автор
Размер:
планируется Макси, написано 108 страниц, 11 частей
Описание:
В работе детектива нет побед или поражений, лучших или худших, потому что истина всегда только одна.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
18 Нравится 21 Отзывы 6 В сборник Скачать

Второе пятно

Настройки текста

Если рассмотришь достаточно лиц, то обязательно найдёшь то, которое ищешь.

Мир не знает внешности, исключающей преступление. Его могут совершить прекрасные, изящные, хрупкие девушки, добрые старушки, почтенные старцы, священники с молитвенно сложенными руками и опущенным взором. Не существует характера, профессии, нрава или призвания, исключающих возможность проклюнуться самой чёрной мысли: заставить другое человеческое существо покинуть раньше времени этот самый симпатичный из миров. — Джереми Гиббонс - наемник, — произнесла девушка, в попытках закрепить прослушивающие устройство в районе грудной клетки. — Ученый? — уточнил детектив, завязывая мягкий багряный галстук. Обычно убийца совершает двадцать ошибок. Но замечает только треть из них. В основном, это результат неосторожности. Либо неопытности. Но есть такой род ошибок, которые мы называем намеренными. Это своего рода подпись. «Самый глупый из грехов дьявола — тщеславие». Какая радость быть дьяволом, если не можешь об этом рассказать? Однако подобная игра обрекает убийцу на провал. В действительности он страстно жаждет известности. Но анонимная известность – сущая мука, убийца горько разочарован. Приходит миг, когда нельзя дольше безнаказанно оставаться в центре внимания – а без новых преступлений слава меркнет... Порочный круг замыкается, и преступник вынужден вновь убивать, убивать, убивать. — Да. — Но не из тех, кто работает в одиночку? Преступление было четко спланировано, что довольно-таки тяжело провернуть одному. Вероятней всего, Джереми — кукловод, но за чьи ниточки он тогда дергает? Отсутствие улик, ДНК и свидетелей, а он хорош! Каждая жертва — преступник, каждый преступник — жертва, и кто-то наконец должен подняться во весь рост и разорвать эту, ставшую привычкой, мерзкую цепочку, которая угрожает каждой живой душе. Как бы ни велика была: жажда богатства, как бы ни велико было желание бессмертия, никто не смеет строить свое благополучие на чьих-то слезах. Так и получается, он придерживается не рандомного порядка, а специфического списка, составленного настолько безвкусно, что следователи ни первый месяц не могут связать общие компоненты. — Нет, из тех, кто мастерит бомбы и организовывает убийства, — ответила напарница, нанося последние штрихи гримма. Через полчаса чету Мартинов ожидает новая престарелая соседка, вежливо пригласившая их при совсем неожиданной встречи в супермаркете. Эта женщина на самом то деле знает намного больше, чем показывает. Осталось лишь убедиться в этом. — Интересно, даже слишком захватывающе, — загадочно произнес детектив, наблюдая борьбу Элизабет с застежкой черного платья, напрочь отказывающийся подчиняться. — Мистер Фрост, все налажено, можете приступать, — известил молоденький агент ФБР. Как бы ни старался Джексон, дело приобретало международный характер, и контроль над всей ситуаций становился трудней. Так что привлечь помощь соответствующих специалистов было одним из разумных решений. А прослушка, в свою очередь, вынужденная мера подстраховки его задницы. — Вам помочь? — нервно сглотнув, спросил сыщик. Джексон медленно обвел взглядом идеальную фигуру девушки. Тонкая талия, широкие бедра, небольшая грудь, мягкие губы — и он растворяется в ее запахе. Клубника и ваниль. Опьяняет. Как вообще она к ним попала. Тихими шагами он приблизился к ней, так что мисс Разенграффе почувствовала обжигающие дыхание на затылке. Касание. Горячие прикосновения рук. Аккуратное движение застежки вверх. Медленно. Даже слишком медленно. Шершавыми пальцами скользят по ее спине и... исчезают... почти... — И за что вас так? — прошептал мистер Фрост, легонько дотронувшись на вырисовавшие царапины в районе лопаток, отчего девушка немного съежилась. Глубокий вдох. — Вам знакомо дело химической лаборатории Эванса? — все также шепотом проговорила она. Детектив невесомо переместил шелковистые волосы вперед, оголяя больший радиус новой монограммы. На белой кожи фиксировались красноватые шрамы, разбросанные в разные стороны. Плохо заживленные, что странно, учитывая, что их обладательница — медсестра. — Да, в 2014 году там взорвался фильтр, из-за которого произошел пожар в здании, на сколько мне известно, все сотрудники погибли от передозировки химреагентами, — ровный идеальный тон, как всегда, вызывающий тысячи мурашек на ее теле. — Я была там... — ... с отцом... — голос девушки предательски сорвался на последнем слове. Джексон почувствовал появившуюся дрожь хрупкого тела. Потерять дорогого человека, это как болезненный процесс саморазрушения, мгновенно ломающий тебя и твою жизнь. Он прекрасно разделял ее эмоции, ведь сам остался без отца. Но будучи мужчиной, достойно перенес трудности. Просто и не было другого выбора. — Мне жаль, — мгновенно выдавил Фрост, заметно отдалившись от ее кожи. Сотни шрамов. Они ведь украшают, ведь так?! — Не надо, прошу, — прохрипела Элизабет, резко развернувшись к нему и попытавшись скрыть поступившие на глаза слёзы. — Я лишь выражаю сочувствие в произошедшей ситуации, — тихонько протянул он, в надежде сгладить диалог. У каждого своя история. И мы, в вечных поисках единой истины, щуримся в прицел разума, взвешиваем в руке гарпун души. И чужие реальности, не совпадающие с нашей, летят в урну данности, хрипят в оболочке острых слов, отшлифованных логикой ли, интуицией ли, знанием ли, чувством ли... пустые, неуместные, нежизнеспособные. И глаза людей, в которых жили эти маленькие мирки затягиваются мутной тьмой и теряются в пустоте. Однажды в них вырастет новый мир, все вернется на круги своя, но пока... Улыбайся, ты в прицеле истины. Но истины ли? Нет, теории. А истина едина, но она не за, не возле, не рядом. И как это ошибочно пытаться посочувствовать эмоциям человека, когда сам не прошёл через такой же путь, ведь каждый из нас ведёт войну, о которой отказывается говорить — войну сердца и разума. — Извините, просто не терплю жалость, — выдавила блондинка, которой не хотелось раскапывать стертые из памяти моменты. — Почему же? Что плохого в этом чувстве? — близость воздействовала на окситоцин в крови юноши, из-за чего тот переставал фильтровать свою речь. — Знаете, когда вы являетесь отпрыском одно из представителей такой профессии, к вам с самого детства относятся с усердным вниманием, следят за каждым шагом, достижением, и самое худшее — при каждой оплошности напоминают о вашем происхождении. Элизабет честна перед ним. Впервые. На протяжении последних месяцев мистер Фрост постепенно снимал с неё слой за слоем. Амбиции, принципы, заносчивость, самоуверенность, злость, застенчивостью. И когда он добрался до неё, Настоящей, то увидел маленькую девочку, которая боялась верить людям, но очень нуждалась, чтобы ее любили. — Именно поэтому вы поступили в медицинский. — Абсолютно верно, мистер Фрост, — уже улыбаясь проговорила она. — Но все же, как на вас оказались эти царапины,— никак не унимался сыщик. — В момент взрыва, я сидела в приемной на первом этаже, отец должен был выйти через 15 минут, как резко отовсюду начал валить дым, я побежала к выходу, но не успела, одна из вытяжек свалилась прямо на меня. — Меня спас какой-то молодой полицейский.... А вот и... Бинго. Кровь резко ударила в мозг. Он вспомнил. Вот откуда. Так она та самая девушка, которую детектив спас из пожара несколько лет назад. В 2014 г. Новоявленный Шерлок Холмс, сразу после окончания института, был направлен на решение своего первого дело. Виновник подрыва был обнаружен на следующий день. В фильтре застряла мертвая кошка, как бы это странно не звучало, но из-за такой мелочи погибло 34 человека, в том числе и мистер Разенграффе. — Вы узнали его имя? — тревожно произнёс мистер Фрост. — К сожалению, нет. На что Джексон облегченно вздохнул. Она просто не должна знать, что это был Фрост. Как бы это эгоистично ни звучало, но нет. Ну или пока. — Хотите, наведу справки?— неожиданно для самого себя выдал сыщик. — Спасибо, — поблагодарила девушка, развернувшись в направлении лестницы. Им оставалось всего 20 минут.

Случайности не случайны.

***

Нередко наивность оказывается величайшим искусством. 01:38

— Да, представляете, когда мы только-только поженились, мой супруг притащил домой грязного, лохматого щенка....— послышался голос овдовевшей миссис Риддер, тётушки недавно убитой журналистки. — И он настолько сдружился с Конни, что, когда та уехала в колледж, скулил дня так три, — женщина неожиданно засмеялась. — Вот посмотрите, они прям как два одуванчика в траве, — не унималась женщина, буквально бросая в их сторону альбом. — Какие милые, — выдавила миссис Мартин. — Что есть - то есть. — Ну а вы как, на каком сроке, моя дорогая? — настойчиво наседала соседка. — Небольшой ещё, всего лишь 13 недели. — Оу, ну а вы, мистер Мартин, кого загадывайте, мальчика или девочку?! От чего Джексон смутился. Он никогда и не думал о таком. Все размышления ограничивались на кольце и поиске хотя бы невесты. На этом сказка и обрывалась. А что дальше, не знал даже он сам. — Извините?! — послышался хриплый мужской голос. — Ой, какой он у вас скромный, — и опять этот противный смех. — Жаль, что я уже не дождусь внуков... — Почему же?! — Вас ещё не просветили!? — усмешка. — Пару недель назад мою племянницу убили, по предположениям, Нувилиус Питч, а казался таким хорошим парнем. Будущий учёный! Ох-ох. Как я теперь жалею, что пригрела этого птенца у себя под крылышком. — Представляете, они приезжали ко мне прошлым летом, даже пожениться хотели, а тут такой инцидент! — И правда не особо красиво вышло. — Вот здесь посмотрите. Такая красивая пара была....

Запись остановилась. Тишина. Стук минутной стрелки, плавно приближавшийся к числу 2. Здесь только он и его мысли. Все гладко. Даже слишком. Такой наигранный смех. Она что-то скрывает, или не хочет говорить прямо. А если закрыть эти буквы? М, ки, па, хи

Нет. Херня какая-то.

— Вы еще не спите? — спросила блондинка, входя в его комнату. — Как видите. Ему было не до этого. Слишком сильное перенапряжение, а также доза двойного экспресса в организме, давали о себе знать. Такое ощущение, что Джереми водит их по кругу, специально не пуская ближе. — Милая женщина, правда заткнуть ее было тяжеловато, — девушка мягко приземлилась с Джексоном, занятым изучением бумаг. — Все с виду милые... — устало выдохнул молодой человек. Он просто устал. Недосып и внутреннее возбуждение крутили его органы, как какой-то аттракцион. Детектив физически не мог уже находиться рядом с мисс Разенгграффе, его переворачивало с ног на голову. И чем упорнее она сопротивлялась, тем сильнее его влекло, как пчелу на сладкий мед. — А вы обратили внимание на ее шкаф? У девушки горели глаза, будто в них плавился громадный айсберг под лучами африканского солнца. Она нарыла что-то такое, что он не заметил. Пропустил. Что-то очень важное. О чем ежесекундно хотела рассказать ему. — Да, если вы про книжки внутри, то ничего стоящего там нету. В старенькой гостиной, походивший больше на кабинет военного, у миссис Риддл стоял широкий шкаф, с кучей рухляди внутри. Джексон первым делом заострил свое внимание на нем, тихонько подглядывая и выискивая нужные произведения. Но он был заполнен какой-то дешевой фантастикой и мыльных романов в формате " и полюбила принцесса нищего". — Нет-нет, я про другое, у нее вторым рядом на пятой полки стояли книжки о "Короле Артуре", все-таки миссис Риддер плохо умеет прятать улики, зеркало на заднем фоне, отлично выдавало все содержимое этой полки, — не спеша, пересказывала студентка. Элизабет напомнила старушке племянницу, та же походка, поведение, умение держаться в странном обществе. Новая Конни. Правда замужем и другого происхождения. Но женщину это не цепляло, она хотела заполучить ее. По-хамски! Милые фразочки и двусмысленные ухмылочки лишь свидетельствовали о корыстных намерениях хозяйки. — Мне нравится ход ваших мыслей, — повторил Джек, откидывая все листы, лежавшие рядом с ним. Это всего лишь бессмысленная трата бумаги и его драгоценного времени. — Я задумалась, как это может быть взаимосвязано.. Незаметно для себя, человек начинает подгонять факты к своей теории, вместо того чтобы строить теорию на фактах. — И решила проверить направление деятельности Конни... — тянула девушка, ища нужный файл в планшете. — Продолжайте, — довольно протянул сыщик, пододвигаясь ближе к белокурой. 50 см. Ровно полметра между ними. И опять этот сладкий аромат. Он задыхался в нем. Просто падал в пропасть, стоило оказаться рядом с ней. Так глубоко, что готов помешаться. — Девушка специализировалась на древних мифах. И какая неожиданность! Половина ее диссертаций рассказывает именно о Камелоте, — заканчивая, кивнула та. — Могу я взглянуть? — Фрост ловким движение в разы сократил и на то узкое расстояние, придвинувшись в лоб - в лоб к партнёрше. — Да-да конечно! — она была уже в полном его подчинении, одурманенная и полностью невменяемая. 22.02.2020. Существует ли иерархия среди рыцарей круглого стола? "Встань на колени или умри! Слишком гордый? Может, мертвый ты принесешь больше пользы людям? — Во мне больше не осталось гордости. Все, что я сейчас сделаю, я делаю ради моих людей и Камелота, и пусть они простят меня. Это мой последний указ, как короля. Ничего не бойтесь. Ничто не вечно. Я король Артур из Камелота, я приказываю вам всем... к бою! Деритесь, как никогда! Не сдавайтесь! Никогда не сдавайтесь!" О круглом столе впервые рассказывает англо-нормандский поэт Вас около 1150 года в своих историях о короле Артуре. В это время в Европе процветало местничество — правила и нормы, разработанные в ходе формирования сословий, которые определяли ранг семьи (прежде всего, знатной) и её отдельных членов, их взаимоотношения с другими семьями при назначении на воинскую службу, административную должность, участии в официальных торжествах. Формальным выражением знатности в этой системе являлось право находиться (сидеть) как можно ближе к суверену, отсюда и происходит русское название этого явления. Среди феодалов часты были споры о месте, приводившие к тяжёлым конфликтам, вплоть до вооружённых. — Элизабет, да мы с вами имеем дело с настоящими психопатами! — вскрикнул Шерлок Холмс, перед тем как вскочить и потянуть ее за собой. Ведь частные детективы не знакомы с такой вещью, как сон. На кой он вообще нужен!?

Расследование — это цепь подозрений, нуждающихся в проверке!

Примечания:
Ау, тут кто-нибудь вообще есть?!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты