Разве можно не любить ландыши?.. 7

matildaVETER_ автор
Реклама:
Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Dr. Stone

Пэйринг и персонажи:
ОЖП/Кохаку
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Забота / Поддержка Намеки на отношения ОЖП ООС Романтика Счастливый финал Флафф Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Весна.
Очень мелодичное слово, которое ассоциируется с цветом дерева, первым возгласом птиц и чувством, называемым влюбленностью. Прекрасное чувство, правда? Но еще прекраснее оно становится, если влюбляешься сам.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вторая работа такого типа. Первую удалили *плак плак*.

Теперь я написала что-то легкое и милое. По крайней мере, я так считаю.

Надеюсь, что Вам понравится!)

Часть 1

15 мая 2020, 02:12
      Весна.       Очень мелодичное слово, которое ассоциируется с цветом дерева, первым возгласом птиц и чувством, называемым влюбленностью. Прекрасное чувство, правда? Но еще прекраснее оно становится, если влюбляешься сам. — Ну же, пойдем, я такую поляну нашла! Тебе точно понравится! — изо всех сил пыталась т/и вытолкать подругу в лес. — Да что я там не видела? — уставшим голосом спросила Кохаку. Эта «борьба» изрядно вымотала ее морально. Ведь т/и на протяжении трех дней пыталась заманить ее в лес, говоря, что в получасе ходьбы от деревни есть чудная поляна, усыпанная белоснежными цветами, название которым ландыши.       Т/и перестала уговаривать блондинку, вздохнула и виновато опустила голову вниз. Лишь только грустно произнесла: — Ну ладно…       Кохаку стало не по себе от такого вида собеседницы. Она ненавидела видеть ее такой грустной. Она ненавидела не видеть на ее лице улыбки. — Хорошо, мы сходим на твою поляну. Только ненадолго! — скрестив руки на груди и закатив глаза, Кохаку дала, наконец, положительный ответ на просьбу девушки.       Глаза т/и поднялись на собеседницу. Она снова увидела Кохаку такой, какой она любила ее видеть. Немного сердитой.       От такого маленького гнева щечки блондинки покрывал легкий румянец. Но этот контраст белоснежной чистой кожи шеи и плеч со слегка розоватым личиком чертовски нравился т/и. От вида такой Кохаку биение ее сердечка учащалось, а в горле застрявал ком, не позволяющий вдыхать новые порции воздуха, в котором присутствовали сладковатые нотки весны.       Т/и взяла сердитую красавицу за руку и потянула ее в лес, вспоминая путь к той поляне.       За полчаса ни одна из девушек не изрекла ни слова.       Только т/и изредка, украдкой, всматривалась в столь манящие ее черты лица, пока Кохаку вслушивалась в лесные звуки. Она любила их слушать.       Наконец, когда стали видеться знакомые очертания большого дерева, которое росло за тем самым местом, куда они так спешили, т/и весело подпрыгнула и вскрикнула: — Мы пришли!       От такой неожиданности блондинка вздрогнула, но что она испугалась, сказать было нельзя.       Т/и снова взяла подругу за руку и, так быстро проносясь мимо зеленой листвы, что та стала одним размытым пятном, поспешила к цветам. — Ну не прелесть? — т/и легко пархнула в середину поляны и закружилась, заливая пространство вокруг мелодичным смехом.       Кохаку лишь едва заметно улыбнулась. Она не хотела показывать свою слабину перед цветами, которые так нравились блондинке.       Т/и, так же звонко смеясь, взглянула на нее, и ком снова предательски не позволил вдыхать сладкий аромат. Аромат ландышей.        Кохаку легко опустилась на колени и бережно касалась ручкой тонкого стебелька цветка, на котором, словно белоснежные домики лесных обитателей, не видимых человеческому глазу, теснились бутончики ландыша. Щеки снова порозовели, но на этот раз не от легкой сердитости, а от полностью противоположной эмоции.       Т/и смотрела на нее и не могла выдавить ни слова. Настолько изящность она ударила ей в голову.       Теперь она поняла, почему Сенку назвал Кохаку львицей. Он сделал это неосознанно, но это «прозвище» было ее отражением. Ведь львицы сильны, но в то же время так грациозны; они заставляют себя бояться и восхищаться собой; они хоть и выглядят кровожадными хищниками, но на самом деле отдают всю любовь и заботу «близким» львам. Как она. Т/и осторожно, стараясь не повредить ни один ландыш, подошла к Кохаку и села напротив. — Ты была права, — блондинка подняла свои большие голубые глаза. Ее румянец только сильнее стал обжигать щеки, — это действительно хорошее место!       Т/и широко улыбнулась. Она была рада, что Кохаку понравилось это место. Она на это и рассчитывала.       Без лишних слов т/и взяла ее за руку, помогла встать и потянула львицу в середину поляны, туда, где солнце бросало теплый свет на цветы, росшие бок о бок.       Блондинка сильно смущалась прикосновений т/и, когда они были наедине, поэтому виновато отвела взгляд.       И вот львица стоит, освещаемая солнечными лучами, посреди белых подсежников.       Свет отражался от золотых волос и мягко падал на светлые плечи. Блики, отскакивающие от говорливого ручья на ее платье, играли в салочки, придавая образу еще больше изящности. В этот момент она была похожа на драгоценность. Нет, не на кричащие о своем превосходстве и блеске бриллианты, а на скромный, но не менее прекрасный янтарь. — Кохаку, ты такая красивая! — невольно вырвалось с уст т/и, отчего обе девы еще больше стали похожи на маки, которые смущенно клонили свои головки к земле. Но все же они улыбнулись друг другу, после чего местность снова залилась смехом. Но теперь это был дуэт.       Вдоволь насладившись смехом, который был так чист и кристален, девушки сели возле ручья и стали слушать рассказываемые им легенды о мирных обитателях леса.       Кохаку сидела, прикрыв глаза. Лицо ее озаряла улыбка.       Но эту идиллию нарушила легкий возглас т/и. — Кохаку…       Она тут же открыла глаза и повернулась к той, которая только что так ласково произнесла ее имя.       Ручеек был возмущен такой наглостью со стороны девушек, ведь он так старался, журча им легенды. Он обиделся, последний раз что-то крикнул им и умолк, стараясь всплескивать как можно тише. — Т/и? Ты что-то хотела? — Прикрой глаза…       Львица не ослушалась и выполнила просьбу т/и. В эту же секунду она почувствовала на своей голове что-то необычайно легкое.       Открыв глаза, она поняла, в чем дело. Из сплетеных цветов на ее лицо выглянул посмотреть тонкий стебелек с белыми домиками. — Ты сплела мне венок? — вновь щеки порозовели, а глаза заблестели от слезы.       Кохаку не могла уложить в голове, когда она успела сплести ей венок. Но это действие со стороны т/и заставило ее сердце дрогнуть. Она было рада этому, вот слеза невольно и выступила.       Т/и провела мягкой ладонью по ее щеке и смахнула ответ на этот поступок.       Птицы умолкли, затаив дыхание, неугомонный ручеек совсем стих, а маленькие жители ландышей закрылись в своих домиках, когда Кохаку невесомо поцеловала т/и в уголок губ.       Не хотелось лесным обитателям нарушать этот момент.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: