Дитя Анэма не прощает обид +32

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Katekyo Hitman Reborn!

Основные персонажи:
Бельфегор (Принц-Потрошитель) (В) , Скуало Суперби (S)
Пэйринг:
Скуалло/Бельфегор
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Даркфик, POV, Songfic, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Однажды, ты тоже умрешь. Тогда мы снова будем вместе.
Уясни одно: в этом мире никто не попадет в Рай. Никто, ты понял?"

Посвящение:
Всем, кто рядом. Не обязательно физически.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Канцлер Ги - тень на стене
19 июня 2013, 04:47
"Когда из яви сочатся сны,
Когда меняется фаза луны,
Я выхожу из тени стены,
Весёлый и злой."


Мне нравится эта игра, определенно. Она интересная, очень-очень, ведь верно же, Ску?

Вот только не говори, что тебя снова что-то не устраивает, не надо, ладно? Еще при жизни меня успели утомить твои крики. Ты орешь много и не по существу вовсе, в большинстве-то случаев. Я сыт этим по горло.


Скоро стемнеет и появится луна.

Тогда я приду.

Жди меня.

Раньше мне не позволено, уж прости.


"Когда зеленым глаза горят,
И зеркала источают яд,
Я десять улиц составлю в ряд,
Идя за тобой."


Ты как-то странно ежишься. Тебе холодно?

Прости, я больше не чувствую температуры. Я вообще ничего не чувствую, если речь идет о физических свойствах организма.

Даже боли.


У тебя изо рта пар выходит. Или... Дым? Да быть того не может, ты же бросил.


Ты единственный, кому довелось увидеть мои глаза. Слишком яркие, ты не находишь?


"Твоя душа в моих руках
Замрет, как мышь в кошачьих лапах,
Среди тумана не узнает меня."


Ты никогда не сможешь забыть обо мне. А знаешь, почему так?

Все просто.

Я тебе не позволю.


Ты будешь молить своего Бога о том, чтобы он избавил тебя от этой ноши, даже не подозревая о том, что я нахожусь так близко.

Эта близость опасна, ведь моя цель - свести тебя с ума.

Я могу дотронуться до твоего сердца, пусть рука моя и пройдет сквозь него.

Тебе не избежать безумия.

Там белые стены, если тебе интересно, в этих проклятых больницах.


"И ты на годы и века
Забудешь вкус, и цвет, и запах
Того, что есть в переплетениях дня."


Однажды, ты тоже умрешь. Тогда мы снова будем вместе.

Уясни одно: в этом мире никто не попадет в Рай. Никто, ты понял?


Не так уж и страшна она, как о ней говорят, о смерти об этой.

Они ведь не могут знать, они ведь не умирали.


"Ты спишь и видишь меня во сне:
Я для тебя лишь тень на стене.
Сколь неразумно тебе и мне
Не верить в силу дорог."


Я знаю, тебе не хочется просыпаться. По крайней мере, не этой ночью.

Там я есть. В этом сне твоем - я. Такой, казалось бы, живой, но нет, это все обман. Ложь. Она сладка, я в курсе.

Не я.

Всего лишь мираж.

А настоящий я - тут, совсем рядом.

Я по-прежнему засыпаю с тобой в одной постели, ты просто отказываешься это замечать.

Ску, ты как был глупцом, так и остался.


"Когда я умер, ты был так рад:
Ты думал, я не вернусь назад."


У тебя всегда все так просто, на протяжении всей своей жизни я этому поражался.

Ты никогда не решал проблемы. Ты устранял их. Как только они появлялись.

И я не был исключением.


"Но я пробрался однажды в щель между строк,
Я взломал этот мир, как ржавый замок,
Я никогда не любил ворожить, но иначе не мог."


Вот только смотри, как смешно получилось.

От меня-то ты, да, избавился, а проблема только выросла. Теперь все сложнее. В этой твоей суперкрутой игре появился глюк.

Миссия невыполнима по причине неверного прохождения предыдущего уровня, так-то.


И именно поэтому мне нравится приходить к тебе ночами.

Теперь моя очередь занять позицию садиста, милый.


"Когда я в камень скатаю шерсть,
Тогда в крови загустеет месть,
И ты получишь дурную весть
От ветра и птиц."


Мой ветер обо всем тебе расскажет, со временем.

Вопрос в том, а настанет ли оно когда-нибудь? То самое. Нужное. Подходящее.


Ураган разрушает все на своем пути, надеюсь, ты помнишь это.

Никогда не забывай, прошу тебя. Прошу от всего моего остановившегося сердца.


"Тебя оставив вспоминать,
Как ты меня сжигал и вешал,
Дитя Анэма умирало, смеясь."


Я помню, мы часто говорили о смерти.

Ты рассказывал, что тебе часто снилось, как я умираю от твоих рук, однако ты себя сдерживал. До поры до времени, да.


Я, признаться, и не думал, что это настолько приятно, быть убитым единственным нужным человеком физически. Надеюсь, ты понял, что мне понравилось, а то иначе что-то не то получается.


"А я вернусь к тебе сказать:
Ты предо мной изрядно грешен,
Так искупи хотя бы малую часть."


Потерпи еще немного. Еще совсем чуть-чуть, и я сведу тебя с ума.

Это будет красиво.

Окончательно.

Бесповоротно.

Повторюсь - стены белые.

Ненавижу этот цвет.

"Расплата". Мне почему-то всегда нравилось это слово, оно красивое.


"Я прячусь в воздухе и луне,
Лечу, как тонкий листок"


Ты никогда не узнаешь, что я на самом деле рядом.

Разве что почувствуешь там, на подсознательном уровне, но узнаешь - никогда.

Это один из этапов твоего безумия.


"И мне нисколько тебя не жаль:
В моей крови закипает сталь,
В моей душе скалят зубы страсть и порок,
А боль танцует стаей пёстрых сорок.
Я никогда не любил воскресать, но иначе не мог."


Я не могу по-другому.

Не могу не проходить к тебе.

У каждого есть привычки.

Моя привычка - ты.

Мой наркотик.

Мой яд.


Знаешь, так хочется, чтобы ты уже наложил на себя руки. Но это будет не интересно, слишком уж быстро.

Я потерплю.

Дождусь своей абсолютной победы, однозначно.

Помнишь, я тебе рассказывал, что люблю пытки?

Ну вот.


"Когда останемся мы вдвоём,
В меня не верить - спасенье твоё,
Но на два голоса мы пропоём
Отходную тебе."


Если ты скажешь себе, что меня нету, если признаешь всю невозможность моего существования, то будешь спасен. Это не сложно, но ты не справишься.

"Человеку нужен человек". Не помню, кто это сказал, но он явно был прав.

И только попробуй найти себе кого-то другого, найти замену мне, и я прикончу тебя на месте.

Когда-то особ голубых кровей хоронили вместе с их имуществом. Жаль, что это вышло из моды. Будь оно еще в силе, ты бы уже лежал рядом.


"Опавших листьев карнавал,
Улыбка шпаги так небрежна.
Дитя Анэма не прощает обид."


Осенью это было, да?

Да, точно. Помню, за несколько дней до того случая, ты говорил еще, что шелест листвы напоминает тебе мой смех.

Странные у тебя ассоциации, надо отметить.


Сейчас ведь тоже осень.

Означает ли это, что все, наша игра окончена, пора пустить финальные титры?

Что ж, прощайся.

Точно, тебе ведь не дано меня услышать. А жаль. Даже очень, наверное.


"Ты в западню мою попал,
Твоя расплата неизбежна.
Ты знаешь это - значит, будешь убит."


Какой смысл губить собственный организм снотворным, если заснуть все равно не помогает, ну, а если и помогает, то так, что ты просыпаешься посреди ночи в холодном поту, м?

Объясни мне, я никогда этого не понимал.

Гениям не дано понять простых смертных.


"Настало время выйти вовне,
Так выходи на порог."


Там холодно, на улице. Забыл?

Надень куртку потеплее. Ну, ту, которая с мехом.

Даа, именно эту, ты меня верно понял.

Она тебе идет.

В ней ты всегда нравился мне еще больше, чем обычно.


"Убив меня много сотен раз,
От смерти ты не уйдёшь сейчас."


Давай же, пришла пора сказать этому миру "бай-би".

Вперед, давай же.

Я и не думал, что ты такой стеснительный.


"Но ты от злобы устал и от страха продрог,
И я тебе преподам твой последний урок.
Я никогда не любил убивать, но иначе не мог."


Не любил. Обожал.

Что-то вроде хобби, знаешь ли.

У тебя ведь тоже, насколько мне известно.


Я же говорил, что они белые, эти чертовы стены.

Давай же, тебе ведь несказанно повезло в том, что они не стригут твои ногти.


"Я никогда не любил,
Но иначе не мог."


Как же я соскучился по этому твоему "Врай!".