Ехал грека через реку

Гет
R
Закончен
103
автор
Размер:
Макси, 176 страниц, 39 частей
Описание:
Бытовая лав-стори. Босс – отец-одиночка и беременная супер-няня. Цивил и фикрайтер. Огонь и камень.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
103 Нравится 394 Отзывы 28 В сборник Скачать

18

Настройки текста
— А вы знаете, я как-то даже рада, — проговорила Вика в никуда. — Ммм? Близкая осень уже ощущалась в воздухе, который с каждым днем становился все прозрачнее. Березы, заполонившие сад, застенчиво начинали желтеть. Но днем было все еще очень тепло, и Ева бегала в сарафане, а Димдим — в шортах. Сестрица с мужем уехали в коротенький отпуск, и племянник был отправлен Асе на передержку. Адам воспринял такое вторжение стоически, и по вечерам они резались с маленьким гением в шахматы. Сражались насмерть, с переменным успехом, и каждое поражение превращалось для хозяина дома в личную трагедию. Он вообще пребывал в дурном настроении, хандрил, замыкался в себе, раздражался без всякой причины. А когда Ася передала ему пакет документов, оставленный Линаром, разразился длинной бессвязной руганью, а потом весь вечер дулся и ни с кем не разговаривал. Вика изящно опустилась в плетеное кресло напротив Аси, поставила перед собой зеленый высокий стакан с какой-то гадостью. — Овощной смузи, — объяснила она, заметив подозрительность во взгляде, — у меня обеденный перерыв. Если обедать такой гадостью, то понятно, станешь нервной. — Угм, — извлекла из себя Ася и снова уткнулась в ноутбук. Рейтинговая сцена ни в какую не получалась — стоило подумать, что это может прочитать Адам, как все вдохновение мигом иссякало. Вот что за привычка лезть, куда не просят. — Я имею в виду, — продолжала Вика, явно испытывающая какую-то маету, — что Адам ужасно токсичный. Мне пойдет на пользу расставание с ним. — Так вы расстались! — воскликнула Ася удивленно. — Вот почему он сам на себя не похож! — Я думала, вы в курсе, — неловкость в Вике перемежалась с настойчивым желанием высказаться, — разве Адам не рассказывает вам все подряд?.. Впрочем, я не удивлена, что он промолчал, — перебила она саму себя. — Когда я объявила, что ухожу от него, он просто вышел из кабинета. Удивительно незрелая личность. За все годы я не слышала от него ничего романтического — никакого любовного воркования, вы понимаете? — Ну и радуйтесь, — Ася подвинула ей коробку конфет. — Я давным давно отказалась от всего романтического, потому что в вашем возрасте то и дело страдала из-за всякой ерунды. Позвонил-не позвонил, сказал-не сказал, пришел-не пришел, подарил цветы-не подарил. Сплошные никчемные трепыхания. Быть самой по себе куда приятнее. — Звучит ужасно депрессивно, — Вика опасливо, как отраву, надкусила конфету. — Мне бы не хотелось в сорок лет превратиться в кого-то, вроде вас. — Тридцать три! — Ну какая разница. Ася отодвинула от неё коробку. — Пейте свой зеленый смузи! Хотя я бы на вашем месте открыла шампанское и закатила вечеринку. Трижды по пьяни позвонила бы Адаму, чтобы сказать ему, какой он козел, а потом бы неделю страдала похмельем. Бррр, страшное время — молодость. Тебе либо стыдно, либо плохо. — Адам вовсе не козел, — слабо возразила Вика. — Он просто сдается на милость победителю. Мне кажется, он встречается с женщинами только для того, чтобы им не отказывать. До меня была… Света? Оля? Его однокурсница. Они встречались целый год, а когда она ушла со скандалом, слезами и истерикой, он продолжил писать маркетинговую концепцию для заказчика. — И вы подобрали его, как Красное знамя, — ухмыльнулась Ася. — Согласитесь, он производит впечатление. Ты думаешь, что с тобой-то все будет иначе. Красивый, успешный, обеспеченный. Такая спящая принцесса, которую ты надеешься пробудить своими поцелуями. — Ну, он явно грустит из-за вашего расставания, — попыталась утешить её Ася. — Я бы хотела, чтобы он вообще не находил бы себе места! Плакал, страдал и умолял меня вернуться. — Люди почему-то редко поступают, как нам хочется. Они постоянно делают, что хочется им. Эгоисты! Вика потянулась вперед и стащила еще одну конфету. — Меня разрывает от желания уволиться, — вздохнула она. — Вот тогда-бы Адам забегал кругами! Вот тогда бы он понял, кого теряет! Но этот засранец слишком хорошо мне платит, чтобы я могла так легко написать заявление. — Не увольняйтесь, — посоветовала Ася. — Мужчины того не стоят. А любовные страдания всегда проходят. — И не скучно вам так жить? — спросила Вика с вялым интересом. — Без мужчин? А похоже, что мне скучно? — Что же, каждому возрасту свои развлечения, — заключила Вика и залпом допила свой смузи. — Просто… дайте Адаму знать, что я открыта для разговора. От неожиданности Ася захлопнула крышку ноутбука. — Какая куртуазная прелюдия! И все ради того, чтобы коварно использовать меня в своих личных целях, — восхитилась она. — Вы что, уже жалеете, что выпустили из рук свое Красное знамя? — Мне просто хотелось бы услышать мольбы и стенания. — Спящие красавицы не умоляют и не стенают. Они лишь позволяют себя целовать, — напомнила Ася. — Как же вы раздражаете! — и Вика пошла в дом. Ася с сожалением посмотрела на ноутбук и решила все-таки вернуться к своим трудовым обязанностям. — Эй, полундра! Свистать всех наверх, у нас обед. — Что вот это такое? — Адам был так разъярен, что изо рта у него разве что пена не валила. — Похоже на пирог, — ответила Ася и, склонившись, над коробкой, принюхалась: — Лимонный, — уточнила она. — «Еве и её няне от дядюшки Линара. Не умрите там с голода», — прочитал Адам записку с выражением. — Да что он себе позволяет! Он считает, что я не могу прокормить собственную дочь и собственную няню? — Это из-за горелых оладушков. Боюсь, что он застал меня в весьма плачевном положении… в кулинарном смысле, — объяснила Ася. — Поэтому, как и положено альфа-самцу, принял нас в свою стаю и теперь обеспечивает пропитанием. — Вы что же, позволили ему хозяйничать на моей кухне? — поразился Адам. — Вы же нас бросили на произвол судьбы, — напомнила ему Ася. — А вы мне даже ни разу за три дня не позвонили! А если бы я лежал все это время в яме со сломанной ногой? — Блаблабла, — отозвалась Ася и попыталась ткнуть ножом в пирог, чтобы отрезать себе кусочек. — Не смейте его трогать! — гаркнул Адам. — Думаете, отравленный? — усомнилась Ася. — Думаю, что отправлю его обратно. Нам не нужны всякие подачки. — Обратно? — расстроенно повторила она и предприняла новую попытку разрезать подношение. Адам шустро перехватил ее запястье. — Отдайте мне нож, — велел он, — вы и без него пугаете. — Ужасно! Ужасно! Вы мне обещали торт — но вместо этого исчезли из дома. Нам с Евой прислали пирог — так вы и его отбираете! Что за дурной характер! Ася вышла с кухни, сгребла детей в охапку и заперлась с ними в детской. Они вывалили на пол коробку с лего и принялись собирать замок. Адам появился через несколько минут. — Собирайтесь, — велел он, — мы поедем в ресторан. — И не подумаем, — гордо ответила Ася, поворачиваясь к нему спиной. — Я обещаю вам, что там будут самые вкусные десерты в городе, — подхалимски продолжил он. Ася сглотнула. — Спасибо большое, но я и так сыта вами по горло. — А вот Димдим наверняка хочет пиццу, — заметил Адам. Мудрый ребенок сначала посмотрел на лицо своей тетушки, а потом замотал головой. — Ева, разве ты не хочешь мороженного? — зашел этот тип с другой стороны. — Я хочу собирать лего, — ответила она невозмутимо. — Вы сговорились против меня, да? Ася, неужели вы не понимаете, что Линар просто хочет уколоть меня? — А вы с наивностью молодого барашка поддаетесь на его провокации, — вспылила она. — Что будет после того, как вы отправите этот дурацкий пирог обратно? Линар поймет, что вы злитесь, и мы проиграем этот раунд всухую. Дайте сюда свой телефон. — Это еще зачем? — нахмурился Адам. — Вот я вас хоть раз подводила? Он неохотно разблокировал мобильник и передал его. — «Пирог немного суховат, — вслух проговорила Ася текст, который набирала. — Спасибо, ты сделал, что мог, но в следующий раз постарайся получше». Один-ноль, — и она вернула Адаму телефон. Некоторое время он пялился на сообщение, соображая. — Тогда мы его выбросим, — решил он и быстро воскликнул, прежде, чем Ася успела снова разозлиться: — ой, что это? Ася, да у вас живот округлился! — Правда? — она подскочила и бросилась к зеркалу. Задрала футболку. — Адам, посмотрите только! Он действительно стал более круглым! Я стану мамой! Хотите потрогать? У Адама стало сложное, беспомощное, ошеломленное и веселое лицо одновременно. — Конечно, — пробормотал он и шагнул к Асе. Очень осторожно, словно она была бомбой замедленного действия, положил ладонь на ее живот. Ладонь была теплая и волшебным образом вызывала щекотку. — Спасибо, что удостоили меня такой чести, — слегка поклонился Адам, иронично улыбнувшись. — Мои родители! — вдруг переполошилась Ася. — Господи, мне нужен выходной! Если я еще немного затяну с каминаутом, то приеду к ним уже бегемотом! И тогда меня настигнет кара небесная! — В таком случае мы поедем к ним завтра же. — Мы? Адам, у меня родители советской закалки. Они все не так поймут. — Ася, не придумывайте. Завтра я загружу вас троих в машину и отвезу к вашим родителям. Заодно и Димдим навестит бабушку с дедушкой. — Завтра, — растерянно протянула она и посмотрела в зеркало. Рука Адама так и лежала на её животе, и это было очень красиво. — Я подумаю об этом, — пробормотала Ася. Подбежала Ева, нетерпеливо сбросила отцовскую руку и прижалась к животу ухом. — Алло, — громко сказала она. — Как слышно? Я Ева, и я никуда не улечу в самолете! Мрачно наблюдая за тем, как Ася уминает лимонный пирог, Адам спросил: — Какие у вас родители? — Обыкновенные. Когда мне было двадцать, они просили меня не торопиться с замужеством. Когда мне исполнилось тридцать, то ужасно сетовали на то, что я уже стара для замужества. Последние годы они утратили всякую надежду на мой счет и оставили меня в покое. Уныло сознавать, что я приплетусь к ним с опущенным хвостом и попрошу о помощи. — О чем вы говорите? — Сколько бы я об этом ни думала, но мне придется переехать к ним после рождения ребенка, — с неудовольствием признала она. — Все-таки, мне может понадобиться помощь. Олег прав, в одиночку я с этим не справлюсь. — Издеваетесь? — наклонившись к ней, яростно и тихо зашипел Адам. — Вы что, не слышали, что сказала Ева несколько минут назад? Она никогда не бросит вашего ребенка! А я не позволю вам бросить её! — Это вы издеваетесь, — зашипела Ася в ответ. — Это же младенец, Адам. Младенец! Памперсы! Бессонные ночи! Болячки! Послеродовая депрессия! Тотальная загрузка на фуллтайме! Я вам больше скажу — на последних сроках я вообще не смогу полноценно приглядывать за Евой. — Значит, мы наймем вам няню! — категорично и властно решил Адам. — Десять нянь! Но я не хочу больше даже слышать о вашем переезде. — Ого, — впечатлилась она. — Вы сейчас выглядите весьма убедительно. Малость абьюзно, но где-то на генетическом уровне я испытываю трепет и волнение. Разве вы не должны были просто молча уйти, чтобы окуклиться? — Я прошу вас не шутить о таких вещах, — Адам обессиленно прижался лбом к столешнице. — Когда дело касается Евы, я теряю всякое чувство юмора. — Ну не сказать, что в остальное время вы им блещете. — Ха. Ха. Ха. — Послушайте, — Ася тоже легла щекой на столешницу и за макушку повернула голову Адама так, чтобы видеть его перевернутое лицо. — А вы не могли бы вот все то же самое проделать с Викой? Главное — интонации. Огонь! — Что я должен сделать с Викой? — не понял он. — Показать, что вам не все равно. — Разумеется, мне не все равно, — скривился Адам. — Я чувствую себя опустошенным. — Ну так расскажите ей об этом. — Не могу, — коротко ответил он. — Почему? — Просто — не могу. Какой смысл останавливать того, кто хочет уйти? И вообще, — вдруг рассердился он и поднял голову, — почему вы повсюду суете свой нос? — Жизнь дана на добрые дела, — объяснила Ася и снова вернулась к пирогу. — Как вы с таким неуемным любопытством жили в одиночестве? — С удовольствием. Я прекрасно провожу время сама с собой. Однажды я не выходила из дома два месяца, — похвасталась она. — Вот уж достижение! — фыркнул Адам. — Что за великий исход? — спросила утром Вика, глядя в окно на то, как Адам запихивает в машину детей, щенка, вещи, бутерброды и термос с чаем. Ася, которая зажмурившись от удовольствия, втягивала в себя аромат из кофейной чашки программиста Сережи, невнятно ответила: — Я еду навестить родителей. Они еще не знают, что я беременна. Ужасно волнуюсь. — Ася, — крикнул Адам нетерпеливо, — нам пора! — Почему бы тебе не попробовать кофе без кофеина? — жалостливо спросил Сережа. — Такой толпой? — спросила Вика. — Вы специально тянете время? — спросил Адам, появляясь на пороге. — Еще полминуточки, — попросила она. — Господи боже, — Адам забрал у Сережи кофе и подтолкнул Асю к выходу, — марш к машине, если вам в десятый раз за утро не требуется в туалет. — Вы не можете отбирать кофе у своих сотрудников, — попеняла она ему, однако двинулась в заданном направлении. — Отлично могу. Я сам купил этот кофе. — А кружечка-то моя, — крикнул Серега им вслед. — Вика, заплати ему за кружечку, — распорядился Адам. — В машине кофе все равно разольется, — заметила Ася. — Ничего и не разольется, — он сделал большой глоток и протянул ей полупустую кружку. — Хватит вам на понюхать? — Держите теперь, пока я не пристегнусь. — Сядете вы наконец в эту чертову машину или нет? — Я опять хочу в туалет. — Ну Ася! — закричали дети из открытого окна и даже Васька залаяла. — Цирк какой-то, — заключила Вика и ушла в свой кабинет, хлопнув стеклянной дверью.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты