Many dreams ago

Гет
R
В процессе
4
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 309 страниц, 28 частей
Описание:
Молодой успешный адвокат Дуглас Рейвенгард на пике карьерного роста оказывается втянутым в нашумевшее дело, обстоятельства которого остаются никому неизвестными. Мужчина теряет работу, прежние связи и семью. Место, где ему дают второй шанс, оказывается тем, куда он совершенно не ожидал когда-нибудь вернуться. Здесь он намерен похоронить секрет, связанный с ошибкой, которую уже не исправить, но прежде обзаводится новым, имя которого – Рози.
Посвящение:
Всем, кто удостоит эту работу вниманием.
Примечания автора:
Очередное что-то для кого-то.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 3 Отзывы 2 В сборник Скачать

24.

Настройки текста
Прежде у Рози редко выпадала возможность выбираться куда-нибудь за пределы тесной Филадельфии, ненавистной ей в ровной степени, как и люди. Если она вырывалась из городских тисков, то неизменно с семьей — зимние каникулы они проводили на горнолыжных курортах в Канаде или Аляске, в период летних могли уезжать на несколько дней во Флориду, несколько раз ей посчастливилось побывать даже в Лос-Анджелесе, но не более того. Отчасти Рози бывало завидовала матери, которая могла легко сорваться с места и уехать куда-угодно, ткнув пальцев в точку на карте, когда она была связана ограничениями, что скоро должны были ослабить свои путы. Воображая себя в другом городе одной, особенно в излюбленном Нью-Йорке, Рози ощущала в самой мечте дух свободы, которого так сильно не хватало теперь. У неё осталась бы не более чем фамилия, связывающая с семьей и городом в целом, что было бы такой малостью, которая не смогла бы вернуть её к истокам даже коротким теплым воспоминанием, о котором не могло быть и речи. Оказавшись же в чужом и холодном Вашингтоне, куда девушка никогда не рвалась, не связывая этот город ни со своими мыслями, ни с самой собой, она испытала жгучее волнение и тревогу, сковавшие тело. Страх перед лицом вранья вернулся, но Рози не была намерена так легко сдаваться перед ним в этот раз. Она не могла чувствовать себя потерянным в большом городе ребенком, когда сама взяла такси, заселилась в номер, а затем связалась по телефону с Сарой, чтобы обусловить встречу в офисе. Казалось, душа выворачивалась наизнанку с каждым произнесенным словом, в горле появился тошнотворный ком, а по всему телу разбежались мурашки, но Рози пыталась изо всех сил сохранять безмятежный вид, полон вполне естественной ей самой небрежной надменности. Воображать нужно было никого другого, как саму себя, примеряя к внешнему облику всего лишь чужое имя. Удивительно, но в попытке оставаться самой собой, у неё лучше получалось быть другим человеком. В гостинице проверили фальшивый паспорт. Рози не была намерена оставаться надолго, но знала, что выполнение задуманного займет немало времени, а потому оплатила съем скромного номера лишь на одну неделю с намерением далее сменить эту комнату на другую в совершенно другом месте. Затем подготовила резюме, последовав советам Сары, не скромничавшей в своей помощи, что, по большей мере, была навязчивой, но такой необходимой теперь. Заперевшись в номере одной, Рози заперлась и внутри себя. Не разобрав вещей и не освежившись после дороги, упала на мягкую аккуратно заправленную кровать и закрыла глаза. Под самую кожу въелось сомнение, которому отчаянно противилась, отвергала, боролась, но которое возвращалось вместе с призрачным прикосновением губ Дугласа к каждому миллиметру нежной кожи. Притрагиваясь подушечками пальцев к низу живота, ощущала там его, вместе с растекающейся болью, сравнимой с морскими прибоями, то наступающими, то отступающими. Его теплое дыхание, тихий шепот, касание рук. Действительность ещё никогда так сильно не напоминала сон. Она чувствовала себя жалкой вруньей и подлой лицемеркой, будто невинный обман мог въесться грязью под кожу, к которой Дуглас больше ни за что не хотел бы прикоснуться снова, отвергнув девушку раз и навсегда. Рози ничего не стоило одуматься, купить билет на обратный поезд и вернуться, пока не стало слишком поздно, но с мыслями об этом она лежала прикованной к кровати. Путь обратно выдавался категорически невозможным. Сама мысль об этом была абсурдной, глупой и совершенно безрассудной. В конце концов, Рози сумела вернуться к убеждению, что дала Дугласу шанс открыться, который тот упустил. Чем ближе она была к его секрету, тем более сомневалась, хотела ли его знать. Не вернись он к ней тем вечером и не останься на следующее утро, в ней ещё поддерживался бы огонь всеразрушающей обиды и злобы, но возвращение мужчины обозначало, что он сдался перед ней, признал свою уязвимость, сложил орудие жестокой отстраненности и вернул душе совершенно иное по своей природе волнение. Те несколько часов, проведенные вместе, Рози ощущала покой и смирение, что оказалось единственным, в чем она нуждалась, но теперь ею самой было разрушено и это. Она сама не заметила, как вздремнула. Поднялась с кровати лишь спустя несколько часов, чтобы затем провести время в ванной, потом подготовить к следующему дню одежду и все необходимые документы и бумаги. Собраться с мыслями было не менее важно, чем в целом, поэтому Рози ходила из одного угла комнаты в другой, репетируя слова, разговаривала с отражением в зеркале, пока не начала кривляться, а затем сдалась — открыла профиль Чарли и посетила страницу Дугласа, чтобы пересмотреть его фото с убеждением, что их должно было связать не только теперешнее, но и сокровенное прошлое. Утром времени для терзаний не оставалось. Без тени мыслей о Дугласе, Филадельфии и всем остальным, связанным с этим городом, Рози усердно собиралась, будто это всё не должно было стать спектаклем, где ей всего-то и оставалось, что импровизировать. Она заняла роль, а всё остальное было лишь декорацией, даже сами люди, не подозревающих о том, что были втянуты в её незатейливую игру. Надела чёрный брючный костюм с пиджаком на одну пуговицу, под низом которого виднелась шелковая блуза нежно кремового оттенка с расстегнутыми верхними пуговицами. Спрятала в сумку чёрные туфли с острым носком на небольшом каблуке, чтобы затем сменить обувь перед самой встречей. Нанесла незатейливый макияж, следов которого почти и не было заметно, уступая естественной миловидности. Завязала волосы в низкий хвост, причесав их аккуратно набок. Рози была довольна собственным внешним видом, как никогда прежде. Она выглядела, как настоящая взрослая, что стало ещё более ощутимо, чем раньше. Отображение обманывало взор, сделавшейся вдруг уверенным и строгим. Рози посмотрела на себя и наконец-то вспомнила, какой стремилась прежде быть и что внезапно потеряла в своей слабости к Дугласу. Перед выходом оглянулась. Смерила взглядом скромный гостиничный номер, не находя в четырех стенах себя, но тень Чарли Голдберг, которой вознамерилась притворяться, пока правда не просочилась бы наружу. Холодная постель, пустой шкаф и лишь хранившей некоторые личностные вещи умывальник — это место было чужим, и она не хотела к нему привыкать, как и к чему-либо ещё. Это была часть взрослой жизни, или, по крайней мере, её пробная имитация, во что Рози заставила себя поверить ради более убедительного вранья. Купила себе стаканчик обжигающего крепкого кофе, прежде чем поймать такси и двинуться к офису. Рассматривая через испещренное разводами окно чужой город, прежде названный Дугласом домом, Рози подавляла внутри восхищение его масштабами и своеобразной красотой. В Филадельфии было не намного хуже, но единственным недостатком было, что тот город хранил в себе слишком много личностной обиды, а этот был свободным, в некоей мере чистым. Ей нравился запах отравляющего легкие выхлопного газа, которым полнились улицы, шум людей, переговаривающихся между собой или же по телефону, не замечая ничего вокруг, и скорость, с которой мир вращался вокруг, даже если стоял на месте. Машина притормозила напротив высокого стеклянного здания, которых здесь хватало с излишком. Рози знала, что была в противоположной стороне от главных достопримечательностей города, и на самом деле её мало интересовал Белый дом или Капитолий. Она просто шла по стопам Дугласа, невзирая на то, насколько обманчиво опасным мог быть этот путь. Тем не менее, ей нравилась мысль о том, что он видел те же пейзажи из окна своего автомобиля, хоть и не задерживал на них взгляда. Она и сама не могла похвастаться тем, что знала достаточно хорошо родной город. Чем более привычна обстановка, тем более непримечательны любые детали в ней. И всё же душу согревал приятный трепет, что Рози пыталась унять вместе с самыми ненавязчивыми мыслями о мужчине. Девушка пыталась не выставлять на показ юность своих лет, что могли ненароком проскочить в озадаченном взгляде, поджатых губах или самом неловком движении. Занавеси поднялись, игра началась, и ей нужно было держать себя в руках до самого конца, следя за каждым своим словом и жестом. Приняв серьезно невозмутимый вид, она зашла в лифт с напускной уверенностью. Держала голову прямо, не оглядываясь вокруг, даже когда её свежее, ещё никому не знакомое лицо вдруг обратило к себе внимание сразу нескольких людей после того, как была названа цифра этажа. Не переминалась с ноги на ногу, руки расположила вдоль тела, лишь перекатывала язык внутри рта, чувствуя повисшее в воздухе напряжение. — Могу ли я поинтересоваться, мисс, к кому именно направляетесь? — голос, коснувшейся затылка, заставил Рози чуть встрепенуться. Она дернула головой, глядя через плечо на задавшего вопрос. Мужчина, явно чуть старше Дугласа, с редкой проседью в волосах, причесанных назад гелем. Через расстёгнутое пальто, в карманах которого были спрятаны руки, просматривался строгий дорогой костюм. Его лицо оказалось к ней так близко, что Рози сумела рассмотреть мимические морщины в уголках глаз и рта. Запах его одеколона был так резок, что можно было им задохнуться. — На собеседование, — произнесла, прежде прочистив горло. Уголки губ дернулись в неуверенной улыбке, ладони сжались в кулаки. Ей хотелось сделать глубокий вдох, поскольку воздуха вдруг стало не хватать. — И кто его будет проводить? — он снова наклонился, чтобы спросить у неё полушепотом. Рози напряглась, почувствовав, что мужчина стал к ней немного ближе. Закатила глаза, тихо вздохнув. — Кажется, мистер Ли, если я не ошибаюсь, — её тон сохранял фальшивое добродушие, что незнакомец принимал со странной настораживающей улыбкой, что во многом её стесняла. Когда двери лифта открылись, Рози выпорхнула первой. Она подозревала, что мужчина выйдет следом, но решила не оглядываться. И всё же это не спасло Рози, поскольку он быстро догнал её, чтобы идти вровень и без всякого стыда рассматривать черты незнакомого лица. — Как вас зовут? — спросил вдруг. Рози не успела ответить, когда они подошли к приемной, где из-за стола резко вскочила вверх девушка, в которой она сумела распознать Сару. Она широко улыбалась, готовая заключить Рози в объятия, будто они были не менее, чем старыми подругами, встретившимися по истечению нескольких лет вынужденной разлуки, что немного смущало. — Мистер Грей, — Сара чуть было не отсалютовала перед мужчиной. Рози оглянулась, заметив на стене большие объемные буквы, соединяющееся в названии «Несбитт и Грей», прежде чем перевести отрешенный взгляд на недавнего незнакомца, который теперь забавлялся её растерянностью. — Вы успели как раз вовремя. Собрание начнется через полчаса, но мистер Несбитт просил вас зайти к нему раньше, — прощебетала Сара, не стесняясь подмигивать Рози, сжавшей обеими руками сумочку. — Обязательно, только прежде я проведу собеседование с мисс… — он озадаченно посмотрел на неё. Рози чуть было не выговорила собственное имя, когда Сара, к счастью, опередила её. — Голдберг. Чарли Голдберг, — Рози только и могла, что кивнуть в знак благодарности. — Приятно познакомиться, — он наклонил голову в учтивом приветствии. Она наблюдала за ним лишь краем глаза, испытывая не столько неловкость, сколько отвращение, находя в его словах и жестах неуместное заигрывание. Всё шло не по плану с самого начала. Вместо того, чтобы встретиться с неуклюжим (исключительно по мнению Сары) мистером Ли, слабости и придирки которого ей были наперед известны, ей предстояло беседовать с именным партнером фирмы, что был на ранг выше Дугласа в своей должности и наверняка знал его. Рози почувствовала, как её всецело охватило чувство тревоги, которому она изо всех сил пыталась не поддаваться. И всё же глаза выдавали волнение, что должно было показаться вполне естественным всем участникам действия, не подозревающих о подлинности этого ощущения. — Буду ждать тебя здесь. Удачи, — прошептала на ухо Сара, когда Рози передала ей своё пальто. Мистер Грей давно двинулся вперед, и у неё даже не хватило времени, чтобы сменить обувь, как предполагалось заранее, когда пришлось быстрым шагом посеменить за ним, чтобы не заблудиться в офисном лабиринте. Тревога отдавалась в каждом пружинистом шаге. Одна ладонь сжимала лямку сумки, запрокинутой на плече, другая безвольно повисла в воздухе, двигаясь в такт быстрой ходьбе. Она не оглядывалась рассеяно вокруг, не блуждала повсюду взглядом, поскольку в глаза ударило легкое помутнение, что рассеивало взор. Рози молча следовала за фигурой впереди себя. Девушка даже не сумела заметить, как они оказались в кабинете. Стеклянные стены оставляли их на виду, что во многом успокаивало. В то же время они добавляли внутреннего простора, расширяя замкнутое пространство. Он сбросил пальто, указав ей на мягкий, оббитый вельветом диван, куда Рози села на самый краешек, прилежно сложив руки на коленях. Теперь у неё было время осмотреться, но вместо того, чтобы изучать грани рабочего пространства мистера Грея, она с любопытством выглядывала наружу в попытке узнать, принадлежал ли один из кабинетов в поле её взора Дугласу. Попытка посмотреть на всё его глазами не могла увенчаться успехом, поскольку всё ей было незнакомо. — Надеюсь, вы не против, что вместо мистера Ли собеседование проведу я? — спросил мистер Грей, разлив по двух стаканах бренди, которому явно не хватало льда. Если бы его секретарша была на месте, а не опаздывала, как обычно, он непременно бы попросил подсобить ему с этим. — Разве я могу быть против? — вторила Рози, вскинув подбородок вверх. Руки, сложенные впереди, дрожали. Она едва удерживалась от того, чтобы не позволить ноге нервно дергаться или пальцам выстукивать по коленке ритм безумно колотящегося сердца. Говорила ровно, не выдавая внутреннего волнения. Представила, будто мужчина старший Дугласа, был её сверстником, которого достаточно было впечатлить своей суровой холодностью, пронзающей насквозь. — В конце концов, у нас здесь не диктатура. Каждому положено иметь право голоса, — он усмехнулся, заняв место рядом с ней. Рози надеялась, мистер Грей не заметит, как она поежилась, отодвинувшись к самому краю, когда его бедро коснулось вдруг её. Он мог сделать это нарочно, но девушка не собиралась терять лица, сохраняя напускную невозмутимость, когда внутри всё дрожало. Мистер Грей пожал плечами, когда Рози отказалась от предложенного напитка, и оставил предложенный стакан на столе, залпом осушив собственный. Не придвинулся ближе, когда она отодвинулась, но продолжал краем глаза с интересом поглядывать за ней. — Я принесла резюме, — достала из сумки документ, передав мужчине в руки. Тот бросил на него короткий взгляд, прежде чем переложить на стол. Похоже, её лицо было ему более интересно, нежели выдуманные профессиональные качества. — Гарвард, — хмыкнул, обернувшись к ней всем телом. Тяжелая рука легла на спинку дивана, прямо за спиной девушки, вынудив её ещё больше напрячься. Тем не менее, Рози продолжала держать спину ровно, а подбородок высоко. Глаза смело глядели на мужчину, чтобы сбить его с толку уверенностью, как Рози давно была выучена делать. — И на какую же должность вы претендуете, мисс Голдберг? — Вашего секретаря, — голос не поддался волнению. Для убедительности наигранной уверенности, Рози выдавила ироничную улыбку. — Похоже, представление знаний не такая уж необходимость, как я сумела предполагать. Для профессионального роста достаточно просто быть милой. Знаете ли, я наслышана о вашей фирме много и хорошего, и плохого, но о подобной фамильярности я не могла и подозревать, — Рози резко подхватилась с места, когда ощутила мягкое, почти невесомое прикосновение пальцев мужчины к своей шее. — Похоже, мы неправильно поняли друг друга, — мистер Грей потерел переносицу, опрокинув и её стакан с бренди. — Едва ли я подала хоть один намек, чтобы быть неправильно воспринятой, — строго возразила Рози, почувствовав прилив подлинной уверенности. Она ощущала собственное превосходство в незатейливом диалоге, но не спешила ликовать раньше времени. Для большего эффекта схватила со стола выдуманное резюме и намеревалась уйти, когда мужчина остановил её. — Оставь это. Я обязательно его посмотрю, — мистер Грей поднялся с места, ловко застегнув пиджак обратно. — Я ценю серьезность твоих намерений, — он жестом предложил ей занять прежнее место, когда обошел стол и сел на огромный стул, возвышающейся как трон посреди комнаты. Рози снова села на диван, но едва ли представляла, что должна была делать дальше и что её теперь ждало. — И что именно ты была наслышана о нашей компании? — спросил с более мягкой и дружелюбной ухмылкой. — Думаю, вы и сами подозреваете, — ответила, прочистив горло. Рози смело смотрела на мужчину в упор, в этот раз опустив голову чуть ниже. Снижение тона было явно ей на пользу. — Впрочем невзирая ни на что, здесь ещё должны были остаться профессионалы, у которых я надеялась чему-то и научиться. — Вряд ли это возможно на месте секретаря. Обычно, мы берем на эту должность людей и без юридического образования, — он открыл её резюме и начал лениво просматривать. Как и прежде, оно не было ему интересно. Мистер Грей продолжал краем глаза рассматривать её саму, что давало ей лишь больше уверенности. — Это временная мера. Я достаточно перспективна и целеустремлена. — Как и все здесь, — произнес устало, отодвинув бумаги к краю стола. — Я готов принять тебя с условием испытательного срока, Чарли. Можешь, начинать уже со следующей недели. Пока Грейс будет на месте, то сможет ознакомить тебя здесь со всем. — Я полагала, у вас здесь более строгий контроль, — Рози немного расслабилась, позволив себе непринужденную улыбку. Глядя на неё, мужчина и сам улыбнулся, тронув морщинки вокруг глаз. Он не казался строгим, как напрасно предполагалось, а напротив был безмятежно несерьезен, позволяя себе эту привилегию, находясь на самой вершине офисной иерархии. Холостой, может быть разведен, мужчина не был столь привлекательным, чтобы вызывать что-либо кроме смеси отвращения и жалости. Осторожен в своих намеках, Грей был в них настойчив, пока попытка запутать девушку и склонить её хотя бы к ничему не обязывающему флирту не провалилась с треском. Рози не видела в его глазах взрослой строгости или серьезности, но лишь усталость, зияющую пустотой. Глядя на мистера Грея, она в который раз убеждалась в исключительности Дугласа. Её любовь к нему лишь крепла вместе с осознанием того, что он был отличительно другим от мужчины почти того же положения, который был противен в своей поверхностной пошлости. Если бы ей пришлось встретиться с ним в менее формальной обстановке, Рози вряд ли могла бы предположить, что этот человек мог руководить адвокатской компанией. Его положение выдавал лишь дорогой костюм с бережно завязанным галстуком и дорогими запонками. В остальном для этой роли Грей был неподходящим. Впрочем одна мысль о Клайве Стэнли вынудила её поверить в то, что адвокаты были разными по своему характеру, что не мешало им справляться со своей работой. Рози не ставила ставок на собственную миловидность, что во многом спасла её от уничижительной лжи. Милое лицо сумело обратить к себе внимание, выиграв быстрее, чем это сумели бы сделать слова. И, тем не мене, переигрывать всё и принимать на себя роль наивной дурочки, ей не хотелось. Самоуверенная надменность была девушка более привычной, да и к тому же больше подходила к лицу. Ей нравилось придавать Чарли собственные черты. Блефовать было проще, когда в паутине лжи сохранялось нечто особенно личностное, что нельзя было исковеркать случайно или нарочно. Рози знала, что проявляла подобным образом неосторожность, но в то же время риск стоил того. — Обман здесь быстро пресекается. Можешь быть в этом уверена, — он глупо улыбнулся, прежде чем подняться с места. — В обратном случае проблем тебе не миновать, — Грей щелкнул её по носу. Его отношение всё ещё не было серьезным, что в некоей мере было ей на пользу. Невзирая на это внутри был ощутим укол протеста, что Рози пришлось подавить. В конце концов, она была не в старшей школе, и перебор в препираниях был уместен лишь в меру. — До встречи на следующей неделе. Можешь быть свободна. — На самом деле я хотела бы начать сегодня, — поспешила возразить, когда мужчина открыл перед ней двери, чтобы выйти следом и заняться более важными делами. — Твоё право, — он безразлично пожал плечами, пропуская её вперед. — Эллисон, как обычно, опаздывает, но можешь подождать её в приемной рядом с Сарой. Надеюсь, наше дальнейшее сотрудничество будет более приятным, — мужчина положил руку на спину Рози, погладив. Она снова поежилась, что вынудило его быстро убрать руку и даже отступить от девушки на несколько шагов. Импровизация прошла успешно, и оставалось только надеяться, что глупая затея узнать правду сможет продержать её на плаву до самого конца. Теперь она намеревалась плыть по течению, ни ускоряя своего движения, ни останавливая его. Нужно было наладить контакт с Сарой, Эллисон, но точно не с мистером Греем, от которого стоило держаться в стороне. Игры с ним могли обернуться неудачей. Он не был Дугласом, но нельзя было отрицать его профессиональных способностей, что были пока неизвестны. Одна проделка не могла служить залогом общего успеха. Если никто другой, а мистер Грей узнает об её истинном намерении, беды нельзя было миновать. Рози была крайне осторожной в своей игре, подживляющую кровь адреналином, заменившим страх. В то же время много времени у неё не было, поэтому при всей мягкости и осторожности дальнейших действий, ей стоило торопить события, руководя призрачными полунамеками и быстрой сообразительностью. Рози поняла, что быстро сможет найти общий язык с Сарой ещё с первых минут их незатейливой переписки. Узнав о девушке главное, она более и не расспрашивала, что во многом упрощало задачу. У Сары был язык без костей, она говорила много, как о себе, так и об остальных, посвящая Рози во внутренний устрой офиса, что во многом напоминал старшую школу. С Эллисон наладить контакт оказалось немного труднее, но дело скорее было в положении женщины, нежели в самой Рози. Она всё время причитала и сыпала тихими проклятьями, будучи неуклюжей и неповоротливой, что, похоже, было для неё уж слишком непривычно. Элис, как она просила себя называть, не отвлекалась, говорила лишь по делу, наочно показывала, с чем Рози вскоре должна была иметь дело. Их общение было формально сухим, но удобным. Открытой неприязни Рози не ощущала. Бегло она сумела познакомиться и с остальными, но к концу дня поймала себя на мысли о том, что не запомнила ни одного имени. Голова болела, ноги гудели, но внутри было ощутимо ликование в честь того, что начало было положено. Рози убедила себя, что если сумела пережить первый день, то и все остальные не должны были стать хуже. — Тебе повезло, что ты ему понравилась, — с глупой улыбкой произнесла Сара, когда они вышли на обед в ближайший китайский ресторанчик. — Несбитт более придирчив к людям, а мистер Ли, так и вовсе ему подражает, поэтому тебе ужасно посчастливилось наткнуться на мистера Грея. — Должно быть, так и есть, — Рози неловко улыбнулась, почувствовав мурашки по коже от мысли о пальцах мужчины на своей спине или шее. — Он очарователен, не так ли? — Сара подняла на неё глаза, смешно сморщив нос, будто они говорили не о мужчине, а о милом ребенке. Рози быстро распознала в её глазах давно закрепившуюся в душе безответную симпатию. Может быть, однажды между ними что-то и было, пока мистер Грей первым не пресек их дальнейшие отношения. — На его крючок так тяжело не попасться, — продолжала Сара, опустив глаза вниз и неловко потерев шею, когда Рози наматывала на палочки лапшу с совершенно любознательным видом. — С мужчинами постарше такое случается, — она вернулась мыслями к Дугласу, тоска по которому неприятно царапнула сердце. — Жаль, что в офисе их так мало, — Сара громко расхохоталась, взяв Рози за руку. — Одна половина женатые и до невозможного скучные, другая — молодые и амбициозные. И в одних, и в других на уме одна только работа, вот только разница заключается в том, что первые задерживаются только чтобы не возвращаться домой, а вторые — чтобы оказаться на месте первых. В офисе невозможно найти себе парня. Можешь даже не пытаться. — Ладно, — ответила Рози, прежде чем положить в рот большой комок намотанной на палочки лапши. — Честно говоря, мне сейчас совсем не до этого. — Понимаю, но скоро ты освоишься, привыкнешь к внутреннему распорядку и вольешься в ритм. Ты обязательно привлечешь к себе внимание. С таким милым лицом этого избежать не удастся, — Сара устало вздохнула, но не стерла с лица добродушной улыбки. — Ты тоже милая, — она ободряюще улыбнулась девушке в ответ. — Только это вряд ли самое главное. Взгляд Сары в ответ стал ещё мягче, сохраняя в себе сочувствие к наивному убеждению. Старше Рози всего лет на десять, она знала намного больше и, невзирая на свою доверчивость и некую неосмотрительность всё же имела собственную мудрость, приобретенную по опыту прожитого. Может, этой мудрости было мало и значение её было не так уж ценно, но всё же Рози этот взгляд уколол, заставил почувствовать себя глупо. Она смутилась, потупив глаза в тарелку с лапшой, что оказалась несколько сыроватой на вкус. Они косвенно приблизились к разговору о Дугласе ещё четыре дня спустя. Была первая пятница её рабочей недели. Под присмотром Эллисон Рози готовила любимый кофе мистера Грея в небольшой комнате отдыха для персонала, когда там же сидела Сара и, как обычно, беспечно болтала о всяком. — Это правда, что Грей и Несбитт сегодня идут на встречу с представителями той авиационной компании? Я полагала, после дела Рейвенгарда они ушли от нас безвозвратно, — Рози почувствовала, как от одного упоминания его имени сквозь тело будто прошла молния. Рука чуть дернулась, сдвинув кружку, но кофе не пролилось мимо, а потому осечка не осталась замеченной Элиссон, которая тут же прожгла болтливую коллегу пронзительным взглядом, пробирающим тело до дрожи. Тем не менее, Сара была толстокожей к намекам, а потому молча дожидалась ответа, не внимая чему либо. — Откуда ты всё узнаешь? Это конфиденциальная информация, — Рози заметила, как Элиссон кивнула в её сторону. — На рецепцию пришло письмо от них. Чарли должна была передать тебе его, — Сара подмигнула Рози, вынудив покраснеть. Кофе было готово, и Элиссон кивков головы велела отнести его мистеру Грею, вынуждая девушку покинуть их компанию, чтобы затем напрямую упрекнуть в оговорке Сару, свободно раскинувшуюся на стуле. Теперь у неё была зацепка, тонкая ниточка, за которую можно было потянуть при первой подвернувшейся возможности. Такая появилась у Рози лишь в конце рабочего дня, когда она первой поспешила подойти к Саре, чтобы пригласить ту на ужин, невзирая на валившую с ног усталость. Эллисон ушла домой пораньше, но мистер Грей оставил её ещё на несколько часов, что, как предполагала Рози, должно было превратиться в её постоянную обязанность. Помимо этого она приходила намного раньше женщины, да и к тому же раньше самого мистера Грея, чтобы сделать необходимые приготовления к предстоящему рабочему дню, что пока получалось у неё медленно и несколько нерасторопно. Многое ещё приходилось записывать, а затем сверка с записями занимала некоторое время, как и мысли, что возвращались к запланированной задумке мимолетно и изредка, как к чему-то менее важному. Несерьезная должность подразумевала множество обязанностей, с которыми Рози справлялась не так ловко, как хотелось бы. Особенно она старалась под бдительным наблюдением Эллисон, что не желала делить свой пост, обязанности и рабочее место, но ещё сильнее не хотела оставлять всё. Пока никто не подозревал, что Рози была обычной школьницей, а не выпускницей юридического факультета Гардварда. По крайней мере, к окончанию первой недели никто не мог её в этом обвинить, поскольку для этого едва хватало времени. Она ужасно уставала, не чувствуя под конец дня ни собственного тела, ни разума. Возвращаясь каждый раз в захолустный гостиничный номер, принимала душ, а затем тут же пряталась в холодной постели, чтобы в ту же секунду уснуть. О своих планах вспоминала лишь под утро. Дорога к офису занимала время, которого хватало, чтобы очертить действия на день вперед, но все намерения непременно должны были утонуть в его суете и шуме, нисколько не приблизив её к намеченному. Поэтому одно упоминание Дугласа дало ей мнимую надежду заговорить о нем заново. Одна мысль об этом приободряла и дарила невидимые крылья, что несли её к быстрому завершению дня. Благо тому, что ей удалось перехватить Сару. Уговаривать её на ужин было лишним, девушка сама была тому рада. — Вы сегодня упомянули некоего Рейвенгарда. Кажется, где-то я уже слышала это имя, — произнесла будто бы между прочим, когда разговор о беременности Эллисон, сестры Сары и её страхе перед рождением ребенка иссяк. Рози удалось воспользоваться моментом, когда рот Сары наконец-то оказался закрытым. Говорить и есть одновременно она не умела, что было Рози только на пользу, иначе речевой поток девушки нельзя было как-либо по-другому остановить. — Кто о нем только не был наслышан, — хмыкнула Сара, небрежно взмахнув в воздухе рукой, в которой была зажата вилка. — Он работал в офисе ещё около года назад. Хотя, может быть, с того случая прошел уже год, — девушка приняла задумчивый вид, но Рози едва интересовали эти подробности. — И почему же его уволили? — спросила с напускным любопытством. Глаза жадно изучали лицо Сары, которое тут же разгладилось, обернув задумчивость в нерешительность. Стоило их взглядам встретиться, как Сара отвела глаза и стала рассеяно блуждать ими по залу, только бы не смотреть на Рози, которая мысленно мягко давила на неё. — Это дело уже давно ушло в архивы. Вряд ли о нем есть смысл вспоминать, — Сара выдала нервный смешок, заправив за ухо прядь волос. — На самом деле, мне известно немного, но и об этом вряд ли могу рассказать. В любом случае это не стоит твоего внимания, — её взгляд оставался по-прежнему отстранено взволнованным. И она продолжила вспоминать другие скандальные или даже самые дурацкие случаи, произошедшие во время её работы в офисе, что мало интересовало Рози, которая чувствовала, что её время было попусту утрачена. Целая неделя канула в небытие, а она ни на шаг не приблизилась к выискиваемому ответу. Не стоило надеяться, что всё случиться быстро, но в то же время едва ли можно было поверить в то, что время пройдет так незаметно быстро и в итоге оставит её ни с чем. Правда не ждала её спрятанной в конверте на поверхности стола. Она была надежно утаена от Рози в ровной степени, как и от остальных. Она продолжала слушать Сару вполуха, не скрывая усталость. В конце концов, стала нарочно зевать, чтобы окончить их бесполезную встречу, но та будто нарочно не внимала намекам и продолжала говорить, даже когда тарелки опустели. Девушка заказала на двоих ещё и бутылку вина. Рози не была восприимчива к алкоголю, но выпила за ужин два бокала, воздержавшись от третьего с первым головокружением. Она возвращалась домой автобусом. Кровь наполнилась горячностью, а мысли пьяным бредом. На некоторое время Рози будто бы сумела забыть, что была в совершенно чужом городе и видела перед затуманенным взором улицы Филадельфии. Пятничный вечер. Она возвращалась домой с чёртового ужина с отцом и братом, которых презирала всей душой. Не терпелось вернуться в свою уютную квартиру, где она была одна в большей целости и безопасности, чем где-либо ещё. За стеной жил Дуглас. Она могла прийти к нему. Без стука или звонка. Просто нажать на ручку двери, что всегда была открыта, а затем сесть на диван, где ей было самое место, взять с его рук чашку кофе и наблюдать за тем, как он зажигал камин. Затем мужчина сел бы рядом, и Рози позволила бы себе положить тяжелую голову на его плечо, поцеловать щетинистую щеку и надеяться на взаимность. Теперь у неё определенно было на это право. Звонок телефона заставил очнуться. Выглянув в окно, за которым можно было распознать скорее собственные черты, нежели городские, Рози подскочила на месте, чтобы выбежать на следующей остановке, что отделяла её от той, где она должна была выйти. На экране высветился пропущенный вызов от незнакомого номера. В горле пересохло, когда первая пришедшая на ум догадка окончательно отрезвила разум. Вечер кололся холодом. В темноте весна забывала оставаться самой собой и утопала в воспоминаниях о зиме. Рози достала из карманов пальто перчатки, спрятав телефон в карман, когда снова раздался вызов. Всё тот же номер, на который она по-прежнему не намеревалась отвечать. Мысли были полны лихорадочного страха. Вариантов оставалось немного. У неё были сохранены номера Реджи, Брианы, отца, матери, брата и Алекса, а кроме того других людей связи с которыми либо уже давно были оборваны, либо не так уж важны. Прежде у неё был и номер Дугласа, но она удалила его во избежание риска позвонить и нарушить молчание первой. То, что её номер оставался у него, Рози считала невозможным, пока совсем не забыла об этой мысли, предавшись всепоглощающему чувству. Он молчал на протяжении всей недели, а теперь вызванивал, что должно было стать отрадой, глотком свежего воздуха, но вместо этого обратилось наибольшем опасением. Казалось, он мог разоблачить её на расстоянии, не прикладывая к этому больших усилий. В то же время Рози была осознана в понимании того, что это было невозможно. Откуда он мог всё узнать? Кто мог ему рассказать, когда она сама никому не рассказала? Доходя до гостиницы, даже сумела убедить себя, что он просто соскучился. Проведенная с ним ночь не была сном, как и всё остальное связанное с Дугласом. Он вернулся, он скучал, он не хотел никого другого. Третьего звонка не последовало. Перезванивать Рози тоже не отважилась. Убеждение было слабым и неуверенным, а её вера в него слишком шаткой. Разрушать самообман было опасно. Его разбитые осколки должны были врезаться в разум и мучить его тревогой и страхом, с которым Рози сумела справиться, обретя прежнюю уверенность, которой так не хватало последние дни. Вернувшись в номер, Рози решила забыть о пропущенных звонках. Вычеркнуть их из головы, будто ничего и не было вовсе. Мираж, иллюзия, сон, что развеялись в одночасье, стоило ей проверить аккаунт Чарли Голдберг, где кроме сообщений от Сары, обнаружила ещё несколько от Дугласа. «Рози, чтобы ты не задумала, я прошу тебя остановиться» «Пожалуйста, возвращайся домой»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты