Two-faced lovers

Фемслэш
NC-21
В процессе
34
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написана 181 страница, 24 части
Описание:
В любом обществе будут те, кто решит принижать выделяющихся из массы. Вампирское общество не стало исключением. В нём не совсем презирают пасси - слабых вампиров, к ним относятся посредственно, как к детям.

Джинни является пасси, и её считают неспособной к самостоятельной жизни. Поэтому девушку ставят перед фактом: она станет женой вампирши, которую даже не знает. Однако родители одной из сторон дают будущим супругам время, чтобы убедиться в порядочности невесты.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
34 Нравится 4 Отзывы 12 В сборник Скачать

Часть XXII

Настройки текста
      Утро, а точнее три часа дня, начались с тошноты Гвен. Она простояла над унитазом минут пятнадцать и, придя на кухню, где уже ставила чайник разбуженная не самыми приятными звуками Джинни, устало грохнулась на стул.  — Живот болит? — спросила рыжая, ставя перед ней стакан с размещенной суспензией.  — Угу, — вампирша выпила ту одним залпом, — Я говорила, что это плохая идея… Не надо было пить!  — Ну так не пила бы, — пожала плечами Ди и стала наливать чай. Гвен закрыла глаза и откинулась на холодильник, стоящий у неё за спиной. Чувствовала она себя ужасно, хотя вроде бы протрезвела ещё утром.  — Ты что есть будешь? Сырок, йогурт, груша, хрень какая-то, апельсин… У тебя холодильник опустел, ты в курсе?  — Позвоню Питеру когда-нибудь, — пробурчала та.  — Ага, когда мышь повесится, тогда и позвонишь, — Джинни достала два сырка и села за стол, — Что сегодня делать будешь?  — Спать… — протянула вампирша, раскрывая сырок.  — Нет, я хотела с тобой по магазинам пройтись, мне вчера зарплату перечислили, наверное это последняя моя зарплата.  — В смысле? — проснулась Гвен.  — Да у нас начальник сменился, такой мерзкий вампир, что просто диву даюсь. Постоянно эти его тупые шуточки, типа: «А почему такая милая пасси и не замужем?», «А зачем вам работать, если я могу за небольшую услугу с деньгами помогать?» Фу, блин! Тошнит от него хуже, чем от дешёвого пива, честное слово! Ещё и зарплату, гад, урезал, под предлогом, что «я всё равно замуж выйду и на шею мужу сяду». Пи*арас… — рыжая начала агрессивно жевать сырок.  — Н-на него пожаловаться надо, — тихо сказала блондинка, немного поражённая таким отношением к её девушке.  — Кому? Выше него только президент компании, а к нему за сорок лет записываться нужно, — она резко смяла фантик, — Да пошли они все, я уже перестала удовольствие от работы получать. В смысле, что сам процесс мне нравится, но вот когда начали штат сокращать, сроки, каких-то недоумков понабрали, зарплату сократили… В общем я устала, я ухожу, у меня есть запасной вариант.  — Какой? — поинтересовалась вампирша.  — Центр реабилитации птиц, я там работала, когда ещё с мамой жила. Зарплата в разы меньше, конечно, но хоть что-то.  — Если так подумать, то тебе не стоит о деньгах переживать, — осторожно сказала Гвен, — Ты только не обижайся, я не хочу… Я не имею в виду, что ты сама не можешь заработать, я… В смысле, что… А… Рыжая улыбнулась и коснулась пальцем её носика.  — Я поняла, не волнуйся. Знаю, что с деньгами у меня проблем не будет, но тут дело в другом. Раньше я думала, что если у меня будут деньги, то и париться не нужно, но уже через несколько месяцев поняла, что не смогу просто так сидеть на заднице ровно. Поэтому и ищу работу, которая будет мне по душе, если б деньги были для меня важной деталью, то я бы исходила из других критериев. Блондинка выдохнула, понимая, что не задела чувства Джинни. Вспоминая их ночной разговор и рассказ девушки о её комплексах, она вспомнила и то, что произошло между ними тогда. Заметив её начавшие краснеть щёчки, рыжая вновь хитро улыбнулась.  — Полагаю, кто-то вспомнил о своих утренних, ну или ночных, шалостях? Гвен отвела взгляд в сторону и закусила губу.  — Да ладно тебе, — хихикнула Ди, вставая со своего места, подошла к вампирше и чмокнула её в лоб, — Мне понравилось, как ты это делала.  — Д-да? — смущаясь ещё сильнее спросила блондинка.  — Угусь, — рыжая подошла к раковине, чтобы отмыть пальцы от сырка. Вампирше было лестно слышать, что она смогла доставить своей девушке удовольствие, учитывая, что многие даже с пятой попытки не могут сделать качественный куни. Подойдя к Джинни со спины она обняла её и зарылась носом в рыжие, запутанные волосы.  — Эй, мне хватило нежностей на сегодня, — заулыбалась та, — Тебе лучше так сильно не наклоняться, спина не одобряет. Гвен наклонилась ещё сильнее, чтобы слегка куснуть рыжую за ухо. Её сколиоз был этому только рад. Девушка снова захихикала, начиная отталкивать её и брызгать водой. Но вампирша не обращала внимание и продолжала свои ласки, иногда срываясь на смех и жмурясь от попавшей в глаза воды. Она щекотала её живот, целовала шею, Джинни урчала, пытаясь шипеть, но это получалось скорее мило, чем угрожающе. В конце-концов, Гвен взяла её на руки и коснулась пальцем чуть вздёрнутого, маленького носика.  — О, смотри! — Ди развернула её голову к окну. Лёгкие, пушистые снежинки, переливаясь в лучах солнца, кружась и, словно танцуя, падали на землю. На подоконнике уже лежал небольшой белоснежный коврик, а за окнами соседнего дома был заметен теплый свет гирлянд и детские неровные витражи ёлочек и снежинок.  — Сегодня же пятое декабря только! — воскликнула Гвен, опуская девушку на ноги.  — Вау… Обе подошли у окну и стали любоваться этими белыми красавицами, искрящимися, словно алмазы. Сразу появилось это волшебное рождественское настроение, уносящие далеко в детство, когда ещё верил в чудеса и сказку. Даже за стеклом ощущался этот морозный воздух, колющий щёки, и сильный, не менее холодный ветер, пронизывающий насквозь. Листва на ветках старого дуба, растущего возле соседнего дома, была осыпана снегом, будто над ней разбрызгали белую краску, упавшую вниз маленькими капельками.  — Жалко, что через три дня это всё пропадёт… — вздохнула Гвен, — Хоть бы на рождество немного снега выпало…  — Да уж… Пятое, говоришь, — она ненадолго задумалась, — А когда у нас свадьба?  — Э… Либо шестнадцатого, либо двадцатого, папа так и не определился, ну, или просто мне ещё не рассказал.  — А, ну тогда нормально, у меня увольнение двенадцатого, так что настроение не испортит, — девушка взяла кружку чая и сделала глоток, — Кстати, может расскажешь про шрамы? У меня вообще ноль версий, как они могли у тебя появиться…  — Ну… — Гвен вздохнула, садясь на стул, и отвела взгляд. Ей не особо хотелось об этом говорить, всё же слишком личное. Но Джинни практически её родственница, и скрывать это будет как-то неправильно, по отношению к девушке.  — Ладно, но это будет не особо приятная история… POV Гвен       Всё началось с разногласий папы с кланом Стиви. Не помню из-за чего, мне было одиннадцать или тринадцать тогда, папа никогда не говорил о работе дома, только с Питером, когда я уже спала. Ну, как спала… Условно. В общем, дошло всё до несерьёзных стычек. Кто-то кого-то заказывал, или сам шёл, или сразу несколько вампиров выясняли отношения, но это более низкие по статусу. В одной из таких стычек погибла дочка главы того клана, которую он, по всей видимости, любил. А это довольно редко у нас бывает. Естественно, он не стал разбираться, кто виноват, а сразу решил отомстить. Ну, плюс ещё эмоции. И в один день, когда я потерялась в парке, на папу вроде обиделась, Питер не мог меня найти, а с одного из деревьев выстрелили кислотой, прямо в грудь. Спасло то, что снаряд не весь долетел, разбился о ветку и до цели долетела только половина всей жидкости. Я… Я не помню, что дальше было, помню только уже больницу, в которой лежала второй месяц. Очень болела грудь, и папины красные глаза. Тогда я не понимала, но сейчас уже сама догадалась, что во время своих, довольно частых, походов в туалет он плакал. Хотя в жизни никогда не видела такого. Общее лечение и реабилитация затянулась на два с лишним года. Как говорили врачи, это просто чудо, что я выжила. Это, конечно, очень сильно на меня повлияло, в психологическом плане. Просто… Слишком страшно было смотреть туда, особенно первые несколько лет. Потом всё затянулось кое-как, где-то пластика помогла, стало немного лучше выглядеть, но в общем, всё также плохо. Спасибо, что хоть больше не чешется, а то это сущий кошмар был. Раньше я думала, что лучше уж было умереть, чем вот так остаться… Собственно, это наверное одна из весомых причин, почему у меня не было отношений, я боялась, что мы начнём очень близко общаться, а потом вампир увидит такое и… Ну… Всё на этом. Свои пятна я могу ещё с натяжкой назвать красивыми, но это… Тут как не крути. Мерзко и отталкивающе. POV Гвен       Блондинка опустила глаза, начиная теребить бантик на футболке. Ей было ужасно неудобно это всё рассказывать, поэтому она торопилась и не хотела акцентировать внимание на чём-либо. На самом деле, то ужасное время, когда она мылась в майке, выбросила все свои топы и лифчики и старалась не выходить из дома, было самым худшим в её жизни. И выдалось оно как раз на подростковый возраст, который итак далеко не самый радужный в жизни вампира. Ей не было интересно какое-либо общение, фильмы, сериалы… Наступила полная апатия, разве что папа иногда разбавлял это гнетущую атмосферу. Он, может и не поддерживал её, так как надо, но зато мог успокоить, а иногда даже развеселить и вызвать улыбку. Джинни не знала, что сказать. Сама она имела, разве что психологическую травму, связанную с отношением к ней в детдоме, но её девушка, не без помощи семьи, смогла преодолеть. Гвен же будет жить со своими шрамами ещё очень долгое время. А учитывая её характер и постоянный страх осуждения…  — Ты молодец, что смогла пережить такое и не стать до абсурда боязливой. Многие после таких потрясений забывают о семье, друзьях и внешнем мире в принципе, — она подошла к блондинке и, сев ей на колени, поцеловала сжатые губы. Гвен смотрела в эти карие глазки, наполненные желанием помочь и заботой, и думала, что этот тот редкий случай, когда два разных вампира действительно созданы друг для друга. По-другому она не могла объяснить их идеальной совместимости. Такая яркая, добрая открытая девушка, умеющая поддержать и не осуждающая даже за глупые поступки, стала лучшей парой для неё, тихой и максимально застенчивой вампирши, боящейся любого взгляда в её сторону. А Джинни думала лишь о том, как ей в будущем помочь Гвен справиться с её страхами и комплексами. Ведь эта милая голубоглазая булочка была такой уязвимой для общества, и рыжая была готова на всё, лишь бы защитить эту прелесть от депрессии и грусти.  — А целлюлит от того, что кровь плохо усваивается. Я лечение весной прохожу каждый год.  — Ну, это не так страшно,  — Что-то голова болит, — сказала Гвен и, взяв со стола салфетку, звучно сморкнулась.  — Иди температуру смерь, в магазин одна съезжу, — Ди встала и налила себе ещё чаю.  — А потом ты сюда вернёшься?  — Вечером, надо домой заехать, а то там Ли одна с птицами. Блондинка вздохнула и стала вспоминать, где у неё градусник. Обычно все болезни переживались в папином доме, где он полностью контролировал процесс лечения и следил, чтобы дочь не раскрывала окон ночью.  — А мне кушать нечего, — как бы невзначай проронила вампирша, когда рыжая надевала платье.  — Закажи что-нибудь, — ответила та.  — Я не на то намекала! — надула губки та.  — А я плохо готовлю, не надейся, — Джинни наконец-то собралась и пошла в прихожую.  — Нет, ты хорошо готовишь! Просто ленивая.  — Ладно, приеду что-нибудь тебе сделаю, возможно, — она чмокнула девушку в нос.  — Может тебя отвезти?  — Куда ты с соплями поедешь? Сиди уж.

***

      Через некоторое время рыжая приехала домой, чтобы переодеться и проверить своих любимцев. Тихо закрыв за собой дверь, она, словно мышка, прошмыгнула в спальню.  — Ага, припёрлась, — послышалось сзади.  — Ли, ну ты чего… — протянула Джинни, расстёгивая молнию на спине.  — Чего так долго? Я почему должна тут с твоими засранцами сидеть?! Подозреваю, кто-то всю ночь проболтал?  — Ну… — на лице рыжей появилась хитроватая улыбка, — Почти.  — Ясно. Эта там как? — вампирша отвернулась, пока девушка снимала лифчик и надевала свитер.  — Заболела, вечером к ней поеду, а сейчас в магазин надо и… — она заметила ворону, бегающую под ногами, — Ты кормила ребят?  — Да кормила, — девушка глянула на заживающие укусы, — Мясом. Рыжая быстро натянула джинсы и пошла в зал. Тут же раздался радостный крик Альфреда, который мгновенно оказался на голове хозяйки и заглянул ей в лицо. Он не видел её достаточно долго, поэтому имел кучу претензий. Крик быстро сменился на наглый и раздражительный.  — Мальчик мой, успокойся, — почесала его пузико Джинни. Пьер с Рузвельтом тоже не остались в стороне. Они заняли плечи девушки и начали кусать лапы своего вожака, тянуть рыжие пряди и лезть в лицо хозяйке, требуя поцелуя.  — Так, Салат, тебе витамины, тебе, Фред, тоже. Сделав все свои дела, девушка выпросила у сестры мотоцикл и поехала в магазин. По дороге она думала, что сегодня, наверное, стоит рассказать семье о том, что она уже по-другому смотрит на их с Гвен свадьбу. Она всегда была против отношений, хотя и говорила, что смотрит на это нейтрально. На самом же деле, ещё с четырнадцати лет она решила, что всю свою жизнь проведёт в одиночестве. Наверное на это повлияли постоянные фразы воспитателей, что она обязательно станет чей-то женой и будет кем-то вроде маленькой собачки. Брак и совместная жизнь воспринимались не иначе как кабала, лишающая возможности развиваться и заниматься любимыми делами. Ведь Ди не любила сидеть на одном месте, она ездила по Европе и Азии, продолжала изучать новые языки и тренировать свой японский, основательно занималась птицами и планировала ещё кучу всего на всю свою жизнь. Ли, знающая, как сильно местные «крайне приличные» вампиры любят разводить молодых пасси на секс и прочее, старалась отгородить сестру от подобных знакомств, рассказывая разные страшилки, о том как печально завершали свою жизнь многие девушки в лапах мерзких гадов или с тремя детьми в одиночестве. И эти запугивания очень хорошо действовали. Однако теперь, когда в жизни рыжей появилось такое милое розовое существо, которое могло угрожать разве что своими слезами, Ди пришлось пересмотреть свои убеждения. Гвен не была похожа на тех стереотипных вампиров, внушающих только отвращение и некий страх, она сама боялась внешнего мира. Джинни понимала, что не может оставаться к ней равнодушной, что у неё уже давно появились чувства к этой прелести. И оставлять Гвен во френдзоне ради своих, пусть и обоснованных, принципов было бы как-то неправильно. Поэтому ей предстояло объяснить сёстрам, что на свадьбе её стоит поздравлять, а не сочувствовать. Но это будет очень сложно, лично для неё. Ведь признать то, что она за брак, означало предать свои многолетние убеждения, опровергнуть доводы о том, что ей никто никогда не подойдёт, это очень стыдно, в первую очередь перед собой, но если она не скажет сестрам… Кейт ещё сможет как-то завуалированно подать свои сожаления, а Ли скажет прямо в лоб, не подумав о чувствах Гвен, которой вряд-ли будет приятно. А зная чувствительность девушки, можно предположить, что это выльется в слёзы. После похода по магазинам она поехала к Кейт, поговорить. Та охотно согласилась, потому что весь день предполагала сидеть и скучать, а тут подвернулась такая возможность, поболтать с сестрой.  — Здравствуйте, — сказала Джинни, заходя в квартиру. Она обратила внимание на новую рубашку сестры, явно мужская с пятном от вина на воротнике.  — Это чья? — спросила рыжая, чувствуя запах парфюма.  — Питера, — хитро улыбнулась та, поправляя волосы  — Серьёзно? Это ты с ним ночь проводила?  — Да, — вновь улыбнулась сестра, — И это было очень даже неплохо.  — Ясно всё с вами, ладно, — она прошла на кухню.  — О чём поговорить то хотела? — спросила Кейт, садясь напротив.  — Короче… — рыжая набрала в лёгкие побольше воздуха, — Не буду тянуть, мы переспали. Выражение лица сестры весьма сильно изменилось. Она закинула ногу на ногу, подняла одну бровь и подозрительно глянула на младшую.  — С Гвен?  — Д-да, — тихо пикнула та, — Ну… Ну ты же меня понимаешь, да? Только вот как мне Ли об этом сказать…  — Молча, — ответила Кейт.  — Ну, Куся! — девушка наклонилась.  — Скажи, как есть, не думаю, что она тебя прям убьёт, — сестра махнула волосами и, достав сигарету, закурила, — Всё равно, вы вместе жить будете, так что.  — Тоже аргумент. Я ведь уже не маленькая.  — Однако раньше кто-то с пеной у рта доказывал, что отношения — это не его, а вот карьера и саморазвитие… — улыбнулась Кейт, подходя к холодильнику.  — Ну, с карьерой мне изначально не везло, но и в семейную жизнь я не углубляюсь, всё-таки не муж с тремя детьми, а всего один ребёнок.  — Да уж, если верить тому, что о Гвен рассказала Ли, то вы идеально друг другу подходите. Одна любит лидировать, другая и слова лишнего сказать боится, — девушка достала йогурт и поставила на стол, — Может расскажешь, как у вас всё прошло?  — Дура что ли?! — покраснела Джинни, — Не буду я ничего рассказывать!  — Ой, какие мы стеснительные, — засмеялась Кейт, — Не ломайся, рассказывай. Рыжая всем своим видом выказывала протест, считая эту информацию слишком личной.  — Я тебе лучше скажу, что у меня свадьба уже в этом месяце.  — Оу, я претендую на роль подружки невесты!  — Хе-хе, несомненно, Куся.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты