Лунная Пристань

Джен
R
В процессе
3
автор
Размер:
29 страниц, 4 части
Описание:
Когда гигантские роботы перестают подчиняться людям – остаётся построить новых, исправных, и послать их в бой. Роботы обладают эмоциями, каждый из них – личность. Однако глава проекта непреклонен: это не только война, но и тест. Из трёх роботов-участников миссии должен выжить только один.
Доктор Айзерман болеет за своего Сайфера, к которому привязан как к другу. А кроме того – надеется вернуть себе доброе имя. Перечеркнуть прошлые катастрофы будущей победой.
Примечания автора:
Скилл вырос, и история редактируется (фактически переписывается заново). В прошлой версии язык был просто ни к чёрту.

ОМП: Хонна-Моррисон; Биллс; Сот
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 3. Ночь

Настройки текста
      Айзерман сидел один в тёмном пустом кабинете, просматривая запись боя. Небольшой экран бросал отсветы на его остроносый профиль. Снова и снова Айзерман прокручивал видео, останавливал, пускал в замедленной съёмке. Сайфер замирал в полёте, синим высверком выделяясь на фоне огненно-красного заката.       Где же он допустил ошибки?       Пожалуй, он был слишком беспечен. Буквально играл с Темджином. Был уверен, что на своей, родной зоне точно одержит победу. Сайфер был в своей стихии, и получал от боя удовольствие. А Темджин не позволял себе лишних движений. Мгновенно подмечал у противника слабые места. Что ж, неудивительно, что он победил… И всё же, будь у Сайфера хоть на крупицу больше опыта… Ведь отнял же у Темджина больше половины процентов «здоровья»!       Айзерман вздохнул и, остановив запись, хмуро потёр лоб. Так надеялся. Уже размечтался, глупец, как Сайфер и в отборочном победит, и Ватерфронт у Доркаса отвоюет. Тогда Ватерфронт достался бы «Мухоловке»… Но что об этом грезить сейчас?       — Не переживайте, — вдруг послышался бас откуда-то сзади, и Айзерман застыл от неожиданности. Рядом остановился Рефо. — Айзерман, не переживайте, вся операция ещё впереди. У Сайфера будет много шансов показать себя. Он уже показал… А Ватерфронт — что ж, вы можете его отыграть у меня, когда всё наладится.       — Дело не в Ватерфронте… Доктор Рефо, спасибо вам. — Айзерман поднялся, глядя прямо на него и больше не давая ему увильнуть от разговора. — Если бы не вы, я вообще не участвовал бы в операции.       — Не за что, — Рефо рассеянно смотрел в сторону. — Сайфер действительно превзошёл мои ожидания. Вы заслужили этот шанс, и… — Рефо откашлялся. — В главном зале сейчас будет разбор поединка, вы присоединитесь?       — Нет, спасибо, — отрезал Айзерман. — Ошибки Сайфера я и так заметил… Моррисон пойдёт.       Ему тошно было представить, как Биллс проедется паровым катком по недочётам Сайфера.       Рефо, кажется, понял. Ничего больше не прибавив, он кивнул, и шагнул в полутьму коридора.       Айзерман смотрел ему вслед. Впервые на его памяти Рефо проявил жалость к своему оппоненту. К нему, к Айзерману. Если отбросить в сторону все наивные надежды и мыслить чисто логически… Почему? Может, Рефо просто решил, что три — лучше двух, что, если в миссии участвует Сайфер, у Темджина больше шансов на победу?       «А ведь это в самом деле так», — подумал Айзерман. — «Когда это Рефо давал хоть кому-то шанс без малейшей выгоды для себя?»       Айзерман сморщился. Разгадка была так проста, что не стоило и удивляться. Но он же удивился. Он понадеялся. Захотелось измученной душе поверить, что всё можно начать заново. С Тристамом, чёрт его возьми, Рефо. С Рефо, который чуть не взорвался, когда не получилось стать главой ДН. Который давит огромные корпуса как игрушечные домики, расчищая дорогу для себя и своих людей. Неужели Айзерман так и не поумнел за эти годы?       В кармане пиликнул телефон. Айзерман вздрогнул. Очередной рапорт поискового отряда: сбежавший Спецайнефф не найден. И не знаешь, радоваться или огорчаться. То ли робот вовсе сгинул — то ли просто прячется. Но зачем прячется? Ради чего?       Айзерман стиснул голову обеими ладонями. Не хватает мыслей, не хватает сил думать обо всём. О Спецайнеффе, о миссии, о ДН… Невозможно.       Сейчас прежде всего — Сайфер. С остальным разберёмся потом, как только возникнет острая необходимость.       Сайфера чинили в ангаре всей «Мухоловкой». Хонна-Моррисон, лучший друг и заместитель Айзермана, стоял на самом верху, у головы синего воина, разбитой ударом Темджина.       Увидев неподвижного Сайфера, укреплённого в стоячем положении возле стены, Айзерман вдруг почувствовал жгучую боль в груди, как если бы его самого полоснули мечом.       — Моррисон! Спускайся, — окликнул он тоном, не терпящим возражений. — Пойдёшь на разбор ошибок.       Хонна повернулся, перепачканный в машинном масле с ног до головы.       — А ты?       — А я тут за тебя Сайфера починю.       — Может, пойдём вместе? — неуверенно предложил Моррисон, отерев щёку рукавом и только измазав её сильнее.       — Не «может». Отправляйся. Это приказ.       — Слушаюсь, доктор Айзерман, — тускло отозвался Моррисон, спускаясь по мосткам.       — И да, «Мухоловка»! Послушайте все меня, — Айзерман огляделся: внимание сотрудников было приковано к нему. Моррисон замер на лестнице. — Рефо нельзя доверять. С чего это он вдруг за нас поручился? Он явно задумал финт. Будьте бдительны, и обо всех подозрениях сообщайте мне. Так, Моррисон, в главный зал, поживее. И умойся, там будет Амбер всё-таки.       Хонна-Моррисон, наградив друга полным укора взглядом, молча свернул в дверной проём. Айзерман накинул спецовку, по длинной лестнице поднялся на место Хонны и, взяв инструменты, принялся чинить Сайфера. Конечно, не всё здесь можно было исправить самому, тяжёлую работу сделает кран. Но мир ещё не придумал инструмента точнее человеческих рук. Как ни был утомителен сегодняшний день, Айзерман работал упрямо. Ему хотелось поскорее сказать Сайферу, что всё в порядке, что этот проигрыш ничего не решает, и позже Сайфер утрёт нос всем врагам, да и союзникам заодно.       Наконец Айзерман понял, что выдохся. Прошло, наверно, часа два или три, в окнах под высоким потолком виднелся уже не красный закат, а звёздное небо. Все собрания и разборы поединков наверняка закончились. Айзерман рукавом спецовки вытер взмокшее лицо. Стал спускаться вниз. Сейчас ему хотелось только упасть и уснуть, но он помнил, что должен сделать что-то ещё. Что же?       — Ничего, ребята, прорвёмся, — ободряюще сказал он на прощание. И «Мухоловке», и Сайферу, который пока ничего не слышал.       Выйдя в коридор, Айзерман внезапно наткнулся на Пладзинера. Отец Ли-Лин смотрел виновато.       — Айзерман. Слушай, я не подумал. Я сглупил. Просто… Айзерман, я не хотел.       — Да ладно, — отозвался он. — Хватит убиваться, словно Темджин разнёс мой корпус. Это ты меня извини за ту… демонстрацию. Весь на нервах… Ну, что там было, на разборе? Старина Биллс промыл мне все кости?       — Почти, — Пладзинер неловко улыбнулся. — Ты бы видел Моррисона. Отбил все его выпады. Чётко, спокойно.       — Я бы так не сумел сейчас, — задумчиво признался Айзерман. — Поэтому и отправил Хонну… А что Рефо?       — Да ничего, — Пладзинер пожал плечами. — Настоял только, чтобы именно Темджин боролся за его зону на Луне.       — Ну да, если Темджин доживёт до Луны, — заметил Айзерман. — Как и все мы…       — Айзерман, откуда ты черпаешь свой оптимизм? — Пладзинер глянул на него внимательно. — Поделись!       Айзерман усмехнулся и махнул рукой.       — Утром прилетит Фей-Йена, — сообщил Пладзинер. — Надо ей наконец познакомиться с Сайфером.       — Главное, чтобы не на отборочном туре… Послушай, а Ли-Лин знает про отборочные туры?       Пладзинер изменился в лице. Оно побледнело и затвердело, словно покрывшись инеем.       — Нет, — бросил он. — И не должна.       — Ну, а если победит, допустим, Темджин? — печально уточнил Айзерман. — Как ты ей объяснишь?       Пладзинер зажмурился и потёр пальцами веки.       — Не надо об этом. Ты прямо как Рефо! — в сердцах заявил он. — «Как объяснишь…» Не знаю я, как. Я не могу в лоб ей сказать, что наши роботы фактически убивают друг друга!       Айзерман молчал. Впервые за долгие годы его сравнили с Тристамом Рефо.       — И вообще, это лишь теория, — продолжал Пладзинер. — Может, они все трое выживут. Никто не исключал…       — Ну, ладно, — примирительно сказал Айзерман. — Всё равно не угадаем, как всё будет. — Он устало потёр лицо. — Пойду отыщу Хонну. Куда запропастился?       Моррисона он так и не отыскал. Видно, друг решил побыть один, успокоиться после собрания. Переживает. Айзерман вздохнул. Он как никто мог понять Моррисона, и догадался: Хонна прячется от расспросов. Боится бередить душу Айзерману отчётом о собрании, а врать, что Биллс якобы не изгалялся над Сайфером, тоже не хочет.       Айзерман опустился на скамью и прижался лопатками к стене. Прокручивая в мыслях бой Сайфера и Темджина, он задремал сидя, и не сразу почувствовал, как его трогают за плечо.       — Айзер… Айзер. Ты спишь?       — М-м? — Он заморгал. Над ним склонилась, упершись руками в колени, Сильви Фэнг.       — Ты не заболел? — Сильви пощупала его лоб.       — Нет, нет… — Айзерман сонно заулыбался. — Просто устал.       — Слушай, Айзер, — Сильви с мягкой настойчивостью взяла его за руку. — Я хотела спросить. Очень важное.       — Что важное? — у Айзермана колотилось сердце.       — Можно я стану пилотом Сайфера?       — Пилотом Сайфера? — отрешённо повторил он, всё пытаясь собраться с мыслями. — Постой. Пилотом Сайфера?!       — Я хочу в «Мухоловку», Айзерман, — Сильви улыбнулась и погладила его по измазанной щеке. — Я хочу к тебе.       Он вдруг понял. Понял всё до конца. И даже ущипнул себя за сгиб локтя, не веря, что проснулся. Но это была явь. Это происходило по-настоящему.       — Сильви! — Он обнимал её, не помня себя от счастья, целовал её руки, плечи прямо сквозь рукава пилотской формы. — Я люблю тебя. Люблю тебя!       Сильви ласково смеялась.       — Айзер… Погоди! Ты чумазый, как трубочист! Ох, Айзерман…       Он не дал ей договорить. Затянувшись поцелуем, они буквально сплелись друг с другом. Наконец, почти лишённые дыхания, они разжали руки. Айзерман светился. Улыбка его была ошарашенной, а в глазах блестели слёзы.       — Я люблю тебя, — повторил он, как заведённый.       — Милый Айзер, — Сильви покачала головой; теперь и её щёки прокрывали следы машинного масла. — Надо было сказать тебе раньше.       — Но почему… — Тут взгляд Айзермана упал на буквы «ТНЦ» на её куртке. И его будто отрезвило. Порывом ветра бросило с небес на землю. — Сильви! А как же Амбер? У вас что-то случилось? Ты… Когда ты сказала ему? Или ты не…       Сильви прижала тонкий палец к его губам. Она смотрела Айзерману прямо в глаза.       — Не волнуйся о лорде Амбере. Он отпустил меня. Мы поговорили после разбора поединка. Все разошлись, только Тристам сидел в зале, ну, мы и поговорили в коридоре.       «Всё-таки странное дело», — рассеянно подумал Айзерман. — «Амбер для неё — всегда «лорд», даже за глаза, хотя его никто так больше не зовёт. А Рефо — почему-то «Тристам». Ох, ну какая разница! Главное, что она теперь будет со мной! И только со мной!»       И всё-таки Айзерман уточнил серьёзно, почти с тревогой:       — Амбер точно не злится?       Сильви покачала головой, всё так же глядя ему в глаза. Потом, прикрыв веки, поцеловала его в нос.       — Айзерман, мы живые, свободные люди, и можем делать свой выбор. Ты нужен мне.       — А как ты мне нужна, — прошептал он, зарываясь в её кудрявые волосы. Сильви прижалась к нему. — Пойдём, — Айзерман стёр пятно у неё над бровью. — Я сейчас ночую в «Мухоловке».       Рефо сидел за компьютером в пустом зале и, совсем как недавно Айзерман, пересматривал запись боя. Снова и снова. Спать хотелось до мерцания в глазах, но Рефо перемотал на начало и вгляделся в большой экран, где Сайфер скакал вокруг Темджина, уворачиваясь от его ударов.       В дверях послышались шаги и чей-то зевок.       — Ещё не спишь? — спросил по-французски Амбер. Это был их родной, самый привычный язык, на котором они общались с детства, а в ДН — только наедине.       Рефо лишь вздохнул в ответ.       Амбер подошёл к нему.       — Завтра битва за Ватерфронт, ты не забыл?       Рефо наконец оторвался от экрана.       — Если бы ты знал, как я хочу всё исправить. Я бы ни одной ночи не спал. Посмотри, Амбер, что происходит. Я обещал отцу, что подниму корпорацию на небывалую высоту, а всё сыплется в пропасть на моих глазах!       — Погоди, Рефо. — Амбер поднял ладонь. — До пропасти ещё далеко. Мы все вместе, сейчас нам нельзя бояться. Отбросим РНК — и станет легче.       — Мы все должны были стать одним целым, — отрезал Рефо. — Этих ДНК, РНК, их вообще не должно было быть. Одна корпорация… — Рефо сжал кулак. — А я — смешно сказать — не удержал от раскола собственный корпус!       — У людей разные идеи, Тристам, это нормально. Такие огромные корпорации целыми не бывают…       — Да, а как дела у твоих? — спохватился Рефо. За целый день он так и не поинтересовался обстановкой в «Драммене».       Амбер помолчал.       — У моих… всё по-прежнему. Разве что кроме одного.       — Что случилось?       Амбер спокойно шевельнул бровью.       — Нет, не волнуйся, Рефо. Я о Сильви. Она переходит в «Мухоловку». Рефо уставился на него так, что Амбер не сдержал улыбки. В самом деле — забавно смотреть на чужое изумление после того, как сам был оглушён той же новостью. Новостью, к которой, казалось бы, начал уже привыкать.       — В смысле — переходит? — не поверил Рефо.       — Вот так и переходит. А ты разве не замечал? Она всё больше… интереса проявляла к Айзерману.       Рефо деликатно отвёл глаза.       — М-м… Может, замечал. Но я не думал, что она когда-нибудь…       Амбер невозмутимо развёл руками, как бы говоря, что от него мало что зависело. Потом бросил взгляд на электронные часы под потолком.       — Пора бы, в самом деле, подумать о сне.       — Я лечу к себе, — решительно заявил Рефо.       — Да брось ты эти предрассудки! Здесь тебя никто не съест.       Ночники были расставлены везде: на полу, на креслах, возле кровати. Стены спальни покрывали разноцветные отблески. Такое освещение, мягкое и уютное, Айзерман любил больше всего.       Он привык ночевать в «Мухоловке». Но сейчас это было ещё и вынужденно: всех жителей домов в радиусе двадцати километров вокруг Ватерфронта выселили до снятия оккупации Доркаса. Новые пристанища эвакуированным обеспечили в основом «Трансвааль» и Рефо, а Айзерман укрылся у себя в корпусе.       Сильви лежала рядом, опустив кудрявую голову Айзерману на грудь. Он до сих пор не верил, что всё это происходит взаправду. Раньше Сильви Фэнг оказывалась с ним только в самых смелых, самых безумных мечтах, которые он никогда не выдал бы Диффузу де Амберу.       Айзерман и Сильви познакомились шесть лет назад, ещё когда он был инженером в «Рефо», а она — секретарём в «ТНЦ Драммен». Айзерман сразу приметил эту девушку со смелыми, упрямыми глазами, которая держалась неустанно при Амбере и выполняла все его поручения. При взгляде на самолёты и боевых роботов лицо Сильви загоралось страстью. Любой мог понять, что должность секретаря — вовсе не предел её мечтаний.       Айзерман не привык скрывать своих желаний, и не раз намекал Сильви, что непрочь узнать её поближе. Когда Айзерман принимался флиртовать с ней, Моррисон делал вид, что с ним не знаком, а Сильви гордо вскидывала голову, смотрела на Айзермана прищуренными глазами, и отпускала в ответ такую колкость, что у него дым шёл из ушей.       В «Рефо» ему объяснили, что Сильви любит Амбера, так что у Айзермана шансов ноль, да и у всех остальных тоже. Но он и не думал отступаться — хотя Диффуз де Амбер в то время внушал ему опасение, тогда как Рефо виделся Айзерману самым надёжным человеком в ДН. И всё-таки он не терял надежду. Сильви была яркой, смелой, удивительной. Айзерман тянулся к ней.       Каждый их разговор был похож на виртуозный фехтовальный поединок: один вечно стремился подколоть другого. Совсем иначе Сильви держалась с Диффузом. Он был для неё всем. Айзерман не сомневался, что ради Амбера Сильви расстанется с чем угодно.       И вот она рассталась с самим Амбером.       Сильви шевельнулась, и её кудрявые волосы защекотали Айзерману голый живот. Прерывисто вздохнув, он притянул её к себе. Сильви заглянула ему в глаза.       — Что тебя заставило уйти? — прошептал он. — Я не успокоюсь, пока не узнаю.       — Честное слово, Айзерман, всё хорошо, — Сильви неслышно поцеловала его в подбородок. — Не волнуйся об этом. Просто я давно хотела перейти в «Мухоловку». Я бы перешла раньше, но…       — Но что? — настаивал Айзерман, пытаясь заглянуть ей в лицо. — Что, Сильви?       Она снова подняла глаза. Мокрые.       — Это было как раз… Это…       — Ч-ш-ш. Не надо плакать. И не бойся упоминать Спецайнеффа. Это было после него?       Сильви кивнула, с трудом проглотив слюну.       — Я тогда не знала, как тебе помочь, — сипло призналась она. — А о том, чтобы перейти в «Мухоловку», не могла… не могла и думать.       Айзерман целовал её в лицо, губами ловил её слёзы.       — Может, сейчас я поступаю нечестно. Ведь «ТНЦ» в осаде, — шептала Сильви. — Но я буду драться за него, если понадобится.       — Я тоже буду драться. Мы скоро осовободим его, Сильви.       — Я люблю тебя. — Она обвила Айзермана руками и уткнулась лбом ему в грудь.       Так они лежали очень долго. Айзерман почти уснул, но тут вспомнил о завтрашней ночи.       — Слушай, а ведь завтра Ватерфронт.       — Ты уже забыл? — Сильви тихонько засмеялась.       — Да всё никак в голове не уложится… Страшно. Первый раз такое… Чтобы настоящая война. До этого — всё только соперничество. Поединки на аренах… Это же было шоу. Для зрителей. Мы же не собирались воевать на наших роботах.       — Да, всё изменилось. — Сильви свернулась калачиком у него под боком. — Тоже никак не привыкну. С другой стороны… мы ведь и сейчас не забываем о выгоде. Это же Тристам заберёт Ватерфронт?       — Да. Но я его отыграю. Рефо сам предложил… Обожаю эту зону.       — Ватерфронт — лучший, — Сильви мечтательно уставилась в пространство. — У тебя же окна на него выходят?       — Не терпится показать тебе вид.       — Уже скоро, Айзерман… — она потёрлась головой о его плечо.       «Сильви рядом. Неужели Сильви рядом…»       Глядя в потолок, Айзерман вспоминал всё, что успело произойти в ДН. Сколько он уже работает здесь, в корпорации? Семь лет. А кажется, век прошёл. Сколько всего успело случиться…       Неужели всего семь лет назад они с Моррисоном поступили в корпус «Рефо»? Тристам как раз искал новых перспективных сотрудников. Айзерман превзошёл все его ожидания. Рефо буквально восхищался им. Было время, уделял Айзерману больше внимания, чем своим верным подмастерьям-близнецам Аёки и Хоуки, которых называли «тенями Рефо». Айзерману всё было интересно. Он жил наукой, и помогал Рефо сразу в нескольких проектах. С электростанцией, с боевыми машинами, с исследованием лунных образцов.       Боже мой, а ведь когда-то Айзерман и Рефо могли часами разговаривать про общее. До поздней ночи засиживались в столовой. Весь корпус уже спал, кроме караульных, даже Моррисон, а они всё сидели над чертежами, выпивая по четвёртой чашке кофе. Где всё это? Неужели это была ошибка, нелепая иллюзия? Тогда просто не знали друг о друге главного… Как узнали — так всё и обрушилось.       Айзерман застонал, с силой проведя ладонями по лицу.       — Что с тобой? — Сильви быстро взяла его за ладонь. — Что, Айзер? Плохо?       Он покачал головой, опуская руки.       — Слушай… Хочу тебе кое-что… Только если ты никому не выдашь. — Айзерман приподнялся на локтях. — Никому, Сильви. Даже Амберу.       — Даже Амберу, — повторила она.       Айзерман поднялся с кровати. На ходу накинул халат на голое тело. Сильви терпеливо ждала.       Вернулся он, неся в руке коробочку с отражающими гранями. Лёг обратно, не выпуская её из рук. Прежде, чем открыть, помедлил, не глядя на Сильви.       — Айзер, что это?       Он не ответил. Сжав коробочку в пальцах, молча поднял крышку. Сильви, не дыша, склонилась над ней.       Это оказался чип. Маленький, не больше карманного зеркальца, он блестел зелёным и золотистым. На нём можно было разглядеть буквы и цифры: YZR-540-SH. Регистрационный номер робота, который Сильви помнила наизусть.       — Это же… — выдохнула она.       Айзерман молчал, глядя в сторону, будто не слышал.       — Айзер! Это…       Он прижал палец к губам.       — Но Рефо говорил, ничего не сохранилось! — Сильви смотрела на главу «Мухоловки» с такой отчаянной надеждой, что Айзерману захотелось прямо сейчас спрятаться куда подальше.       — Он так думает, — сказал Айзерман еле слышно, и защёлкнул крышку.       — Подожди! — горячие пальцы Сильви легли на его руку. — Айзер… Как это получилось? Или… или это не она?       — Это она, — бросил Айзерман. — Но про это знаем только мы с Моррисоном. Я нашёл чип, когда разгребали… обломки на Аэропорте. Вернее, до меня уже всё разгребли… А потом я уже просто обходил зону. И нашёл. Рядом с ящиком. Такой был взрыв, все думали, чип расплавился, а он… выходит, просто вылетел. Я тут же спрятал его. А Моррисону рассказал только через год.       — Айзер… — Сильви взяла его за локоть. Пальцы её дрожали, а в глазах всё сильнее разгоралась надежда. — Мы ведь можем вернуть её.       — Нет! — Рука его дёрнулась, убирая коробку с чипом в карман халата. — Никогда. Никто не согласится, даже Амбер. А возвращать её тайно я не собираюсь.       — А Моррисон что считает? — не отступала Сильви.       — Ничего… Он, кажется, и вовсе боится эту тему поднимать. И вообще, я… жалею, что сделал её.       — Это не ты говоришь.       — Нет, — бледный Айзерман мотнул головой. — Если бы не ОПК, всё было бы иначе, всё, понимаешь? Думаю, от Рефо мы и так откололись бы. Но… — он сглотнул и закрыл глаза. — Всё было бы настолько лучше. Может, и со Спецайнеффом… Забудь о ней. Я показал тебе просто… Не знаю, зачем, — Айзерман поднялся с кровати.       Сильви, не отрываясь, смотрела ему вслед. Сердце, как бешеное, стучало у неё в груди, во рту совсем пересохло. Она и помыслить не могла, что у Айзермана сохранился чип Вайпер. Сильви готова была выть от тоски по ней. Может, для Тристама Рефо Вайпер была всего лишь YZR-540-SH, грудой металла со склонностью к бунтарству, но для Сильви она была подругой. Лучшей на свете. Самой понимающей. Они сработались так, что вся «Мухоловка» с восхищением наблюдала за их полётами. Ни один робот так не чувствовал Сильви, так не откликался на все её эмоции, и лейтенант Фэнг знала, что с другим кибер-воином этого не повторится. Никогда.       «Жалею, что сделал её?» — с горечью подумала Сильви, глядя через открытые двери, как Айзерман спиной к ней роется в комоде. — «Тогда почему же Сайфер выглядит её близнецом? Почему же у тебя рука не поднимается уничтожить её чип? Не обманывай сам себя, Айзер…»
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты