Mr. Bunny-Bun

Слэш
NC-17
Завершён
21007
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
40 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
21007 Нравится 283 Отзывы 6486 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Сокджин хмурится и задумчиво выпячивает нижнюю губу. На экране дорогого ноутбука — трахающиеся парни. Оба в масках на пол-лица. Один скачет сверху, счастливо скулит и не знает, куда от удовольствия руки деть. То вверх ими вскинет, то по своей шее проведет, то за покрывало зацепится и потянет его на себя. Под ним — настоящая секс-машина, не знающая ничего о темпе и отдыхе. Камера, записывающая весь этот коитус, стоит сбоку, но даже с такого ракурса Сокджин видит, с какой силой бьются налитые яйца о чужую задницу. Слышится два громких, протяжных стона. Оба парня одновременно кончают и целуются. Сокджин морщится. — Ну как, хён? Он смотрит вниз на сидящего за столом брата. Тот совсем красный, но до чертиков довольный. Как будто это его только что оттрахали и заставили кончить. Сокджин знает, что он только об этом и мечтает. — Ты зачем мне это показал? — он трет кончиками пальцев переносицу. — Хён, — Тэхен жалостливо скулит, — скажи, он крутой? — О чем ты? — Этот парень, автор канала, — Тэхен тычет пальцем в аватарку на экране. — Это ты мне про него говорил, что хочешь лишиться с ним девственности? — Да! — С ним можно как-то договориться об этом? — Сокджин склоняется к ноутбуку. — Можно написать ему здесь, — Тэхен открывает какой-то диалог. — Сто тридцать долларов — все удовольствие. — Сто тридцать долларов? — Сокджин пораженно усмехается. — Это где-то сто шестьдесят тысяч вон. Парень, у родителей ты столько не выпросишь. — Я накопил. У меня есть даже больше, чем нужно. — Тогда в чем проблема? — Я боюсь, — Тэхен нервно водит подушечкой пальца по тачпаду. Курсор начинает заведенно крутиться вокруг никнейма на английском: Mr. Bunny-Bun. — Вдруг он не прочитает. Или прочитает, но не ответит. Или ответит, но пошлет. — Не попробуешь — не узнаешь, — Сокджин пожимает плечами. — Если ты уверен, что это не какой-нибудь мошенник, то пиши и договаривайся. — Он точно не мошенник. Многие парни договаривались с ним, и все было нормально. — Ты реально хочешь этого? — Сокджин треплет его по макушке. Светлые волосы, многократно подвергавшиеся окрашиванию, все такие же мягкие и шелковистые, как в детстве. — Он же будет снимать это и выкладывать на всеобщее обозрение. Тебя не раскроют? — Все мои знакомые избегают таких сайтов, так что, — Тэхен поджимает губы и опускает взгляд на свои бедра. — Тем более, кажется, меня возбуждает мысль о том, что за нами будет кто-то следить, даже если это объектив камеры. — Ох, — Сокджин устало улыбается. — Я забыл, какой ты подросток. — Я не подросток, — Тэхен обиженно бьет ладонью по его руке. — Мне девятнадцать. Сокджина зовет мама. Он усмехается, хлопает Тэхена по плечу и оставляет его наедине с собой. Девятнадцать. Сокджину думается, что он всегда будет видеть в нем семилетнего ангелочка Тэхен-и, любящего копаться вместе с мамой в огороде, а не возмужавшего кабана Тэхена, предпочитающего теперь вздернуть на стонущих парней, даже дверь в комнату порой не прикрыв. Они взрослели в родительском доме на окраине Сеула, все время делились друг с другом всеми секретами, но Сокджин до сих пор не понимает, в какой именно момент Тэхен начал воротить нос от длинноногих девчонок и засматриваться на подкачанных волейболистов с курсов постарше. Тэхен признался ему в этом в пятнадцать, и они прорыдали тогда всю ночь, после уснув на полу в обнимку. Сокджин поначалу искренне умилялся с брата, когда тот втихаря учился целоваться на незрелых персиках, которые срывал в саду, пока мать не видела, когда прятал первый утренний стояк и когда фотографии красивого мальчика из старшей школы с телефона показывал. Только вот в восемнадцать невинного подростка поразило порочное открытие — сайт с гей-порно, и начались ночные дрочки под одеялом, стоны, мокрые сны и неконтролируемые оргазмы. Буквально полгода назад Тэхен совершенно случайно наткнулся на аккаунт одного парня, снимавшего хоум-видео, и вдруг неожиданно осознал, что ему не помешало бы расстаться с нерадивой, угнетающей девственностью. Парень этот трахался, Тэхен откровенно признается, восхитительно. Жестко, но ласково, игриво, сладко, громко, так, что любой бы захотел оказаться на месте его партнера. Тэхен вот тоже захотел. Все видео просмотрел, на каждое ответственно подрочил и понял, что, кажется, попал. Лица на таких видео никто не показывал. Эта отличительная от остальных порно роликов черта и привлекла Тэхена. Парень со смуглой, загорелой кожей, длинными ногами и мощной, крепкой спиной, в которую так сильно хотелось вонзить ногти, прикрывал глаза одной из тех дешевых черных масок, которые обычно используют на маскарадах или каких-либо праздниках. Тэхен видел лишь острую линию челюсти и чертовы губы ярко-вишневого цвета. Они растягивались в блядскую ухмылку, лишь когда пассив кружил задницей на члене и начинал высоко скулить от совсем грязных словечек, брошенных тихо и слишком интимно. Тэхен это запомнил. Взял на заметку, так сказать. У незнакомца было достаточно много татуировок. В первых видео он снимался полностью обнаженным (от этого Тэхен успевал кончать дважды) и заклеивал пластырем лишь кусок левого предплечья и правую лодыжку с внешней стороны. Но уже к сороковому ролику он перестал стягивать тренировочную футболку от Nike и лишь изредка задирал ее полы до середины живота, если она ему мешала. Ткань прекрасно обтягивала его плечи, рельефную грудь и лопатки, а потому Тэхен, в общем и целом, не шибко расстраивался. Видимо, со временем татуировок стало гораздо больше. Появились где-нибудь на спине или ключицах. Тэхен, вообще, с ума от этого сходил и бесстыдно мечтал все это великолепие хоть одним глазком увидеть. А лучше потрогать руками. Еще лучше поцеловать, но, в принципе, и первого хватит. Окончательно Тэхену крышу сорвало месяц назад, когда в одном из чатов он узнал, что всего за какие-то сто тридцать долларов он реально может оказаться с этим парнем в одной кровати и лишиться чертовой девственности с его огромным красивым членом. О большем он и мечтать не мог. Деньги у него были, желание тоже, только вот смелости все не хватало. Ребята писали о том, что секс с ним — самое крышесносное, что происходило за всю их жизнь, что обкончаться там не грех, что стонать вы будете беспрерывно и что задница ваша станет самой счастливой задницей на свете всего за одну ночь. Всего за какие-то сто тридцать долларов, которые лежали аккуратным свертком в нижнем ящике комода. Тэхен мечтал об этом. Бессовестно представлял перед сном, как берет в рот, как слышит чужие тихие стоны, как скачет на каменных бедрах до звездочек в глазах, как его вбивают в кровать и как та жалобно скрипит, двигаясь вместе с ними вперед-назад. Как его будут трахать пальцами, как нащупают и помассируют простату, как он будет кончать — туго и громко. У Тэхена от этого мурашки по коже бегали, и сердце в груди носилось. Он спать нормально не мог — только и думал, как бы написать наконец и встретиться. Увидеть лицо без маски. Поцеловаться. Выгнуться в спине покруче. Сделать все, чтобы понравиться. Мелькнуть после в качестве сладкого воспоминания. Тэхен взволнованно открывает подготовленное письмо и в сотый раз пробегается по строчкам взглядом. «Добрый день, Mr. Bunny-Bun. Меня зовут Ким Тэхен, и я узнал, что с вами можно кое о чем договориться. Мне очень нравятся ваши видеоролики, и у меня есть необходимая сумма. Могли бы мы встретиться?» Тэхен хмурится. Вроде, нормально, а вроде, совсем тупо. Будто старпер какой сорокалетний писал. Он морщится и открывает диалог с Mr. Bunny-Bun. Пальцы робко касаются клавиатуры, однако Тэхен совсем не знает, что печатать. «Привет, давай потрахаемся?» Нет. «Пожалуйста, лиши меня анальной девственности» Тэхен смущенно стирает сообщение. Ему просто нужно попробовать. Узнать, каково это — чувствовать в заднице толстый и длинный (а там именно такой) член. Попытаться сделать первый минет и ощутить чужой язык где-то чуть ниже яичек. Очень нужно. Очень хочется. Тэхен вздыхает, проверяет, не в сети ли его собеседник, и ухмыляется. Он же может стереть это, верно? «Кролик-булочка, я дрочу на тебя уже полгода и просто хочу, чтобы ты вытрахал из меня душу своим огромным членом, от которого у меня слюни по подбородку текут и который я готов затолкать в свою глотку по самые яйца. Забери у меня все деньги, только отправь адрес отеля и номер карты» Тэхен усмехается. Интересно, вообще, как бы этот парень отреагировал, если бы он реально отправил ему подобное. Тэхен качает головой, принимаясь стирать постыдное письмо. И нажимает Enter. Сообщение, обрамленное в черную рамочку, выскакивает из окна редактирования прямиком в диалог. Тэхен хмурится. Он не сразу понимает, что произошло, но как только мозг его, затопленный грязными мечтами, наконец начинает работать, светлую спальню оглушает короткий визг. — Блять. Тэхен дрожащими руками жмет на окошко возле сообщения, мечтая увидеть там функцию его удаления из чата, и, видя таковую, облегченно выдыхает. Он уверенно тыкает на «удалить», однако забывает пометить галочкой «удалить у всех», отчего громко бьет себя по лбу и истерично хнычет, когда возле чужого аватара загорается зеленый кружочек. — Блять, я такой дебил, Боже. Все его лицо мгновенно вспыхивает. На висках выступает холодная испарина, и Тэхен судорожно обмахивается воротом футболки. Природа не наградила его мозгами. Он никогда этого не признавал, но, видимо, время пришло. Ким Тэхен — абсолютный долбоеб. По всем фронтам. Мышцы его бедер начинает туго сводить. Он резко подскакивает с места и принимается кружить по комнате. Теперь-то он ему точно не ответит. Размечтался. Потрахаться ему, минет, язык где надо, где не надо. Неплохо было бы для начала научиться пользоваться ноутбуком и имеющимися к большому удивлению мозгами, а уж потом о членах мечтать. Глупец. Настоящий подросток. Тэхен обхватывает голову руками и тихо скулит. В спальне раздается тонкий писк оповещений. Он испуганно поворачивается к столу и молниеносно усаживается на стул. Mr. Bunny-Bun Ого Берешь быка за рога, а? Тэхен ошарашенно пялится на два сообщения и подмигивающий анимационный смайлик. Он задерживает дыхание на пару долгих секунд и вновь громко визжит. Сокджин с испугу заглядывает к нему в комнату, но Тэхен подбегает к двери и бьет брата по носу, закрываясь после на защелку. Он гулко сглатывает, вытирает вспотевшие ладони о спортивные штаны и заносит руки над клавиатурой.

Тэ-Тэ Извини, я не хотел отправлять это

Mr. Bunny-Bun Да ничего. Мне и не такое писали Тэ-Тэ?

Тэ-Тэ Да

Mr. Bunny-Bun Как тебя зовут?

Тэ-Тэ Тэхен

Mr. Bunny-Bun Тэхен, хорошо Что у тебя есть, Тэхен? Ну, кроме явных амбиций, конечно

Тэ-Тэ Двести пятьдесят долларов и девственность

Mr. Bunny-Bun Неплохой набор

Тэ-Тэ Если не считать второго

Mr. Bunny-Bun В девственности нет ничего плохого Кроме, быть может, ее наличия, ладно

Тэ-Тэ Ты можешь это исправить? Пожалуйста?

Mr. Bunny-Bun Тэ-Тэ Давай поболтаем?

Тэ-Тэ О чем?

Mr. Bunny-Bun Сколько тебе?

Тэ-Тэ Девятнадцать

Mr. Bunny-Bun Совершеннолетний, наконец-то Постоянно пишут мальцы со спермотоксикозом, любящие отправлять фотки своих членов

Тэ-Тэ Да я недалеко от них ушел, вообще-то

Mr. Bunny-Bun Ладно тебе Мне двадцать четыре

Тэ-Тэ Ого Я думал, ты моложе Хён

Mr. Bunny-Bun Не называй меня хёном сейчас

Тэ-Тэ Хорошо Ты работаешь где-то или зарабатываешь на этих видео?

Mr. Bunny-Bun Работаю в офисе

Тэ-Тэ Неужели макулатура настолько выматывает, что приходится трахать бедных девственников на камеру ради увлечения?

Mr. Bunny-Bun Я не считаю это увлечением. Это уже второй работой, вроде, стало Ты учишься?

Тэ-Тэ В выпускном классе, да

Mr. Bunny-Bun Как успеваемость?

Тэ-Тэ Зачем тебе это?

Mr. Bunny-Bun Просто, знаешь, обычно мне пишут отличники, которых гнобят в классе и не поддерживают в семье Подобная анонимность и разовость для них — протянутая в болото соломинка

Тэ-Тэ Моя реальная успеваемость, мягко сказать, херовая Но у отца хорошие связи с руководством школы, он оплатил им ремонт спортзала, так что в конце года мне рисуют результаты, благодаря которым я становлюсь самым примерным учеником

Mr. Bunny-Bun Какой плохой девственник мне достался Обычно за такими мальчиками толпами бегают, неужели никто не приглянулся? Или ты совсем страшненький?

Тэ-Тэ Я оцениваю себя на восемь из десяти

Mr. Bunny-Bun Куда делись оставшиеся два балла?

Тэ-Тэ Характер и девственность

Mr. Bunny-Bun Отсутствие девственности сделает тебя более красивым?

Тэ-Тэ Желанным Кому захочется возиться с девственником?

Mr. Bunny-Bun Мне

Тэ-Тэ Почему?

Mr. Bunny-Bun Они узкие, и эмоции их не наигранные Люблю видеть, как подо мной мечутся от того, что впервые испытывают такое наслаждение и при этом совсем не знают, куда себя деть Разбрасывают ноги, руки, забывают глотать слюни, смеются, плачут В этом есть своя изюминка

Тэ-Тэ Я не хочу плакать

Mr. Bunny-Bun С членом внутри ты не сможешь об этом думать и тем более контролировать Зарыдаешь как миленький

Тэ-Тэ Это заводит

Mr. Bunny-Bun Насколько ты девственник? Ты никогда не трогал себя или дело осталось лишь за членом в дырке? Тэхен краснеет. Вспыхивает как головка спички и стыдливо жмурится. Он никогда не слышал, чтобы анальное отверстие называли так грубо. Колечко мышц, там, вход, но не дырка. Не слышал, но, услышав, возбуждается. Живот колет коротко и жарко, сводит спазмом, от которого Тэхен резко захлопывает ноутбук и откатывается на стуле от стола. За окном уже темно, Тэхен благополучно пропустил ужин, но теперь даже есть не хочет. Он суматошно сбрасывает с кровати покрывало и пару подушек, выключает свет и ложится, открывая нужный диалог в телефоне. Mr. Bunny-Bun Я сказал что-то лишнее? Если ты так будешь реагировать на подобное, вряд ли что-то получится

Тэ-Тэ Нет, все в порядке Ноутбук разрядился, и мне пришлось зайти с телефона

Mr. Bunny-Bun Ох, хорошо Так, что насчет прошлого вопроса?

Тэ-Тэ Второе

Mr. Bunny-Bun Что «второе»? Тэхен смущенно хмыкает и закусывает губу. В приглушенном свете телефона видны лишь его пунцовые щеки и слезящиеся глаза. Он коротко облизывается.

Тэ-Тэ Мне не хватает члена

Mr. Bunny-Bun Моего?

Тэ-Тэ Да

Mr. Bunny-Bun Пробовал что-нибудь делать с собой?

Тэ-Тэ Дрочка

Mr. Bunny-Bun Растягивал себя когда-нибудь?

Тэ-Тэ Да, пару раз

Mr. Bunny-Bun Сколько пальцев проходило?

Тэ-Тэ Три максимум

Mr. Bunny-Bun Неплохо. Массировал простату?

Тэ-Тэ Да

Mr. Bunny-Bun Понравилось?

Тэ-Тэ Конечно, кому не понравится?

Тэхен, на самом деле, обожает природу за то, что она одарила его такими длинными пальцами. Те в простату эту великолепную уткнулись почти сразу, как до костяшек проникли и чуть угол поменяли. Тэхен в тот день спустил бесстыдно, когда с минуту по ней подушечками покружил, так еще и на всю душевую заскулил жалобно, как сука последняя, благо дома только брат был. Mr. Bunny-Bun Слушай, давно мне такие хорошие девственники не попадались. Не все потеряно, знаешь

Тэ-Тэ Значит, мы переспим?

Mr. Bunny-Bun Подожди, Тэ-Тэ Ты, конечно, крутой девственник, но не все сразу

Тэ-Тэ Мне нужно скинуть деньги, так?

Mr. Bunny-Bun Да успокойся Не в этом дело Мы переспим Но пока пообщаемся еще пару дней, хорошо?

Тэ-Тэ Узнаем друг друга?

Mr. Bunny-Bun Ну, типа того, да Тебе нужно будет усвоить кое-что в ближайшее время, чтобы после нам было проще Я не люблю, когда во время съемки возникает недопонимание и проблемы Мне не хочется тратить много времени на обработку видео, так что упростим мне задачу, ладно?

Тэ-Тэ Что я должен делать?

Mr. Bunny-Bun Можешь купить смазку и эрекционное кольцо?

Тэ-Тэ Что за кольцо?

Mr. Bunny-Bun Загугли позже Ты, конечно, мог бы заказать его в интернете, но так оно будет долго идти, поэтому постарайся перебороть смущение и сходи за ним в магазин Ты же в Сеуле живешь?

Тэ-Тэ Да

Mr. Bunny-Bun Ну вот и отлично Как купишь, напиши мне, ладно? Попробуем кое-что

Тэ-Тэ Когда мы встретимся?

Mr. Bunny-Bun Тэ-Тэ, не торопись Я вытрахаю из тебя всю душу своим огромным членом и обязательно заставлю громко поплакать, но чуть позже, договорились?

Тэ-Тэ Хорошо

Mr. Bunny-Bun Не трогай себя до нашей следующей переписки Потерпи, пожалуйста, ладно, Тэ-Тэ?

Тэ-Тэ Ладно

Mr. Bunny-Bun Мне пора Нужно обрезать пару записей и загрузить их в программу

Тэ-Тэ Как тебя зовут?

Mr. Bunny-Bun Спокойной ночи, Тэ-Тэ

***

В секс-шопе тихо и немноголюдно. Из редких колонок играет какая-то медленная музыка для медитации, но Тэхена она совсем не успокаивает. Он скромно оглядывает щедрый ассортимент с порога и несмело заходит внутрь. Сейчас ему просто нужно найти силиконовое кольцо, пробить его на кассе и поскорее вернуться домой. Он уверен, что его сообщения наверняка ждут так же, как он ждет желанной личной встречи, а потому от уверенности этой он довольно быстро находит нужный стенд. Девушки-консультанты с улыбками косятся на него, и Тэхен слышит их тихие перешептывания о том, кому же из них нужно подойти к симпатичному клиенту. В итоге, когда он уже тянется к маленькой коробке со средним кольцом, невысокая брюнетка торопливо шагает к нему и протягивает руку. — Мне отнести на кассу? — Эм, — Тэхен мнется и нехотя отдает ей товар. — Да, спасибо. — Что-нибудь еще? Нам недавно завезли новую смазку и… — Да, — Тэхен коротко вздыхает, — смазка, точно. — Пойдемте. Девушка, продолжая улыбаться, идет к витрине со множеством бутылочек со смазкой. Она скромно показывает весь ассортимент, и Тэхен по ее зардевшимся щекам понимает, что он ей приглянулся. Это здорово тешит его самолюбие. Он уже не чувствует себя самым загнанным и стеснительным в этом помещении, а потому дерзко спускает маску с лица на подбородок и доброжелательно улыбается, когда консультант протягивает ему выбранную наугад смазку. Та с дополнительным увлажнением и экстрактом алоэ, и Тэхен искренне надеется, что его задница не будет благоухать этим алоэ, по крайней мере не на протяжении нескольких дней. Девушка смущается сильнее. Вероятнее всего, ей претит находиться рядом с красивым парнем в окружении латексных костюмов медсестер и толстых резиновых членов, но жизнь, она такая — кто ж знает, где свою судьбу найдешь? В секс-шопе или на порно-сайте? Каждому свое. Тэхену пробивают его покупки. Он вновь скрывает маской часть своего лица и перед уходом подмигивает той девушке. За его спиной раздается радостный смех ее подружек. Тэхена это забавляет. Никто в его окружении особо не задумывался над его ориентацией. Все одноклассники считали, что, раз он такой красивый, раз учится на отвали, значит, наверняка любит, чтобы девчонки длинноногие перед ним чем-нибудь округлым трясли, да вот только Тэхену это противно. Женское тело для него не представляло никакого интереса. Ну, что там? Грудь, задница да две дырки — вот и весь набор. А у парней? Мускулы, мышцы, бедра, спина широкая, дырка одна (зато какая!) и член. Совсем другое дело. Не то чтобы он девушками не увлекался раньше. Ведь было же что-то до его грандиозного прозрения. Ему и в детском саду девочки нравились. Они, свистушки такие, пока остальные спали, шорты со штанами все удержать не могли и светили на тихом часе всеми прелестями, которыми их Бог одарил. Тэхену думается, что у него душа радугой запела как раз после этих вот еженедельных представлений. В младшей школе было не до девчонок. Там разборки во внутреннем дворе с пацанами из-за порванной случайно жилетки и сосульки вкусные с труб за забором, какие тут девочки? Те, однако, надежды не теряли и каждый месяц писали ему письма с сердечками, а он, бездушный мужлан, шпаргалки из них первые делал. Лучше б он, правда, на письма эти просто отвечал отказом, а то к пятнадцати годам он остался одиноким и тупым. В старшей школе он встречался с одной одноклассницей, они даже переспать попробовать умудрились, пока у нее родителей дома не было, и благодаря этим отношениям Тэхен окончательно принял себя. Понял, что девочки ну совсем не его, что ему больше волейболисты с курсов постарше нравятся и что нужно, наверное, с этим что-то делать. Парня, там, искать, целоваться учиться, дрочить почаще. Парень, кстати, был. Второкурсник с экономического. Волейболист с отменной задницей и крупными руками. Тэхен, когда на матчи к нему приходил, все представлял, как вместо мяча под широкой ладонью его задница окажется. Подачи тот парень делал отменные, а потому Тэхен, бедный, весь растекался на трибунах, когда спортивный зал наполнял очередной звонкий шлепок. Правда, дальше трех совместных дрочек у них не зашло — гей перешел на сторону зла, восхищавшуюся грудью и талией. Тэхену почти не было больно. Парень этот, на самом деле, Тэхена только раззадорил. Он-то ведь уже настроился, растянуть себя попробовал, напредставлял всякого, а тут на тебе — натурал. Тэхен знал, что в его школе было еще как минимум три открытых гея, но те ребята ему совсем не нравились, да и выглядели они чересчур подобающе своей ориентации. Одни цветные рубашки с цветочками чего стоили. Тэхен — гей, но не такой. А потом — благословение. Mr. Bunny-Bun. Тэхен искренне им восхищался. Он начинал глупо и счастливо улыбаться, стоило ему лишь подумать о том, что какой-то парень, чьего лица он даже не видел полностью, мог так трахаться с парнями — снимать все это, говорить такие грязные, но, черт возьми, ужасно возбуждающие слова, ухмыляться нежно и одновременно порочно, чувствовать своего партнера насквозь, быстро находить все его слабые точки и просто заставлять бездумно кончать на себя. Тэхен часами мониторил его официальный аккаунт в твиттере. Парень выкладывал там кадры из нового видео, загруженного на сайт, короткие превью-ролики и аннотации. Он писал что-то про своих мальчиков, с которым провел очередную съемку, и ласково называл каждого игривым «котенок». Тэхену было интересно, что бы написали о нем. Совсем недавно, буквально два дня назад, была опубликована новая череда фотографий. Ничего особенного — голый парень с резиновыми повязками на бедрах, члены и довольные лица. Но Тэхена задело. Задело «самый безумный», «мне было очень хорошо», «так понравилось, что даже забыл надеть приготовленный презерватив». Задел искренний смех, явное доверие и пометка «много поцелуев». Тэхен знает, что целуется его горячо любимый Mr. Bunny-Bun редко. Не то чтобы в нем собственник какой играет, ведь быть собственником человека абсолютно публичного сложно, но он видит этого блондина на канале довольно часто. Видео с ним выходят раз в месяц и набирают больше всего просмотров, потому что пассив миловидный, громкий и неприхотливый. Хочешь — на весу его трахай, хочешь — сцеди слюну на щеку, пока он отсасывает, хочешь — шлюхой обзови. Такие мальчики всем нравятся. Опытные и ненавязчивые. Тэхен вот полная противоположность. Ему только внимание удели особенное, он тебя где угодно потом найдет и привяжется. Обнимет и попросит приласкать. Настоящий котенок. Может, парень тот через переписку это понял и потому согласился? Тэхен, просто, других причин не видит. Когда дело касается кого-то, кто явно лучше, самооценка его, прежде заоблачная, вдребезги разбивается о пол. Тэхен быстро добирается до дома. Сокджин все еще пропадает в университете, родители на работе, а потому он возбужденно вытряхивает из пакета свои немногочисленные приобретения и заинтересованно распаковывает кольцо. Материал, из которого оно сделано, приятный — обыкновенный черный силикон. Помимо основного кольца у него есть еще одно, видимо, для яичек. Тэхен задумчиво крутит его в руках и берет телефон.

Тэ-Тэ Я все купил

Ему отвечают не сразу, минут через десять, может. За это время Тэхен успевает переодеться в домашнее и закинуть в рот печенье с кухни. Знакомый звук колокольчика от оповещения наконец раздается в его комнате. Он возвращается и устало заваливается на кровать. Mr. Bunny-Bun Какой шустрый Неужели сбежал с уроков?

Тэ-Тэ Да там биология

Mr. Bunny-Bun Ну, Тэ-Тэ Биология — важный предмет

Тэ-Тэ Я знаю, как управлять своим членом, а о появлении детей мне волноваться не стоит Это мне точно не грозит

Mr. Bunny-Bun Ну посмотрим, как ты управляешь своим членом Ты один дома?

Тэ-Тэ Да

Mr. Bunny-Bun Скинь мне фотографию кольца и раздевайся Тэхен восхищенно скулит и подскакивает с места. Он на всякий случай запирает дверь, быстро отправляет в чат нужный снимок и раздевается. Белье снимать он не спешит. Неизвестно, что парень сейчас задумал. Может, ему придется отправлять больше фотографий. Mr. Bunny-Bun Хороший выбор Мог бы даже поменьше взять

Тэ-Тэ Член лопнет

Mr. Bunny-Bun Хахах Не лопнет Или у тебя большой? Сколько сантиметров?

Тэ-Тэ Я линейкой не измерял Семнадцать, быть может

Mr. Bunny-Bun Это когда стоит?

Тэ-Тэ Да нет

Mr. Bunny-Bun Так, мой гигант, ты не перестаешь удивлять

Тэ-Тэ Это комплимент?

Mr. Bunny-Bun Считай как хочешь Ты полностью обнажен? Тэхен мнется и торопливо стягивает с себя боксеры. Член его уже начал заметно наливаться кровью, и Тэхену даже немного стыдно за то, что его можно так быстро завести. Нужно будет потренироваться перед предстоящей встречей, а то он обкончается, как только они впервые друг друга увидят.

Тэ-Тэ Да

Mr. Bunny-Bun Хорошо Тэ-Тэ, ты в своей комнате?

Тэ-Тэ Да

Mr. Bunny-Bun У тебя там есть большое зеркало?

Тэ-Тэ На шкафу, да

Mr. Bunny-Bun Садись перед ним. Если необходимо расположиться на полу, подложи полотенце или покрывало, чтобы не намять синяков Тэхен осторожно встает с кровати и отодвигает дверцу гардероба. Он вытягивает с полки махровое полотенце, стелет его на пол и усаживается вниз. Зеркало перед ним чистое и большое; даже если Тэхен широко раздвинет ноги, те все равно уместятся в отражении. Он вновь берет телефон.

Тэ-Тэ Что дальше?

Mr. Bunny-Bun Надевай кольцо Тэхен дотягивается до края кровати и стаскивает с него кольцо и смазку. Член в его руках пока еще мягкий, отчего силикон проходит к основанию тяжело и прерывисто. Тэхен дрожащими пальцами аккуратно помещает свои яички в другую петлю и довольно смотрит на проделанную работу. Плоть от повысившегося давления и частого пульса начинает заметно багроветь.

Тэ-Тэ Дальше?

Mr. Bunny-Bun Отправь фотографию Тэхен послушно снимает свой пах и часть бедер и скидывает вложение в чат. Mr. Bunny-Bun Отлично Знаешь, говорят, это глупо, но мне кажется, что красоту парней определяет красота их члена

Тэ-Тэ Я красивый?

Mr. Bunny-Bun Да, Тэ-Тэ Мне очень нравится Тэхен скромно улыбается. Он удовлетворенно оглядывает крупную головку, с которой, он уверен, скоро будет очень вязко капать смазка, и смотрит на новое сообщение. Mr. Bunny-Bun Сейчас можешь называть меня хёном, Тэ-Тэ

Тэ-Тэ Хорошо, хён

Mr. Bunny-Bun Слушай, может, мы созвонимся в Лайне? Мне нужно будет кое-что проконтролировать

Тэ-Тэ Видеозвонок?

Mr. Bunny-Bun Да. Скинешь номер сюда? Тэхен упирается одной рукой за спину и расслабленно отклоняется назад. Он отправляет свой номер, и через минуту ему приходит оповещение о входящем звонке. Тэхен взволнованно проводит пальцем по экрану, желая поскорее увидеть чужое лицо, но в ответ ему появляется лишь чернота. — Привет, Тэ-Тэ. Тэхен шумно выдыхает и закатывает глаза. Слышать этот голос так близко, так рядом для него невыносимо. Ему искренне не верится, что все происходящее сейчас — реальность. Будто бы и не сбывалась его главная мечта, будто он и не собирается сейчас дрочить на потеху своему кумиру. Будто сон все это. — Тэ-Тэ? Покажешь лицо? Тэхен усмехается. — С чего бы? На той стороне слышится хриплое «вау». — Что? — Тэхен переводит камеру с фронтальной на основную и игриво снимает пустое полотенце, полностью скрывая свое тело. — Если ты остаешься инкогнито, то я последую твоему примеру. — У тебя восхитительный голос, Тэ-Тэ. Поговори сегодня побольше для меня. — Конечно, хён. Что я еще должен делать? — Тэхен осторожно вводит в кадр свои бедра. Он касается горячей кожи кончиками пальцев свободной руки и невольно вздрагивает. — Хочешь подразнить себя? — Как это? — Доведешь себя до оргазма, но не дашь кончить, и так несколько раз. Пробовал такое когда-нибудь? — Нет, — Тэхен пожимает плечами и сводит ноги вместе. Его член туго зажимается между бедер. Он судорожно выдыхает. — Я просто дрочил и кончал. — Покажи мне его поближе, Тэ-Тэ. Тэхен приближает телефон к паху. Весь экран вмиг занимает пунцовая плоть и пара налитых яиц, пережатых у самой мошонки. Он плавно водит камерой вокруг ствола, снимая его со всех сторон. — Уже такой твердый. Потрогай головку подушечкой пальца. Тэхен касается головки резко и напористо, отчего тут же вздрагивает и неслышно стонет. — Тише, Тэ-Тэ. Ты же хочешь подразнить себя, так? — Да. — Тогда сделай это нежно и невесомо. Давай. Тэхен переводит сбившееся дыхание и вновь трогает головку. Та влажная и слегка прохладная. Он ведет пальцем по кругу, дразнит складки возле уздечки и аккуратно надавливает на щелку уретры. Где-то там, внутри нее, он чувствует первую каплю смазки. Она жемчужная, почти прозрачная, выходит туго и тяжело и заметно поблескивает на самой верхушке. Тэхен тихо мычит и закусывает нижнюю губу. — Вот так, — слышится сиплый выдох и скрип стула или кресла. — Уже течешь, Тэ-Тэ. — Мне нравится, — Тэхен продолжает ласково поглаживать головку. — Так, — он мимолетно улыбается, — так хорошо. — Веди пальцем по всей длине. Тэхен медленно скользит подушечкой пальца ниже. Та проходится по напряженному члену прерывисто и совсем невесомо, и подобную пытку уже хочется прекратить, но Тэхен продолжает. Он смотрит вперед, в отражение зеркала, на свои раздвинутые ноги и крепкий ствол, на часто вздымающуюся грудь и подрагивающие бедра, и мимолетно облизывается. — Тэ-Тэ, ты ведь следишь за собой? Нравится то, что ты видишь? — Да, очень. — Сними это для меня. Тэхен переводит камеру на зеркало. В кадр случайно попадает его лицо. Он не обращает на это внимания, продолжая ритмично скользить пальцем по задней стороне члена, но его вдруг прерывают громким и судорожным «боже». — Что-то не так? — Не показывай себя, Тэ-Тэ. — Почему? — Тэхен усмехается и убирает руку от плоти. Он приближает изображение своего покрасневшего лица и смешливо кривится. — Вот он — я. — Убери, Тэхен-а. Пожалуйста. Тэхен хмурится и вновь опускает камеру вниз. Неужели он настолько некрасивый, что у него только на член и можно посмотреть? Эта мысль неприятно оседает в груди коротким уколом. Он настороженно прислушивается к тяжелому дыханию в динамике и продолжает ласкать твердый ствол. Тот начинает изредка подрагивать. Тэхен на это забавно хмыкает и почему-то думает, что на него сейчас не смотрят. — Хён, — тянет он, — я хочу большего. — Сделай кольцо из большого и указательного пальцев и начни медленно надрачивать себе. Тэхен смыкает нужные пальцы на верхушке и плавно ведет ими по всей длине. Член вновь дергается. Тэхен резко выдыхает и собирает колени вместе. Он несдержанно ускоряется и безвольно распахивает рот. — Медленно, Тэ-Тэ. Я сказал — надрачивать медленно. Тэхен облизывается и прогибается в пояснице. Он не знает, видно ли на экране хоть что-то, а потому кидает быстрый взгляд на телефон. Его собеседник все еще закрывает камеру чем-то черным, быть может, куском изоленты или пластыря, и продолжает молчать. Тэхен смотрит вперед, на зеркало, и нежно дразнит головку кончиком пальца, размазывая по ней новую каплю смазки. Он чуть приподнимает зад с полотенца и увеличивает масштаб кадра, фокусируя его на гладком отверстии где-то внизу. — Я хочу тебя прямо сюда, хён. — И ты это получишь, Тэ-Тэ. Тэхен улыбается и наводит камеру на край своей ухмылки. — И сюда тоже. — Все, что хочешь, Тэ-Тэ. Тэхен усмехается и проводит кончиком языка по нижней губе. Слышится приглушенное мычание. Тэхен от него почти кончает. — Поцелуешь меня, хён? — он снова трогает себя лишь двумя пальцами. — Ты редко целуешься, а я так хочу, чтобы мы поцеловались, пока ты будешь долбиться в меня. Ты сделаешь это? — Да, Тэ-Тэ. Покажи мне, как дрожит твой член. Тэхен уменьшает масштаб и вновь снимает плоть. Та совсем красная, и кольцо на основании сейчас начинает чувствоваться как никогда. Тэхен ласково перебирает яйца в ладони, после резко сжимает их и громко скулит. Ствол вмиг дергается. — Какая красота, Тэ-Тэ. Посмотри на себя. Тэхен переводит мутный взгляд на зеркало. — Представляешь, как я буду делать то же самое с тобой? Я поставлю камеры, их у меня целых три штуки, и они будут следить за нами так же, как ты сейчас следишь за собой. Не боишься открыться? Я трахну тебя на потеху людям, не жалеющим семнадцать долларов за мои видео. Хочешь этого, Тэ-Тэ? — Да. Тэхен обхватывает член всей ладонью и откровенно стонет. — Давай, Тэ-Тэ, ускоряйся. Сжимай себя сильнее. Тэхен слушается. Он не может не послушаться. Сколько он уже тут сидит? Минут пятнадцать-двадцать? Он уже принадлежит этому хриплому голосу и судорожным вздохам. Он уже на них помешался. Ему нужно больше, намного больше. Ему нужно крепкое тело за спиной, крупный член в своей дырке и бурный оргазм. Он вновь стонет. Дрочит быстрее, рвано скользит рукой по стволу и игриво перебирает пальцами для особенных ощущений. Ему даже смазка не понадобилась — он течет как сука во время весенней течки и, кажется, вот-вот последует позорному желанию псиной потереться о что-нибудь. Оргазм накрывает быстро. Тэхен чувствует себя настоящим животным, когда рычит, готовясь излиться, но вдруг испуганно замирает. Ни капли спермы из него не выходит. Он раздраженно смотрит на свой член и разочарованно хнычет. Кольцо. — Хочу кончить, — он тянет его с основания. — Нет, Тэ-Тэ. Я не разрешаю. — Хён, — Тэхен устало закидывает голову назад. — Не делай передышки. Давай. С чего ты начинал? — С пальца. — Давай, Тэ-Тэ. Кончиком пальца. Тэхен глубоко вздыхает, ровняет руку с телефоном и вновь кружит подушечкой пальца по головке. Напряжение в члене отзывается болезненным наслаждением, отчего он мимолетно дергается. Тэхен снисходительно улыбается и, облизываясь, закатывает глаза. — Вот так. Чем дольше ждешь, тем лучше подарок, верно? Если бы я не следил за тобой, ты бы уж обкончался весь, да? — Наверное, — Тэхен обхватывает середину ствола двумя пальцами и блаженно вздрагивает. — Я не мазохист. — Это не мазохизм. Обычный контроль над оргазмом. Нужно тренировать свое тело, иначе у нас с тобой ничего не получится. — Ты все равно меня трахнешь, — Тэхен яростно толкается бедрами вверх. Плоть с тихим чавканьем бьется о низ его живота и вновь попадает в плен тонкого кольца. — Почему ты так этого хочешь? — Я хочу тебя. С ума по тебе схожу. Слышится легкая усмешка. — Почему? — Не знаю, — Тэхен мотает головой и крутит бедрами на месте. — Ты живешь лучшей жизнью из всех возможных. Любой, кому удалось почувствовать тебя в себе, — счастливчик. Я, конечно, не видел твоего лица, но ты так улыбаешься, мне крышу от этого сносит. Хочу увидеть тебя над собой. — Тэ-Тэ, ты такой хороший. Тэхен скулит и против воли лишь сдавливает член пальцами, словно пробуя его на твердость и упругость. Кожа на нем горячая и мокрая от смазки; она собирается в редкие складки, когда Тэхен с силой проводит подушечкой по всей длине, от основания к головке. — Хён, я устал. Хочу кончить. — Мы должны будем трахаться минут сорок минимум, Тэ-Тэ. Учись терпеть. — Хён, — Тэхен наводит камеру на свое отражение и бесстыдно показывает лицо. — Смотри, как я покраснел, — он вертит головой в стороны. — Тебе нравится? — Очень, Тэ-Тэ. Ты такой красивый, что я даже не хочу надевать на тебя маску. — Хён, — Тэхен жалобно жмурится. — Хён, пожалуйста. — Снимай кольцо. Только осторожно. Потерпи еще минутку, ладно? Тэхен кивает и, продолжая снимать свое лицо, аккуратно изымает яйца из петли. Он быстро стягивает кольцо и отбрасывает его на полотенце. Свобода кружит голову. Тэхен продолжает издевательски дразнить себя невесомыми, словно взмах перышка, касаниями, пока не слышит долгожданное: — Кончай. Он перехватывает плоть ладонью, грубо сжимает ее и принимается остервенело доводить себя до грани. Его голос срывается на короткие всхлипы и крики. Тэхен хмурится, изгибается, закусывает губу и смотрит через отражение в камеру. Он представляет тот самый взгляд, так плохо видневшийся обычно из-за краев черной маски. Он видит, как за ним следят, слышит, как шумно дышат прямиком ему в динамик, а потому испуганно открывает рот и мгновенно замирает. — Давай, Тэ-Тэ. Ну же. Тэхен выдыхает и убирает руку от члена. Он скользит языком по пересохшим губам и вновь касается ствола одним пальцем, начиная быстро водить им от основания к верхушке. Он хочет еще поиграться. Совсем чуть-чуть. Его поманили этой сладкой конфеткой, научили терпеть, так почему бы не помучиться еще немного? Тэхен яростно трет головку, и его мгновенно накрывает неожиданный оргазм. Сокрушительное наслаждение словно мыльным пузырем лопается где-то в самом низу живота и молниеносно растекается по всему телу. Тэхена выгибает дугой, но он продолжает смотреть в камеру совсем беззащитно и жалобно. На той стороне слышится низкое «блять» и протяжный, хриплый стон. Не может быть… Тэхен торопливо дышит и смотрит на экран. Вызов завершен. Он устало отбрасывает телефон в сторону и оглядывает свой живот, сплошь измазанный в тонких полосах белесой спермы. Тэхен прекрасно понимает, что кончил сейчас не только он, и понимание это отзывается в сердце приятным теплом. Смотря на него, измученного ожиданием, хён трогал себя, делал себе хорошо. Тэхен радостно усмехается, но вмиг приводит взбушевавшиеся мысли в порядок. Мечтать пока рано. Он спешно прибирает наведенный беспорядок, принимает ванну и тщательно прячет кольцо и смазку под матрац. Столь бурный оргазм расслабляет. Вечером он ужинает с семьей, секретно рассказывает Сокджину о случившемся, получая от него «фу, замолчи, мои поздравления», и с довольной улыбкой ложится спать. В воспоминаниях долго мелькают произошедшие события. Тэхен старательно представляет в голове, когда именно на него начали дрочить, какая часть его тела показалась самой привлекательной, как выглядело чужое лицо, когда он так послушно следовал каждому указанию. Он готов следовать всему, что ему скажет его хён. Готов сутками пытать себя, не давать своему члену возможности эякулировать, повязать себя с ног до головы, надеть все маски мира, лишь бы просто оказаться рядом. Ощутить горячие касания на талии и бедрах, самому потрогать все то, что он так давно мечтает потрогать, довести до грани. Он и вправду сходит с ума. Его сердце успокаивается лишь к часу ночи, но, судя по всему, нормально поспать ему сегодня так и не удастся. Ночью ему приходит сообщение с адресом отеля и временем. Тэхен считает себя самым счастливым человеком на Земле.

***

— Какие планы на сегодня? — Чимин расслабленно вытягивается в мягком кресле. — Очень интересный секс с девственником, — Чонгук голодно оглядывает только доставленные контейнеры с едой. Уже вечер, а он даже не обедал. — А поподробнее? Что за девственник? Сам написал? — Хороший девственник, — Чонгук несдержанно улыбается в кромку стакана с соком. — Ну, Чонгук-и, — жалобно тянет Чимин. — Я должен знать о парне, ради которого ты впервые занялся секстингом. — Это был не секстинг. Я даже не собирался трогать себя, пока он случайно не показал свое лицо. — Красивый, что ли? Чонгук продолжает улыбаться и набрасывается на маринованное мясо. Чимин кидает довольное «ясно» и мимолетно оглядывает комнату снятого Чонгуком номера. По бокам заправленной кровати стоят два штатива, на комоде лежит еще один для телефона. Обычно Чонгук устанавливал камеры сразу, но тут, видимо, решил дождаться прихода будущего партнера. Чимин помнил, как все это начиналось. Помнил, как они перебивались дешевыми гостиничными номерами с простынями в цветочек, как трахались без презервативов, потому что денег на них не было, помнил, как к Чонгуку пришла известность и десятки парней, желающих под него лечь. Он помогал Чонгуку стать сексуальным Mr. Bunny-Bun своими стонами и раскрепощенными позами, и Чонгук ему за это всегда будет благодарен. В двадцать лет у Чонгука не было ничего. Ни постоянного жилья, ни работы, ни связей. Он ходил от одного работодателя к другому, особо не задерживаясь на месте, получал сто пятьдесят тысяч вон и тратил их на аренду квартиры на окраине и еду. Идея заработка посредством съемки хоум-видео пришла им с Чимином в голову три года назад, и за все это время Чонгук ни разу не пожалел о том, что согласился на подобную авантюру. Тем более, как можно жалеть о регулярном сексе? Все начиналось с дешевых мотелей и комнат. Со временем на его сайте появились постоянные зрители, а уже спустя год он осмелился ввести на свои видео монетизацию. Чтобы посмотреть полный ролик, посетителю сайта нужно было заплатить двенадцать долларов, либо же довольствоваться короткими вырезками из превью. Сейчас Чонгук мог позволить себе номера отелей с просторными кроватями и местом для штативов, стандартные игрушки, по типу обыкновенных анальных пробок и вибраторов, а после того, как он сделал на всех своих видеороликах английские субтитры, его просмотры вознеслись до небес и приносили теперь небывалую прибыль. Чонгук даже в офисе меньше получал, чем выручал со своего порно. Через его руки прошло где-то около сотни разных парней. Первые десять или пятнадцать видео, снятые с Чимином, сейчас уже не смотрели, зато методично зацикливали новые, где он связывал Пака и заставлял его брать глубоко в рот. Видео с Чимином имели особый успех. Атмосфера в них была легкой, игривой, а Чимин, будучи опытным и раскрепощенным партнером, завоевывал сердца зрителей своими искренними слезами и жалобным «хён, кончи внутрь, пожалуйста». Чимин был старше Чонгука на два года, но не потешить самолюбие своего любимого тонсена он не мог. Они давно дружили и так же давно поняли, что дальше дружбы их отношения никогда не зайдут. Отношения, по мнению Чимина, на регулярном сексе на камеру строиться не могли, а Чонгуку Чимин как партнер по жизни, нежели по постели, совсем не подходил. И интересы разные, и цели на будущее, и вкусы. Чимину нужно было что-то более постоянное, а Чонгуку менее миловидное. Трахаться все это, однако, им не мешало. До того дня, как Чонгуку написал Тэхен. Ему, вообще-то, много кто писал. И опытные, и такие же импульсивные девственники, но Тэхен почему-то своей громогласной просьбой Чонгука искренне удивил. Он предполагал, конечно, что у него есть фанаты и верные поклонники, но те обычно предпочитали писать в комментариях, да и не такие бравады о членах и яйцах, а попроще чего. Мол, спасибо за опыт, попробовали с парнем, понравилось. Чонгук изначально не планировал выставлять на продажу ночь с собой, но, когда подобные просьбы завалили его личные сообщения буквально нескончаемой лавиной, он решил поплыть по течению и просто попробовать. За плату он занимался сексом нечасто, раз семь от силы, и больше половины из тех парней являлись юными девственниками, желавшими лишиться анальной невинности со своим фаворитом и центральным персонажем ночных грез. Чонгуку, на самом деле, нравилось иметь дело с девственниками. Те потом ему целые оды писали о том, как хорошо и безболезненно все прошло, а Чонгук коротко благодарил их за очередной материал для видео, и они спокойно расходились. А тут вот появился Тэ-Тэ. Чонгука он позабавил. Парень показался ярким и взбалмошным, не таким стеснительным, как остальные обращавшиеся ранее девственники, дерзким и интересным. Чонгук видел в нем девятнадцатилетнего себя, так же прогуливающего скучные предметы, но, к сожалению, не имеющего связей, чтобы прогулы эти свои закрыть. Обычно Чонгук отправлял таким ребятам анкеты про возраст, рост и первичные предпочтения, но Тэхен показался ему тем самым партнером, который встанет раком, даже если не будет знать, как это сделать. Тэхен готов слепо согласиться на все. Чонгук этим благоговейно проникся. Он и вправду ни разу не занимался секстингом. В подобных увлечениях Чонгук не видел ничего привлекательного. Чего особенного может быть в том, чтобы писать кому-то, как ты мысленно хочешь нагнуть его над столом и выдрать до полусмерти? Даже если это и звучит возбуждающе, это теряет весь огонь, если не проговаривается хриплым от стонов голосом. Но Тэхен стал для Чонгука единственным исключением. Никаких анкет, никаких фотографий лица или тела — простые разговоры о школе и работе и постыдная дрочка во время видеозвонка. Чонгук не знает, что его так завело. Низкий голос, красиво ломавшийся на частых всхлипах, дерзость, граничащая с желанием беспрекословно подчиняться любой просьбе, великолепно красивое лицо? Он просто кончил в спортивные штаны и старается особо об этом не вспоминать. Чонгук искренне волнуется. Неизвестно, как он отреагирует на такого парня, увидев его вживую, но зато он точно уверен, что тому наверняка все понравится. Не зря же Тэхен так долго мечтал об этой ночи? Телефон в номере звонит ровно в восемь. Девушка с ресепшена говорит, что к Чонгуку пришел парень, о котором он заранее предупреждал, и что тот уже поднимается наверх. — Ну, я пойду, — Чимин устало встает с кресла и вместе с Чонгуком идет к входной двери. — Позвони мне, что ли, потом. Расскажешь, как все прошло. — Ладно, — Чонгук крепко обнимает его и нажимает на стальную ручку. — Спасибо за камеру. — Да не за... — Привет. Они замирают, принимаясь жадно осматривать пришедшего гостя. Тэхен оказывается еще красивее, чем Чонгук думал после того самого звонка. Он неловко топчется на месте под пристальными взглядами и нервно засовывает руки в карманы черных брюк. Чонгуку нравится, как те обтягивают бедра парня и открывают его тонкие щиколотки — их уже хочется обхватить пальцами. На Тэхене легкая хлопковая рубашка, не скрывающая ключиц и часть груди. Кожа там загорелая и ровная. Сказать, что Чонгук доволен, — ничего не сказать. Он и молчит, ожидая, пока Тэхен окончательно изучит его новооткрывшееся лицо. Тэхен голодно облизывается. Чонгук невероятно красивый. Бледный, немного уставший, но очень, очень красивый. Тэхену кажется, что все это время маска несправедливо скрывала от него такое великолепие, о котором он и мечтать не мог. Он торопливо бегает взглядом по тонким губам, большим темным глазам, отражающим в себе редкие огни, и взъерошенным черным волосам, спадающим волнами на широкий лоб. Тело он осмотреть не успевает. Из-за спины Чонгука выходит улыбающийся парень. — Приятного вечера, — он хлопает Чона по плечу и обходит Тэхена, покидая номер. Чимин бегло косится на задницу незнакомого парня и одобряюще кривит губы. Чонгук усмехается и качает головой. — Проходи, — он открывает дверь шире, пропуская Тэхена внутрь. Тэхен неуверенно шагает вперед и кидает у входа небольшую кожаную сумку с документами и сменной одеждой. — Я, на самом деле, недавно с работы, так что пришлось заказать ужин сюда, — Чонгук расслабленно идет к низкому столику и садится на край кровати. — Можешь пока сходить в душ. Там есть полотенца и халаты, если что. — Да, — Тэхен переступает с ноги на ногу и кивает. — Хорошо. Чонгук вновь оглядывает его, и Тэхен от этого заметно краснеет. Находиться сейчас здесь приятно до нервной дрожи в руках. В номере всего одна комната с большой кроватью и редкой мебелью, и тут, кажется, даже уютнее, чем у Тэхена дома. Быть может, на это влияет присутствие такого парня, как Чонгук, Тэхен точно не знает, но ему хорошо. Немного волнительно, но очень хорошо. Он молча идет в ванную. Помещение также не шибко просторное и оригинальное — душевая кабина, раковина, унитаз. Тэхен быстро смывает с себя навалившуюся усталость от долгой дороги и мимолетно проводит пальцем по отверстию. Он немного подготовился, растянув себя, но после часа на метро все его старания пошли коту под хвост — от двух пальцев там не осталось и следа. Он заворачивается в большой белый халат и выходит из душа. В номере мягкое ковровое покрытие темно-бордового цвета, и Тэхен еле слышно шагает по нему, приближаясь ко все еще копающемуся в еде Чону. Чонгук поднимает на него взгляд и указывает палочками на кресло напротив стола. Тэхен присаживается в него. — Ты не скажешь имени? Чонгук отрицательно качает головой и кусает мясо. — Почему? — Чтобы ты не застонал его случайно. Тэхен понятливо кивает. Он елозит на месте и прикусывает нижнюю губу. Ему совсем нечего сказать. То ли из-за волнения, то ли из-за того, что они недостаточно знают друг о друге, Тэхен чувствует себя неуютно, а оттого лишь начинает больше нервничать. Чонгук это, видимо, замечает и коротко улыбается. — Хочешь о чем-то поговорить? — Что сегодня будет? Чонгук хмурится, задумываясь. — Я пока не знаю, — он пожимает плечами и пьет сок. — Просто слушай, что я буду тебе говорить, и все. Мы тут не камасутру повторять собрались, а раком, думаю, ты встать догадаешься. Они усмехаются. Тэхен немного расслабляется, ощущая возникшую между ними легкость, и позволяет себе еще немного попялиться на парня. Чонгук аппетитно ест. Торопливо и голодно, но очень аппетитно. Тэхен поужинал перед уходом, но сейчас, кажется, вновь захотел перекусить. Только вот далеко не маринованным мясом или капустой, а маслянистыми губами и большим членом. Ему даже не стыдно о таком думать. Во-первых, он уже показал Чонгуку все, что только мог показать, а во-вторых, он пока одет. Стесняться нечего. Чонгук в обычной свободной футболке, прикрывающей его предплечья, и Тэхену открывается лишь пара татуировок на тыльной стороне ладони. Там какие-то слова или просто буквы, он не понимает, видя все вверх ногами. Вживую парень кажется еще крупнее, и Тэхен от этого натурально течет. Нагнут его сегодня знатно. — Чего ты улыбаешься? — Чонгук наконец заканчивает есть и быстро вытирает рот салфетками. — Да так, — Тэхен опускает голову, продолжая довольно ухмыляться. — Нравится то, что ты так хотел увидеть? — Чонгук заводит руки за спину и, опираясь на них, отклоняется назад. Тэхен замечает, как футболка вмиг обтягивает его грудь, отчего на секунду подвисает. — Почему ты не показал лица, когда позвонил мне? — он нехотя смотрит Чонгуку в глаза. — Чем дольше ждешь, тем лучше подарок, говорил же. — Любишь растягивать ожидание? — Тэхен улыбается. — Да, — Чонгук щурится. — Я много чего люблю растягивать. — Ой, началось, — Тэхен нервно смеется и отводит взгляд. Чонгук не смеется. Он продолжает пристально смотреть на голую грудь Тэхена и на крупные соски, открывшиеся благодаря слабо перевязанному халату. Чонгуку хочется к ним прикоснуться, но он сдерживается и молча встает с места. Тэхен задумчиво следит за тем, как он умело расставляет все штативы, подготавливает камеры и скидывает с кровати аляпистое покрывало и декоративные подушки. Одеяло он сдвигает к основанию изножья, пару белых подушек оставляет у изголовья и бросает к ним бутылку смазки и пачку презервативов с тумбочки. — Снимай халат и ложись, — Чонгук стягивает футболку и, когда Тэхен встает с кресла, хватает с его шеи влажное полотенце. Тэхен от этого неловко путается в ногах и валится Чонгуку на обнаженную грудь. От нее пахнет горьким парфюмом, и у Тэхена вмиг кружится голова. Чонгук аккуратно отталкивает его от себя и скрывается в ванной. Тэхен несдержанно улыбается, еле останавливая тихий визг, рвущийся из глотки. Он счастливо прыгает на матрац и разбрасывает руки в стороны, косо смотря вбок – прямо возле его лица лежат свернутые в гармошку презервативы размера XL. Тэхен усмехается. Странно, что не XXL, судя по тому, что ему раньше удавалось увидеть на экране ноутбука. Его сердце бьется сильно и торопливо. Он не успевает делать глубокие вдохи, отчего голова его продолжает приятно плыть в легком круговороте. Тэхен переворачивается на спину и развязывает пояс халата. Его тело уже горит. Жаждет прикосновений и поцелуев, и Тэхен рад, что смеет надеяться хотя бы на первое. Он помнит, что хён редко целуется. Максимум, что ему светит, — поцелуй в головку члена. Тэхен довольно улыбается. Ему и этого хватит с лихвой, учитывая, что раньше он и о простом рукопожатии мечтать не мог. Чонгук возвращается быстро. Он уже надел свою любимую спортивную футболку и черное белье, а также аккуратно заклеил все татуировки на руках. В его боксерах пока совсем мягко, и Тэхен уверен, что его главная миссия на сегодня — сделать Чонгука каменным. Также Тэхен уверен, что у него это несомненно получится. В общем, уверенности у Тэхена — хоть отбавляй. Чонгук проверяет две камеры по бокам кровати; каждая издает по короткому писку, оповещающему, видимо, о начале съемки. Тэхен облизывается в предвкушении и медленно скидывает халат куда-то на пол. Чонгук ставит еще один штатив с телефоном на низкую полку над изголовьем кровати, задумчиво оглядывает Тэхена и кидает ему черную маску. — Надевай и вставай у изножья. Тэхен послушно поднимается, встает там, где ему сказали, и аккуратно натягивает маску на лицо. Из-за нее он не видит ничего из того, что находится по бокам, и чувствует собственное горячее дыхание на верхней губе. Чонгук небрежно треплет свои чуть влажные волосы на макушке, чтобы вытащить их из-под тугой резинки, и расслабленно откидывается на подушки. Тэхен выглядит превосходно. Раскрасневшийся, но до жути уверенный и довольный. При имеющейся тонкой талии, у него непривычно широкие плечи и крупные бедра. Подобное телосложение обычно присуще девушкам, и хоть Чонгуку девушки совсем не импонируют, Тэхен ему определенно нравится. Он один из немногих, кому идет эта маска, и Чонгук впервые жалеет, что не может заняться сексом без нее. Ему хочется увидеть это красивое лицо полностью, увидеть то, как оно будет вдоль и поперек искривляться в наслаждении, увидеть дорожки редких слез на бронзовой коже, сплошь покрытой потом. — Иди сюда, — Чонгук манит его пальцем. Тэхен коротко вздыхает и упирается в кровать коленями. Одеяло и простыни под ним совсем мягкие и воздушные. Он неторопливо подползает к разведенным ногам Чонгука и смело кладет ладони на его бедра. Те, как он и ожидал, каменно-твердые и крупные. Даже его большие руки не способны полностью их обхватить, отчего Тэхен коротко улыбается и смотрит на Чонгука. Его черных глаз почти не видно. — Ближе, — Чонгук двигает Тэхена за талию и усаживает его на свой пах. Тэхен сквозь ткань белья чувствует, насколько там горячо. — Начнем с выполнения обещаний? — Каких? Чонгук целует его. Сразу требовательно лезет языком в рот, и Тэхен безвольно размыкает губы, позволяя начать мокро вылизывать собственное небо. Концы их масок на носах с тихим звуком потираются друг о друга и звонко сталкиваются, когда Чонгук чуть склоняет голову, меняя угол. Тэхен приглушенно стонет. Чонгук отстраняется. Ведет жаркими ладонями по тэхеновой груди, задевает пальцами бусины сосков и напористо их массирует. У Тэхена мгновенно сбивается дыхание. Он закатывает глаза и закидывает макушку назад. Чонгук влажно целует его в открывшуюся шею. Кожа там непривычно сладкая и тонкая; на такой следы грех не оставить, но засосы в политику Чонгука не входят. Хотя ему кажется, что с Тэхеном в этой его политике совсем скоро случится переворот. Тэхен жадно впивается пальцами в руки Чонгука. Те такие же крепкие, как и бедра, одни бицепсы чего стоят, и Тэхену искренне жаль, что они наполовину прикрыты футболкой. Ему уже хочется Чонгука полностью — без футболок и другой лишней ткани. Он судорожно выдыхает, и с его губ срывается первый стон. Чонгука ведет. Обычно на подобных съемках не было страсти. Все прекрасно понимали, что происходит, что после этого последует и что нужно как следует поработать ради качественного материала. Страсть была, быть может, с Чимином, потому как Чимин в постели извращенный донельзя и оседлает тебя так, что член твой вместе с яйцами войдет. Однако от Тэхена сейчас исходили такие жар и желание, что у Чонгука твердело стремительно и неумолимо. Тэхен кажется опытным — он крутит задницей по паху, трется уверенно и быстро, но Чонгук чувствует его слабость перед собой, отчего уже готов подмять парня под себя. Такого никогда не было. Кажется, первый раз сегодня не только у Тэхена. — Я, — Тэхен ласково трется носом о щеку Чонгука. — Я хочу попробовать отсосать тебе. Ты обещал, что разрешишь. — Давай. Тэхен довольно улыбается и быстро спускается вниз. Он удобнее укладывается на живот — немного полубоком, чтобы уже отвердевший член не терся о простыни, — и взволнованно тянет резинку боксеров на себя. Крупный ствол буквально вываливается из плотной ткани, так несправедливо сжимавшей его, и с тихим шлепком ударяется о низ живота Чонгука. Уже стоит. Тэхен внутренне ликует. Чонгук большой. Тут все так же, как и с остальными его пропорциями — намного больше, чем на экране, и Тэхен не может быть этим недоволен. В голове, конечно, проскакивает мысль о том, как все это богатство сегодня в него вместится, но он откладывает преждевременные заботы на более поздний срок и уверенно хватается рукой за член. Тот плотный, упругий и совсем покрасневший. Тэхен даже представить не может, какое сейчас у Чонгука давление в организме, раз к этой части его тела прилило так много крови, потому как плоть его кажется почти багровой. Она красиво контрастирует со светлой кожей живота, и Тэхен поражается тому, что парень вообще может быть настолько эстетичным. Он осторожно лижет головку и дрожит от довольного вздоха сверху. Чонгук сосредоточенно следит за ним и расслабленно заводит руки за голову, как только Тэхен начинает пробовать насаживаться хотя бы до середины. Он выглядит совсем грязно, когда впервые давится слюной, но не сглатывает ее, а сцеживает на ствол и вновь сосет верхушку, и Чонгуку такой Тэхен нравится еще больше. Парень жадно смотрит на него из-под разрезов в маске, и Чонгук несдержанно улыбается. У Тэхена явно не получается протолкнуть головку дальше начала глотки. Он старательно втягивает щеки, аппетитно причмокивает, но заглотить глубже боится. Член в таком случае совсем мешает ему дышать и слишком давит на стенки гортани. Неудача отзывается неприятным уколом в груди. Тэхен в очередной раз пытается насильно насадиться на стоящую плоть, и, когда у него вновь не получается это сделать, он принимается голодно лизать ее со всех сторон. Ему хочется быть лучше, восполнить этот пробел в следующий раз, но он понимает, что следующего раза почти со сто процентной вероятностью не будет. Тэхену обидно. Он так громко обещал Чонгуку чуть ли не лучший секс в его жизни, а теперь даже не может сделать нормальный минет. Он разочарованно прикрывает глаза и отстраненно сосет головку одними губами. Чонгук вновь улыбается. Если парень понимает, что плохо справляется, то это хорошо, но Чонгуку все равно нравится. Быть может, потому что энтузиазма у Тэхена вагон и маленькая тележка, или потому что та часть члена, которой все же удается получить ласку, очень даже ею довольна, а может, потому что Тэхен настолько привлекательный и горячий, что это с лихвой восполняет недостаток его умений, Чонгук не знает. Ему правда все нравится. Он протягивает руку вперед и нежно гладит светлую макушку. Тэхен смотрит на него слишком жалобно и голодно, отчего Чонгук смущенно отворачивается к одной из камер, но руку не убирает. Он осторожно давит на затылок парня, когда тот вновь пытается насадиться на член, но головка снова не проходит в глотку, и Тэхен начинает быстро сосать лишь верхушку, помогая себе ладонью у основания. — Вот так, — Чонгук отвлеченно перебирает пальцами мягкие волосы. — Делай это громче, раз не можешь заглотить. Тэхен послушно сплевывает на ствол и начинает сосать громче. По комнате разлетаются грязные звуки толкающегося в горло члена и вкусного чавканья. Чонгук часто встречался с теми, кто не мог сделать ему глубокий минет, и со временем понял, что зрителя может возбуждать не только растянувшееся под подбородком горло, но и пошлые звуки. Если у партнера что-то не получалось, он просто просил его добавить побольше слюны и вылизать его член как самую вкусную конфетку. Тэхен с этим справлялся пока лучше всех. — Так нормально, хён? — Тэхен невинно смотрит на него снизу вверх и, склонив голову, начинает скользить губами по задней части плоти. — Да, — Чонгук нежно ведет указательным пальцем по его щеке. — Я возьму в рот яйца? — Давай. Тэхен, продолжая держать член в руке, опускается ниже. Он ласково лижет одно из яичек и легко втягивает его в рот. Чонгук тихо стонет и размыкает губы, пропуская сквозь них сиплый выдох. Тэхен играется с его мошонкой языком, ненадолго возвращается к стволу и вновь сосет головку. На ней выступает первая капля смазки, и он пробует ее, однако вкусом, похоже, не остается довольным и коротко морщится, вновь помещая в рот яйцо. Чонгук тихо смеется и отстраняет его голову от паха. У Тэхена губы распухли и покраснели, и Чонгук сам не знает, чем руководствуется, когда грубо втягивает их в быстрый поцелуй. Тэхен довольно улыбается и продолжает ласково водить кольцом ладони по влажному члену. — Ложись на спину, — Чонгук чмокает его в уголок рта и толкает на взмокшие подушки, меняясь с ним местами. — Посмотрим, какие там семнадцать сантиметров. Тэхен нетерпеливо стягивает с себя белье и откидывается на кровать. Чонгук чувственно проводит ладонями по его шее, груди и талии и осторожно обхватывает ствол рукой. Тэхен вздрагивает от прикосновения к уже перевозбужденной плоти и звонко хнычет, когда Чонгук начинает быстро натирать его головку. Мыслей у Тэхена уже никаких нет. Если поначалу он думал о том, как все пройдет, справится ли он с задачей, будет ли больно, когда в него войдут, то теперь он лишь безвольной куклой мечется по простыням и судорожно дергает Чонгука за волосы, когда он принимается уверенно насаживаться на его член ртом. У Чонгука все получается куда лучше, чем у Тэхена. Заглатывает он его честные и заслуженные семнадцать с половиной сантиметров почти с первого раза и останавливаться по глупым, сорванным просьбам определенно не собирается. Тэхен чувствует самым концом мягкое, плотное горло, а от того невпопад толкается в него бедрами и стонет, нагло прося большего. Так вот что значит горловой минет, о котором он так долго читал в интернете. — Хён, хорошо, — Тэхен вновь тянет Чонгука за волосы. — Еще. — Нужно растянуть тебя, — Чонгук нехотя отстраняется и спешно переставляет штатив с телефоном к бедрам парня. — Не растягивал себя дома? — Растягивал, но все стянулось. — Стянулось? — Чонгук смеется и щедро покрывает грудь и пах Тэхена густыми полосами смазки. — Подхвати ноги под коленями и подними их вверх. — Хорошо, — Тэхен елозит и в предвкушении закусывает губу, когда его входа касаются пальцем. Чонгук, приоткрыв рот, заинтересованно смотрит на него и, улыбаясь, начинает аккуратно вводить палец глубже. Тот проходит не совсем туго и до костяшки. Чонгук принимается медленно оглаживать плотные стенки внутри и размазывает смазку на животе Тэхена ладонью. Мышцы его пресса напряженные и твердые; они перекатываются при каждом движении, выступая еле заметным рельефом. Тэхен изгибается и легко насаживается на проникнувшие в него фаланги. — Не так уж и стянулось, — Чонгук ускоряется. — Не больно? — Нет, нормально, — Тэхен смотрит вниз. Палец внутри чувствуется хорошо. Тэхен горячий и совсем влажный, а потому Чонгук толкается в него легко и уверенно. Смазка белесая и вязкая; от нее слипаются пальцы и промежность между ягодицами, и Тэхен это прекрасно ощущает. Чувство того, что он такой грязный и испачканный, только раззадоривает и вынуждает дышать чаще необходимого. Чонгук продолжает ласково дразнить свободной рукой головку члена парня, отчего тот отвлекается и не замечает, как в него проникает еще один палец. Тэхен хнычет и жмурится. Ему почти не больно. В конце концов, он не деревянный, да и далеко не невинный. Растягивал он себя часто, то в ванной, то на ночь, когда смазку купил, и проходило в него гораздо больше, чем сейчас, только вот у Чонгука пальцы толстые и узловатые. Тэхен со своими тонкими музыкальными стручками и вровень не шел. К тому же он любил себя пожалеть. Лишь чувствовал, что что-то не так, — останавливался и заканчивал все простой дрочкой. Чонгук же делает все по-своему. Он не прекращает вбиваться в него, даже если слышит жалобные стоны, и массирует стенки как-то непривычно напористо. Он буквально мнет Тэхена изнутри, и Тэхен не понимает подобных действий, пока кончик среднего пальца не касается найденной простаты. — Ох, — Тэхен импульсивно дергается и вскидывает руками. — Хён. Чонгук замирает. Он довольно оглядывает вспотевшего парня и дает ему немного передохнуть. Тэхен прикусывает нижнюю губу и, поправляя съехавшую набок маску, кивает Чонгуку, чтобы тот вновь погладил твердый комочек внутри него. Простата чувствуется слишком приятно и посылает в низ живота тугие спазмы наслаждения. Тэхен искренне старается дышать ровно, но снова срывается и рвано стонет. Чонгук принимается толкаться в него мелко и быстро и медленно склоняется над его лицом. Тэхен смотрит в темные глаза, полуприкрытые черными краями маски, и мгновенно затыкается. Он не может моргнуть, сделать лишнее движение и лишь открывает рот, испуганно переводя взгляд с одного чужого зрачка на другой. Чонгук горячий. Он опирается свободной рукой на кровать и нависает над Тэхеном, продолжая нагло долбиться пальцами в комок простаты. По его шее струится пот, и он каплями падает прямо на ключицы парня, растекаясь после по его плечам. Чонгуку нравится. Тэхен реагирует на все так, будто его сейчас не пальцами, а членом трахают, и Чонгук уже предвкушает то, что будет происходить дальше. Он проталкивает в него еще один палец, немного ждет и возвращается к прежнему ритму. Отверстие туго сокращается. — Почему ты так сжимаешься? — Чонгук улыбается и склоняет голову вбок. — Потому что мне нравится то, что ты делаешь. — Да, ты мне тоже нравишься. Тэхен на секунду хмурится, кажется, не расслышав то, что ему сказали, но Чонгук не дает ему времени подумать и вытаскивает из него пальцы. — Я и не надеялся, что ты будешь таким податливым, — он встает с кровати и проверяет камеры. Тэхен устало разваливается на месте и мельком следит за ним. В принципе, все уже хорошо. Ему сделали минет, затолкали три длинных пальца в задницу, помассировали простату, что еще для счастья нужно? Он голодно смотрит на то, как крупный член Чонгука уверенно стоит и легко покачивается при ходьбе, и понимает, что есть еще кое-что. И он это получит. Вот-вот. — Как мне лечь? — Тэхен вертится и садится. — На спину, — Чонгук раскатывает по стволу презерватив и забирается на кровать. — Так более или менее безболезненно. — Ты огромный, хён, — Тэхен вновь ложится и закидывает ноги на спину Чонгука, когда он нависает над ним. — Больно будет в любом случае. — Не будет, — Чонгук сосредоточенно пристраивает смазанную головку ко входу и коротко улыбается. — Ты же хотел хёна сюда, так? — Да. — А я обещал, что ты это получишь. Обещания я всегда исполняю. Тэхен давится воздухом — какая-то головка ощущается вдруг огромным камнем, режущим его острыми краями изнутри. Чонгук плавно проникает в него и, замечая под маской вмиг покрасневшие глаза, начинает успокаивающе водить кончиками пальцев по бедрам, приставшим к его талии. Тэхен гулко сглатывает и послушно расслабляется. — Вот так, — Чонгук легко скользит глубже и останавливается, давая привыкнуть к себе. — Умница, Тэ-Тэ. Как тебе чувствовать мой член внутри? — Странно, — Тэхен усмехается и осторожно поднимает зад, пробуя насадиться самостоятельно. Чонгук прижимает его ближе к себе и трется о мягкую щеку носом. — Ты глубоко. — Тебе приятно? — Пока мне никак. Немного больно. — Я добавлю смазки, — Чонгук отстраняется, но Тэхен перехватывает его руки. — Не надо, — он переплетает их пальцы и стонет, когда член внутри двигается чуть дальше. — Там и так влажно. Будет потом соплями чавкать. — Это очень хорошо звучит, вообще-то. — Не спорю, но я не хочу. — Ладно, привереда, — Чонгук улыбается и приподнимается на руках. — Готов? Все точно нормально? — Давай, хён. Чонгук входит до основания и начинает плавно двигаться. Тэхен вмиг поджимает пальцы на ногах и крепче хватается за чужую шею. Он оторопело смотрит вниз и восхищенно вздыхает, когда видит, как столь желанный член наконец полностью исчезает в нем. Потерявшись, Тэхен смело насаживается на него, однако отверстие где-то глубоко тут же тянет тупой болью, отчего он сдержанно хнычет и полностью отдается в руки Чонгука. Чонгук надежнее прижимается бедрами к его паху и медленно выписывает ими ровный круг. Головка внутри послушно следует за этим движением, невесомо потираясь о простату. Чонгук коротко улыбается и смотрит на лицо Тэхена — из-под краев его маски текут слезы. — Больно? — он осторожно выходит и ласково гладит его ладонью по щеке. — Да. Тэхен стыдливо хмурится и отворачивается. Нечестно. Почему с прежними девственниками, с которыми Чонгук записывал видео, все было легко и просто, а у него весь вход распирает изнутри, словно его отчаянно хотят порвать на части? Почему это происходит именно с ним? Он же обещал, что все будет горячо и страстно, а в итоге он лишь доставляет Чонгуку проблемы, потому как теперь тому придется вырезать все его подростковые всхлипы и редактировать видео дольше необходимого. — Тэхен-а, — Чонгук наваливается на него и утыкается лбом в грудь. Тэхен чувствует на коже нежные поцелуи. — Не переживай, слышишь? Все привыкали, и ты привыкнешь. — Я сплошной геморрой, — Тэхен всхлипывает и прикрывает рот кулаком. Чонгук улыбается. — Хочешь, я тебя вылижу? — он смотрит на заплаканное лицо. Тэхен смущенно улыбается в ответ. Чонгук тянется к нему и глубоко целует. Он всегда просил своих партнеров растягиваться перед съемкой. Абсолютно все парни ложились под него готовыми к великим свершениям и глубоким толчкам. Чонгук делал это для того, чтобы не тратить съемочное время на простой петтинг и стимуляцию руками, потому что зрителям априори нравится смотреть на то, как люди трахаются, а не пальцы друг в друга пихают. Но Тэхену он об этом не сказал и заранее его ни о чем не просил. Когда парень поведал ему о том, что готовился дома, Чонгук неожиданно для себя огорчился и приготовился к обычному режиму съемок, однако Тэхен в очередной раз порадовал его — оказался тугим и тесным. Для Чонгука это чертов рай. Когда вокруг его члена сжимались так хорошо и плотно, он еле сдерживался от того, чтобы не кончить раньше времени. Чонгуку захотелось растянуть Тэхена, тщательно погладить его внутри, посмотреть на его реакцию, потому что любая его реакция ему интересна. Ему Тэхен интересен. Он уверенно подталкивает его и ставит на колени. Тэхен прогибается в пояснице и утыкается лбом в простыни. Он смотрит вниз на свой свисающий член и двигающиеся за ним бедра Чонгука и прикрывает дрожащие веки. Позади слышится копошение, после которого наступает гнетущая тишина. Его отверстия уверенно касается мокрый кончик горячего языка, и прежняя тянущая боль вмиг отступает. Он тихо мычит и нагло насаживается на чужое лицо. Чонгук довольно улыбается, сплевывает на расселину и звонко присасывается ко влажному входу губами. Он невесомо водит пальцами по бокам Тэхена, щекочет его ребра и сдержанно хихикает, когда он дергано изворачивается и снова стонет. Чонгук лижет его размашисто и громко, совсем голодно, а Тэхен давится всхлипами, просит еще и наконец отвлекается от бесконечных мыслей в голове. Чонгук подхватывает его яички и аккуратно перебирает их пальцами. Он давит на промежность между мошонкой и отверстием, внешне массируя простату, отчего Тэхен громко задыхается и пытается отстраниться, но Чонгук напористо двигает его к себе. — Хён, я так кончу, — Тэхен вновь пробует извернуться. Чон осторожно прикусывает чувствительный участок кожи, раскрывает большими пальцами гладкие мышцы и, мимолетно облизав их, проникает внутрь. Тэхен протяжно стонет. Чужой язык ощущается слишком мягко и приятно. Чонгук двигает им совсем хаотично, но так глубоко, что Тэхену не остается ничего, кроме как просто дергаться в стороны и кружить задницей по потному лицу. Он чувствует, что к нему стремительно приближается оргазм, но кончить он себе не позволяет — сам судорожно перехватывает свой член у основания. Чонгук не останавливается. Продолжает голодно собирать текущую каплями слюну с расселины и толкаться все глубже. Тэхен совсем сладкий. Его уже не хочется трахать. Его хочется вылизать с ног до головы и припрятать где-нибудь у себя дома, чтобы больше никто его, такого вкусного, не видел. Чонгук не знает, что это. Слишком сильное возбуждение, выпрыгивающее из груди сердце и низкие хриплые стоны влияют на него безумным афродизиаком, напрочь вышибающим весь мозг. Таких парней Чонгук еще не встречал. Он отстраняется, смазывает свой член и без предупреждения вводит головку. Тэхен дрожит, но послушно принимает плоть до середины сам. Чонгук вновь принимается кружить бедрами, пока плавно не проскальзывает дальше, до основания. — Ох, Тэхен-а, — он устало наваливается на парня, осторожно делая пробный толчок. — С ума меня сводишь. — Имя, — Тэхен ложится на простыни щекой. — Не называй меня по имени. — Забудь, — Чонгук выпрямляется и впивается пальцами в плотные ягодицы, раскрывая их в стороны. — Хочу так, Тэхен. — Но видео… Чонгук со звонким шлепком вбивается в него и рычит глухое «я сказал, забудь». Тэхен послушно закрывает рот и протяжно мычит, когда Чонгук начинает набирать темп. Теперь он понимает, что они трахаются. Так, как это обычно происходило в роликах — безумно быстро и горячо. Комнату вмиг наполняют звуки ударов яиц о бедра Тэхена и его беспрерывные стоны, вырывающиеся изо рта с каждым уверенным толчком. Температура, до этого казавшаяся высокой, взлетает буквально до небес, и Тэхен чувствует, как с него начинает градом сыпаться пот. Чонгук позади тверд и отдаленно груб. Стенки, обхватывающие его член, теперь нежные и податливые, и он наконец может брать столь желанное тело так, как хотел изначально. Он жадно сжимает талию Тэхена и тихо просит его перестать двигаться вместе с ним. Тэхен послушно замирает. Чонгук встает на одно колено и полностью ложится грудью на его спину. Тэхен устало накреняется вперед, но его строго удерживают на месте. — Стой так. Чонгук входит под новым углом и упирается головкой в комок простаты, отчего Тэхен испуганно дергается, не ожидая столь приятной стимуляции, и скомканно просит Чонгука немного подождать. Голова спешно кружится. Белые простыни перед глазами плывут сами по себе, и Тэхен часто машет макушкой по сторонам, чтобы хоть как-то согнать это наваждение. Чонгук ждет пару секунд и начинает плавно и неторопливо толкаться внутрь. Дырка, так маняще и скользко поглощающая его член, все еще тугая, несмотря на то, что ее довольно успешно растягивают вот уже полчаса. Чонгук низко стонет и мокро целует плечо Тэхена. Ему слишком хорошо. В последний раз он получал такое удовольствие во время секса месяц назад, когда снимал видео с сумасшедшим парнем, позволившим связать себя скотчем. Они тогда чуть номер не разгромили, решив вдруг потрахаться на хлипком комоде из дешевого пластика и устроить бурное продолжение без камеры в маленькой душевой. Однако сейчас ничего особенного не происходит. Тэхен ведет себя непослушно и сам начинает прибиваться задницей к бедрам Чонгука, потому как ощущение твердой головки аккурат возле простаты напрочь выбивает из головы весь мозг и превращает его в сплошную кашу. Чонгук не удерживает его; только напирает сильнее из-за вдруг накрывшего желания раздавить хрупкое тело под собой в лепешку, способную лишь стонать и пускать слюни на подушку. Тэхен вдруг звонко рычит и пихает его локтем в бок. — Хочу сверху. Чонгук выходит и тяжело валится на кровать. Тэхен седлает его уверенно и быстро. Он поправляет свою маску и, приподнимаясь, осторожно усаживается на крепкий член. Он чего-то ждет. Не двигается, не пытается сжаться, только водит ладонями по груди Чонгука и прерывисто собирает его футболку в частые складки. Чонгук не выдерживает первым и резко вскидывает бедра наверх, вновь попадая по увеличенной простате. Тэхен охает, видимо, совсем не ожидая подобного рвения, и устало опирается руками на колени Чонгука позади. Он скользит ягодицами вперед, чувствуя, как плоть внутри него легко проходит дальше, и вновь отдаляется. Чонгук сжимает пальцами его талию и снова задает нужный темп сам. Тэхен лишь следует за ним. — Я немного устал, хён, — он глубоко вздыхает и после очередной фрикции соскальзывает с члена, садясь между разведенных ног. — Мне бы отдышаться. Чонгук поднимается с подушек и порывисто обнимает его. Тэхен разморенно укладывает голову на большое плечо и вмиг расслабляется в тепле крепких рук. Он размашисто проводит ладонями по широкой спине и, нащупывая пальцами острые лопатки, легко сдавливает их. — Хочешь, сниму футболку? Тэхен отстраняется и радостно кивает. Чонгук стягивает футболку молниеносно, будто бы он только об этом и мечтал все то время, что они были вместе. У Тэхена перехватывает дыхание. Он тянется руками к рельефной груди и выступающему прессу и чувствует, как Чонгук коротко вздрагивает от его прикосновений. Недолго думая, он приближается к жаркой коже губами. Тэхен выцеловывает все: и маленькие надписи на ключицах, и большие картинки на ребрах, и незамысловатую геометрию в основании шеи. Он снова обнимает Чонгука и заглядывает ему за плечо. На спине у него еще пара чернильных рисунков, и Тэхен нежно обводит их по контуру кончиками пальцев. Теперь можно официально сказать, что Ким Тэхен счастлив. Раньше он искренне полагал, что для достижения подобного диагноза ему хватит оргазма с членом внутри и очередного порно-ролика своего любимого блогера, но теперь, когда он увидел в полуприкрытых темных глазах какие-то доселе не появлявшиеся там звезды и блестки, понял, что всего этого ему определенно было бы мало. — Теперь придется все вырезать, — он разочарованно смотрит на камеры возле кровати и шумно выдыхает, чувствуя три проникших в него пальца. — Не придется. — Что? — Тэхен уверенно протягивает руку вниз и обхватывает ею оба члена, принимаясь лениво их надрачивать. — Ты же скрываешь это все. — Мне нравится тебя трахать, — Чонгук сгибает фаланги внутри отверстия и грубо мнет костяшками тугие стенки. — Правда? — Да, очень. — Ну, — Тэхен широко улыбается и толкает Чона в грудь, вынуждая его лечь на спину, — мне тоже нравится, что ты меня трахаешь. Чонгук низко мычит, когда его вновь седлают. Теперь Тэхен, видимо, поднабравшись сил и уверенности, начинает скакать на нем быстрее и раскрепощеннее. Чонгуку даже не приходится помогать ему; он только придерживает его за бедра, чтобы парень садился под нужным для попадания по простате углом. Тэхена окончательно развозит спустя минуту. Он крутит ягодицами совсем беспорядочно, беспрерывно стонет и судорожно мнет Чонгуку грудь. Чонгук понимает, что ему необходимо совсем чуть-чуть для того, чтобы кончить, а потому он хватает его за плечи, укладывает на себя и принимается бешено вколачиваться в расслабленное отверстие. Тэхен громко кричит на каждый звонкий удар яиц о промежность и, чувствуя приближение оргазма, спешно тянется рукой к своему члену. Он дрочит себе в такт чонгуковым толчкам, хватает того за предплечье и, резко сжимаясь, бурно кончает. Чонгук почти сразу останавливается и выходит из него. — Все в порядке? — он взволнованно поднимает его голову и осматривает часть лица, не скрытую маской. — Давай поцелуемся? Тэхен не ждет ответа — сам тянется к ярким малиновым губам и голодно лижет их. Чонгука ведет. Все возбуждение, накопившееся внутри него за это время, больно давит на напряженный член. Тэхен горячий и уставший. Он ластится к нему нежным котенком, заботливо гладит по животу, мешая там свою сперму и остатки смазки, и доверчиво прикрывает глаза. Чонгук замечает его подрагивающие ресницы и нахмуренные брови и резко снимает с него и с себя маски. Он не дает Тэхену одуматься, быстро переворачивая его на спину. Тэхен цепляется за парня руками и ногами, обвивая ими шею и талию, и широко улыбается. Чонгук осторожно входит в него и начинает медленно двигаться. — Не больно? — он бережно смахивает с его лба мокрые локоны челки. — Нет. — Ты ничего не понимаешь сейчас, да? Тэхен беззаботно кивает в отрицании и в наслаждении закидывает голову за подушку. Чонгук ласково улыбается и, полностью наваливаясь на тело под собой, набирает нужный ему темп. Тэхен искренне не понимает, что он должен понимать. То, что ради него Чонгук стянул футболку, то, что снял маски, показав их лица, то, что телефон он переставлял лишь единожды, и экран на нем был абсолютно темным? Это? Да Тэхену плевать. Он только что кончил, и думать о чем-либо для него сейчас действие абсолютно невыполнимое. Он может только тихо постанывать на глубокие и резкие толчки внутрь себя и успокаивающе перебирать волосы дрожащего над ним парня. — Сможешь целоваться, пока мы будем трахаться? — игриво шепчет Тэхен ему на ухо. Чонгук улыбается и мокро целует его. Из-за твердого желания достичь наконец долгожданного пика он лишь безвольно мажет языком по чужим губам, но Тэхен не возражает. Он принимает в свой рот несдержанные стоны и весело смеется, когда Чонгук глупо бьется зубами о его подбородок. Чонгук на грани. Он прекрасно осознает, к чему успел прийти за последние тридцать или сорок минут, и осознание это приятно оседает в его груди согревающим теплом. Он обхватывает ладонями лицо Тэхена и смотрит на него мутно, но счастливо. — Меня зовут Чонгук. Тэхен радостно улыбается и мимолетно хнычет на очередной глубокий толчок. — Гук-и, — нежно тянет он. — Еще, — Чонгук опускает голову, смотря на свой член внизу. — Повторяй. Тэхен повторяет. Из раза в раз, на каждое проникновение он мелодично стонет протяжное «Гук-и» и гладит заметно краснеющего парня по плечам. Он почти отключается. Его организм простимулирован от и до, не осталось ни одного живого места, которое бы не затронуло горячее наслаждение или руки Чонгука. Он ощущает, как его нижние веки стремительно мокнут от редких капель слез, отчего новое «Гук-и» разбавляется рваным хныканьем. — Я кончу тебе на лицо, — Чонгук вновь поднимает на него взгляд. Тэхен молча кивает. — Я кончу на твое лицо, — бездумно повторяет Чонгук. Чон резко выходит из растраханного отверстия, стаскивает с члена презерватив и садится Тэхену на грудь. Он начинает водить по стволу ладонью рвано и отчаянно; тот часто дергается, готовясь вот-вот эякулировать, и краснеет еще сильнее. Тэхен только подливает масла в огонь — широко распахивает рот и высовывает язык. Чонгук стонет на выдохе, давит на верхушку члена, и Тэхен легко ловит головку, принимаясь жадно ее посасывать. Горячая сперма мгновенно оседает на его глотке и зубах. Он вновь открывает рот, и Чонгук вмиг кладет ему пальцы на губы, бережно размазывая свое семя по его линии челюсти, подбородку и носу. Тэхен довольно улыбается. Ради такой картины Чонгук готов умереть. — Не сглатывай только, — он тянется за бумажными салфетками и дает их парню. Тэхен сплевывает все, что не стекло в горло, и безвольно раскидывает руки на кровати. Он смотрит на тяжело дышащего Чонгука, его не скрытые татуировки и брошенные неподалеку маски и коротко облизывается. — Ты ничего не снимал сегодня, так? — Тэхен тянет его за шею на себя. Чонгук устало укладывается на широкую грудь и улыбается. — Так, — он глубоко вздыхает. — Даже больше скажу: я впервые занялся с тобой секстингом, не предупредил тебя о подготовке, сказал свое имя и так и не попросил оплаты, которая обычно производится за день до встречи, так что, — Чонгук приподнимается на руках и нависает над лицом Тэхена. Оно успело мило зардеть ярким румянцем, — у меня для тебя хорошие новости. — Пора платить? — Нет, — Чонгук хрипло смеется и гладит парня по щеке. — Останешься со мной на ночь? — Только на ночь? — Тэхен касается его ладони. — Ну, не только, — Чонгук перехватывает тонкие пальцы, переплетая их со своими. — А как же сайт с видео? — Хочешь сниматься только вдвоем? Тэхен ненадолго задумывается и согласно кивает. — Серьезно? — Да. Чонгук недоверчиво щурится, но не замечает на лице Тэхена ни капли лукавства, отчего широко улыбается и влажно целует его. Тэхен скромно хихикает, пытаясь извернуться, но Чон надежно обхватывает парня поперек талии и удерживает на месте. Они крепко обнимаются. — Поздравляю с потерей девственности, кстати, — Чонгук невесомо проводит кончиками пальцев по бедрам Тэхена. Слышится сдавленный смешок. — Спасибо. — Теперь-то ты — десять из десяти? — Не-а, — Тэхен довольно улыбается. — Херовый характер из меня так просто не вытрахаешь. — Посмотрим. — Нет, правда. Я всегда закатываю истерики по поводу и без, — Тэхен скользит ладонями по чужим лопаткам. Чонгук приподнимается и уверенно смотрит ему в глаза. — Ну, теперь у тебя не будет на это времени. Тэхен ехидно кривится и наигранно уворачивается от теплых поцелуев в щеки. Что-то ему подсказывает, что Чонгук говорит это совсем не в шутку, и не то чтобы он был против. Он очень даже «за».

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.