Война за Карточный мир

Джен
PG-13
В процессе
32
автор
Размер:
планируется Макси, написано 98 страниц, 30 частей
Описание:
Всё началось с того, что у Вениамина Ветрова был очень плохой день. А закончилась тем, что в его комнату попал Пик и ему вместе с ним пришлось отправиться в Карточный мир, дабы спасти его от Джокера.
Посвящение:
Всем, кто будет читать этот плод вдохновения пребывания на даче
Примечания автора:
В этой работе всё не так, как кажется на первый взгляд...
Моя обитель в ВК https://vk.com/club199194995
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
32 Нравится 71 Отзывы 4 В сборник Скачать

Двадцать девятая глава

Настройки текста
— Все помнят план? — спросил Куромаку. В данную минуту он и повстанец из Варулэнда по имени Варун, переодевшись солдатами Джокера, вели Курона, которого якобы поймали. — Когда оказываемся в зале, я должен напасть на Вас, чтобы Джокер приказал меня увести, — ответил Курон. — А потом мы уходим и Вы добиваетесь расположения Джокера, — продолжил Варун. Куро кивнул и снова перевёл взгляд на дверь в тронный зал, перед которой они стояли. Неужели сработало? Так как работы по плану Куромаку предстояло много, повстанцы разделились на две группы. Одна общалась с другими группами сопротивления (правда, это слишком громко сказано, так как группа Курона была единственная, кто наносила хоть какой-нибудь вред Джокеру) и пыталась убедить их принять участие в их плане, а вторая — нападала на солдат и забирала их форму. В первую группу попал Куромаку, так как его возвращение могло воздействовать на потерявших надежду людей весьма положительно. Как потом говорил Курохико, возможно, второй был единственный причиной, почему их все выслушали и согласились. Куро и Варун были не единственными замаскированными солдатами. В эту минуту едва ли не половина пребывающих на территории замка военных — это переодетые повстанцы, которые только и ждут сигнала. Вздохнув, чтобы успокоиться, Куромаку толкнул дверь и вместе с напарниками вошёл в зал. Он вспомнил, как его сюда привели чуть более года назад, и едва заметно поморщился. Потом он увидел широко улыбающегося Джокера, и волна ненависти накатила на него. Вот же, он тут, совсем рядом! Можно просто подойти и убить его! Второй отогнал от себя такие мысли. Так они только создадут лишний переполох. Нет, сейчас первостепенная задача — пленные. Освободят их, и можно будет без опаски делать всё остальное. — Курон пойман, Ваше Величество, — отрапортовал клон, поклонившись вместе с Варуном Красному. Тот не обратил на них ни малейшего внимания и сразу занялся повстанцем: — Вы только посмотрите, кто всё-таки нас навестил! Ну, как дела, Курон? Руки не сильно связаны, ещё не онемели? Тот промолчал, не поднимая головы. — Ты чего? Ты меня слышишь вообще? — Джокер в недоумении наклонил голову набок. Потом всё пошло точно по плану: Курон резко поднял голову и попытался напасть на Куромаку. Тот отшатнулся, а Варун натянул верёвку, связывающую руки лидера повстанцев, и тот упал. — Предатель! — воскликнул Курон, и его лицо исказила гримаса гнева. — Я так и знал, что тебе нельзя верить! Знал, что ты нас предашь! Куро поспешно отвернулся, словно это его задело. Он взял имя Вени для конспирации (после рассказа Курона об этом парне, естественно), и это помогло придумать, как заставить Джокера поговорить с ним. Красный Джокер с интересом посмотрел на эту сцену, потом приказал: — Отведи его в темницу. Я потом им займусь. Варун поклонился и ушёл вместе с Куроном. Куро тоже попытался было уйти, но не успел. Красный подошёл к нему, положил руку на плечо и спросил: — Как понимаю, это ты герой, поймавший Курона? — Ну да... — пробормотал второй дрогнувшим голосом. Неожиданно ему стало страшно. Ведь Джокер не может узнать, что он не тот, за кого себя выдаёт? А если может, что тогда? — И как тебя звать? — продолжал узурпатор. — Ве-Вениамин, Ваше Величество. — А вот это говорить было противно. — Забавное имя. Так вот, Вениамин, я вот что хочу спросить. Меня заинтересовали слова Курона. Ты знаешь, что они означают? — Не имею ни малейшего понятия, Ваше Величество, — проговорил Куромаку, радуясь, что шлем хотя бы частично скрывает тот факт, что он запаниковал. — Может, он нарочно это сказал, чтобы сбить Вас с толку? — Но ты испугался. — Он напал меня. Кто бы не испугался? Тринадцатый хмыкнул и ответил: — Хорошо, если это так. Думаю, мне не стоит говорить, что я делаю с лжецами? — Не стоит… — ответил Куро. — Отлично. Можешь идти, хм, Вениамин. Куромаку поклонился и поспешно выскочил из тронного зала. Его сердце бешено стучало, словно после пробежки. Джокер поверил ему? Или догадался, а сейчас просто пытается отвлечь его? Кто знает, что твориться в его голове. Ладно, неважно, главное, сейчас он точно не собирается что-либо с ними делать. А значит, Куро может кое-куда наведаться.

***

Куромаку осторожно спускался вниз, в темницу. Украденные ключи лежали в кармане, а на фонаре висела тряпка, чтобы заглушить свет. "Вот зачем я сюда иду? — подумал клон. — Это бессмысленно и рискованно". "Я должен увидеть их. Должен увидеть его", — ответил он сам на свой вопрос. Куро спустился и огляделся. Увиденное заставило его сердце сжаться. Он стоял возле семи камер, и в каждой спал один из правителей. Вот Ромео, вот Зонтик, а вот... Пик. Второй подошёл поближе и пригляделся к любимому. Он закусил губу, чтобы не ахнуть от того, что стало с Пиком за столь короткое пребывание в темнице. Он выглядел ещё истощеннее, чем когда его поймали, а нога, в которую стреляли тогда, была перевязана криво, и рана от пули была видна. Куро закрыл глаза, чтобы не видеть этого. Это ужасно, просто ужасно... Что с ним здесь делали? "И это из-за меня", — подумал Куромаку. Он открыл глаза, чтобы уйти, но встретился взглядом с проснувшимся Пиком. — Привет, Пик, — вырвалось у второго невольно, и он сразу же об этом пожалел. Чёрт, зачем? — Веня? — с удивлением спросил Пиковый Король. — Веня! — Обрадованный, он вскочил и прижался к прутьям решетки. — Ты смог проникнуть в замок? У тебя есть план? А повстанцы с тобой? Куромаку покачал головой и опустил её, закрыв лицо руками. Ох, зачем он вообще пришёл сюда? Он тихо застонал. — Прости меня, Пик, прости, если сможешь, — проговорил он. Я не хотел, чтобы так вышло. — Эй, зачем так раскисать? Конечно, с повстанцами было бы легче, но и так что-нибудь придумаем. Главное, что ты смог затесаться в ряды джокеровской шайки, — понял его по-своему восьмой. Куро снова покачал головой, едва сдерживаясь, чтобы не начать извиняться перед Пиком вслух. А ему так хотелось раскрыться и начать просить прощения. — Не в этом дело, Пик. Прости, но я не могу иначе, — пробормотал он, вспомнив, кого он сейчас изображает, и решив, что это самый оптимальный вариант, чтобы не выдать себя раньше времени. — Я тебя не понимаю, — признался Пиковый. — Ты не можешь нормальнее объяснить? — Я здесь не за тем, чтобы… помогать т-тебе-е… — выдавил из себя несчастный Треф срывающимся голосом. Как будто Пику мало досталось! — Что? Я не понимаю все равно… — Я теперь с Джокером! — выкрикнул Куро. Нет, нет, нет! — Что?.. Ты ведь это несерьёзно? Это прикрытие? — пробормотал Пиковый. — Это не прикрытие, Пик, — возразил Куромаку, едва ли не плача. — Я серьезно это сделал. — Но… зачем? Я думал… я верил тебе! — Джокер смог отправить тебя в мой мир. Может, ему удастся и меня вернуть. — Второй опустил голову, лишь бы не видеть сейчас глаз Пика. Сначала ты бросил его, а теперь изображаешь его друга, который его предал. Прекрасно. — Ты предал повстанцев, меня только ради этого?! — поразился восьмой. — Это не моё место, меня вообще не должно тут быть. Моё место в реальном мире, я должен день и ночь работать над конспектами, сидеть на лекциях, выносить проделки однокурсников, каждые каникулы уезжать к себе домой отдыхать, а не бегать по разрушенным обезлюденным городам, выживая и не зная, чем кончится мой день. Я не должен так делать! Я вообще не должен был встречать тебя. — Зачем я это сказал? Это был удар ниже пояса. Пик опустил голову и до побелевших костяшек сжал прутья решётки. Не надо было сюда приходить. — Мне очень жаль, Пик, — проговорил Куромаку и протянул руку к восьмому, но тот отбил ее и поднял голову с красными гневными глазами. — Проваливай отсюда! Катись в свой любимый реальный мир, коль так сильно хочется! Но больше никогда не смей подходить ко мне! Предатель! Куро отошёл от решётки. В данную минуту он себя ненавидел едва ли не больше, чем Джокера. Говорить такое человеку, которого любишь... Это... это... Чёрт, такого слова нет, чтобы описать, насколько гадко и противно он себя чувствовал. — Прости меня, Пик. Прости за это и за то, что я бросил тебя, — одними губами прошептал он и направился к выходу из темницы. Всё-таки зря он сюда заходил.

***

— Вот и всё. А дальше вы сами знаете, — закончил Куромаку свой рассказ. Сказать, что клоны были поражены, это ничего не сказать. Все слушали, разинув рты (некоторые буквально), а когда второй замолчал, ещё минуты две ничего не говорили, переваривая. Тишину первым прервал Данте: — Двадцать лет прожить в другом мире, при этом совершенно другой личностью... Я просто не знаю, что и сказать. — И ничего не помнить о себе... — дополнил Ромео и помотал головой. — Как ты с этим справился? — спросил Габриэль. — С трудом, — признался Куромаку. — Сначала я всё это осмыслил, что заняло некоторое время. Я не сразу понял, что именно произошло, а когда всё осознал, пришёл в ужас. Я двадцать лет прожил как другой человек, в другом мире, пока для всех, кто остался здесь, прошёл всего лишь год. Это... Эх, так просто не объяснить, что я чувствовал. — И не надо. — Пик крепко сжал его ладонь. — Мы просто рады, что ты снова с нами. От этих слов Куро опустил голову и тихо проговорил: — Я... простите меня, пожалуйста. — Прощать? За что? — удивился Феликс. — Я вас всех бросил. Вы все пытались выжить как могли, боролись за свои жизни, а я... я не тужил не о чём. У меня всё было прекрасно, и мне так стыдно за это... — Ты серьёзно, что ли? Винишь себя за это? — приподнял брови Вару. — Ты ни в чём не виноват, Куромаку, — сказал Данте. — Ты не мог ничего тогда сделать. — То есть, вы на меня не злитесь? — спросил Куро. — Нет, — ответил Пик и крепче обнял его. К объятьям присоединился Феликс. Зонтик положил ему руку на плечо, а Вару исхитрился потрепать по голове. Все клоны так или иначе выразили, что ни в чём его не обвиняют. Куромаку обвёл их всех взглядом, задержался на Пике, который ласково смотрел на него, и счастливо улыбнулся. Чувство вины, которое он испытывал, отошло, оставив лишь облегчение. — Мы скучали по тебе, все, — продолжил Зонтик. — Никто и не подумал бы злиться на тебя. — Даже я скучал. Правда, немного, — не удержался Вару, чтобы не повредничать, чем вызвал у виновника собрания усмешку. — Я всегда знал, что я для тебя непереносим больше, чем кто-либо другой. — Не обольщайся. Джокер тебя переплюнул, — возразил пятый. Все тот час прыснули со смеху. — А что? Я серьёзно. — Верим, верим, — проговорил Куро сквозь смешок. — Что ж, раз с этим разобрались, то вам всем надо отправляться в лазарет. Пик, ты сам дойдёшь? — обратился он к восьмому. — Это лишь пустяковая рана, — отмахнулся тот. — Лучше бы Феликса спросил, это у него вывих. — Я тоже сам дойду, — возразил червовый валет и встал, но при этом вскрикнул от боли. — В лазарет. Все семеро. И, Ромео, доведи Феликса, — строго сказал второй. С неохотой все клоны встали и послушались его. Сам Куро не пошёл, он не нуждался в помощи. По крайней мере, с виду. Пик вышел из лазарета самым первым. У него было меньше всего травм, чем у остальных. Он оглядел толпу, находящуюся в общей комнате, пытаясь найти в ней Куромаку. Но любимого нигде не было видно. — Эй, Фредерик, — окликнул он проходящего мимо бывшего репортёра, — ты не видел Куромаку? — Кажется, он пошёл туда, — указал тот на коридор с развилкой. — Спасибо, — поблагодарил его Пиковый Король и пошёл в указанном направлении. Куромаку он нашёл в левом коридоре, который вёл к кабинету Куракайхо. Второй сидел у стены, обняв колени. — Ты что здесь делаешь один? — спросил Пик, чем заставил Куро вздрогнуть. — А, Пик. Ничего, просто захотелось побыть одному, — ответил он. — Куро, у тебя всё хорошо? — Восьмой, чувствуя, что что-то не так, сел рядом и сжал его ладонь. Треф не ответил, лишь печально взглянул на Пика, что не вязалось с его хорошим настроением до этого. — Куро, что с тобой? — с беспокойством спросил Пиковый Король. Оставив очередной вопрос без ответа, Треф неожиданно обнял Пика и спрятал лицо в его груди. Раздались тихие всхлипы. Обескураженный Пик, не зная, что делать ещё, обнял его. Спустя несколько секунд Куромаку проговорил, не отстраняясь от любимого: — Двадцать лет... Я жил совершенно другим человеком двадцать лет! В другом мире! "Так вот что с ним", — догадался Пиковый. Он до сих пор переживает из-за того, что сделал с ним Джокер. Но ведь он вроде бы сказал, что с трудом, но смирился. Не пожелал говорить при всех? Или просто сорвался? — И, что самое ужасное, я ничего о вас не помнил, а потом и вовсе считал вымышленными героями! — продолжил Куромаку. — Я... я не смогу этого принять, никогда! Не в силах больше это слушать, Пик мягко отстранился и приподнял голову плачущего второго за подбородок, заставив тем самым смотреть ему в глаза. — Куро, прости, если будет звучать несколько грубо, но никто из нас никогда не сможет понять, что ты пережил. Но это не означает, что мы не будем пытаться. Мы обязательно поможем тебе разобраться с этим. Я обязательно помогу. Только, пожалуйста, не держи это в себе. Иначе ничего не получится. — Я не знаю. Я не смогу... — проговорил Трефовый. Пик стёр большим пальцем свободной руки слёзы с его лица и легко прикоснулся к его губам своими. Этот поцелуй был нежным, не напористым. Куро не ожидал этого, поэтому ответил не сразу и немного неуверенно. "Как в первый раз", — пронеслось в голове лидера, и он про себя улыбнулся. Когда Пиковый Король отстранился от Куромаку, он взял его лицо в ладони и прошептал: — Ты сможешь. Ты разберёшься с этим. Губы Трефа расплылись в полуулыбке, и он накрыл ладони Пика своими. Для восьмого это было красноречивее слов, и он улыбнулся в ответ. На празднике, который устроили повстанцы в честь удачного нападения на замок и освобождения всех пленных, в особенности правителей, Куромаку уже был в хорошем настроении. Он искренне радовался и веселился вместе со всеми, и никто бы не подумал, что эта веселость могла бы быть напускной. И этого не было благодаря только одному человека, тому, кто сидел рядом, незаметно от всех держал его за руку и постоянно одаривал счастливой улыбкой.
Примечания:
Я хотела опубликовать главу ещё в воскресенье, но, увы, обстоятельства оказались сильнее меня.
Предупреждаю сразу: возможно, в это воскресенье главы не будет. Не факт, что успею. Но постараюсь.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты