Путь домой. Четыре близнеца.

Гет
PG-13
Закончен
3
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Макси, 502 страницы, 40 частей
Описание:
Четыре близнеца выросли, не подозревая о существовании друг друга. Но настал определенный пророчеством момент, и их судьбы вновь переплелись. Оказалось, что влиятельный враг их родителей рад воспользоваться неведением двадцатилетних юношей. И самим братьям требуется время, чтобы принять такое сходство, ведь никто бы не захотел терять свою индивидуальность в глазах возлюбленной.
События разворачиваются в альтернативном мире, общественный строй которого соответствует XVII веку нашей истории.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Книга I. Глава 39. Предательство.

Настройки текста
— Мы уже стали терять надежду на встречу с вами, сударь, — приветливо улыбаясь, герцог ни на миг не переставал изучать лицо Антуана, и кое-что ему уже открылось, — Куда же вы пропали? — Обстоятельства оказались сильнее меня, — бесстрастно откликнулся Антуан. Он не чувствовал ни малейшего внутреннего смятения, чем сам себя удивлял. Еще день назад он бы содрогнулся при одной только мысли о такой встрече, но сейчас она была воспринята им даже с некоторым удовлетворением, ведь какая-то, не самая маленькая, часть его души давно жила в ожидании наказания за обман. «На, получай, подлец!!!» - подала она свой злорадный голос. — Обстоятельства?.. – герцог с пониманием кивнул, - Уверен, вам довелось пережить интересное приключение. Уже предвкушаю увлекательную историю за бокалом вина у тихо тлеющего камина... Кстати, вы помните о нашем уговоре? — Уговоре? — взгляд Антуана обратился к барону, потом к притихшему маркизу, пробежал по лицам гвардейцев и снова вернулся к герцогу, — А что Виктор? Почему его нет вами? — Виктор? — герцог выразил удивление — А вас это правда интересует, мой друг? — Да, почему бы и нет? Мне объяснили, что мы с ним родные братья, — ничуть не смутился Антуан. — Да, были... — Были? Как это понять? — Антуан удивлённо повёл бровью. — Дело в том, что это был не Виктор, а Эжен. Это ему пришла в голову мысль выдать себя за брата, в то время как того уже скоро год как нет в живых, — герцог сокрушенно развел руками. "Эжен?!! От него такое можно было ожидать!!! Значит, Эжен!!!" — взгляд Антуана остановился. — Но разве это что-нибудь меняет? — искренне удивился герцог. — В принципе нет. Но... Хорошо, пусть Эжен. Так где он? — На третий день после вашего исчезновения он сбежал, и с тех пор мы о нем ничего не слышали. — И, конечно же, не знаете, куда он направился? — Антуан недоверчиво сощурился. — Нет. Но я могу вам поручиться, ничего более о вашем родстве он не узнал. Что это за улыбка? Вы мне не доверяете? - герцог продолжал излучать радушие. — Конечно нет, милорд. Вы удивлены? — Антуан раздраженно усмехнулся, — Как вы можете поручиться за этого человека, когда совсем его не знаете?! — А вы знаете? — герцог напрягся. — Знаю ли я? - Антуан резко развернулся к барону, - Сеньор, вы очень удивитесь, узнав, что именно Эжен выкрал вашу племянницу из охотничьего домика? Да! И потом у него хватило нахальства вернуться к вам на службу! Мне пришлось изрядно попотеть, выкручиваясь из этой идиотской ситуации. Барон не скрыл удивление, но он предпочел по-прежнему воздерживаться от комментариев. — Но, как я понимаю, вы, сударь, с честью решили эту задачу, — попробовал разрядить атмосферу герцог. Антуан медленно перевел на него взгляд, но отвечать не стал. — Позвольте узнать, мой друг, куда вы направляетесь? Не нас ли вы искали? Может быть, наконец, поняли, что пора передать строптивую испайронку в заботливые руки ее дядюшки? — герцог решился-таки перейти к сути дела. Правда, к своему великому сожалению, он все ещё плохо представлял, чего ожидать от Антуана. Глаза юноши сверкнули недобрым огнем. — Иными словами, вы бы хотели, чтобы... — ...вы вспомнили о нашем уговоре! - в голосе герцога послышалась мягкая настойчивость, - Он все еще в силе! Я убираю с вашего пути Фрэнка и Анри, а вы, как де Валеньи, получаете в жены графиню де Монсар. Так кажется? Я ведь ничего не упустил? Антуан нервно рассмеялся. — Получаю в жены! Нет, господа, плохо вы ее знаете. К этому пункту придется подойти творчески. — И как же? Мы готовы выслушать ваши пожелания... — герцог даже подался вперед. Смех Антуана оборвался также резко, как и начался. — Мы с вами прежде не обсуждали, как именно вы «отодвинете» Жана и Анри... — Они мешают вам, верно?! Тогда признайте, кто-то должен взять на себя роль злодея. И кто же подходит на эту роль лучше меня? - герцог всем своим видом постарался показать, что признает это с большой неохотой. — Я все ещё не понимаю, - нахмурился Антуан. Герцог сокрушенно повёл головой: — Я думаю для всех будет лучше, если эти двое покинут пределы Фрагии. Позвольте мне об этом позаботиться! Ради вас! Ради нашей... дружбы! — Покинут пределы Фрагии… Это ведь не образное описание смерти? - нахмурился Антуан. — Что вы!? Конечно нет! Подумайте сами, если бы я был поклонником такого решения, что помешало бы мне убить их уже давным-давно! Конечно же я позабочусь о сохранности их жизни. Просто жить они будут не во Фрагии. У этих двоих взбалмошный характер. Вы сможете спокойно строить свою супружескую жизнь только при условии, что Фрэнк и Анри не станут путаться у вас под ногами. Вы со мной согласны? — Так, значит... - Антуан горестно сжал губы. — Опять же, я готов выслушать и ваши пожелания! Клянусь! — герцог торжественно поднял вверх два пальца. Антуан кинул взгляд на барона. Тот согласно кивнул в ответ. — Хорошо. Я помогу вам встретиться с ними, но давайте договоримся, пока я все еще Виктор. — Как вам будет угодно, мой друг! — герцог даже не попытался скрыть свою радость. Антуан хмуро кивнул и пришпорил коня. Герцог, барон и маркиз не отставали. За ними темной волной шли брианские и испайронские гвардейцы. А замыкали это шествие две своры гончих, о которых заботились люди маркиза. Да, маркиз не смог предоставить проводника, но лучших гончих из своего загородного поместья вызвать все-таки сумел. Во все время разговора Антуана, герцога и барона Карлос несколько раз испытал приливы гнева огромной силы, но всё-таки смог с собой справиться. Ему помогло то, с каким самообладанием за всем этим наблюдал Виктор. Тот оставался непроницаемым, только пристально всматривался в лицо бог весть откуда взявшегося брата, да ещё позволил себе снять шляпу и повязать на лоб чёрную ленту. Этот знак говорил о том, что Виктор готов действовать, даже драться. И Карлос для себя решил - чтобы Виктор не выкинул, он, Карлос, будет с ним рядом! Антуану не надо было утруждать себя выбором пути. Ведь он все равно не представлял, где оказался. Не в пример Жану, лес он не знал. От мельницы уезжал, не разбирая дорогу. Разглядев во всем происходящем руку судьбы, он не сомневался, что от него уже ничто не зависит. Просто пришло время решения проблемы. Как бы то ни было, скоро он, наконец, снимет маску... Аминь! И это становилось похожим на правду. Виктор еще не успел как следует выбрать позицию, чтобы запустить камень в голову Антуана, и так отключить его, как среди деревьев показались... Жан и Марианна. Влюбленные совсем утратили связь с реальностью. Предоставив своих коней самим себе, они поднялись на небольшой пригорок, и позволили себе отдаться счастью настоящего момента. Где-то там, внизу, Сьена несёт свои воды в Брианский пролив, и ее левый берег манит изумрудной зеленью затопляемых лугов на фоне величавого кружева березовых лесов. Влюблённые поднялись сюда, чтобы насладиться открывающимся видом, но оказалось, что обоих гораздо больше привлекает другое. Жан держал Марианну одной рукой за талию, другой за плечи, она обвила его сильную шею своими руками и... их уста объединили их в нечто, созданное точно не на земле. От удивления герцог даже приоткрыл рот. И, конечно же, он сразу вспомнил про Антуана. Тот буквально остолбенел. Получается, он все-таки вывел герцога на эту влюбленную парочку! Как это произошло?!! Почему они здесь?!! — Вот это начало... — не ясно для кого изрек Антуан. Герцог дал знак, и Виктор позволил потоку гвардейцев увлечь себя вперед. Все случилось в пару секунд - Жан и Марианна бегом бросились к своим коням, но не успели. Три десятка слуг герцога, барона и маркиза окружили влюбленных плотным кольцом. Марианна инстинктивно вцепилась в рукав Жана. Он, так же не задумываясь, заслонил ее от герцога. Но скрыть ужас, охвативший его душу, юноша не мог. Их окружили! И никакого шанса на спасение не видно! — Какая безрассудная беспечность! Вы серьёзно думали, что мы прекратили ваши поиски!? — герцог торжествовал, — Нет, вы только поглядите! Кавалер не вооружён?!! И этому слепцу вы, сеньорита, доверяете свою честь?! Не странно ли это?! Молчание стало ответом. Хорошо, вам и правда трудно ответить. Рад сообщить, весь этот эскорт собран исключительно ради вас! Марианна почувствовала, что под оценивающим взглядом герцога, ее начала пробирать нервная дрожь, совладать с этим пока не получалось. Жан крепче сжал ее руку, надеясь передать ей хоть сколько-то сил, и, похоже, у него это получилось. Девушка вдруг вскинулась и звонко поинтересовалась: — Дядя, а где же ваше красноречие? — Я приберегу его для встречи с племянником, — глаз барона зловеще сверкнул. — Браво! – Марианна выступила из-за спины любимого, - Жан, ты слышал? Анри признан законным наследником владений наших родителей! Все оказалось проще, чем мы ожидали! Но вот только, дядя, встречу с ним вам придется отложить. Он, знаете ли, не совсем здоров, - теперь Марианна стояла не позади, а рядом с Жаном. — Браво, мадемуазель! Я восхищён! — герцог даже трижды хлопнул в ладоши. Марианна круто развернулась к нему и тут же подобралась, словно кошка, готовая к прыжку. Она начинала понимать, что стояло за опасениями всех тех людей, от которых ей доводилось слышать его имя. Герцог страшно давил на нее уже одним своим присутствием, и с этим было очень трудно справиться. Но Марианна все-таки приняла вызов и решилась отпустить руку Жана. Главное он стоит рядом. Сейчас именно в этом ощущении близости к возлюбленному девушка черпала силы. — Что именно так вас радует, Ваша Светлость? — Жан заговорил неожиданно спокойно. Это сделало его голос очень весомым. Герцог все еще восседал на коне, но теперь стало казаться, что это Жан смотрит на него сверху вниз, — Как только гордость брианского лорда позволяет вам навязывать своё общество людям, которые даже знать вас не желают? — Это грубо, Френсис! – искренне возмутился герцог, - Так говорить с человеком, который до сих пор не лишил тебя наследства! Грубо и неблагодарно! — Вы ещё и моим отцом назовётесь? - изумился Жан, - Зачем так утруждаться? — Я усыновил тебя, будучи в ясной памяти и здравом рассудке. Ты единственный был удостоен такой чести. Так что именно даёт тебе право так непочтительно разговаривать со мной? — Что?! Ваша ложь касательно моего происхождения! Ваша клевета на моего родного отца! Или вернуться к началу и напомнить вам, как вы выкрали меня из отчего дома? - вскинулся Жан. — Ты серьезно полагаешь, что всё ещё нужен графу де Лаган? - усмехнулся герцог, - Ты хоть раз пытался взять на себя труд задуматься, почему он до сих пор тебя не нашел и не признал? Ведь все эти годы ты жил открыто, не таясь, - герцог всем своим видом выразил полное недоумение по этому поводу, но тут же вскинулся, - Впрочем, думаю, я знаю ответ. Если ты не в курсе, закон королевской короны Фрагии закрыл тебе путь в родной дом. Тебе там не рады! Единственная твоя возможность удержаться на вершине этого мира, это склонить голову передо мной. Я все ещё готов считать тебя своим сыном. Это великая удача для тебя, согласись! Закон Бриании защитит тебя от несправедливости закона Фрагии! Жан почувствовал, как по его спине побежали мурашки. От волнения он плохо понимал, что говорит герцог, ещё меньше - что стоит за этими неожиданными, странными речами. В таком внутреннем смятении юноша обратил взгляд к Марианне, и в тот же миг все встало на свои места. Даже в шутку или с какой-то иной целью называться сыном человека, зверски убившего родителей этой девушки и ее брата!? Да ни за что на свете! Тем более, что Жан уже отлично знал, как мало власти и свободы даёт титул сына герцога Бетенгтона. Марианна тоже обратила к нему взгляд. «Что нам делать!? Жан!!! Как быть!?!» - девушка с огромным трудом сохраняла самообладание. Жан ободряюще кивнул и даже попробовал улыбнуться. — Так каков твой ответ, Френсис? - Его Светлость счел возможным напомнить о себе. Жан медленно развернулся к нему: — Я Жан. — Значит, Жан, - Его Светлость сокрушенно вздохнул, - А что дальше? Какое тогда у тебя полное имя? Разве граф де Лаган дал тебе позволение использовать свой титул или какую-то, хоть малую его часть? Нет! И будь уверен, это не случится! — Не вам об этом судить! - вскинулся Жан, - Но раз уж пока верно, я ещё даже не встречался с графом де Лаган, назовусь… Ровиньолем. Жан Ровиньоль все лучше и достойнее, чем герцог Бетенгтон! — О как!? - герцог ядовито усмехнулся и развернулся туда, где за спинами Ламороу и Рона до сей поры оставался незамеченным Антуан. Подчиняясь величественному жесту руки своего господина, праиэры расступились, и Жан с Марианной к своему великому изумлению увидели Антуана. Лицо того покрывала прямо-таки мертвецкая бледность, и это первое, что различил Жан: — Виктор!?! Ты в порядке!?! Настоящий Виктор при этом возгласе вздрогнул всем телом. А вот Антуан лишь нахмурился. Вместо него откликнулся герцог: — Признаться, я удивлён! Ты, Френсис, и правда вознамерился отнять у брата не только девушку, но и имя? А у него ты спросил разрешение называться Ровиньолем? Жан раздраженно сверкнул глазами в сторону Его Светлости, и снова обратился к Антуану: — Ответь! Ты цел!? — Почему ему не быть целым? – снова взял слов герцог, - Виктор Ровиньоль здесь доброй волей. Он обещал устроить эту нашу встречу и, верный данному слову, выполнил уговор. Поступок достойный благородного человека! – и Его Светлость жестом предложил Антуану приблизиться, а Ламороу легонько ударил его коня по заду. Так Антуан и правда выступил вперёд. — Что он такое говорит? - Жан снова обратился к Антуану, - Ответь мне, брат! Карлос выхватил из толпы гвардейцев Виктора. Обе руки того лежали на рукоятях кинжалов, вставленных в пояс, губы плотно сжаты, а взгляд прикован к лицам братьев. Антуан неопределённо повёл головой. Выдавить из вдруг пересохшего горла хоть слово оказалось делом крайне трудным, но он справился: — Что ты хочешь услышать? Тут вскинулась Марианна: — О каком уговоре говорит этот человек!? Виктор, ответь! — Мне нечего добавить к уже сказанному Его Светлостью, - ожесточился Антуан, - Впрочем... Справедливости ради, за эту встречу с дядей тебе, Марианна, все же лучше поблагодарить Жана! В самом деле, какая безрассудная беспечность! — Так ты в самом деле предал нас!?! - взорвалась гордая испайронка, - Какая же ты сволочь, Виктор! Она даже сделала пару шагов по направлению к нему, но Жан схватил ее сзади за локти и удержал. — Не надо! - зашептал он ей в ухо, - Это ничего не изменит! Марианна резко развернулась лицом к Жану: — Теперь-то ты видишь!?! Он!.. — Он мой брат! - глухо откликнулся Жан и поднял на Антуана тяжёлый взгляд, - Да, я допустил непростительную ошибку! Но ты-то... Что здесь делаешь ты? И снова за Антуана ответил герцог: — Не так давно этот человек поступил на службу к Его Милости барону Парадессу. Барон определил ему очень хорошее жалование. Фрэнк, не в пример тебе, твой брат трезво смотрит на жизнь и звёзд с неба не хватает. И, знаешь что, я, устал от твоей строптивой неблагодарности! Все сложится к лучшему, если твоё место займёт он, человек, который умеет быть благодарным за великодушное покровительство. От этих речей герцога Жан сморщился, словно ему на язык попало что-то очень кислое. Он увидел, с каким искренним удивлением воспринял эти слова называемый Виктором, и счёл это добрым знаком. Взгляд Жана пробежал по строю многочисленных до зубов вооруженных зрителей и обратился Марианне: — Их слишком много! - тихо произнёс он, обращаясь исключительно к любимой, - Прости меня! Я... Сейчас у нас шансов нет. Надо выждать! Прости! «Молю! Будь сильной!» - продолжил он безмолвный диалог, - «Я обязательно что-нибудь придумаю! Не падай духом!» Марианна заставила себя кивнуть. Тогда Жан тяжело вздохнул и развернулся к Его Светлости: — Так что же дальше? Такое самообладание пленника герцогу не понравилось. Оставить за ним последнее слово он не мог. Впрочем, спектакль ещё не окончен. Его Светлость дал знак подвести ближе коней Марианны и Жана, и после этого обратился к барону: — Сеньор, ваша мечта сбылась. Беглянка возвращена под ваше крыло. Готовы ли вы позаботиться о ее безопасности должным образом, или доверим это моим праиэрам? Барон раздраженно махнул рукой Карлосу, тот поклонился и направился к Марианне. Он остановился в паре шагов от госпожи и выразительно кивнул на ее коня. Но девушка только крепче вцепилась в руку Жана. Юноша накрыл ее ледяную от ужаса руку своей горячей ладонью и даже смог заставить себя улыбнуться, кивнуть: — Иди... Выход найдётся! Обязательно найдется! Марианна не заметила, когда по ее щекам заструились горькие слезы. Отпустить руку Жана оказалось просто невозможно! — Сеньорита! - Карлос обратился к госпоже как только мог мягко, - Прошу вас! Взгляды Марианны и Жана одновременно обратились к предводителю гвардии барона Парадесса, и уже в следующее мгновение Жан удивил сам себя. Он сам с мягкой настойчивостью оторвал от себя руку Марианны и передал ее Карлосу: — Хорошенько позаботься о своей госпоже! Карлос веско кивнул, а Марианна горестно повела головой и... подчинилась, не стала вырывать руку, позволила Карлосу отвести себя ближе к барону. — Значит так, - встрепенулся герцог и взмахнул рукой, призывая своих праиэров ко вниманию, - Этого воздыхателя в седло и хорошенько связать! Мне больше не нужны сюрпризы! Ламороу, ты понял!? Первый праиэр зло оскалился, спрыгнул на землю и решительно двинулся к Жану. Тот непроизвольно отступил на пару шагов и возвысил голос: — Ваша Светлость, связывать-то зачем? Я поеду с вами и так. Если хотите, могу дать слово... — Грош цена твоему слову, малец! На что ты рассчитывал, отказываясь от чести быть моим сыном? - герцог наконец дал некоторый выход обуревавшей его злости. Ламороу сделал ещё один шаг. Смотреть в его почти красные глаза всегда было жутко, а сейчас ещё и невыносимо противно. Взгляд Жана метнулся к лицам других праиэров, и ближе всех оказался Пит. В его руках даже обнаружилась верёвка. Что ж, пусть так. Жан в пару шагов покрыл разделяющее его и Пита расстояние и протянул к нему сведенные в запястьях руки. На бесстрастном лице блондина появилась тень интереса, взгляд метнулся к герцогу. Тот нервно кивнул, и Пит, больше не мешкая ни мгновения, взялся связывать руки Жана. Уже будучи около барона, Марианна обернулась к Жану, и ее накрыла волна ужаса. Видеть, как связывают руки ее возлюбленного оказалось не просто страшно. Лицо девушки покрыла мертвецкая бледность. Она утратила связь с реальностью. Все обесцветилось, смолкло! Остался только адский холод ужаса. Барон тронул племянницу за плечо. Та не реагировала. Тогда барон заглянул в лицо девушки и, наконец заметив, в каком она состоянии, взорвался: — Какого черта!!! Марианна!!! Ты давно не ребёнок!!! Ты графиня! Ты сеньорита Коэльо дель Васкос!!! Возьми себя в руки!!! Марианна стояла так, словно не слышала его. Тогда барон решился, раз уж пощечина - это единственный способ вернуть племяннице способность соображать, но сделает это. И рука барона взлетела во взмахе, но тут Марианна вдруг очнулась и резанула дядюшку таким гневным взглядом, что тот так и замер с поднятой рукой. — Только попробуй меня ударить! - зашипела девушка. — Так и не вынуждай меня! - огрызнулся барон и указал на коня, - В седло, живо! Нам ещё ехать за твоим братом! — Что!?! - Марианна отскочила от барона, словно он все-таки ударил ее, - Анри!?! Ну уж нет! Вам до него не добраться! — Это не тебе решать, глупая девчонка! - барон даже не пытался скрывать свою злость, - Пожелай мы, ты сама нас и отведешь! — Я не понимаю... - выдохнула Марианна. Барон указал на уже связанного Жана: — Чья жизнь тебе дороже? Этого... близнеца или брата? - и барон возвысил голос так, чтобы его точно мог расслышать герцог, - Ваша Светлость, раз уж этот мальчишка больше не является вашим приемным сыном, почему бы нам не обменять его жизнь на голову Анри Монсо? Взгляды Марианны и Жана встретились. Они поняли друг друга без слов, поклялись ни при каких обстоятельствах не выдать Анри. Заметивший и правильно понявший этот немой диалог герцог криво усмехнулся: — О, как романтично, и как глупо! Барон прав, было бы забавно взять в проводники кого-то из вас двоих. Но в этот раз можно обойтись и без таких хлопот. Верно, мой друг! - и герцог обернулся к Антуану. Антуан развернулся к герцогу и всем своим видом дал понять, что не расслышал последние слова того. — Вы ведь покажете нам, где сейчас находится Анри Монсо? - герцог счёл возможным повторить вопрос. Антуан нахмурился, задумался на пару секунд и потому вдруг утвердительно кивнул. Взгляд Карлоса снова метнулся к Виктору. Тот, как и многие, уже давно спешился и теперь, казалось, проявляет к происходящему внимание не большее, чем остальные. Только Карлос мог заметить и понять, что кроется за чуть прищуренными глазами и в горькой складке губ его молодого друга. — Виктор!!! — возмутился Жан (при этом настоящий Виктор невольно вздрогнул). Жан поймал взгляд Антуана и уже не выпускал, - Что ты творишь?!? Удовольствию герцога не было предела: — Виктор привел нас сюда, отведет и дальше. Все правильно. Антуан остался непроницаем, и это оказалось более, чем красноречивым. А что он мог возразить?! Жан все понял и с трудом перевёл дыхание: — О Боже, спаси его душу!!! Братья, такие похожие и непохожие одновременно, в этот момент как бы перенеслись в другой мир, в котором они остались один на один. Жан буквально впился глазами в самое сердце Антуана. Он просто отказывался верить в реальность происходящего. Не менее неуютно чувствовал себя и Антуан. Да, чувства, которые он испытывал к Жану было очень трудно назвать братскими. Но видеть его в окружении слуг герцога, со связанными руками... Какая-то часть души Антуана жаждала еще большего унижения для Жана, рвалась раздавить его, даже уже начинала ликовать. Но эта часть вдруг стала стремительно уменьшаться в размерах. Антуан понимал, что в этой ситуации факт именно его предательства нанес брату смертельную рану... Другая, большая часть души Антуана в этот момент на самом деле оказалась раздавлена, парализована. Она была смертельно напугана, она понимала, что в эту минуту именно ее пытается найти Жан, именно к ней решился обратиться. Но она также понимала свое полное бессилие что-либо изменить. — Это не ты! Очнись! – взмолился Жан, - Я не могу поверить, что ревность настолько выжгла твою душу! Ты не можешь иметь с этими людьми ничего общего хотя бы потому, что ты мой брат!!! Ты понимаешь?! Ревность сделала тебя безумцем, и герцог этим воспользовался! А теперь, смотри, как он наслаждается!!! Герцог отметил, как Антуан заметно побледнел, и Бог знает, во что это грозило вылиться, потому герцог поспешил перехватить инициативу. — Заткните пасть этому паршивцу! Хватит! Этот приказ вывел гвардейцев из оцепенения, и они набросились на Жана. Мало кто из них был способен остаться равнодушным к происходящему, но сейчас от них требовались действия. Жан пожалел, что позволил связать себе руки. Он ловко увернулся от накидываемой было на него петли, сшиб кого-то с ног и улучил еще пару секунд: — Слушай меня, Виктор! Если выдашь им Анри, я отрекусь от тебя! Да и не только я!!! Жан умудрился выбить еще двоим колени, но толпа гвардейцев все-таки скрыла его с головой. Марианна схватилась за голову, и из ее души вырвался крик отчаяния: — Нет!!! Не трогайте его!!! — Опомнись!!! — вновь донесся голос Жана. От этого Антуан невольно содрогнулся. Было очевидно, что даже в этом отчаянном положении Жан думает не о себе. И вдруг слуги герцога расступились. Ламороу с трудом оттащил одного особо увлекшегося, и остальные свидетели получили возможность увидеть распростертого на земле Жана. Глаза его были закрыты, а изо рта сочилась кровь. — Нет!!! — Марианна рванулась к нему так резко, что Карлос не смог ее удержать, — О нет!!! Девушка рухнула на колени рядом с бесчувственным Жаном, схватила его за щеки, а уже в следующий миг припала ухом к груди. — Он жив, только без сознания, — хмуро сообщил Глен. Это услышали все. Марианна, плохо осознавая услышанное, резко развернулась к нему, к этому черноволосому гвардейцу герцога со странно неприятным лицом. Виктор с трудом унял порыв обнять ее, утешить, вместо того он лишь отвел глаза в сторону. — Жив?! — вздох облегчения вырвался из груди девушки, но уже в следующую минуту она вспомнила об Антуане, и глаза ее вспыхнули пламенем гнева, — Мерзавец!!! Я проклинаю твою любовь ко мне! Слышишь?! Я прокляну и тебя, если ты предашь и моего брата! Ты не человек, ты ядовитая язва на теле семьи Лаганов!!! С этими словами Марианна начала надвигаться на Антуана. Опомнившись, Карлос бросился к ней и попытался силой оттащить в сторону, но справиться с Марианной сейчас было очень трудно. Она вся так и рвалась вцепиться в горло Антуана. — Ты меня слышишь?! Если с Жаном и Анри случится что-нибудь страшное, непоправимое, не знать тебе счастья! Я прокляну твое будущее! Будь уверен, мое проклятье сработает! Ты останешься совершенно один на всем белом свете и смерть твоя будет ужасна!!! Ты меня слышишь, Виктор?!!! Ты... — в этот миг она неожиданно вздрогнула и мягко осела на руки Карлоса. — Обморок? — в голосе герцога угадывались нотки беспокойства. — Да, черт побери! — отозвался Карлос. Лишь Виктор понял, что на самом деле случилось. Как он и учил, испайронец незаметно хитрым образом сжал шею девушки, и Марианна против воли погрузилась в сон. Сделать это Карлоса надоумил трюк, выполненный Виктором над Жаном. — Тем лучше. Меньше шума... — выдохнул барон. — Согласен, - встрепенулся герцог, - Нам пора, господа. Мы потеряли слишком много времени! Он подъехал к Антуану и тронул его за руку. Тот вздрогнул всем телом, и поднял на герцога мутный взгляд. Ржавчина сострадания закралась в железное сердце герцога. — Мой молодой друг, прошу вас, не принимайте это так близко к сердцу! В конце концов, эти проклятья были произнесены не в ваш адрес. Вы меня слышите? В этой сцене было излишне много драматических красок. Все значительно проще и светлее. Вы меня слышите? — Да, Ваша Светлость, слышу, — взгляд Антуана и правда прояснился. — Замечательно. Вы поможете барону найти племянника? — Конечно, о чем речь! Виктор круто развернулся к Антуану, словно эти слова были раскаленным металлом, поднесенным к его виску. Это резкое движение привлекло внимание герцога, и он успел перехватить этот взгляд. Словно молния его прошибла догадка. Эти глаза! Глаза Жана!?! Антуан, в это время посмотревший на герцога, тоже перевел взгляд на Виктора, но тот уже не смотрел в его сторону. Не поняв замешательство герцога, он повторил: — Я готов. — Очень хорошо, мой друг! — лицо герцога озарила улыбка, — Барон, мы продолжаем путь! В голове Антуана все гудели, грохотали слова проклятья. Уж он-то знал, что эти стрелы гнева попали в цель. “Ядовитая язва на теле семьи Лаганов!” — это вдруг поднялось выше всего. “Язва!” Каждое новое повторение этого слова наносило его душе новый порез. “Язва! Да, может быть!.. Но во всех этих проклятиях было маленькое “если”. Если я выдам Анри...” — решение было принято давно. Антуан не долго выбирал направление, к своей великой радости он нашел несколько ориентиров. Уже через пару минут отряд двинулся в путь. Связанного по рукам и ногам Жана перекинули поперек седла его коня, а присматривать за ним было поручено лично Ламороу. Так же бесчувственную Марианну перекинули поперек ее седла, и поводья этого коня взял в свои руки сам барон. Маркиз де Рельгро продолжал держаться в стороне и бороться с желанием сбежать прочь, так как голос разума подсказывал ему, что быть свидетелем таких событий дело крайне опасное. Но перспектива скорой встречи с Анной, искренняя тревога за нее, все-таки дали силы остаться в составе этой странной компании. Ожидания барона и герцога долгой дороги не оправдались. Довольно скоро Антуан остановился на опушке леса и указал на старую мельницу: — Мы приехали, но... кажется, поздно. — Что?! — барон очень надеялся, что ослышался. Его люди уже ринулись к мельнице, и скоро стало ясно, что она совершенно пуста. — Это шутка, сударь?! — барон грозно развернулся к Антуану. — Позвольте, какая шутка!? — Антуан весь взъерошился, — Еще часа два назад они были здесь! Видимо, Геньи успел их вывезти. Но Геньи не имел достаточно времени, чтобы замести следы, ведь на его шее кроме раненного, еще и артисты! Ищите! Это уже ваша забота! Барон был готов буквально испепелить Антуана, но яростный отпор того, на мгновение лишил испайронца дара речи. И в этот момент к ним подбежал слуга барона: — Дон Парадесc, Карлос нашел следы!! Барона как ветром сдуло. После минутной заминки, герцог и Антуан последовали за ним, при этом Его Светлость ни на миг не упускал из своего внимания Антуана и уже усиленно искал глазами в очередной раз исчезнувшую фигуру Глена. Изнутри мельница и правда казалась обжитой. Здесь еще дымились угли костра, в сене слуги нашли платок Марианны, и еще какую-то безделушку, в которой Антуан сразу опознал браслет Анжелики, видимо девочка неосторожно обронила его здесь... — Сюда, сеньоры! — звал все тот же слуга. Карлос нашел следы фургона, еще довольно четкие. Праиэры герцога, в том числе и Глен, как отметил герцог, выбивались из сил, чтобы не дать никому из любопытствующих гвардейцев что-либо затоптать. — Найдешь дорогу? — с заметным волнением поинтересовался барон у Карлоса. — Обижаете, сеньор! Здесь и младенец пройдет! И вообще, я здесь лишний. Наши собаки без труда возьмут след. — Тогда вперед! Верно, собаки легко взяли след, и кавалькада, движимая сладостным предвкушением близкой победы, ринулась за ними. Виктор, с трудом сдерживая свое волнение, прилагал нечеловеческие усилия, чтобы не выбиваться из компании гвардейцев. Глядя на его лицо, нельзя было даже предположить, какие бури кипят в его душе. Что если собаки и правда приведут их к раненному Анри?! Голова шла кругом. К тому же Виктор заметил повышенный интерес герцога к себе, и даже понял, чем его вызвал. Теперь надо было с утроенной тщательностью обдумывать каждый свой шаг. Ему меньше всего на свете хотелось разделить компанию Жана и Марианны. Антуан же... Виктор старался не думать о нем, потому что всякий раз, как его мысли обращались к предателю, в душе его закипал лютый гнев, уже поставивший его, Виктора, в затруднительное положение. Сам того не замечая, Виктор стал яростно молиться. И Всевышний услышал его мольбу. Уже через десять минут собаки сгрудились в тесную свору, и всадники едва не налетели на них. Кавалькада остановилась. — Что произошло?! — барон даже привстал в стременах. Из толпы слуг выделился Карлос: — Собаки потеряли след, сеньор. — Что?! Ты понимаешь, что ты говоришь?! Как это могло случиться?! — Мне очень жаль, сеньор, но я же говорил вам, мы имеем дело с мастером. Этот местный леший, чем-то засыпал землю, натер колеса повозки, копыта коней... — Говори короче! — Это что-то и отшибло собакам нюх. Вот и все, сеньор, — и Карлос смолк, безнадежно разведя руками. Барон и герцог с трудом переварили это открытие. — Но, Карлос, дружище, следы ведь все равно видны, не правда ли? — сообразил герцог. Карлос усмехнулся: — Пока да, Ваша Светлость, хоть форма их и крайне странная... — Ты не собака, и эта травка Геньи не отшибла тебе нюх, не так ли? Так что действуй! Карлос бросил вопросительный взгляд на барона. Тот энергично закивал. — Да, Карлос, заклинаю тебя, найди их!!! Карлос поклонился в знак покорности и приступил к своей столь ненавистной ему в эту минуту работе. Да, следы были четкими, даже слишком, и мысль, что именно он, Карлос, сейчас доведет до конца дело, начатое Антуаном, стала сводить старого пирата с ума. Он спиной чувствовал взгляд Виктора, понимал, как тот сейчас на него надеется, но что он может тут сделать? Карлос не ошибался, Виктор и, правда, пусть мысленно, шел рядом с ним и продолжал молиться. Теперь ему казалось, что у них появился шанс. Какое счастье, что раненного опекает такой ангел хранитель, как Геньи, что Анна, златовласая Анна, не попала в эту беду!.. Еще пятнадцать минут уже не столь быстрого преследования, и... Карлос выпрямился в недоумении. — Что случилось?! — забеспокоился барон. — Разрази меня гром! Сеньор, вы только посмотрите!!! Кто бы мог предположить, что здесь найдутся такие места!!! Преследователи остановились на краю широкого очень мелкого ручья, берега которого представляли собой россыпь крупного гравия. Это было нечто похожее на перекресток. Ничто не мешало повозке пойти по течению вверх, или вниз, или пересечь его и скрыться на том берегу. Следов одинаково не было видно. — Что ты хочешь сказать?! — казалось, барон позеленел. — Здесь невозможно найти следы, — хмуро отрезал Карлос. Виктор с огромным трудом скрыл свое ликование. — Да ты понимаешь, что ты говоришь?!! — Барон, барон!!! — вмешался герцог, — Надежда еще не потеряна. Они не могут все время оставаться в ручье. Где-то они из него вышли, и мы найдем где. Не правда ли, Карлос? Надо только тщательно обследовать землю берегов. — Это справедливо, Ваша Светлость, — согласился Карлос, хоть в голосе его и слышалось сомнение, — Но лично я за успех не ручаюсь. — Приступай, можешь располагать и моими гвардейцами, — тоном, не терпящим возражения, приказал герцог. Эти отчаянные поиски велись ещё течение нескольких часов. Карлос метался, как лев в клетке, пытаясь организовать поиски, но на самом деле главное им было сделано еще в первые минуты. Он засек, где Геньи вывел свою компанию из ручья, направил туда Виктора, и тот, скрытый кустами от навязчивого внимания герцога, уничтожил эту последнюю надежду барона на встречу с племянником. Герцог и барон начинали терять терпение, а с ним и надежду. Барон, словно подытожив свои невеселые размышления, круто развернулся к Антуану, который в болезненном оцепенении не мог оторвать взгляд от бесчувственного тела Марианны. Видеть ее в таком ужасном положении… Перекинутой через седло… Антуан и не замечал, что его уже какое-то время бьет нервная дрожь. — Говорите, сударь, куда они делись?! – трескучий голов барона все-таки пробился к сознанию Антуана. Взгляд юноши прояснился, на губах его заиграла горькая усмешка. — Не знаю. — Вы должны знать, что стоит за такими фокусами! Куда они делись!? Во взгляде Антуана отразилось крайнее удивление. — Господа, не требуйте от меня невозможного! Я ничем более не могу вам помочь! Я не знаю этих мест! Я не знаю, что и куда движет Геньи! — Вы прожили с ними больше недели! — не унимался барон. Антуан недобро сощурился: — Вы думаете, я сделал это по собственной воле? Мое положение там мало чем отличалось от положения пленника. Геньи никому не разрешал покидать Райский уголок... — Райский уголок? — поймал его на слове герцог, - Это они мельницу так называли? Антуан не сразу его понял и вдруг нервно рассмеялся: — А похоже, что здесь целую неделю жил без малого десяток людей? Господа, эта мельница кладовая Геньи. Где же находится его дом, я правда не знаю. Сегодня утром я сюда приехал в фургоне, почти как пленник. Геньи не доверял мне, настаивал на этой скрытности. Это так унизительно… Я сбежал от них именно с мельницы, потому и смог привести вас только туда. Уж простите, но это все, что я могу для вас сделать! — Хорошо, хорошо, мой друг! — согласно кивнул герцог, — Не надо так горячиться! — Но мне, как в прочем и вам, Ваша Светлость, нужен Анри! — вскипел барон. Герцог согласно кивнул и тут же возразил: — Мы сами видим, на все воля Господа. Может быть, Карлос когда-нибудь и найдет этот их Райский уголок. В любом случае, согласитесь, на сегодня у нас уже неплохой улов...

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты