Amantes - amentes

Слэш
NC-21
В процессе
6
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написана 21 страница, 7 частей
Описание:
Действия происходят в вымышленном мире, но для понимания конструкции которого следует знать историю, культуру и религию античности. Так же присутствуют слои общества схожи с кастовой системой, принадлежность к касте тут решают стигмы на руках. Наш главный герой Дагир из самого дна общества, будучи вором от рождения с мыслями о мести становиться приближённым императора. Он решает влюбить его в себя дабы отомстить, но госпожа Судьба как всегда не предсказуема и Амур безумен. Возьмёт ли месть верх?
Посвящение:
Посвящаю эту работу всем у кого хоть раз была настоящая безвыходная ситуация.
Примечания автора:
Я постараюсь выразить своё видение этой заявки. Приветствуется позитивная критика и вопросы, если что-то не понятно, это же всё таки ориджинал. Но читая работу, просто перенеситесь в позднюю античность, смешанную с элементами фантастики и прочувствуйте весь этот тяжелый путь простого парня, который сумел добраться до верхушки и ... а слетит он с неё или же удержится, этого я тут не скажу) Главы будут выходить раз в неделю (воскресенье или понедельник). Приятного чтения!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 6 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава 7

Настройки текста

Глава 7 - Входи!       Дагир осторожно проник в комнатку, где ранее наставник впервые заговорил с ним. Кхатеп сидел за столом при свете не многочисленных свечей. Кипы бумаг и книг валялись вокруг него. Дагиру вдруг стало жутко неловко прерывать какой-то творческий процесс, но он находился в таком состоянии возвышенного духа после того как проучил их, что смахнул с себя всё смущение. Он не предпринимал ничего, пока Кхатеп не указал ему на лавку у стены. Атмосфера была слишком тихой, и только короткие черты и шарканье бумаги заполняли приятным звуком всё сознание парня. Ему не хотелось ничего говорить ни о том, что произошло ранее в классе ни о побоище в бане. Разве он и так не в курсе, если так поступают со всеми новоприбывшими. Запах грубой бумаги и воска, смешавшись воедино, напоминали о храме Фемиды, где проводил часы своей юности Дагир. Ему вдруг захотелось там очутиться, обнять старика отца и помочь ему с приподношениями или уборкой помещения. Даже будь там та странная женщина. Как только Дагир вспомнил о прекрасной богине, взгляд его приземлился на собственных руках. Отблеск свечи трепал непривычные узоры. Неужели что-то действительно меняется из-за стигм? Нет. Он мыслит так, как и раньше, его убеждения всё те же, его цели всё те же. Разве что окружение изменилось, и Дагир пока не решил в лучшую ли сторону. - Это ты сделал? – Кхатеп не поднимал глаз от письма, но, одним словом заставил замертво приклеить взгляд юноши к себе. - О чём вы? - Ты думаешь, я не знаю, что обычно бывает с новоприбывшими в первый же день? Их ненавидят, поливают грязью, смешивают с землей. Хуже всего, когда они ещё и умны и притягательны, а у тебя с этим проблем нет. Не знаю хорошо ли это для тебя, но то что ты сделал, может иметь лишь два варианта развития событий, - мужчина поднялся и приблизился к парню, оценивая какие-то бумаги на ходу. - Либо они зауважают тебя и будут бояться, что случается довольно редко, либо ты станешь новой жертвой всеобщих насмешек и в лучшем случае умрёшь на каких-то играх от рук первого же противника.       Он возвысился над Дагиром. Величественная фигура, он мог бы с легкостью сойти за могущественного правителя, такое спокойное и приятное лицо исказилось в недовольной гримасе. Он ждал, ждал ответа и Дагир понял, что дальнейшее развитие событий зависит от его слов. Как в театре. Так вот что это значит. Вся его жизнь здесь это всего лишь роль, что он должен играть. Никому не показывать настоящего себя. Как он должен сейчас ответить? Лучше просто проверить. - Я не позволю им так поступить со мной. Боль, пронзила щеку. Кожа сразу начала саднить из-за нового удара, по ещё незажившим вечерним синякам. Он посмел поднять на Дагира руку. Значит это в полномочиях наставника. - Ты солгал. Я не верю лгунам. Ты хочешь быть тем великаном, что возвышается над простыми смертными?! Тогда приготовься страдать. Много страдать – Кхатеп высказал всё, как будто он писал на той бумаге: чётко, быстро и внушительно. Он наклонился к Дагиру так, что их лица были в сантиметрах друг от друга. Глаза нашли своё место в чужих. Дагир держался из последних сил. Ему казалось он, уже достаточно настрадался сегодня. Пока Кхатеп не произнёс: - Я научу тебя всему: писать, выживать, страдать, любить и сдерживаться. А теперь ты заслужил хорошее наказание за то, что поступил опрометчиво. Снимай стопу и ложись животом на лавку. Дагир поступил, как ему и было приказано. Пусть говорит, что ему захочется, парень не намерен терять доверие этого мужчины и своё место здесь, а возможность добраться до корня всего этого зла, уж подавно. Ладно, хочет чтобы он был послушным мальчиком, он будет, он вытерпит всё: унижения, рабство, прихоти, надругательства. Он не сдаться, не затем он родился, не затем он прошёл через всё это. Первый удар пришёлся по пояснице. Он был не сильным, но пронзил всё тело. - Ты умный и за это будешь страдать. Ещё удар, посильнее. - Потому что живёшь в мире грубых и неотесанных тупиц. Ты изобретательный, и за это тоже будешь страдать. Он ударил ещё раз, чуть выше по лопаткам. Боль была ещё терпима, но Дагир понимал, что пара этих нещадных рук, хуже, чем все те, что трогали его тем вечером. Потому что он доверился ему. Пускай и не полностью, пускай только для роли, но ему стало больно, по-настоящему больно. После третьего удара слезы начали собираться в уголках глаз. - Ты красивый, и за это ты будешь страдать. Ты опрометчивый и за это ты тоже будешь страдать. А что было бы, если бы ты действительно учинил пожар? Что было бы с тобой, с твоим прекрасным израненным телом, они бы тебя просто съели, если не избили бы до смерти. То, что я даю тебе сейчас это лишь предупреждение, мягкое наставление, скажем так.       Дагир молчал, он не мог открыть рот, потому что боялся выдать себя криками. Он привык к такого рода наказаниям, но не ожидал получить их от человека, что «спас» его. После шестого удара Кхатеп отстранился и через некоторое время, на спину опустились мягкие руки. Они саднили, обволакивая приятным холодом, раны. Оба мужчины молчали. Это умиротворение было не долгим, но Дагир чувствовал, как с легкостью проваливается в сон. Когда так случалось, руки наставника находили новые нетронутые места и смазывали их приятным ароматом. - На сегодня с тебя, пожалуй, хватит. Дагир поднялся на коленях и, втягивая застывшие слёзы, хотел взглянуть в глаза, такие красивые ранее кристально чистые глаза. Они были всё такими же привлекательными. Что-то в его чертах заставило Дагира засомневаться, что только что этот человек выпорол из него всю душу. А теперь он мягко поглаживает волосы этой большой рукой. Кхатепу определённо нравились волосы Дагира. Несмотря на небольшую разницу в возрасте, возможно в десять лет, он выглядел в глазах подопечного настоящим мудрым человеком, описание наставника определённо подходило ему. И как нельзя лучше, то, как Дагир себя чувствовал рядом с ним. Да, было больно, но всё это испарилось в секунду, когда их губы соприкоснулись. Это было настолько природное ощущение, что Дагир перестал думать и дал своему вечно занятому мозгу минутную передышку. Ощущение чужих прикосновений, чувство чужих трепещущих губ вызывало то, что ранее Дагир пытался отнести подальше от себя. Аромат масла наводнил его уши и закрался в самое сознание. Парень ещё не раз почувствует его. Это было легко, словно полёт бабочки, детское приятное воспоминание, звук ветра в позеленевшей листве и прохлада весеннего лесного ручья. Всё смешалось воедино на его губах, в его ушах, в его запахах.       Дагир проникал сквозь тьму коридоров. Кристально чистый и наполненный новыми ощущениями. В голове звучали фразы, сказанные Кхатепом в этот вечер. Наставления смешались с тем, чему он учил его позже. Стилус всё непослушно крутился в пальцах Дагира, что не были приспособлены к держанию утонченной палочки. Но Кхатеп настаивал на том что, в конце концов, всё получиться, ведь у Дагира по его словам очень редкие красивые руки. Да, ему это уже говорили и не раз. Вот только парень не чувствовал что это его руки после того как убил ими лучшего друга. Убил предателя. Эти руки должны теперь ублажать господ, чеканить красивые слова на вощаных досках, а если он будет делать определённый успехи, Кхатеп обещал дать настоящую бумагу и чернила!       Звуки ночи наводнили юношу, пока его ступни глухо били плиты. Теперь его обули как всех приличных граждан империи и сказать, что он чувствовал себя комфортно в этих сандалах и чертовых ремнях, было очень трудно. Дагир немного задержался на открытой части мансарды. Скоро уже он зайдёт в огромный зал, где положено спать всем учащимся. И он опоздает, ведь уже давно за полночь. Если так он будет долго заниматься у Кхатепа каждый вечер, они начнут что-то подозревать, а другие его ученики и то хуже будут ревновать его. Тогда проблем не оберешься, подумал Дагир и свернул по направлению к огромной темной двери.       Он оказался внутри зала, где все мирно спали возле стен. По две стороны от центрального прохода лежали тела. Кто на полу, кто на сене, а у кого и вовсе были подстелены какие-то тряпки. Дагир медленно и тихо, будто хищник подкрадется к своей жертве, пробирался к самому дальнему углу зала, где его зоркий ночной глаз уловил свободное местечко. Ему чудилось всё что угодно под покровом ночи. Что эти бездыханные, умиротворённые тела – все его подданные, а он величаво выступает посреди них, точно справедливый император возвратился в родной город после жестокой битвы. Он вдыхает запах победы, вперемешку с удушением и ароматическими маслами. Свежесть июльской ночи придаёт прохлады и огромные окна, освещают небесно святой ореол вокруг головы. Кто бы подумал, что простой парниша вор может быть настолько романтичен. Хотя почему это простой. Все верят, что он не тот, кем кажется, даже сама богиня. Пора бы уже знать себе цену. Но стоит Дагиру моргнуть и все его радостные подданные в миг превращаются в убитых, хаотично разбросанных по полю воинов. И только он шагает посреди них, как последний выживший. Как герой, что будет вечно страдать. Так в размышлениях он добрался до своей койки и как нельзя тише приземлился на застеленное сено. Стараясь меньше шуршать и привлекать к себе внимание, Дагир просто лежал там, уставившись в потолок. Белый, без росписей, без историй и ему вдруг захотелось написать там собственную. - Пссс. Не спишь? Дагир повернул голову в сторону голоса. По правую руку от него у самой стены лежал парень. Из-за темноты он не мог хорошо разглядеть черты его лица, но то, что удалось заметить, было довольно приятным. Тёмноватые волосы, кругленькие глаза, как у щенка. Он довольно милый, но вот поза, в которой находился тот парень странная, несуразная и скорее всего больная. - Не могу уснуть, - коротким шепотом ответил Дагир. - Это нормально, для новеньких. Со мной было то же самое. Они посчитали меня хиленьким и слишком неуклюжим. Так что чуть не утопили. - Пытаешься сказать, что мне ещё повезло? - По крайней мере у тебя красивое тело, - последнее слово утонуло в его движениях, когда тот поворачивался с левой стороны на спину, - в отличии от некоторых. Меня привезли с рабского рынка на юге. Я иностранец, понимаешь, кому нужен раб, что не умеет нормально работать. Я иногда спрашиваю себя, что я тут делаю, а ты можешь добиться чего хочешь. - Тебя ведь тоже сюда взяли не из-за экзотической внешности. Знаешь, в теле есть одна вещь, которая может определить твою судьбу. - Стигмы да? Они точно мне всё уже предрешили, - парень тяжело вздохнул и безысходно поднял голову к потолку как Дагир. - Нет. Я говорил о сердце.
Примечания:
как вам эта часть? Разве вам сложно нажать на "жду продолжения"? Вам пустяк - мне приятно.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты