Двуемирие

Слэш
NC-17
В процессе
5
Размер:
планируется Макси, написано 138 страниц, 28 частей
Описание:
Мэттью и Доминик - обычные школьники и переживают на данный момент лишь за создание собственной группы. Но все меняется, когда однажды Мэтт по приходу домой встречает самого себя, но старше на десяток лет. Оказывается, в другом мире полыхают огни революции, и по воле судьбы, Мэтт-младший попадает в эпицентр восстания, где выживать ему придется самому. В это время, Баллами-старший вынужден одновременно решать и проблемы копии и пытаться вернуться в свой мир.
Посвящение:
Всем фанатам Muse
Примечания автора:
Мой первый серьезный фанфик, так что, пожалуйста, по-мягче. В моем творении все очень нестабильно, поэтому, прошу, читать внимательно и держать в уме события прошлых глав. Финал все расставит по местам.
В награду вас ждёт множество ярких миров, написанных под впечатлением от альбомов, совместно с множеством отсылок к биографии самой группы.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 10 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава XXII

Настройки текста
Примечания:
продолжаем бороздить миры.
Другое измерение. — Что это было?! — Мэтью резко открыл дверь, буквально врываясь в комнату и прожигая друга взглядом ярко голубых, разъяренных глаз, — почему ты не дал мне, взять его в плен?! Почему защитил? — Доминик только и успевал, что открывать и закрывать рот, пока Беллами продолжал наступать. В итоге просто загнав Ховарда в угол от чего тот почувствовал, как сердце ушло куда-то вниз, больно ударившись об пол, — Ты хоть понимаешь, как опасно оставлять его на свободе! Ты просто…- Мэтт на секунду замолчал, громко выпустив воздух из легких, явно пытаясь успокоиться. — Пойми, это было необходимо, я уже поговорил с ним и сообщил ему, чтобы он перестал играть с нами в свои игры, и нам выгодно иметь такого союзника, а не пленника, — Доминик с некой надеждой на понимание, посмотрел на Беллами, — так нужно, я тоже хочу, чтобы все получилось. — Мэтт некоторое время просто продолжал молчать, отведя взгляд. — Он не надежен, с такими как он можно добиться верности только с помощью какой-либо сделки или договоренности, — от этих слов Ховард нервно прикусил губу и глубоко вздохнул «может сказать ему сейчас? Нет, еще слишком рано, но…потом может быть поздно.» — Я уверен, все будет нормально. — Мэтью снова кинул раздраженный и немного уставший взгляд. — Ты вот всегда такой уверенный, хотя, как по мне, сейчас нельзя быть уверенным ни в чем, — медленно отойдя к двери, Беллами вышел из комнаты и как только это произошло, Доминик со стоном сел на край кровати. Портить отношения сейчас было верхом глупости, наоборот, им нужно держаться вместе, но события с каждым разом все сильнее создавали трещины. «Ты должен сказать!» подсказывало сознание. И уже через двадцать минут, Ховард шел по коридорам, прислушиваясь к шумящим бумагам и тихо переговаривающимся людям, стараясь услышать знакомый голос. Но вместо этого на улице буквально в паре сотен метров раздался скрежет колес и звуки полицейской сирены. Работники находившееся в здании, начали быстро собираться и попытались выйти через черный ход, но там их ждала неудача, так как за окном маячили красно-синие сигналы, а вскоре и вовсе послышался немного искаженный голос. — Это полиция! Вы окружены, попрошу сдать оружие и выйти с поднятыми руками! — Доминик вздрогнул, когда совсем рядом, Мэтью уже что-то успел указать, и слушающий его паренек, буквально в следующие мгновение активно закивал и с немного странной улыбкой, нажал пару кнопок. Только Ховард хотел спросить, что все это значит, как Беллами быстрыми шагами направился к выходу. — Мэтт! — Доминик кинулся вперед, хватая того за рукав кофты, на что Мэтью поднес указательный палец к своим губам и выдернув руку, продолжил свой путь. Еще через секунду тот уже со скрежетом открывал дверь и с гордо поднятой головой, вышел к машинам, поднимая руки вверх. — Где все остальные? — Они не выйдут, — Беллами спокойно пожал плечами, как будто это не он стоял на прицеле, — поэтому я советую вам уйти по-хорошему. Полицейский усмехнулся, но оружие не отпустил. — с какой это кстати? — я весьма недружелюбный хозяин и чужих гостей не жалую. Так что, боюсь, мы не сдадим оружие и не сдадимся сами, и вы вернетесь домой…убирайтесь, — Мэтью сказал, это с такой интонацией, от которой мужчина, сильно поморщившись, вышел чуть вперёд, явно сдерживая парочку едких комментариев. — На счет три, я выстрелю тебе в твою наглую гримасу, и она некрасиво растечется по полу, так что-либо тащи сюда свою задницу, либо будь готов к последствиям, — Беллами даже бровью не повел, продолжая стоять на месте, а у Ховарда сердце остановилось и кровь застыла в жилах, голова и вовсе пошла кругом. — Раз…два… — полицейский с подозрением осмотрелся по сторонам и не заметив ничего и никого подозрительного, поднял пистолет на уровне глаз, — три. Послышался громкий выстрел, режущий перед собой воздух и тишину, но после этого ничего не последовало, Мэтью все также продолжал стоять на месте, нахально улыбаясь. — Идем, — Ховард матюгнулся, увидев позади себя Беллами и несколько раз помотав головой из стороны в сторону, все же решил спросить. — Как ты? … — Это голограмма. — Что? Но они же запрещены, где ты ее достал? — Кроме меня тут есть еще несколько умных людей, — улыбнувшись, Мэтт потащил Доминика за собой. Он знал парочку «секретных» выходов, которые сам же нашел случайно еще в прошлые посещения. Только успели друзья выбраться на улицу, как Беллами по глазам ударил яркий свет вертолета и холодный, сильный, неясно откуда за эту минуту взявшийся дождь, который неприятно застилал обзор. — Я предугадал, что такое может случиться, поэтому окружил здание основательно. — Не в этот раз, — достав из-за спины уже более мощное оружие, чем та винтовка, что была в лесу, Мэтью прицелился в пилота. И уже нажав на курок, почувствовал, как ствол ушел в сторону и выстрел со свистом пролетел мимо. Простояв некоторое время без какого-либо движения, Мэтт продолжал смотреть перед собой. Но после с нескрываемым непониманием посмотрел на Ховарда, который словно в оцепенении продолжал держать железо в своих руках, понурив голову вниз. Вода целыми ручьями стекала по его лицу и волосам, еще больше мешая, хотя бы заглянуть в глаза. Вдруг Доминик начал мелко дрожать и не отпуская оружия, крепко обнял Беллами. — Прости…я не могу, просто не могу. — Ты, о чем? — Мэтт не понимал, что вообще происходит, и почему Ховард так странно себя ведет, — Доминик, послушай, нам просто нуж…- вдруг Мэтью замолчал и вскоре Ховард почувствовал, как тело в его руках, словно потеряв опору и любую силу, обмякло, медленно сползая вниз и хватаясь словно за последнюю надежду пальцами, так слабо и беспомощно. Слова так и остались повисшими в воздухе, без своего продолжения, а глаза, некогда сияющие изнутри, потухли. Дыхание стало тяжелым и прерывистым, словно легкие перестали выполнять свою функцию, лицо исказила гримаса ужасной боли. В этот момент Доминик ощутил такое мучение, которое так сильно проникало в душу и сердце, что из глаз полились жгучие слезы, опаляющие под собой кожу. Хотелось кричать в голос, биться в истерике, но вместо этого, Ховард медленно опустившись на колени, посмотрел в полу закрытые и уже словно ставшими чужими глаза: в них не было страха, лишь разочарование и отголоски того самого терзания. — Не смотри на меня так…прошу…пожалуйста! — вцепившись, в ставшими такими хрупкими и слабыми плечи, Доминик снова обнял друга, понимая - он в последний раз чувствует чужое горячее дыхание, в последний раз видит такой родной взгляд. Понимал, что больше не сможет сесть на тот берег и слушать такие сложные и непонятные, но от этого не менее интересные мысли. Не увидит улыбки, за которую можно было простить все что угодно…но в тоже время Ховард продолжал что-то говорить, словно сумасшедший шепча извинения и пытаясь объясниться во всем, что совершил. Но несмотря на все это, кисть, так отчаянно сжимающая ткань, ставшей совсем мокрой рубашки, ослабила хватку и повисла в воздухе, больше Мэтт не двигался, всякое тепло ушло от него, оставляя лишь холод...недосказанность. И тут Доминик закричал, закричал, как ребенок, мотая головой из сторону в сторону, раз за разом, цепляясь и проводя по темным, взъерошенным волосам, как будто это могло разбудить, освободить от сна, словно это все была чья-то жестокая шутка. Сердце билось в агонии, и Ховард чувствовал, как оно кровоточило. Когда подошел Харрисон, Доминик не обратил на него никакого внимания, продолжая сжимать в своих руках ледяное тело. Так продолжалось, казалось, вечно пока Ховард резко не поднял взгляд, чувствуя, как голос может подвести и задрожать. — Ты… Ты, блядь, убийца! Я ненавижу тебя! — Не говори то, о чем потом будешь жалеть. — Все, о чем я мог пожалеть…я уже сделал! Убирайся, убирайся вон! — Ховард махнул рукой в неизвестном направлении, ощущая, как истерика подкатила к горлу. — Доминик…он был убийцей, он убивал людей, он шел против правительства, он преступник! — Нет! Он был тем, кто мог дать этому миру шанс! Вдруг на горизонте, раздался новый взрыв, только уже более мощный и лицо Харрисона стало еще более бледным и тут Доминик догадался «здание системы». Несмотря на все происходящее, Ховард громко рассмеялся, на что мужчина непонимающе посмотрел в его сторону. — Ты проиграл! Он…мы были не одни и пока ты заставлял меня растягивать время и вмешивать ни в чем не виновных людей, люди смогли, они всегда были на нашей стороне! — ослабив улыбку на лице, Доминик с грустью, но уже с некой радостью опустил голову вниз. — Ты смог, слышишь? Твоя мечта сбылась! Жаль только ты ее не застанешь, — Ховард говорил очень тихо, так как на большее не хватало сил. Харрисон в свою очередь, что-то кричал в трубку и вернувшись к нему взглядом застыл. Доминик увидел, что тот был в ужасе, наблюдая как весь центр был охвачен огнем, как тянущееся во все стороны провода рвались и сгорали заживо, а огромные пластины начинали взрываться и камнями падали вниз, превращаясь в скорченные обломки металла. В городе стоял шум, это было слышно даже здесь. — Ах ты, ублюдок, ты хоть знаешь сколько времени все это создавалось и сколько придется это восстанавливать! — Тебе не дадут сделать это снова, люди не настолько глупы! Они достаточно настрадались, находясь под подобным контролем, только такие поддонки как ты, сидевшие на верху, наживались на всем происходящим! И из нас двоих, ублюдком являешься ты, раз сам, своими руками, кромсал народ на части! Сморщившись, мужчина снова поднял пистолет. — Все это время, ты был мне сыном, наследником всего, что я тебе оставил, но связавшись с этим отребьем, ты сам подписал себе смертельный договор, — Доминик ничего не ответил, лишь сильнее сжал ткань в своих руках, последнее что он видел, это был кроваво красный восход. Темно, неприятно, холодно. Ховард ощущал лишь эти три ощущения, ну и что-то твердое, похожее на деревянный пол, но открыть глаза для него было сложной задачей. Веки словно слиплись и весели несколько тонн, но на удивление само тело не болело и дышать было легко. Неожиданно подул слабый, теплый ветер и резко встав, Доминик увидел перед собой берег и где-то недалеко смеющихся прохожих, которые явно что-то бурно обсуждали, ступая по широкой и ровной дороге, сам Доминик сидел на невысокой лавочке, около небольшого, желтого здания. Пару раз проморгавшись и вспоминая, что произошло, Ховард быстро встал со своего места. — Мэтью…- сделав пару шагов, Доминик огляделся вокруг, но не заметив ничего и никого знакомого, осторожно сел на край лавочки. «что это все значит?». Почувствовав, как в кармане зазвонил телефон, Ховард с безразличием взял трубку, понимая, что ему уже ни что не удивит. — Да? — Ховард, где тебя носит?! — голос на другом конце трубки, на секунду замолчал, видимо ожидая услышать оправдания, но Доминик не знал, что ответить, да и по правде говоря не собирался. — Уже совсем скоро приедут звезды, а ты даже еще судя по всему не в дороге, только нам поручили что-то действительно важное, как ты уже успел накосячить! Быстро говори мне свой адрес, я заеду за тобой. Ховард посмотрел по сторонам, все еще не вникнув в ситуацию до конца. Но увидев название и номер улицы, назвал их своему собеседнику. — Все, жди, я скоро буду. И я серьезно не смей куда-то идти, у нас остался где-то час, — после этого послышались гудки и Доминик с растерянностью убрал телефон на место и вернулся к скамейке, сделав для себя важный вывод, этот голос не был ему знаком, а значит это не Беллами… «но ведь я здесь…и это должно что-то значить?»

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты