Иначе

Слэш
PG-13
В процессе
41
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 33 страницы, 9 частей
Описание:
Представим, что всё иначе: в мире нет гомофобии, и семья - это не только МплюсЖ, но и куча разных вариантов, и никого это не смущает. Андрей и Миша здесь - обычная семья: любят, иногда ругаются, мирятся, шутят друг над другом и усыновляют детей. Повседневность без особых происшествий)
Посвящение:
Месяцу гордости)
Примечания автора:
Пишу в честь Месяца гордости.
А ещё надоело, что они должны преодолевать препятствия, чтобы быть вместе (гспди, ржу, они у меня: умирали и воскресали; учились в семинарии и художке; встречались с двойниками; воевали в Гражданской войне; были голосовым помощником; ставили ёлку; встречались с ведьмаком; насильно сочетались браком; связывали верёвками и пороли ремнём и даже пережили апокалипсис и трахнулись в защитном костюме))). Могут они хоть раз пожить нормальной обычной человеческой жизнью?) И я вместе с ними.

!В тексте возможно использование феминитивов (у кого полыхает от учёной, писательницы и музыкантки - не ходите туда)!
Название может измениться в процессе. Думаю, это будет ленивый и длинный текст)
Сначала это здесь:
https://t.me/m_v_s_r
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
41 Нравится 48 Отзывы 7 В сборник Скачать

3

Настройки текста
Андрей забыл свою кружку в ванной. Забежал на секундочку по пустячному делу, держа её в руке, а потом забыл. Именно поэтому он сейчас стоял, зажатый между своим мужем и кухонным столом, и увлечённо целовал этого самого мужа, не обращая внимания на скользящую под пальцами пену на Мишиной недобритой щеке. В благодарность за спасение кружки. — Я бы предпочла этого не видеть, — донеслось со стороны двери. Вздрогнув от неожиданности, они отпрыгнули друг от друга. — Ксеня?!. — Папы, ну и лица у вас! — захихикала Ксюша. — Может, если попросить сейчас собаку, вы согласитесь? — Ты не так много видела, чтобы просить собаку, — ляпнул Мишка. Андрей рассмеялся: — Но благодаря папе у тебя есть все шансы слишком много услышать! Этим утром они оставили занявшую половину кровати дочь сладко сопеть в одиночестве и, лениво целуясь в ванной после некоторых, довольно приятных занятий, решили, что из-за вчерашнего происшествия им лучше отменить свои планы и провести воскресенье дома. Чем привели в восторг проснувшуюся Ксюшу. Пара минут уговоров и невинного хлопанья пушистыми ресницами («А давайте найдём ту книгу рецептов и штуки для выпечки, которые нам дарили на Новый год, и попробуем что-нибудь испечь? Ну пожаааалуйста!») — и вот уже Миша уныло собирается в магазин за ингредиентами для торта. — Пааап, не оттягивай неизбежное, за продуктами идти всё равно придётся, — заметила Ксюша. Изображая бесконечные страдания и почёсывая засыхающую пену на щеке, Мишка побрёл в ванную. Ксюша открыла холодильник. — Родительские угрызения совести — лучшие друзья детей, — заговорила она, выискивая йогурт на полках, и добавила, уже вынырнув обратно: — Думаю, мне всё-таки стоило попросить собаку. * Ксюша застала родителей в прихожей. Миша пришёл с пакетами еды, и они оба, глупо хихикая, смотрели в один из этих пакетов. — Что у вас там? —заинтересовалась Ксюша. — Сгущёнка, — довольно ответил Миша. — И почему вы ей так радуетесь? — Варить будем. — Сгущёнку? — Ага. В банке. Увидишь потом. — Не уверена, что хочу это видеть. — Тебе же нравятся всякие опыты, — сказал ей Горшок, скидывая ботинки. — Только когда они не опасны для жизни, па. Когда Мишка переоделся и пришёл на кухню, Андрей заканчивал разбирать сумки, а Ксюша внимательно изучала книгу рецептов. — Что печь будем, па? — спросила она. Андрей грохнул на стол тяжёлый пакет муки: — Там нет такого, чтоб закинул в миску всё сразу, перемешал и в духовку? — Это же скучно, па! — О! — радостно ткнул в книгу пальцем Мишка. — Этот хочу! — Почему именно этот? — уточнила Ксюша. — Название понравилось. «Захер»! — Кто?! — удивился Андрей. — «Захер». Сам посмотри! Андрей заглянул в книгу и рассмеялся: — Чего сидишь тогда? Давай браться «Захер»! Ксюша закатила глаза: — Боже, папы, как я вообще с вами живу?! И тут написано, что нужен абрикосовый джем. — Джема нет, — ответил Андрей. — Да и похер, есть варенье, — сказал ему Мишка. — Тебе похер на «Захер»? — Паааааапыыыыы! Давайте уже испечём что-нибудь, пусть и с вареньем! — Давай. — Мишка забрал у Ксюши книгу. — Но сначала поставим сгущёнку. — Папы, может, не надо? — Надо, Ксеня, надо! Вода кипела в кастрюле с банкой сгущёнки. На кухне царил хаос. Спрятавшись за стульями, Мишка и радостно визжащая Ксюша отстреливались шариками из шоколадной обёртки, пока Андрей, зловеще хохоча, тряс над ними ситом с остатками муки. — Папа седой! — смеялась Ксюша и смахивала с Мишиных волос мучную пыль. А потом они растапливали шоколад, по очереди мешали его лопаткой и так часто пробовали, что пришлось добавить ещё. — Шоколад почти готов, — сказал Мишка. — Андрюх, займёшься яйцами? Весело глядя на мужа, Князь вскинул бровь: — Миш, не при ребёнке же! Зазвонил телефон, и Ксюша оставила хихикающих как подростки родителей, чтобы ответить. Звонил Дима. — Как дела? — спросил он. — Хорошо. Печём с папами торт. — М. Веселитесь? — Ага. Особенно папы. Уверена, что, пока я с тобой разговариваю, они там обнимаются, или что-нибудь в этом роде, — усмехнулась Ксюша. — Мить, ты никогда не звонишь, чтобы спросить, как дела. Дима посопел в трубку: — Мамы ругаются. — О. Сильно? — По-моему, да. Ася говорила со старой знакомой, ну, знаешь, «из прошлого». И теперь они ругаются с Мариной. — Ох. Мне жаль, — вздохнула Ксюша. — У всех родителей есть прошлое, да, Дим? Такое, прооошлое. Которое заставляет их грустить. — Наверное. Думаю, когда мы постареем, у нас тоже будет прооошлое. — Не хочу. Кажется, оно может заставить делать дурацкие вещи. — Я должен помочь своим мамам, Ксю. — Если тебе нужно, то я с тобой, Мить. На кухне громко и пугающе хлопнуло, послышались ругательства, и Ксюша свернула разговор: — Мне надо бежать! Поговорим об этом в школе, ладно? Горшок, матерясь сквозь зубы, выбрасывал в мусорное ведро взорвавшуюся банку. Князь, уперев руки в бока, осматривал пятна сгущёнки на стене и потолке: — Ого, — сказала Ксюша, — вот это да! — Нам тоже нравится, — пробормотал Андрей. — Захер мы вообще её варили? —спросил Мишка. — Надо было «Захером» обойтись. — Это ты предложил, — напомнил Андрей. — А ты не сопротивлялся. — И что теперь? — загрустила Ксюша. — Убираться? Андрей притянул её к себе, поцеловал густые кудри: — Давайте доделаем торт. — И пойдём в приставку играть! — добавил Мишка. — Да, — согласился с ним Андрей, и Ксюша увидела, что они улыбаются друг другу. — И пойдём играть в приставку. * Перед сном, когда родители пришли пожелать ей спокойной ночи, Ксюша спросила у них, кутаясь в одеяло: — Па... А у вас любовь? Они переглянулись в свете ночника. — Любовь. — Андрей натянул дочери одеяло до ушей. — А как иначе? — Это ведь навсегда? Они переглянулись снова. — Конечно, Ксеня, — ответил Миша. — Конечно, навсегда. Спокойной ночи. — Спокойной ночи, па. И они ушли, прикрыв за собой дверь. Где-то на кухне засыхала разлетевшаяся сгущёнка. В соседней комнате тихо зазвучала гитара. Ксюша улыбнулась и сонно прикрыла глаза.
Примечания:
Торт «Захер» существует), вот он:
https://chadeyka.livejournal.com/268414.html
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты