The Swamp Inside 0

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
"Я хочу, чтобы меня замечал только один человек. И это ты Уилл Байерс"

AU, в которой один грустный художник влюбляется в другого грустного художника

Посвящение:
Посвящается прекрасным глазками Ноа Шнаппа

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Перед прочтение советую ознакомиться с перечисленными фан домами, ибо присутствует много спойлеров.

Я не знаю, что тут происходит. Идея пришла мне на НГ. В своё оправдание скажу, что я бахнула винишко-бухлишко. Вините моего отчима, это он мне наливал.

Эта наркомания задумывалась, как милый драббл, но что-то пошло не так
Мне вообще не нравится мой стиль писания, и я всячески старалась сделать его лучше, но как известно опыт приходит с годами. Так что если вам не зайдёт- можете оставить его где-нибудь в заметках и заскочить лет через пять, когда я буду это редактировать🙃

Как бы сильно я не любила горшочек Уилла, с ним придётся попрощаться. Теперь Уиллка имеет волосы чуть доходящие ему до лопаток))))

Действие происходии в 21 веке

Глава 1

24 мая 2020, 01:09
Коул тяжело вздохнул. Если бы существовал какой-нибудь конкурс по «тяжёлым вздохам безнадёжного отчаяния», то он был уверен, что почётное первое место досталось бы ему. Нет, Коул вовсе не жаловался, но… Приехать в первый же день учёбы в новой школе на чёрном Audi тёти Джозефины (которая, в общем-то, не является его настоящей тётей) в компании с личным водителем — не совсем то, чем он хотел бы похвастаться. Но факт остаётся фактом, а переубедить эту упрямую женщину бальзаковского возраста всё равно, что просить гору подвинуться. Коул знал, что ему надо быть более благодарней, ведь тётя Джо взяла его под своё крыло, когда казалось, что вся жизнь юноши идёт под откос. Впрочем, так и было. Ему пришлось бросить школу из-за учителя и Билли-Мудака-Эндрюса. Оба славились тем, что любили терроризировать парня. Мама Коула была не в курсе его ухода и чтобы она и дальше находилась в неведении, ему приходилось каждый день разыгрывать перед ней сценку прилежного ученика. На самом деле он скрывался в домике в лесу, который обнаружила близкая и дорогая подруга Коула — Энн. Этот спектакль не мог продолжаться вечно, и, в конце концов, его тайна распалась на кусочки. Послужила этому новая учительница Мюриэл Стейси, сидевшая в то утро на кухне семьи Маккензи. Коулу суждено было всю жизнь провести на ферме, если бы не его друзья, которым в голову пришёл безумный план спасения Мисс Стейси. Каким-то магическим образом Коул оказался в это втянут, и участвовал в спасении учительницы, которую видел всего один раз. Фактически, эта Мисс Стейси и разрушила его жизнь. Сейчас он ей за это благодарен. Если бы не она, парень так и скрывался бы ото всех в том лесу.Он сбежал из дома и остался жить у тёти его подруги Дианы в Шарлоттауне. Коул открыл для себя истину, что потеря это не всегда плохо. Порой потеряв, мы обретаем гораздо большее, чем имели до этого. С тётей Джозефиной у него, по крайней мере, есть будущее. Автомобиль притормозил, увещая парня о том, что они уже прибыли. Коул глубоко вздохнул, готовясь как всегда к самому худшему. — Всё будет хорошо, — в попытке утешения сказал он себе, отгоняя противную мысль о том, что грязные подошвы баскетболистов — последнее, что он увидит перед смертью. Водитель (чьего имени Коул не знал) повернулся и оповестил, что старшая школа — худшее, что случалось в его жизни (а судя по его помятому виду, жизнь потрепала его знатно). На такой оптимистической ноте он нервно перекрестил ещё более напуганного Коула и пожелал тому не сдохнуть. Маккензи криво улыбнулся и поспешил поскорее выйти из машины, пока никто ничего не заметил. К сожалению, он не учёл, что в это время года и суток все учащиеся хотят подым*кхм*подышать свежим воздухом и насладиться ласковой теплотой уходящего лета. И, естественно, высокий парень, чьи волосы на солнце напоминают «угли в январском костре», выходящий из Audi — произвёл немалый фурор. Новенькие — это всегда интересно. И к глубочайшему сожалению Коула интерес к нему будет проявляться как минимум месяц. Коул не мог не отметить, что если бы не Audi тёти Джозефины, то вряд ли бы его вообще кто-то заметил. Думая эти угнетающие думы, Коул пытался найти свой шкафчик, попутно стараясь быть как можно не заметней. «Главное, — думал он, — сливаться с фоном. Как хамелеон…» Скажем так… Хамелеон из него хреновый. Парень то и дело ловил на себе любопытные взгляды. От них ему было немного не по себе. Снаружи может он и выглядел вполне себе адекватно и уравновешенно, но внутри кричал от паники. Найдя, наконец, шкафчик, Коул заметил своего «соседа». Тот никак не мог справиться с замком. Раскладывая вещи, Коул украдкой его изучал. Каштановые волосы, собранные в неаккуратный пучок, красная толстовка, чуть свободные голубые джинсы… Коулу стало невыносимо наблюдать за тщетными попытками парня открыть этот злосчастный шкафчик, и он предложил ему свою помощь. — А? — он поднял на него свои большие глаза. Несколько шелковистых прядей по обеим сторонам свободно раскинулись ото лба, до чёткой линии подбородка. — Да, пожалуйста. Он отступил, уступая место художнику. Мысленно Коул делал наброски, чтобы дома перенести на бумагу, навеки (почти) запечатляя этот момент. — Тоже новенький? — спросил он, после того как справился с задачей. — Да… Я переехал из Хоукинса этим летом. Он испуганно скользнул по нему взглядом. Коул кивнул, хотя понятия не имел, где находится этот Хоукинс. Судя по всему парень-в-красной-толстовке, беспокоился, что причина переезда может просочиться за пределы его прежнего городка. Ладно, не будем кривить душой — Коул заинтригован. «Сосед» смотрел на него так испуганно, будто сейчас откуда-то из темноты выскочит чудище и утащит его в жуткий параллельный мир кишащий слизняками и подозрительными белыми ошмётками, летающими по воздуху. Всё это очень СтРаНнО. Коул мысленно сделал пометку когда-нибудь выведать у него подробности. Молчание затягивалось, и парень вспомнил, что так и не представился. — Я Коул Маккензи. Невообразимо красивые глаза парня внимательно изучали его. В них читалось недоверие. Коула охватило беспокойство. Вдруг парнишка просто пошлёт его куда подальше. Может его общество кажется слишком странным для него, но он слишком вежливый, чтобы сразу это сказать? «Был фриком — фриком и остался» — промелькнуло в больной голове Маккензи. Впрочем, эти мысли сразу отлетели в сторону, пропуская другие. Гораздо теплее. Серьёзное выражение лица парня окрасила улыбка. Она была такой лёгкой и слегка наивной, что неприятный узел в животе Коула мигом распался. — Я Уилл, — произнёс парень. — Уилл Байерс.
Примечания:
Херачте критикой как можете. И оставьте любой комментарий. Если ничего в голову не лезет напишите "автор дебил"
Реклама: