La mia famiglia

Гет
NC-17
В процессе
308
«Горячие работы» 644
автор
Fishka713 бета
Размер:
планируется Макси, написано 250 страниц, 36 частей
Описание:
На небесах можно всё, но это «всё» под строгим запретом и негласным правилом «если очень хочется, но нельзя, то можно». Здесь не понятно кто тебе друг, а кто враг: демоны могут быть лучше некоторых ангелов, а довериться можно только тому, кому доверять никогда бы не следовало. И когда уже ничего не понимаешь, тогда приходит озарение.
Добро пожаловать на небеса! Следующая глава планируется - 02 декабря в 20-00
Посвящение:
Моим любимым читателям!
Примечания автора:
La mia famiglia - итал. - моя семья, мафия.

Обложка к работе - https://vk.com/club194439725?z=photo-194439725_457239488%2Falbum-194439725_00%2Frev
Арт-обложка к работе - https://vk.com/doc592086541_569995709?hash=f37dd893410604066b&dl=789013dea7254a8b09 от любимой жемчужинки https://vk.com/christen_love
Hypnotic - Zella Day - для нашей команды эта песня ассоциация отношений Вики и Люцифера

видео к главам:
1. Слишком много глифта - https://youtu.be/03XMPOFNTJ8
2. Яблоко от яблони далеко - https://youtu.be/KbgbkqEXlPk
3. Ужин - https://youtu.be/aAT_W-vmKXA
4. О Милане - https://vk.com/club194439725?z=video-194439725_456239047%2F47e8af4948258aabe5%2Fpl_wall_-194439725
5. Боль Люцифера - https://vk.com/wall-194439725_1389

Места в работе для визуализации:
1. https://vk.com/wall-194439725_725
2. https://vk.com/wall-194439725_734
3. https://vk.com/wall-194439725_1421

Анкеты персонажей:
1. Сатаны - https://vk.com/doc9085100_569354344?hash=0b70814bff18ac0d2c&dl=759b72fb18a5ebd2b6
2. Лилит - https://vk.com/doc9085100_569357360?hash=2ff168c48f461a0060&dl=9213bc71e9e1e2bc4c
3. Шепфа - https://vk.com/doc9085100_569353950?hash=e20cda5ff1fb15af90&dl=7e9af298f768185722
4. Вики - https://vk.com/doc9085100_569363714?hash=c9e1cdc18493dbe93b&dl=d951b46932b9e83e65
5. Ости - https://vk.com/doc9085100_569585912?hash=f82161d2ccb15a7865&dl=317fec81d6b6015a9f
6. Фенцио - https://vk.com/doc9085100_571198889?hash=0fe8787dd539db9c4d&dl=b83c8be3be0db79d83
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
308 Нравится 644 Отзывы 81 В сборник Скачать

Вот такая опера!

Настройки текста
Еще один долгий взгляд, пытающийся окинуть дом, в котором им было так хорошо, собрать все воспоминания как фильм на кинопленку, кусочки счастья, солнечные паззлы их совместного уюта. То, что оба будут помнить всегда, даже если сотрутся горизонты и подвинется земля, солнце превратится в карлик и вселенная свернется как коврик. Оба будут помнить и знать, что такого не будет ни с кем и никогда… Возможно, тусклое подобие, как отражение в мутной воде, как холод мачехи после теплых рук матери, как лампа вместо солнца… Град поцелуев нескончаемый в потоке медовой нежности. Это никогда не прекратится, улыбки в припухшие губы. Только они знают, как хорошо бывает, когда ты находишь своего человека. Пусть он не идеален, пусть у него есть раны, которые тебе если не удастся залечить, ты выстелешь на них лаской и любовью мягкие ковры с причудливыми узорами, и они не будут болеть и ныть. Ты будешь в его душе. Водоворот качнулся и мягко высадил их ночью во дворе их дома. Счастливые влюбленные не могли расстаться, но надо-надо… — Подожди еще чуть-чуть, дай до конца испить тебя, — шепчет парень в губы, цитируя поэта. — Разве получится? — лукавая улыбка летит в ответ. Его нахальная усмешка, сжал талию, привлекая к себе, вновь жалящий поцелуй, вновь жажда, вспыхнувшая внизу живота, влага, как реакция на его запах, прикосновения и страсть. — Чёрт, — сругнулся он хрипло, когда она нехотя оторвалась от него, — это никогда не прекратится. Её тихий хриплый смех, прошедший по всем нервным окончаниям и ладони не отпускающие её. Миг и расстались, нехотя, шля друг другу воздушные поцелуи. Оба проскользнули в свои покои, думая, как бы оправдать свое отсутствие. Во дворце Сатаны ночью всегда тихо, в нем спят все, все, кроме Лилит. Она проследила за влюбленными и закрывшись в своих покоях долго рассматривала амулет, который сделал Фенцио для Ости. Он переливался цветами энергий невестки и Люцифера. Той энергией, которую она сама придумала для своего мальчика, чтобы никто и никогда не подумал, что он не принадлежит к роду демонов, что он не сын Сатаны, что он не может править адом. Она усмехнулась, подумав о старом дураке Фенцио, в голове которого она когда-то посеяла сомнения о том, что Люцифер его сын. Лучший мастер по амулетам оказался весьма кстати, ставший ручным, он всегда выручал её, а теперь и Люцифера. И только она, как женщина, как мать знала, кто настоящий отец её сына, также она знала, что унесет эту тайну с собой с могилу. Слишком больно: слишком любила, слишком обидел… И вроде давно было, а Сатане удалось залечить раны, но шрамы ноют вот в такие жизненные бури. И эти Уокер как насмешка Шепфа над ней, который много ведает, да не всё. Ему незнакомо то чувство обжигающей ревности к этим женщинам: одна смогла отобрать у неё её мечту родить любимому мужчине ребенка, а вторая забирает сына, все его мысли и мечты, обращая в того, кем он являлся по своей природе. Лилит сжала крепче кулачки, ноготками врезаясь в белоснежную кожу, но не чувствуя боли, а готовая на все, на все, чтобы Вики и Люцифер никогда не были вместе. Она ушла в спальню только тогда, когда слуги загасили ночные фонари возле их дворца. А он тем временем оживал и просыпался, слуги грели воду и готовили завтрак, взбивали перины в покоях хозяев, убирали пыль, меняли воду в цветах. Сатана, как всегда одетый с иголочки, вышел из своей спальни, заглянув к жене, которая только прилегла. Он покачал головой осуждающе и поморщил лоб. Лилит чем-то обеспокоена, но упрямо твердит, что у неё всё хорошо. Постояв возле дверей её покоев он всё-таки двинулся дальше. А когда прошелся возле комнат детей, то понял, что они вернулись. Он улыбнулся и подумал, что детям-таки удалось найти общий язык и возможно подружиться, ну что возьмешь с молодежи, прокутили небось все два дня в каком-нибудь баре и натанцевались до одури, а потом зависли у общих знакомых. Весело хохотнув, он прошел к себе в кабинет. Иногда отцы бывают весьма наивны… Идти вместе, но как будто не вдвоем, учиться вместе и стараться не смотреть друг на друга, не выдать симпатию ни на йоту, контролировать энергию, которая так и рвется навстречу друг другу. Как скрыть ту химию, то таинство, что между ними, тот особый запах, ту атмосферу, те взгляды. Удается, с трудом, но всё же… Не замечают, каждый же сосредоточен на себе. Нам кажется, что мы у всех на виду, но это обманчиво, каждый думает лишь о себе… Ровно до того момента, пока планета не останавливается на том ощущении, когда ты встречаешь своего человека. Так считала Ости, она думала, что встретила, что Люцифер её судьба и то, что всегда будет принадлежать ей. Она спасла его, вырвала из рук цепкой искательницы власти, возродила из пепла. Почему же он сейчас не с ней? А с той, которая и мизинца его и Ости не стоит, потому что какая-то непризнанная, которой по счастливой случайности удалось оказаться дочерью Сатаны. И их не останавливает даже то, что они брат и сестра! Черноволосая девушка завистливым и ревнивым взглядом пожирала Вики, чей взгляд искрился непередаваемой словами магией, той, которая бывает только в любящей и любимой женщине. Демон тронула амулет, висящий на её груди, который ей сегодня с утра был прислан от Лилит. И подумала о советнике Ронденте. Ради Люцифера ли она обманет Люцифера? А не ради ли той мечты, которую она всегда лелеяла — стать королевой ада? Вот только этого ли хочет Ости? *** — Я скажу отцу всё как есть, — начал было говорить Люцифер, когда они добирались с Вики до дома. — Давай я, он недавно меня обрёл, может не убьёт, — тихо возразила Вики, надкусывая нижнюю губу. — Может и я ему на что пригожусь еще, может и меня не тронет, — задумчиво произнес дьявол и они взглянув друг на друга заливисто рассмеялись, — мы так никогда не решимся, неделя прошла, как мы вернулись… Она, оглядевшись вокруг, позволила своей ладони скользнуть в его. Он мельком взглянул на неё и сглотнул. Хотелось взять свое прямо здесь и сейчас, но он сдержал свой порыв, постучавшись в массивные ворота, чопорный слуга открыл им дверь и они прошли в коридор как ни в чем не бывало. Пока Вики не дернула Люцифера за рукав и они не оказались в небольшом алькове, так удобно скрывающим от посторонних глаз то, что может здесь произойти. Прикушенная алая губа, вздымающаяся грудь, тонкая трепещущая талия и стройные ноги. Его нахальный взгляд не стесняясь обвел все то, что теперь принадлежало только ему. Его рука скользнула к затылку девушки мягко его сжимая. Еще мгновение и они набросились друг на друга. Еле оторвались. Глаза в глаза. — Это всегда так будет? — тяжело дыша, спросил Люцифер, пытаясь найти в её взоре ответ на свой вопрос. — А что, если нас застанут? — едва переводя дыхание спросила Вики, решимость в глазах, лукавство в голове. — Тогда и объясняться не надо будет, — его сиплый голос чуть дрогнул и потонул в хрипловатом смехе девушки. Вновь поцелуй: глубокий, душный, срывающий чувства и инстинкты с замка. Ласка его горячих ладоней, кажется, что везде, и голова отключается. Страх быть застуканными заставляет сердце обрываться от мимолетных шорохов, а рот сомкнуть, чтобы с него не срывались стоны. Губы Вики блуждали по шее демона, неожиданно сильно вбирая в себя кожу и больно кусая. Люцифер охнул и отодвинул от себя девушку. — Будет засос, — чуть усмехнулся он, не сводя глаз с её губ. — Пусть все знают, что ты мой, — коварно произнесла Вики, понизив голос. Разворот и вмята в стену, девушка и охнуть не успела от легкой неожиданности, как захотелось простонать от неги. Горячие губы Люцифера скользнули по шее, волосы мягко отведены, руки притягивают к себе, не давая времени опомниться. Трусики скользнули вниз, ноги свело судорогой, звук молнии. Вики почувствовала, как его горячая твердая плоть прижалась к ней и с тихим стоном повела бедрами назад и тут же почувствовала его руки у себя на шее и талии. Нетерпение достигло апогея, когда он был совсем рядом, но не врывался, медлил, дразнил, лаская мочку уха. — Ну же… — в нетерпении прорычала она и услышала легкий смешок сзади, — дьявол, ты умеешь быть таким дьяволом… Не успев произнести фразу, которая тут же потонула в их взаимном стоне, он плавно скользнул в её податливое мягкое тело, сильнее притянув её за талию, чуть сжав горло и целуя в шею. — Дьявол? — вновь он прошептал обжигая голосом, разгоняя кровь и без того бешено разливающуюся по телу, всю стремящуюся к низу. — Любимый дьявол, — шепнула в ответ и вскрикнула от удара бедрами, — ещё. Тихий смех и рык. Удар. Еще и еще. Она вскрикнула, слишком громко для алькова скрытого только плотной тканью гобелена. Его ладонь легла на её губы и он сбивчиво прошептал: — Если ты будешь так стонать, мы останемся здесь жить… Она чуть рассмеялась и сильнее выгнулась ему навстречу. Пришла его очередь испытать острое удовольствие от чего теперь простонал и он. — Чёрт, Вики, что ты делаешь со мной… — прошептал парень и услышал в ответ её хриплый смешок. Любовный акт как соревнование и соперничество, красивое противостояние. Он брал её так, как будто это был последний раз. Движения бедер становились размашистыми, Вики прикусила губу, чтобы молчать, она чувствовала, как сознание отключается, а ноги слабеют, но заботливые руки Люцифера крепко держали её. Он даже сейчас не терял контроль, хотя она слышала, как тяжело было его дыхание, как он сдерживается, чтобы ей было хорошо, если бы не его чувственная дрожь. Она ощутила его пальцы на своих нежных складочках и теснее прижалась к его руке, когда он скользнул к сосредоточию её удовольствия. Осторожная ласка чувствительной плоти и девушка ощутила, что весь мир содрогнулся вместе с ней. Она даже не сразу разобрала его шепот: — Такой трепет только в моих руках. Она дрожала от оргазма, ощущая его быстрые движения, миг и прижата им к себе так плотно, что чувствуется пульсирующая плоть и разлитый в ней огонь. Оба успокаивали дыхание и помогли друг другу привести одежду в порядок. И вновь поцелуй. — Вики, если ты продолжишь, мы никогда не выйдем отсюда, — сипло произнес Люцифер, вновь притягивая её к себе. — Всё-всё, — прошептала она и вновь поцеловала, — еще чуть-чуть. Оба рассмеялись и выскользнули из алькова. Руки нехотя расцепились, пара разошлась по своим покоям, оставив отголоски их энергий танцевать сальсу в бешеном ритме.

***

 — Опера?! — спросил Вельзевул, выгибая бровь калачом, силясь не засмеяться. Сатана улыбнулся и посмотрел на несколько сконфуженного Рондента.  — Это не плохая идея, Вельз.  — Это отличная идея, — вставила Ости и с интересом взглянула в сторону советника, тот почтительно склонил голову. Вельзевул посмотрел на дочь и заворчал:  — Вся в мать, той только балет да оперу подавай.  — Ну хватит тебе, приятель, надо иногда нашим девочкам уступать, хотят оперу — значит будет им опера. Демон вздохнул, и в его глазах появилась тоска, как разом у всех собак на земле. Сатана расхохотался и поприветствовал входящую в гостиную залу свою жену.  — О чем разговор? — спросила она, подходя к мужу. Сэт взял её руку и поцеловал в знак приветствия. Женщина улыбнулась, кивками приветствуя и всех остальных.  — Сегодня у нас опера, — ответствовал он и рассмеялся на бессильный стон будущего свояка.  — Прекрасно, — проговорила Лилит, — а Люцифер где? Они с Ости переглянулись, девушка поджала губы.  — Я уже здесь, — произнес Люцифер, легким кивком приветствуя присутствующих.  — А где Виктория? — спросил отец, заглядывая за его плечо.  — Хм, я не приставлен к ней лакеем, — пробурчал дьявол и поцеловал мать в щеку, у Ости — только задев пальцы, даже не посмотрев на неё, на что Вельзевул нахмурился.  — А я думал, вы вместе провели эти выходные, — предположил Сатана.  — С чего ты взял? — упавшим голосом спросил Люцифер, кидая быстрые взгляды в сторону воскового лица как маски у матери и багрового у невесты. Если бы они были с отцом одни, он ему сейчас уже всё рассказывал и Люциферу казалось, что он мог бы сломав свою гордость встать перед старшим демоном на колени и умолять того о прощении и о том, чтобы он позволил быть рядом с Вики.  — Подумал, что вам удалось найти общий язык, — проговорил Сатана, и рукой поприветствовал вошедшую в комнату Викторию и почти сразу за ней следом — Винчесто.  — О, — только и мог произнести хозяин адских подземелий, — все в сборе.  — В сборе для чего? — не понимающе спросила Вики многозначительно глянув на Люцифера.  — Крылья не в меру дерзким непризнанным будем выдирать, — произнесла Лилит холодным тоном и все присутствующие воззрились на неё и Вики. Сатана уже хотел было осадить жену, но услышал твердый голос дочери:  — У таких непризнанных вырастают взамен мощные крылья, не важно какого они окраса и звания. Винчесто тонко улыбнулся и взглянул на обомлевшую Лилит, которой достойно ответили. Та вскинула бровь, но ничего не ответила. Она знала, что её месть впереди.  — Мы летим в оперу, господа, — резюмировал Сатана и со смехом оглядел притихшую семью. — У вас есть немного времени приодеться.   — Я и так красивый, — пробурчал Вельзевул, видя, как женщины удаляются, — а вот женщинам нужно время, чтобы привести себя в шепфский вид. Мужчины рассмеялись, а Сатана предложил глифт. Разлив его и взяв рюмки, они слегка пригубили. Разговоры шли неспешно, они обсуждали дела, учебу Люцифера и Виктории, столкновения с ангелами, которые раз от раза становились наглее. Как в залу вошла ослепительная Лилит в белом атласном платье с крупным колье и серьгами, через изящную руку была небрежна перекинута шкурка песца. Сатана поцеловал её руку, искренне ею восхищаясь, мужчины выразили свое согласие с королем. Она обвела всех взглядом и чуть сверкнув глазами обратилась к Винчесто. — А что, Винчесто, Вы купили тот огромный дом, о котором просили моего совета? — спросила женщина, садясь на диванчик напротив кресла где сидел демон. Адмирон напрягся и внимательным взглядом окинул королеву, гадая, к чему она клонит и чем вызван её интерес. — Я внял вашим советам и приобрел его… — начал было. — Надеюсь вашей невесте понравится, — проговорила она. — О, — удивленно вскинулся Вельзевул, — я думал ты из этих… как их… радужных… Винчесто уничтожающим взглядом прошелся по наглой физиономии влиятельного демона, однако ответил: — Так сложились обстоятельства… — Ну полноте-ка Вам, адмирон, скоро станем свояками, — проговорила Лилит, видя, как побледнел Люцифер, её сердце сжалось от боли, но так лучше, чтобы сразу, чтобы вырвать, чтобы не болело. — А Виктория в курсе? — спокойным голосом спросил Люцифер, призвав на помощь весь холод ада, всё своё самообладание. Сатана повернулся к сыну и недоумевающе произнес: — Тебе ли не знать, что я желаю лучшего детям. — Слишком хорошо, — сквозь зубы процедил наследник. — Тогда ты должен понять, что я желаю только добра своей дочери, — подтвердил он, этот разговор стал выводить его из себя. — Но вопрос был в другом и из ответа я понял, что Вики ведать не ведает, знать не знает о твоем решении? — снова взгляд исподлобья тяжелый и мрачный. Винчесто замер, когда Люцифер глянул на него. Остальные в комнате притихли и даже Лилит, которая не думала, что её небольшая фраза повесит в комнате столь тягостное покрывало из злобы, ревности и гордости, или знала, но сознательно на это пошла. — Не знает, но я бы хотел сообщить об этом Виктории по-другому, — проговорил Сатана, досадуя. — О чем, отец? — спросила Вики, вошедшая в залу, в которой повисла гробовая тишина. И только Вельзевул завозился в кресле и тихонечко проговорил, смеясь: — Вот это сериал! Хоть попкорн тащи! Но его реплику никто не услышал. А Сатана, всё больше досадуя и кусая губы от злости на жену и сына, а за одним и ни в чём не повинного жениха непризнанной, глухо проговорил: — О том, что Винчесто выбран мною тебе в мужья. Это прозвучало как гром среди ясного неба, но то, что произнесла далее Вики не ожидал никто: — Ну ладно, но только я как синяя Борода. — Почему? — спросил Винчесто озадаченно стараясь припомнить о чем эта сказка. Вики взглянула на Люцифера, который уже начинал понимать, что она не относится к этому серьезно. — На мне печать папули, — с легкостью ответила она и подошла к ошарашенному отцу, который не знал то ли она сделала ему комплимент, то ли подколола его, — не рекомендую связываться со мной. Она встала рядом с Сатаной и обвела всех торжествующим взглядом. Отец решил поговорить с дочерью с глазу на глаз так, чтобы она поняла, что он не шутит. Последней это разномастное собрание разбавила Ости в синем в мерцающими стразами платье. Она была очень хороша, однако оценил это, к сожалению девушки, только советник. Тот, для кого предназначалась красота, увы, смотрел мимо, мимо Ости и только на непризнанную. Вики, чувствуя, что отец опять начнет навязывать ей адмирона, подхватив того за локоток, повела из залы. Люцифер широко улыбнулся и предложил матери руку, которую та в легкой растерянности приняла и повёл следом за первой парой. Советник шустро подхватив немного смущенную Ости прошел за ними. Вельзевул с громким гоготом галантно предложил локоть Винчесто. Тот шутку не оценил и нервно улыбнувшись поспешил ретироваться за всеми. Влиятельный демон озорно рассмеявшись, замкнул шествие. Но всё-таки в опере шустрый Сатана, выдвинув бедного адмирона вперед, усадил-таки его вместе с Вики, однако и Люцифер не растерялся, он присел с другой стороны. Когда Ости села по правую руку от жениха, то заметила на его шее свежее доказательство измены, а в голове вновь заклубилась мысль — бежать, чтобы сохранить остатки достоинства, но услышав смех отца и на миг прикрыв глаза, сдерживаясь от рыданий, она решила остаться. А пальцы Люцифера чуть прикоснувшись к ладони Вики, как бы невзначай прошлись по тыльной стороне и подарили предвкушение. Она ответила лаской большого пальца, чувствуя, как мужчина заерзал в кресле. А тем временем оркестр настраивался, в ложу внесли напитки и закуски. Лилит встала приковывая к себе всё внимание собравшихся на балконе.  — Я хотела бы сказать потрясающую новость, — промурлыкала женщина и заметила, как напряглась Ости и как замерла Вики, — у Люцифера и Ости будет ребенок. Непризнанной показалось, что из неё выкачали весь воздух, она побледнела и сжала подлокотники кресла. Лилит сейчас была коршуном, который вился возле своей добычи и отступать была не намерена. Как в замедленной съемке, она видела как кинулись Сатана и Вельзевул к Ости, растерянный взгляд Люцифера и горящие, полные ненависти глаза королевы ада. Сознание выхватило слова о сроке беременности и мысли о том, что это было самое счастливое их время, а также об энергии ребенка так схожей с энергией их родителей. Сомнений и быть не могло отец ребенка — Люцифер, а случилась эта беременность, когда пара была вместе. Он изменял Вики…  — Я поздравляю, — глухим тоном проговорила дочь Сатаны и, встав, постаралась улыбнуться. Она поспешила выйти на воздух, корсет театрального платья давил на грудь неимоверно или это слезы разрывали сердце. Её окликнули. Она обернулась и увидев дьявола ускорила шаги. Оказавшись на балконе Вики спугнула своей разбушевавшейся энергией редкие парочки людей, которые, конечно же, не видели её, но на подсознательном уровне чувствовали, что лучше уйти. За спиной послышались шаги и безмерно взволнованный голос Люцифера.  — Я не знаю, что это всё значит, — проговорил он и подошел сзади, силясь обнять. Чувствуя маневр, Вики буквально отпрыгнула от него и, выставив указательный палец, гневно прошипела:  — Ты не помнишь с кем спал, дьявол?! — саркастичным тоном произнесла Вики и из её глаз потекли слёзы, те, что она не хотела показывать, но те, которые всё же пролились.   — Я не был ни с кем, кроме тебя уже долгое время, я не обманываю тебя, — с жаром вскричал демон, он всё же порывисто подошёл к ней и поймав вырывающиеся из крепких рук её изящные ладони, положил себе на лоб, прикрыв глаза. — Смотри, пролистай все дни, что мы были вместе… Повисла пауза, Люцифер взглянул на лицо непризнанной перекошенное ревностью:  — Ты издеваешься надо мной?!  — Нет, — прошептал он, гадая, что же могло явиться причиной гнева.  — Ты закрылся от меня, я ничего не вижу, — и она зарыдала, выдергивая ладони из его рук, не в силах больше выносить боль, выдавая из себя настолько мощный импульс зла, что на улице тревожно запищали сирены припаркованных автомобилей и завыли собаки.  — Я весь открыт, Вики, я весь твой, Ости давно нет в моей жизни, — прокричал дьявол. — Верь мне, мы со всем этим разберемся. Девушка горько усмехнулась и утерла слезы:  — С чем ты разберешься, Люц, с ребенком?! Или с беременной женщиной?! Или с тем, что ты не можешь свой член держать при себе?! Или с тем, что всё, что ты мне говорил — ложь?! Нет больше «мы». Люцифер задрожал от гнева и горько проговорил:  — Ты не веришь мне…  — А ты бы сам себе поверил? — спросила она. Молчание стало между ними черной непроницаемой стеной. Она ждала ответа, где-то в глубине души Вики мечтала, что сейчас всё разрешится, что это просто неудачная шутка. Непризнанная горько усмехнулась и топнула каблуком от злости. Девушка видела, как мужчине хочется усмирить её, покорить своей воле, чтобы она пала у его ног, чтобы знала своё место.  — Я не Ости, — мрачно проговорила она, в душе росла злоба, приправленная жгучей ревностью и настолько сильной любовью, что ей это приходилось признать всё же. — Я — дочь Сатаны. Проговорив последнее, оба вздрогнули во всём оперном театре разом лопнули все лампы. Не сводя с него взгляда, который пылал сейчас сильнее, чем все огни мира, она прошла к выходу, больно задев того плечом. Он обернулся, но девушка так и не удостоила того прощальным взглядом. Адской делегации пришлось удалиться в свои родные пенаты после извинений принесенных администрацией театра зрителям. Радовался только один Вельзевул. Все были в недоумении. Лилит ликовала. И только Винчесто был настолько внимательным, чтобы понять всю ситуацию и правильно составить себе картину произошедшего.

***

Лилу почти вприпрыжку бежала на занятия к странному ученику. Ангел опаздывала. Они уже неделю занимались. Но каждый раз почему-то ей хотелось видеть того всё больше и больше. Уже взбираясь по лестнице, она вдруг резко остановилась и её рука взметнулась к воротнику строгой блузки. Она прикусила нижнюю губу и расстегнула одну пуговку. Густо покраснев вновь застегнула. Прошла несколько ступеней и ещё сильнее побагровев, вновь расстегнулась. Архангелы, руны, щелчок открываемой двери, его улыбающиеся горящие глаза. Он стал для неё отдушиной. Короткие приветствия, искренние улыбки. Его глаза, впитывающие всё, что она ему говорила и показывала. Уроки промчались незаметно и вот она уже собралась, чувствуя на себе его пристальный взгляд и боясь спросить. Всё же решилась:  — Тебе можно погулять? Полетать? Бонт мотнул в отрицании головой и его глаза стали грустными. Лилу закусила губу и спросила:  — Ты выходил отсюда когда-нибудь?  — Не помню, не знаю… — потерянность. Вновь молчание.  — Ты помнишь хоть что-нибудь? — с жаром спросила девушка. Бонт мотнул головой и повесил голову. Слишком она настойчиво расспрашивает.  — Прости, — сорвалось с губ. Время вышло и тем же путём обратно и сожаление, что так попрощались, а если он замкнётся и Лилу отстранят от занятий с ним?! Где-то в глубине души предательски дрогнуло и похолодело… Ей бы не хотелось. Бонту хотелось поднять голову, чтобы проводить учительницу хотя бы взглядом. Но что-то мешало, внутри боль, которая сковала тело и сознание. А что, если она больше не придёт?! Холод коснулся кончиков пальцев и пробежался по воспаленным нервам. Но затем взгляд пробежался по столу и потеплел — Лилу оставила яблоко и книгу.

***

Вики куталась в плащ и летела в бойцовский клуб. Хотелось излить всю ярость, что была в ней, боль, обиду, ревность и страх… Она вновь боялась. Как в детстве… По старой детдомовской привычке… Всё-таки не её, подразнили и отобрали, взяли, а потом вернули обратно… Эту боль ни с чем не сравнить. Она горько усмехнулась, резко снижаясь. В помещение её впустили без труда, тепло поприветствовав. Она не знала, что искала здесь и просто села в первом ряду, бессмысленно глядя на арену. Даже уже слез не осталось, что толку плакать, только злиться на себя. Ведь несмотря на всё то, что произошло, Вики любила Люцифера, который забрался во всё её существо настолько глубоко, что даже хирургическое вмешательство не поможет, ибо он под кожей, в крове, в каждой клеточке тела. Из легкого забытья вывел басистый голос:  — Да ты фанатка, Вики. Девушка вздрогнула и обернулась.  — Вельзевул? — спросила она и тут же язвительно добавила: — Я думала Вы в это время курите сигары и любуетесь корридой в Испании. Он искренне рассмеялся и присел рядом.  — Такое чувство, как будто я и не прощался с Сэтом, — произнес тот. Вики вновь взглянула на него и они заливисто рассмеялись. Потом взгляд непризнанной вновь затуманился горечью. Старший демон сморщил лоб.  — Если ты хочешь, я могу научить тебя бить так, чтобы всегда выходить победителем, — Вельзевул не знал, чем можно утешить такую тоску во взгляде дочери друга, он просто сказал то, что бы мог сказать своей дочери. Вдруг Вики ощутила в себе желание выплеснуть гнев и согласно кивнула. Они прошли в тренажерный зал. И мужчина поставил её перед спортивной грушей.  — Это твой противник, бей, — предложил он. Вики ударила и груша лишь слегка покачнулась. Вельзевул рассмеялся.  — Что-то не вижу я дочери Сатаны, — подначил он. Вики обозлилась и ударила еще и ещё и ещё.  — Слабачка, кто оценит тебя в мире, где важна только сила? Ещё и ещё. Град ударов, сыплющихся друг за другом. Злость переросла в гнев, эхом в голове проносились обидные слова отца Ости, но справедливые казалось. Она расслабилась с Люцифером, позволила себе быть слабой, позволила себе любить, а это снова боль. Мать… Удары. Джонни… Удары. Люцифер… Громкий боевой вскрик и удар и вновь все лампочки к чертовой бабушке. Она едва дышала и видела мельком испуг, пронесшийся в глазах соратника Сатаны. Он криво усмехнулся и хрипло произнес:  — Ты принята. Когда Вики возвратилась домой она поняла, что оставила за порогом тренажерного зала что-то, что делало её слабой. Нет, она не стала любить меньше, ей пришлось признать это, также как и то, что она никогда не разлюбит…
Примечания:
Эстетика - https://vk.com/photo-194439725_457239744
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты