… Съедемся… — бормочет она, прерываясь, чтобы оставить легкие мягкие поцелуи на его холодных щеках. Он на миг ловит ее губы и усмехается. — А ты любишь играть с огнем… господи, да… Бери самое важное, я дам все остальное. Она колебалась, отстраняясь. Он видел это, ожидал, что сейчас она скажет, что это шутка или просто необдуманные слова. Она резко побежала домой, даже не прикрывая входную дверь, чтобы не тратить время и перенести вещи как можно скорее. Он чувствовал прохладу слез на щеках, растворяющихся в уголках обветренных губ, растянутых в широкой улыбке.
Примечания:
Просто зарисовка. Не вычитано, не продумано и тд.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: