Прогульщик +204

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Noblesse

Основные персонажи:
Кадис Этрама Ди Рейзел (Рей, Мастер, Noblesse), М-21
Пэйринг:
М-21/Рей
Рейтинг:
R
Жанры:
PWP
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Во время урока в школе они просто немного решили забыть о реальности.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Огромное спасибо боевому магу *____*
Хы, ну и в качестве предупреждения: ООС, штампы и прочая прелесть xDDD
25 июня 2013, 23:14
Звонок на урок прозвенел, и М-21 неторопливо достал из кармана пачку сигарет. Её он отобрал ещё вчера у одного из учеников, но не выбросил, как обычно, а зачем-то сунул в карман. Теперь вот пригодилось.
– Ты куришь? – удивлённо посмотрел на того Тао, отвлёкшись от ноутбука.
– Нет, – дёрнул плечом М-21. – Просто любопытно, что они находят в этой гадости.
– А-а, – протянул потерявший интерес Тао и вернулся к своей игрушке. Судя по многочисленным кодам на экране, хакер явно занимался чем-то противозаконным.
Дым был горьким и неприятным, но полуоборотень намеренно задерживал его подольше во рту, медленно выдыхая, когда скапливалась вязкая слюна. А колечки не получались, да он, впрочем, особо и не старался.
– Пойду, прогуляюсь по школе, – затушив окурок, он бросил его в стоявшую рядом урну. Бережёного, как известно, кто-то наверху хранит, а попадаться Франкенштейну не хотелось. Вряд ли тот будет что-то говорить про курение, но вот разбросанных окурков точно не потерпит.
– Угу, – машинально отозвался Тао, увлечённо строча по клавиатуре. Убедившись, что ни Такео, пытавшийся расчесать запутавшиеся от ветра волосы, ни Тао за ним не пойдут и искать не будут, М-21 неторопливо направился к школе.
Найти место без камер ему удалось давно, но раньше он не придавал этому значения. Кто же знал, что однажды оно понадобится, да ещё для таких целей?
Никому ненужная кладовка, куда не заглядывали по меньшей мере год, не привлекла и Тао. Зато она была достаточно большой, чтобы в ней вместились двое, но в тоже время лишнего пространства там не наблюдалось. На всякий случай посмотрев по сторонам, полуоборотень скользнул внутрь, плотно закрыв за собой дверь.
Свет не включался, но глаза модифицированного и без того прекрасно различали обстановку кладовки. Пыли не было, об этом он позаботился ещё вчера вечером, специально заглянув во время прогулки в школу. Не объяснять же потом, что это за паутина у него в волосах, и где он такую откопал.
– Ты пришёл, – негромкий голос Рейзела раздался неожиданно, и М-21 вздрогнул. Он не заметил Ноблесс, хотя тот в своей белой форме выделялся даже в темноте.
– Я же обещал, – хмыкнул полуоборотень, небрежным жестом расслабляя узел галстука. Поймав едва заметную улыбку в ответ, он шагнул вперёд, сокращая расстояние между ними до минимума. – И от своих слов не отступаюсь.
Рейзел кивнул и протянул руку вперёд, но М-21 мгновенно её перехватил: осторожно, скорее обозначивая захват, чем в действительности сдерживая. Поднеся ладонь к своему лицу, он прикоснулся губами к запястью и тихо, зная, что услышат, произнёс:
– Вы обещали, что всё будет по моим правилам.
Даже несмотря на то, что он собирался сделать, полуоборотень не мог называть Ноблесс на «ты». Ведь единожды позволив себе, потом он мог забыться и ляпнуть что-нибудь не то. Конечно, это вряд ли произойдёт, но рисковать М-21 не хотел. Многолетняя привычка всё скрывать давала о себе знать, хоть это и вызывало у Рейзела печаль.
– Хорошо.
От одного слова, сказанного таким спокойным тоном, у М-21 перехватило дыхание. Ему позволили делать всё, что придёт в голову, и от того, что Ноблесс не будет его останавливать, пересохло в горле.
С трудом сглотнув, полуоборотень ещё раз коснулся губами запястья, а потом, потянув Рея на себя, прижался всем телом. От выдоха, этого почти-касания в шею, Ноблесс вздрогнул, пытаясь оставаться на месте. Рею хотелось потянуться вперёд, чтобы его коснулись уже по-настоящему, а не просто дразня. М-21 же, улыбнувшись, неторопливо провёл носом вверх, зарываясь в волосы над ухом и вдыхая чужой запах.
Руки его тем временем медленно скользили по спине, сначала с силой вверх, по лопаткам, широко обхватывая ладонью, а потом вниз, легко-легко, едва касаясь пальцами позвоночника. И даже сквозь одежду такой контакт сбивал дыхание, и Рею пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, возвращая себе потерянный на мгновение контроль.
Пиджак мешал, и М-21, машинально отбросив его в сторону, наконец-то провёл ладонями по груди. Но этого было мало, и проследив краем взгляда, чтобы белоснежная вещь не упала на пол, а куда нужно, он вернулся к Кадису, неожиданно резко наклонившись к шее и прикусив светлую кожу.
Рей выдохнул громче, чем обычно, но остался стоять на месте, хотя руками опять попытался обнять полуоборотня. Тот мгновенно перехватил их, прижимая запястья к стене, и оторвался от шеи, подняв на Ноблесс блестевшие глаза. Он знал, что от засосов не останется и следа уже через десять минут, и это развязывало ему руки. Он мог не беспокоиться, что их выдадут метки, расставленные везде, куда он мог дотянуться, дорвавшись наконец-то до Рея.
Рейзел покорно запрокидывал голову, подставляясь под жалящие поцелуи. Невозможность прикоснуться в ответ делала любое прикосновение к себе ещё острее, и Ноблесс пытался не думать о том, откуда это знал М-21. А тот не отрывался, словно вампир, добравшийся до жертвы, и от его горячих ладоней на запястьях Рея бросало в жар.
Изловчившись, Ноблесс кончиками пальцев всё же умудрился погладить державшие его руки. М-21 вздрогнул и мгновенно вскинул голову, с лёгкой укоризной глядя в ответ. Но Рей встретил его взгляд безмятежной улыбкой, словно он ничего не делал.
Поцелуй ожёг губы горечью, в которой Кадис не без труда распознал сигареты. Это настолько не походило на М-21 и в то же время было так на него похоже, что Рей терялся от этого диссонанса. Только и оставалось, что отвечать, сначала немного неловко, словно боясь, что за инициативу на него наложат ещё какое-нибудь ограничение.
Эта смена ролей, когда вместо привычной вседозволенности, скованной лишь собственными представлениями о морали, он внезапно оказался ведомым, кружила голову, заставляя забывать о реальности. Боль, в последнее время грызшая тело, отступила, удивлённая. Её место занимало наслаждение, которое так щедро сейчас дарил М-21, не думая о себе.
– Ты не торопишься, – выдохнул Рей, когда полуоборотень наконец-то начал развязывать на нём галстук. Белоснежная ткань скользнула вниз, и М-21 едва успел её поймать, чтобы не запачкать.
– Могу ускориться, – насмешливо шепнул полуоборотень в ответ прямо в губы, и очередной поцелуй на время просто отодвинул реальность в сторону, заставив забыть обо всём. Ноблесс с восторгом пил чужое горькое дыхание, послушно выгибался, когда по его телу начали беспорядочно шарить ловкие руки.
– Зачем ты курил?
– Ну, мы же обжимаемся, как школьники, в кладовке, надо соблюдать образ, – губы М-21 скользнули вниз, к ключице, слегка прихватывая кожу. После жадных прикосновений такой лёгкий жест, словно касание ветра, заставил Рея вздрогнуть. Он коротко застонал и всё же вцепился в плечи полуоборотня, как в опору. Голова приятно кружилась, по телу разливалось долгожданное тепло. М-21 осторожно коснулся губами уха и тихо, словно на контрасте с прежним звуком, прошептал:
– Тшш, нас же услышат.
А потом просто зажал рот Рея ладонью, втянув в рот мочку уха в месте с застёжкой серьги. Ноблесс снова застонал, и звук дрожью отозвался в теле М-21, но ладонь на губах мешала и он покорно расслабился, скользнув пальцами по шее полуоборотня.
М-21, перестав играться с серёжкой, неожиданно соскользнул вниз, встав на колени, у Кадиса перехватило дыхание. Руки полуоборотня с силой легли на бёдра, и Ноблесс в очередной раз встряхнуло. Он так и не отпустил М-21, всё держался за него, не доверяя своим ногам. Полуоборотень же, нахально улыбнувшись, как мог только он, потёрся носом о пах Кадиса, прекрасно осознавая какая реакция последует за его действиями. Сам же он уловил почти незаметный, но такой узнаваемый запах тела Ноблесс, пробивавшийся даже сквозь одежду, и от этого немного кружилась голова. Рей судорожно вздохнул и слегка толкнулся бёдрами вперёд, намекая, что можно и поторопиться. От желания мысли путались, и хотелось только одного, чтобы он наконец-то, хоть как-то, но начал действовать.
Когда М-21 провёл рукой по члену Ноблесс, того мелко затрясло. Пришлось на мгновение закрыть глаза и попытаться подавить шумный выдох. Но ничего из этого не вышло, и вырвавшийся вздох отозвался мелкой дрожью по телу полуоборотня, после чего он перешёл к более решительным действиям. Он приблизился, лизнул головку и резко, без перехода, взял в рот, позволяя члену проскользнуть так глубоко, насколько позволяла глотка. Рей, не выдержав, вцепился в серые жёсткие волосы М-21, этим приводя себя хоть немного в чувство. Хотелось, чтобы тот не останавливался, но модифицированный словно издевался, медленно выпуская член изо рта. А затем так же неторопливо заглатывал обратно, слегка сдавливая губами.
– Быстрее… – всё, что смог выдавить Рей отказывавшим голосом.
От этого выдоха-полустона, так непохожего на обычную размеренную речь Кадиса у М-21 окончательно сорвало тормоза. Он уже не думал о том, что надо бы продлить удовольствие, не торопиться; осталось лишь одно желание – удовлетворить чужое, заставить Ноблесс кончить как можно быстрее.
И полуоборотень ускорился, облизывал головку, одновременно лаская член рукой. Свободной ладонью он придерживал Рея за бёдра, чтобы тот не толкался ему в рот и не сбивал с ритма. Тот же отчаянно цеплялся в волосы, пытался восстановить дыхание, но то и дело забывал, как дышать. Удовольствие вихрем проносилось по телу, прогоняя всё постороннее: боль, усталость, равнодушие, оставляя только тепло и желание. Ноблесс чувствовал, что вот-вот готов сорваться, и потому прикрыл глаза, ведь теперь хотелось растянуть эти мгновения, отодвинуть концовку на потом. Иначе вид растрёпанного М-21, рвал и без того нестабильное сознание, заставляя забыть обо всём.
– Хватит… – одним выдохом, ощущая, что тело всё ещё трясёт мелкой дрожью, и ведь ещё пару движений… – Ты…
М-21 выпустил стоявший член и расфокусированным взглядом посмотрел на Рея. Тот молча потянул за волосы вверх, прося подняться с коленей, и полуоборотень, встряхнувшись, понял это. Вскочив на ноги, словно собственное возбуждение ему ничуть не мешало, он правой рукой притянул к себе Ноблесс, жёстко целуя подставленные губы. Почти кусая, подавляя любое сопротивление, делая так, что Кадис забыл, как дышать. И тот шумно выдыхал, выгибался от ладоней на своей пояснице, прижимаясь так близко, что от малейшего трения о ткань его вело. И смутное, с трудом пробившееся до сознания понимание того, что на форме М-21 останутся потом следы, делало всё происходящее более острым, ярким. Удовлетворяющим.
Левой рукой М-21 продолжал ласкать Ноблесс, зная, что тот вот-вот кончит. Он обещал себе, что сегодняшний раз будет чисто ради довольствия Рея, но не выдержал, прижался пахом к слегка отставленной ноге, двигая бёдрами в такт своей руке. И Рей мгновенно, словно того и ждал, сильнее выдвинул ногу, не желая думать только о себе. Его сила, покорная, подчинявшаяся каждому не то, что слову – мысли, вдруг зажила собственной жизнью. И прошла сквозь их тела, словно они были два проводника, усилив и без того яркие ощущения. Рей снова застонал, ещё и от того, как исказилось лицо полуоборотня в накатившем наслаждении.
Поцелуй заглушил возгласы обоих, когда оргазм накрыл их с головой. М-21 уткнулся носом в плечо Рея, пытаясь справиться с ватными ногами. И ведь полуоборотень почти не касался себя, хватило лишь поцелуев да ответной дрожи, когда Ноблесс выгнуло в накатившем удовольствии.
Кадис наконец-то вспомнил, что нужно вдохнуть хоть глоток воздуха, и немного неловко прикоснулся губами к мокрому виску М-21, таким простым жестом пытаясь выразить всё, что он сейчас чувствовал: благодарность за наслаждение, за поддержку, за отсрочку от боли, которая потом обязательно нагрянет. И ещё ему было хорошо от того, что он тоже смог хоть что-то сделать, пусть не касаясь, но смог. И удовольствие было разделено на двоих, а не только для одного, как был уговор. Да, боль придёт, но это будет после, а сейчас ему было хорошо, и человек, подаривший ему эти мгновения, тоже не остался обделённым, а значит…
– Угу, – хмыкнул М-21 в ответ на безмолвный монолог Рея и поднял голову, глядя прямо в глаза. – Значит, всё хорошо.
Кадис позволил губам разойтись в улыбке, греясь в лучах такого незнакомого, но близкого понимания. Когда слова уже практически и не нужны.
– Нас не хватятся?
– До конца урока ещё есть время, – деловито отозвался М-21, отлепляясь от Ноблесс и чистой рукой ища в карманах влажные салфетки. До туалета ещё дойти надо будет, а не выйдешь же в таком виде в коридор, где можно напороться на каких-нибудь учеников или учителей. А ещё камеры…
– Хорошо.
Один долгий взгляд друг на друга, чтобы сохранить картинку в памяти. Ещё одна маленькая веха, приятное воспоминание, такое редкое для обоих. М-21 довольно ухмыльнулся, любуясь раскрасневшимся Кадисом, одежда на котором была в явном беспорядке.
– Прекрати.
– Зря, тут есть на что посмотреть.
Рей только и смог, что укоризненно покачать головой, скрывая собственное смущение. От этих слов снова стало тепло. И до конца дня, когда они уже разошлись каждый по своим делам, выполняя привычные роли, всего несколько слов грели его, не позволяя боли приблизиться и захватить сознание.
И Ноблесс был благодарен за это.