Повесть О Сером Мире.

Гет
NC-17
Завершён
19
автор
Размер:
297 страниц, 19 частей
Описание:
— Все мы лишь серая масса, живущая в серых землях. Мы мечтаем, что наступят грезы о светлом мире, но они так и останутся грезами, лишь разбавив краски этого мира.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
19 Нравится 1 Отзывы 1 В сборник Скачать

Первая кровь.

Настройки текста
Глава 3. Первая кровь ━━━━━━━◌ Северная душа◌━━━━━━━ Теперь же, ночная снежная буря, звонкий свист ветра не давали спать и самому сыну Фридриха. Все улицы Скаггерака были уже погребены под толстыми осадками чистого белого снега. Сидя в своей уютной, не сказать что большой комнатке, Кастер молча взирал за падающими снежинками. Огонь в жаровне и камине – только это грело юного Хардсейма, а еще – теплые мысли о скором походе, что предстоит в не таком далеком будущем. Рядом, по правую руку сидел мастер Вельтон, натачивающий острие своего топора. Кастер, погружаясь в свои мечтания, совсем позабыл о ближайшем турнире. В его мыслях, подобно снежинкам за окном, витали грезы. Грезы о светлом, незабываемом мире, где не будет невзгод. Где он будет любим всеми. — Скажи ка, мастер. Каковы этот Астрос или Франбург? — Вновь спрашивает юнец. Кастер всегда любил интересоваться такими вещами, ему было приятно слышать о походах, в которых участвовал его отец. — Эх, это было очень давно, Кастер, да и тем более, я ведал тебе об этом. — Оборвал молву Вельт, с тяжестью вздыхая и погружаясь в воспоминания. — И что? Я хочу вновь услышать об этом. О том, что так вскоре может оказаться перед моими ногами. О завоеваниях, которые предстоят мне. — Кастер слабо улыбнулся, отрываясь от окна и искоса поглядывая на мастера. — Ладно. — Устало произносит Вельт. — Астрос - это самый, что есть, развитый материк во всем Лимсколе. Там было множество выдающихся правителей, красивые многонаселенные города. Приятный климат. Там, я когда-то и хотел остаться, но долг в родные земли – говорил сам за себя. А что про Франбург. — Мастер отложил топор в сторону, складывая руки в замок и чуть согнувшись в спине – продолжил. — Франбург самый большой континент. Туда, северяне заглядывали чаще всего. Не сказать, что он сильно отличается от Астроса, но все есть определенные штрихи. К примеру, там царит рабство, города такие же большие, но чаще всего подвергаются жуткой засухи. Правители хоть и такие же легендарные, как и в другом материке, но так или иначе – не справляются с бременем правления. — Будь там я, все могло сложиться иначе. — Ухмыльнулся Кастер, наклонив голову. — Но сейчас ты здесь. Пойми меня правильно, юноша. Ты можешь говорить все, что угодно. В реальности все хуже, чем кажется. — Покачал головой Вельт. — Когда-нибудь, ты узришь то, как мои грезы обращаются в эту реальность. Приготовься к этому мгновению, Вельтон. В течение следующего прохладного серого дня, еще один сын Фридриха Хардсейма подвергался упорным тренировкам. Как раз таки сегодня, он выучил парочку новых приемом, опробовав их на соломенном чучеле. Помимо фехтования, мастер Вельтон Резорский поведал своему ученику о тактике ведения боя. Про основы стратегии, про различные осады или боевые маневры. Сам Кастер любил выслушивать это. Он любил наслаждаться победами, пусть даже и вымышленными – но все же. Читая много древних летописей, рассказывающих о великих победах Лимскола, он понимал, что его история только начинается. Умом и хитростью с Кастером никто не сравнится. Он был идеален во всем, атлетичное телосложение давало ему преимущество в сражениях, а змеиная ловкость делала его практически неуязвимым. Ему только подавай хлеба и зрелищ, хотя он и сам может их создать. Он всегда будет на шаг впереди, именно этого Фридрих и не замечает в своём сыне, продолжая возлагать надежды на первенца. К сожалению, совершенно идеальных лимов в мире не существует. Чрезмерная вспыльчивость и жестокость осаждали и отупляли разум Кастера, что делало его намного слабее. Никто не замечал великих дарований Создателя, а именно ума юнца, разве только если Вельт, но и тот уже давно погряз в своих воспоминаниях. Народ даже не желал сравнивать Кастера с носителем титула конунга Скаггерака. Возможно, это будет их самая большая ошибка. Многие попросту задаются вопросом: «Что же сделало его таким жестоким?». Несомненно, смерть матери, которая сильно повлияла на психику юноши, а ещё больше нелюбовь отца. Каждый раз, когда Кастер в чем-либо провинится, он получает удар розгами по оголенной спине. Жестокие наказания преследовали юношу с пятилетнего возраста, а смерть горячо любимой матери совсем сломала жизнь мальчику. Даже Эйрика, бесстыжего проходимца и то не подвергали таким поркам. Чем Кастер так провинился? Ответ таился в сердце Фридриха с самого рождения мальчика. Тяжесть на душе юнца – также не спадала. Он постоянно чем-то горел, в особенности своими грезами. Кастер подозревал, что его существование в этом мире – явно неспроста. Он просто обязан совершить то, что не сделали его предшественники. Юноша горел желанием доказать своим братьям то, что он способен на большее. Он хотел заставить их задуматься. Но Кастер подозревал, что время еще не пришло. Юный Хардсейм метнул свой топор в чучело, метко пронзая его голову. — Вельт! — Воскликнул Кастер, усаживаясь на камень. — Да? — Ответил мастер, обращая свой потухший взор на ученика. — Как ты думаешь, что нужно сделать, чтобы точно стать полноценным воином? Чтобы с отвагой сражаться в предстоящем походе! — Интересовался Кастер, любуясь замерзшими горами, подле которых они и находились. Снизу виднелся сам Скаггерак, весь окруженный стенами, повсюду блуждали воины, кто-то тренировался – другие собирали вещи, хотя еще не знают точной даты отправления северных войск в дальнее странствие. — Когда я был таким же юнцом, как и ты. Отец взял меня в поход, он был тяжелым, так как море штормило. Оно и потопило драккар, на котором находился мой брат. — С тяжелым вздохом и грустью на лице, вспоминает Вельтон. — Так вот, мы отправились в свое первое сражение, разграбив ближайшее поселение. И тогда, я совершил свое первое убийство. Это был старый мужчина. И меня. Меня мягко скажем вывернуло из себя. Мне кажется истинный воин, коем ты хочешь стать, должен совершить убийство, дабы полностью распознать все тягости, что будут преследовать тебя на протяжении долгих дней. Подготовленные воины отважно и без страха отправляют своего врага в Серый мир, но ты это познаешь, только будучи во Франбурге. Надеюсь, ты выстоишь это бремя. — Отвечал старый мастер. — Значит, в первом бою ты проявил слабость. — С ухмылкой произнес юнец. — Как и ты проявишь ее. В этом, я уверен. — Спокойно говорил Вельтон, поднимая бурые глаза на вершину горы. — Нет уж, ты ошибаешься. — Уже на повышенном тоне отвечал Кастер. — Сомневаюсь. — Пробубнил Вельт, опуская взор под ноги. — Ммм, я понял. — Кивнул Хардсейм, поднимаясь на ноги. Ветер бил прямо в его лицо, холода пронизывали до самых костей, но юноша вовсе не дрожал. Он подоспел к стоящему вдали чучелу, вынул свой топор и закрепил его на поясе. — Знаешь, Вельт. Мне пора. Пора набираться сил перед грядущим турниром. Спасибо за обучение, я пойду. — Конечно же, сказанное Кастером не являлось правдой. Он вновь загорелся, но на сей раз – по истине ужасным. Гнев снова окутал его в свои объятия. Тем более, слова наставника сильно повлияли на него. Трепетное холодное пламя бушевало в Кастере. Он знал, что ему предстоит сделать. Знал, не опасаясь последствий. Юный Хардсейм возвратился в свою родную обитель, следуя в покои. Он быстро переоделся во все черное, затягивая тугой конский хвост на своей макушке. Кастер накинул на себя капюшон и пробежав через, покрытые мраком, коридоры, вышел наружу, по пути встретив своего младшего брата. — Куда намылился? — С ехидной ухмылкой произнес Эйрик. В ответ – Кастер лукаво улыбнулся, беззаботно отвечая. — Решил вот, расслабиться. Не подскажешь, где можно угоститься сладкими девчонками? — Наполненные гневом глаза моментально обрели пустоту и некую серость. Кастер сжал свою ладонь в кулак, сдерживая напутствующую злость и прикрывая плащом свой топор. — Ммм, наконец-то ты пошел по истинной тропе к счастью, братец. Неподалеку от стен Скаггерака, двигаясь к северной части, находится бордель. Там отменные девицы, надеюсь, они помогут тебе скрасить эту ночку. — Не прекращал ухмыляться Эйрик. — Благодарю. — Воздержавшись от излишних слов, ответил юный Хардсейм, только посильнее натянув капюшон на свое лицо. Он вышел наружу, медленно шагая по пути, что указал ему братец. Юноша шел с мыслями о том, что сможет сделать все то, чего так желает. Кастер жаждет поскорее пролить кровь и, несомненно, в его планы не входило глупое развлечение с девицами, которые так любит Эйрик. Он тяжело дышал, шествуя к небольшому, деревянному зданию, что находилось среди замерзшего, покрытого инеем, леса. Остановившись перед дверью, Кастер уложил свою ладонь на ручку двери, а затем чуть приоткрыл ее, заходя во внутрь. В округе царила бешеная похоть, девицы довольствовались тем, что богатые ярлы и их сыновья щедро платят за различные услуги. Все девушки были обнаженными, кого-то уже имели на большом круглом столе, а зал наполнялся стонами и выкриками пьяниц. Кастер прошел дальше, в один миг его окружило две нагие девицы, что своими ручейками тянулись к юнцу, но тот отстранился от них, задавая один единственный вопрос. — Где хозяин? — Его голос был наполнен холодом, глаза отображали суровость и бесстрашие. Одним только взглядом, он мог ввести девиц в жуткий ужас. Особенно в тот момент, когда юнец грубо ухватился за запястье незнакомки и до боли сжал его. — Я проведу тебя. — С испугом произносит девушка, отдаляясь к лестнице, что вела на второй этаж. Кастер, одарил всех присутствующих своим горящим яростью взором и медленно последовал за ней, чувствуя жуткую неприязнь к этому заведению. Оказавшись перед массивной дверью, двое широкоплечих, походящих на медведей варвара – отворили ее. Наконец, юный Хардсейм зашел в помещение. Здесь находилась вся свита богачей, в окружение развратных девиц, которые танцевали перед теми, кто им платит. Посреди комнаты, что освещалась только парочкой факелов, в кресле сидел лысый мужчина, вытаращив свое большое пузо. На коленках сидела одна из девушек, кормя хозяина поджаристым мясом убитого лося. — Чего тебе? — Грубо произнес северянин, пытаясь разглядеть очертания лица незнакомца. — Я желаю заказать у тебя услугу. — Вновь осмотревшись, проговорил Кастер. — Ммм, какие у тебя предпочтения? — Прищурившись, расспрашивал хозяин, шлепнув одну из красавиц по упругим, оголенным ягодицам, отчего та рассмеялась, впиваясь в губы мужчины. — Я желаю самую молодую девочку, что у тебя есть. Конечно же, я заплачу тебе. И довольно-таки много. — Кивнул Хардсейм, подойдя на шаг ближе. — Ммм, я тебя понимаю. Молоденьких и я люблю, знаешь ли. Мое имя Фигель и как ты уже догадался я – хозяин этого борделя. Что ж, ладно. Пойдем, есть у меня для тебя кое-что, только вначале – покажи, чем ты заплатишь. — Северянин отослал девушку, сидящую на его коленках, а после приподнялся с кожаного кресла. Кастер одарив взглядом двух позади стоящих северян, снял мешочек с золотом из-за пазухи и подкинул Фигелю. — Столько хватит? — Наклонив голову, интересуется юноша. Фигель подхватил мешочек, раскрыв его и с довольной улыбкой отвечает: — Хватит. Хозяин борделя провел юного Хардсейма по темным коридорам, останавливаясь перед дверцей. Он достал ржавый ключик и с трудом открыл ее. — Заходите, любезный. — Сказал Фигель, пропуская юношу вперед. — Иди сюда, сука! — Воскликнул вдобавок он, ухватывая девочку за волосы, а после и подтащил к Хардсейму. — Ммм. — Чувствуя жестокость в своих мыслях, вперемешку с не спадающей яростью, Кастер разглядывал юное личико девочки. — Она еще девственница, ей всего тринадцать. Такая подойдет? — Спросил Фигель, одаривая ее пощечиной, дабы та не вырывалась. Кастер ощутил на себе гложущее душу чувство, разум слету помутнел, будто бы от выпитого стакана медовухи. — Да. — Холодно отвечает Хардсейм. Фигель ухмыльнулся, волочив за собой девочку и кинув ее на постель, отстранился и покинул комнату. Кастер медленно, скидывая со своих плеч меховую накидку, последовал к девице. Она дрожала, с испугом взирая на варвара. Хардсейм же аккуратно присел на край кровати, коснувшись ее каштановых волос, он вкусил их запах. Затем, Кастер провел большим пальцем по губам девицы, оставляя на нем багровые оттенки крови. — Он избивал тебя? — Спросил юноша, поднимая голубые глаза на нее. — Хотя, да. Глупый вопрос. Как тебя зовут? — Эллери. — Дрожащим от страха голоском, сказала она, поджимая колени к груди. — Как ты сюда попала? — Вновь одаривает ее вопросом северянин. — Фигель забрал меня из дома, взамен отцовскому долгу. Они угрожали убить его... — Девочка не сдержала горячих слез и отчаянно заплакала. Кастер коротко кивнул головой, обронив взгляд на двери, за которой виднелась тень шествующих северян. — Прикрой глаза. — Произнес он. Эллери недоумевающе подняла заплаканные глазки на юношу, со страхом отстранившись. Кастер поднялся с кровати и медленно направился к двери, которую мгновенно и отворил. Перед ним оказался один из охранников Фигеля, на голову выше самого Хардсейма. Кастер безумно улыбнулся, хватая того за шею и приложив усилие резко ударил о проем, вогнав выпирающий гвоздь прямиком в глаз. Тот же громко закричал, а Кастер, не терял время зря, обнажив топор и разрубив череп недоброжелателю – обогатил свое лицо алыми оттенками. Горячие капли крови ручейками стекали по лезвию топора, будто бы с грохотом разбиваясь о деревянный пол. На крик своего воина подбежал и Фигель в окружение двух варваров. Хардсейм быстро вошел во вкус, чувствуя, как тело наполняется невиданной силой. Юноша протяжно зашагал по коридору, сразу же уворачиваясь от удара северянина, пригнувшись в спинке и слету вонзая топор в живот противника. Пока тот падал на колени, Кастер обнажил свой клинок и лезвием порезал шею варвара. Затем, к нему быстрым темпом последовал второй, но и он не послужил помехой для Хардсейма. Держа топор в другой руке, Кастер ловко нанес дюжину рубящих ударов в плечо воина, а после – оставалось только расправиться с Фигелем, который уже поддался в бегство. Догнав хозяина, Кастер метко рубанул по колену мужчины, отчего тот повалился на землю. Весь в крови, полный наслаждения от убийства – Кастер навис над хозяином борделя. — Твое личико никогда не будет прежним. — С безумной улыбкой, горящими глазами, произнес юный Хардсейм. Как только эти слова прозвучали из уст Кастера, он разрубил лицо мужчины на две части, а затем примкнул кончиком языка к лезвию топора, слизывая кровь. — Это всего лишь милосердие. Я освободил тебя от твоей работы, а теперь отдыхай, Фигель. Собрав все вещи, Кастер, вместе с маленькой девочкой покинул здание, по пути устраняя оставшихся варваров, что ополчились против юнца. Изначально, Хардсейм желал убить эту девицу. Раскромсать на мелкие кусочки, наслаждаясь свежей кровью, но теперь – он осознал, что невинные не заслуживают этого. Юноша извлек урок, который и поможет ему в дальнейшем. Проводив девочку до родительского дома, отдавая все деньги, что он забрал у Фигеля, Кастер направился восвояси. Где-то там, в доме великого конунга, находился и самый младший сын, который за все это время потихоньку приходил в себя. Маленький принц, ничего не мог вспомнить. Перед его глазами виднелся отцовский клык и горящие фиолетовым цветом глаза. Рядом с ним постоянно сидели служанки, которые начинали его раздражать. Каждый раз белокурый мальчишка, заставлял их снова и снова рассказывать о том, что произошло с ним пару дней назад. Конечно же, их слова ни о чем не говорили, так как Март пребывал в полнейшем беспамятстве. Сейчас, мальчишка готовился ко сну. Служанки уложили его на мягкую кровать, укутывая одеялом. Они погасили трепетно подрагивающий огонек от восковых свечей, а после покинули покои маленького принца, прикрывая за собой дверь. Белокурый мальчишка дождался своего одиночества и вынул из своей подушки кожаную тетрадь и серый грифель. Принц принялся рисовать те руны, которые виделись ему накануне ночью, когда он мирно спал в своей постели, а затем проснулся в холодном поту. Мальчик прикрывал свои глаза и видел эти странные символы, что отчетливо отображались перед его глазами, будто сами веки оказались выжжены ими. Март быстро зарисовал загадочные руны, в надежде, что по приезду из цитадели, Афрод поможет справиться с этим недугом. Постепенно темень, вперемешку с метелью, поглотили в себя весь Скаггерак. Мальчишку рубило в сон, но он изо всех сил старался не заснуть, ведь как только он ложится спать, в ушах начинает звенеть жуткая вибрация, которая парализует его конечности. А перед глазами виднеются те руны, усиливая все чувства. Он чует запах горевшей плоти. Страх вонзает свой серый клинок в его грудь и Март постепенно потухает. Не взирая на все старания бодрствовать, усталость и две бессонные ночи сказали о своем, и маленький принц канул в сон. Принцу снилось сновидение, которое пробуждало страх в юном мальчике. Он видел огромного мужчину подле своего отца. Мальчик тщательно старался разглядеть лицо незнакомца, но все оказалось безуспешным. От мужчины веяло горечью и страданиями. Это явно не добрый знак, Март взволнованно прикрыл глаза, а затем все покрылось мраком. ━━━━━━━◌ Франбург ◌━━━━━━━ Королевский фрегат, под названием «Алария», шел под полными парусами, разрезая носом небольшие пенистые волны. Он, как и многие другие корабли, приближался в знаменитый порт Франбурга. На мостике, подле штурвала, стоял молодой капитан, что с трепетным сердцем ожидал своего возвращения в родные земли. Последние два года он провел в браздах морей, пиратских сражений и исследование неизведанных островов. — Ты ждал этого мгновения долгое время, друг мой. — Позади к капитану подоспел королевский посол – Габринель Сэворский. Он провел выдающиеся переговоры на Огненном кольце, вместе с лордами Серебренного ордена, за что и получит соответствующую награду. — Именно. — Ответил капитан Джейсон Крамсон. — А еще более, я ждал момента, когда скажу Эмме о том, как сильно я ее люблю. — Даже не взирая на то, что отец желает выдать ее за новоиспеченного короля? — Ухмыльнулся Габринель, скрещивая руки на груди. — Я сделаю все возможное, чтобы она осталась со мной. — Кивнул с улыбкой Джейсон, наблюдая за тем, как фрегат заходит в порт. Старпом уверенно держался за штурвал, ведя его к пристани, а матросы приготавливали швартовные концы, собирая белоснежные паруса. — Надеюсь, у тебя все получится, Джей. — Кивнул мужчина, спускаясь по деревянным ступенькам на палубу. — И я. — Произнес капитан, но уже в тот момент, когда Габринель покинул его общество. Фрегат зашел в королевский порт. Под руководством Джейсона Крамсона, были отданы концы и наконец корабль смог пришвартоваться к пристани. Капитан сошел на берег вместе с послом, квартирмейстер принялся отвечать за разгрузку привезенных с Огненного кольца ящиков, наполненных различными доспехами и клинками. Джей одарил встречающих лимов пристальным взглядом. Там же, находились две принцессы, что ожидали возвращение Габринеля. Коренной Франбуржец прошелся по пристани, разглядывая знакомые здания, слету погружаясь в трепетные воспоминания о минувшем прошлом. Холодный ветерок, с новыми силами бил в спину капитана, а он глазами рыскал свою первую и наверняка последнюю любовь, которую не видел последние два года. Габринель слету впился в желанные губы Кэт, а после поприветствовал маленькую Алэйну. — Джей! Подойди сюда! — С улыбкой произнес королевский посол. Крамсон кивнул головой, в надежде на то, что Эмилия заготовила ему сюрприз и прячется где-то там – за стенами мраморной арки. — Ты посмотри на нее, как однако повзрослела! — Слабо улыбнулся Джейсон уголками своих искусанных от волнения встречи с возлюбленной, произнес он, взирая на маленькую принцессу, стараясь не подавать вида о своей печали. Он ощущал в себе злобную серость, что постепенно поглощала его тело, вовлекая в жуткие объятия, вгоняя в еще большее отчаяние. Алэйна застенчиво скрылась за спиной Габринеля, прикрывая лицо руками. — Здраствуй, Джей. С возвращением тебя. — Произнесла Кэт, немного заулыбавшись, прижимаясь к груди своего будущего мужа. — Благодарю, принцесса. — Склонил голову капитан Крамсон, элегантно изобразив поклон, укладывая свою ладонь на сердце. — Как прошло твое странствие? Целых два года тебя не было в столице. — Девушка выпрямилась в спинке, взирая на него. — Все прошло отлично. Открыли «Мертвый Остров», Западнее Огненного кольца. Вскоре, начнем подготовку к колонизации. — Ответил Крамсон. — А где Эмм? Как она поживает? — Вновь спрашивает Джей. — Она... — Принцесса помедлила с ответом, выдержав паузу, дабы переглянувшись с Габринелем. — Готовится к свадьбе с королем Астроса. — Эти новости снова вогнали капитана в отчаяние. Он не мог поверить в то, что она готова пойти на такие жертвы. Не мог также смириться с этой мыслью. — Думаю, нашему мореплавателю стоит отдохнуть. — С кивком и улыбкой на лице сказал Габринель, спуская ладонь на талию своей возлюбленной. — Отдохнем после смерти. Сейчас меня ждут дела. — Проговорил Джейсон, заведомо зная, куда тянет его сердце. К принцессе Франбурга. Именно к ней сейчас рвется капитан. В стенах замка, старшая из всех принцесс, продолжала противиться своей судьбе, надеясь на то, что произойдёт какое-либо чудо. Слезы, такие горячие, полные отчаяния, так и лились по ее покрытым румянцем щеках. Фрейлины расчёсывали ее русые волосы, что падали на белые плечи, они радовались тем радостным новостям, обсуждая красоту Кейна Шторма. Эмилия не могла слушать эти разговоры, все это вставало комом в горле, и едкий привкус кислоты ощутительно вызывал рвотный рефлекс. Девушка сжимала подол своего ночного платья, кусала губы, тяжело вздыхая. Розенталь был противен тот фактор, что придется смириться с тем, что она выйдет замуж за того, кто не был ей любим. С кем придется делить ложе, не говоря о наследниках. Она питала себя мыслями о светлом будущем, но в итоге грезы предательски обернулись против нее. Коварно вонзили нож в спину, отчего ушла вся надежда и веры в милость Создателя, также угасали. В комнату раздался стук, дверь отворилась, и в покои зашел капитан Крамсон, что только-только вернулся в родные земли. Фрейлины, поклонившись, покинули комнату и удалились в узких коридорах. Девица с мольбой в глазах, посмотрела на старого друга, а после поднялась из-за туалетного столика и подоспела к Джею, впиваясь в его крепкие, нежные объятия. — Здравствуй, моя принцесска. — Искренняя улыбка появилась у обоих, Эмма трепетно прижалась к его груди, утопая в нежности его рук. Она так не хотела отпускать его, а сам Джейсон желал, чтобы это мгновение никогда не заканчивалось. Помимо того, что Крамсон был капитаном, он тесно общался с девицей, будучи еще совсем малыми детьми. Матушка пророчила им обоим светлое будущее. Эмилия жила этими словами, но как бы девица не хотела, чувства к Джею так и не пробудились. Она желала, чтобы тот остался ее верным другом, терзала себя за то, что не может подарить ему больше, нежели чем просто дружеские отношения. — Я так ждала тебя. И вот, ты здесь. — Произнесла Розенталь, вновь пуская слезы по своим щекам, но теперь уж, не от отчаяния грядущей судьбы, а от радости долгожданной встречи. — Все время, проведенное в морском рабстве, я горел желанием вновь встретить тебя, принцесса. Снова примкнуть к твоим теплым объятиям. Именно это и заставляло меня не погибать в сражениях с пиратами. Именно это и заставляло меня вернуться обратно в эти края. — Произнес Джей, укладывая свою ладонь на спину девицы и ласково поглаживая ее. — Ты знаешь, что уготовил мне отец? — Поднимая глаза, говорит Эмилия. Ее голос дрожал, как и рука, которая обнимала капитана. — Знаю. — С тяжелым вздохом, отвечает Крамсон, не переставая любоваться ее красотой. — Я не хочу выходить за него. Я хочу быть свободной. — Молит Эмма отстраняясь. — А что же ты хочешь? — Изумился Капитан, пристально разглядывая очертания милого личика принцессы. — Я хочу сбежать. Сбежать отсюда. Так далеко, где меня никто не найдет. Ни отец, ни его головорезы. Никто! — Воскликнула Розенталь, усаживаясь на край кровати. — Правда... Я не знаю как. — Девушка перевела взгляд на капитана. — Прошу, Джей, дай мне совет. Я не знаю, что мне делать. — Я что-нибудь придумаю, но пока – не обещаю. Как придет время, я дам тебе знать. — Джей прижался спиной к стенке, хмуря серые брови. Он знал, что девице явно не понравятся его грезы, о которых он молил Создателя протяжные два года. Знал, что она не любит его, что все это бесполезно. Но может сейчас, удача наконец повернется в его сторону? К полудню, когда палящее солнце оказалось в зените, когда белоснежные пуховые облака растаяли под натиском золотистых лучей, капитан королевского фрегата – Джейсон Крамсон, уже находился у входа в порт, терзая себя мыслями о желании принцессы. Он не мог оставить все просто так. Не мог отпустить девицу из своих рук. Не мог отдать ее королю Астроса. Джейсон недоумевал, каждый раз он выходил из таких ситуаций мудро, но сейчас – ничего нет. Только густая пустота, вперемешку с каверзными мыслями. Капитан наблюдал за тем, как моряки разгружали огромные ящики, полные доспехов из Огненного кольца, которые заказывал здешний король. Тамошние ремесленники умеют ковать металл так, что он был намного прочнее, нежели чем другие, а их главное преимущество в том, что они намного легче. Таких мастеров, которые знают свое дело и умеют творить чудеса – явно не хватает в землях Франбурга. Джейсон протяжно поднялся на палубу фрегата, осматривая все в округе. — Капитан! — Воскликнул матрос из орлиного гнезда. — Что-то вы рановато, не прошло и дня! — Это вызвало улыбку на лице Крамсона. — Пришлось вернуться в родную обитель, уже соскучился по морской стихии, по жестокому шторму и конечно же – команде. — Ответил Джейсон, пройдясь к корме, где и находилась его каюта. Огромная, просторная комнатка, висевшие флаги различных цветов, шинель, которую капитан надевал во время работы, это все наводило тоску на душе, он снова хотел отправиться в море, но вскоре его ожидает последнее путешествие, ради любви он должен пожертвовать тем, что ему по истине дорого. Джей подошёл к капитанскому столу, где лежали разные карты и деревянная модель парусника. Усевшись на удобный стул, он опрокинулся о высокую спинку, устроившись поудобнее. Его покой нарушил квартирмейстер, что вошел во внутрь. — Разрешите? — Бодрым голоском произнес мужчина средних лет. — Да, конечно. Заходи, Шерлен. — Сказал Джейсон, переводя взгляд с мореходных карт на него. — Какие планы, капитан? Обычно вас не тянет на корабль так быстро. — Проговорил морской волк, останавливаясь подле деревянного манекена, на котором висела та самая шинель. — Не знаю. Тягость насаждает меня. Тягость перед выбором. — Кивнул головой Крамскон, постукивая пальцами по лакированному столику. — И что же случилось? — Спросил квартирмейстер, нахмуривая брови. — Моей возлюбленной нужна помощь, а я терзаю себя мыслью о том, что если помогу ей, то потеряю должность капитана. Опорочу честь своего отца перед всем Франбургом. — Со вздохом продолжил Джей. — Неужели? И как мы поможем принцессе сбежать, а вдобавок ко всему не получить наказание нашего короля. Думаешь, он оставит все так просто? — С неким сомнением отвечал Шерлен, пожимая плечи. — Я надеюсь, что в этом мне помогут. — Капитан встал из-за стола, доставая пергамент с полки. — И кто же отважится на такое? — Удивился квартирмейстер. — Тот, кто ненавидит Люксена больше всего. Кажется, ты знаешь о ком я говорю? Верно? — Джейсон прищурился, окунув перо в чернильницу. — Я догадываюсь. — Шерлен устало вздохнул, отперевшись о стенку. — Ну, а куда же вы сбежите? — Помнишь, во время нашего мореплавания, мы нашли безлюдный островок? Так вот, как только мы доберемся туда, сойдем на берег, возведем виллу, то мои странствия подойдут к концу. Ты же, станешь капитаном нашего фрегата, а я наконец, обрету счастье, к которому рвался все эти годы. — Джейсон был без ума от Эммы, с самого раннего детства, он влюбился в нее. Влюбился так сильно, что до сих пор думает о ней перед тем, как лечь спать. — Если ты не захочешь этого, то я пойму. — Крамсон поднял глаза на своего помощника, кивнув головой, а затем вернулся к тому, чтобы написать письмо. — Я с тобой, кэп. Ты же знаешь, я и вся команда поддержим тебя, ведь мы стали семьей за долгие годы плаваний. — С прискорбием отвечал Шерлен, не желая даже думать о том, что эти времена вскоре подойдут к концу. — Тогда, прошу тебя о помощи. Нам нельзя медлить, нужно проложить короткий путь к тому острову. А я пока займусь своими делами. — Закончив писать, Крамсон оставил печать с гербом своего семейства и покинул каюту. За столицей, в окрестностях, стояла одинокая, но довольно-таки просторная вилла лорда Марзена. Здесь всегда подготавливались гладиаторы для всех показательных боев. Конечно же, чтобы насладиться кровавым зрелищем с искусными сражениями, король всегда обращался к своему старому другу. И вот теперь, когда Кейн Шторм уже наверняка получил приглашение прибыть во Франбург, Люксен вновь явился в это место. Розенталь, находясь на втором этаже виллы, взирал за тренирующимися гладиаторами, что бились друг с другом на деревянных мечах. — Ваше величество, не желаете выпить? — Произнесла молодая служанка, держа в своих руках поднос с кубками, наполненными сладким вином. Она сверкнула глазами, качнув бедрами, смотря на своего властителя. Люксен одарил ее любопытным взглядом, блуждающим по выпирающим, прикрытым только разодранной тканью, опрелостям и кивнул головой, коснувшись кубка. Марзен вышел из помещения, слету одаривая шлепком свою служанку, ехидно заулыбавшись. — Марзен, конечно все это чудесное гостеприимство не может меня не радовать, но давай ближе к делу. — Произнес Розенталь, делая глоток алой жидкости. — Меня интересует то, чтобы король Астроса насладился достаточным зрелищем. — Они сейчас подготавливаются, я произвел некоторые закупки, вскоре объявлю полный список. Как-никак, в этом и заключается наша политика, разве нет? Делать ставки, выигрывать бои за полагающуюся цену. — Ухмыльнулся Марзен. — Я не хочу, чтобы ты забывал свое истинное предназначение. Гладиаторы так и остаются никчемными рабами, а вот ты мне нужен при дворе. Как никак, ты все заслужил это место. И звание главного командора нашей державы – тоже. — Вдобавок сказал Розенталь. — Я знаю, но не тянет меня к этому всему. Здесь я наслаждаюсь жизнью. А так, по твоему первому зову, я примкну к тебе на помощь, ты же знаешь это. Кстати, вот, посмотри на это. — Марзен махнул рукой, после чего к ним подоспела маленькая девица, покрытая синяками на руках и ногах, различными ссадинами и шрамами от порезов. Она принесла пергамент, который лорд передал своему властителю. — Будет шесть показательных боев и самый последний – за звание чемпиона арены, который впоследствии и получит свободу. Точнее сказать, ничего он не получит, но не в этом суть. Мой лучший гладиатор сразится с прошлогодним чемпионом лорда Фильчера, ты явно о нем слышал. Не в этом ли прелести, Люксен? На арене, проводить войны легче, нежели чем на поле боя. Насмехаться над жизнями отбросов, это же просто прекрасно! — Марзен кивнул головой, также делая расслабляющий глоток, взглядом провожая девицу юных лет. — И вправду, занимательно. — Подметил Люксен. — Главное, чтобы не было происшествий, мы не должны опозориться перед гостями. — Несомненно, все пройдет на высшем уровне. — Подтвердил Марзен, оставив пергамент на прозрачном столике. — Ну, так что, с кем сегодня расслабишься? — Ухмыльнулся лорд, подводя самых красивых служанок, которые были полуголые. — Никого. — Покачал головой старый король. — У меня сейчас другие заботы. Нужно отправляться обратно. — Ну, как пожелаешь. Значит в следующий раз насладишься прелестями моих юных девиц. — Снова ухмыльнулся Марзен, следуя за королем попятам. Снаружи уже заждались стражники, которые сгорали под палящим солнцем. Розенталь медленно перекатывался с ноги на ногу, взирая на гладиаторов, которые недоброжелательно поглядывали на него. Люксен слегка насторожился, но на фоне остальных проблем, он быстро забылся в себе, даже не заметив, как тропа уже закончилась, и король оказался подле кареты. — Благодарю за прием, мой старый друг. — Устало, со вздохом, произнес Розенталь, покуда стража открывала двери в карету. — Удачи, мой король! — Ответил Марзен, обняв властителя Франбурга и похлопав его по плечу. Карета тронулась с места, и седовласый Люксен Розенталь покинул виллу, отправляясь восвояси. В тоже время, гладиатор, которому уже не первый день пророчат титул чемпиона, с ненавистью и сопутствующей злостью наблюдает за тем, как король покидает владения Марзена. Юноша был совсем юн, но уже столько пережил за свои прожитые на арене годы. Он пролил не мало крови и вот вскоре, гладиатор питает надежды на то, что сможет выйти на свободу и тогда – ему никто ничего не скажет. Юноша крутил деревянный гладий в своей руке, сзади к нему подошел еще один – совсем мальчишка. — Марс, может, продолжим тренировку? Сейчас Марзен вновь будет возмущаться. — Сказал юнец. Марс же, повернулся к нему лицом, демонстрируя полное нежелание, презрение к королю и окружающей свите. — Эти твари будут довольствоваться нашим смертям. Как же я хочу, чтобы они оказались в наших шкурах. — Сплюнул гладиатор. — Работорговля и эти бои уже давно запрещены на других континентах, но никак не во Франбурге. Ссобака. — Не унимался Марс. — Вскоре все закончится, ты возьмешь титул чемпиона и наконец покончишь с этим. Я верю в тебя! Надеюсь, ты успеешь до того, как я умру на арене. — Ухмыльнулся юноша. — Перестань, Гризман. Не говори о смерти. Даже не думай об этом. Смерть не настигнет нас на арене, я обещаю. Только доверься мне. — Марс словил на себе ненужное внимание лорда Марзена, а после сделал вид, что занимается, нанося удар по своему другу деревянным гладием. — Наша песня еще не спета. — Гладиатор отстранился, шествуя в обратном направлении. Туда, где лучи солнца не смогут обжечь тело юноши. Встав в теньке, Марс прижался к стенке, а после скатился по ней и рухнул на холодный песок. — За что, Создатель? Что моя семья сотворила такого плохог, из-за чего я вынужден убивать таких же как я, а не северян... Почему? Таверна на окраине столице Франбурга – Гелорга. Внутри, как всегда все упиваются, наслаждаясь медовыми напитками. Местные жители не перестают праздновать грядущий, долгожданный союз между двумя сильными континентами. Все ждут появления в своих землях нового короля Астроса. Среди пьяниц и развратных девиц, за барной стойкой сидел капитан Крамсон, облаченный в черный плащ. Он прикрывал свое лицо, переводя свой полный отчаяния и серости взгляд на дверь, которая только что со скрипом отворилась. В таверну зашел престарелый мужчина – позади двое воинов, шагающих за ним и взирающих по сторонам, отталкивая от своего лорда налетевших девиц. Сам же мужчина подошел к капитану, заказав кружку свежего эля. — Ну здравствуй, Джейсон. Вот уж, не думал, что мы встретимся вновь, да и еще и при таких суровых обстоятельствах. — Кивнул лорд, немного ухмыльнувшись. Он притронулся к кружке и сделал небольшой глоток, обращая взор на молодого капитана. — Как и я. — Кивнул Джей. — И что же тебя привело ко мне? Ты так ничего и не объяснил мне в письме. — Продолжил седовласый мужчина. — Помнится мне, что мы, когда я привозил в ваш порт порох, также за кружкой медовухи, рассказывали мне о том, как же вы желаете пойти против нынешнего короля? — Прошептал Крамсон. — Или это был пьяный бред, который к реальности не относится? — Продолжил он. — Я помню это. — Согласился с ним лорд. — И ты должен помнить о том, что мне для задуманного понадобится достаточно материалов, времени и конечно же – хороший план. Ему не помешало бы быть. — Ответил лорд, вновь пригубив стакан с Элем. — Времени очень мало. Мне нужно совершить задуманное как можно скорее, с меня порох. А с вас воины, что готовы пойти на такое. — Джей перевел взгляд на старика. — Моя неприязнь к Люксену, а также задуманные перевороты власти – не пугают, но страшусь я отнюдь не этого, а то, если король подумает на меня. У меня нет сил вести войны, тем более в такое непростое время, когда назревает союз. — Оправдывался старый лорд. — Ну же, лорд Хорис, мне нужна ваша помощь. Так или иначе, это подкосит власть, а весь удар я приму на себя. Ведь это то, что вам нужно, разве нет? — Джейсон взирал в его глаза, в которых блистали искры. В Хорисе разожглось пламя. — Думаю, у нас получится задуманное. Если все так, как ты говоришь, то я готов. — Сказал Хорис, пригубив стакан с элем. — Только ты должен понимать, что за это тебе придется отработать. — И как же? — Негодующе ответил Джейсон. — Этим решением ты не только подорвешь власть Люксена Розенталя, но и надежды Эммы. Ты должен сделать все, чтобы она не вернулась в родные земли. В то же время, она может легко передумать, а посему любой. Любой ценой сделай все то, о чем мы говорим сейчас, Джейсон. Порох, воинов, я дам тебе. На этот счет – не беспокойся. — Лорд Хорис Морган проводит взгляду по капитану. — Любой ценой? — Нахмурился Джейсон, догадываясь о том, что девица может и вправду передумать, а посему призадумался. — Я должен быть уверен во всех действиях. И уверен в том, что эти заговоры, так или иначе - должны повлиять на властвование Люксена. А посему, увози Эмму и обещай, что она никогда не вернется домой. — Хорис надавливал на капитана. Ситуация становилась более напряженной. Все в духе лорда Моргана. Джейсон ломал себя вопросом: «Быть с Эммой всегда, во благо своего счастья или же следовать за ней и тем самым обрекать себя на страдания?». Он не мог сделать выбор, пока Хорис давил своими полномочиями и значимостью. — Поклянись мне в верности. — Произнес Морган, с суровым взглядом смотря на капитана. — Клянусь. — После минутного молчания отвечает капитан. Но кто знает, сдержит ли он свое слово? Джейсон с тягостью на душе покинул таверну, в которой еще оставался лорд, что своим пронзительным взглядом провожал капитана. Крамсон оседлал своего бурого коня, потрепав того за гриву, ухватываясь за кожаный повод. Поддав скакуну по бокам, Джей направился в сторону столичного замка, где его ожидала принцесса. Солнце постепенно скрылось за темными тучами, которые набежали ниоткуда. Гром, молния, и вот снова закапал дождь, который лил уже целую неделю. Бастард Люксена, Алекс, стоял на мраморном балконе, откуда виднелась вся столица. Под гнетом тяжёлых капель трещала кафельная крыша, которая нависла над Розенталем. Он мечтал, что когда-нибудь взойдёт на трон и будет править так, как он считает нужным. Многие введения Люксена не имели важного значения, а его политические вопросы продолжали опускать короля в глазах своего сына. Алекс также беспокоился за сестру, все это время она не выходила из своей комнаты. Люксен не уважал ее выбора, а предложения Алекса отец даже не собирался выслушивать. Юноша думает о том, чтобы вся его родня не боялась своего будущего, чтобы каждый был в досуге, а еще более – счастливыми. Бастард тяжело вздыхает, покуда покои врывается жена его отца. — Моя королева. — Он кланяется при виде Резольды, поднимая полный гордости взгляд на женщину. — Ну, здраствуй. — Произносит она, расхаживая по комнатке и направляясь к террасе, угрюмо смотрит на юнца. — Вам что-то нужно? — Интересуется Алекс, складывая руки за своей спиной. — Запомни, жалкий бастард. Мне никогда ничего не потребуется от тебя. — Ухмыльнулась она, медленно приближаясь к нему. — А вот тебе. — Женщина сверкнула своими глазками, стряхивая невидимые пылинки с плеч юноши. — Тогда, что же мне такого нужно от вас? — Спросил он. — Мне не нравится возвращение капитана Крамсона, а посему, в твоих же интересах, если желаешь сохранить свои отношения с отцом и сестрами, стоит за ним проследить. Не думаю, что он принес нам достаточно хорошие намерения. Я помню, что он влюблен в мою старшую дочь и будучи в море, Джейсон мог обрести безумие или же вовсе состроить планы. Твой отец не понимает меня и не желает слушать, так вот поэтому, тебе стоит поработать. — Кивнула Резольда, с ухмылкой поглядывая на юнца. Алекс нахмурил брови, недоумевая. — Вы, правда так считаете? — Неуверенно спрашивает бастард. — Ты думаешь, что я настолько глупа? Многие вещи уже давно сделаны. К примеру то, что Джейсон направился за столицу, встречаясь, возможно, с нашими недоброжелателями. — Девица окинула того оценивающим взглядом, блуждая по нему своими тоненькими ручками. Алекс стоял неподвижно, а напряжение только возрастало. — Может, он просто захотел расслабиться в таверне, здесь нет ничего не обычного. — Буркнул юноша. — Закрой свою пасть и слушай меня. Он не просто так отправился в самый дешевый трактир, тем более в такой дали от столицы. Выполняй мои указания, если желаешь сохранить теплые отношения с моей семьей. — Проговорила Резольда, а после медленно направилась к выходу. Лицо Алекса охватила угрюмость, он развернулся, обхватывая своими пальцами перегородку, внимательно наблюдая за тем, как у подножья замка оказывается тот самый капитан. Джейсон же, спустился со своего коня и быстрым темпом подбежал ко входу, поднимаясь по каменным ступенькам. Он зашел вовнутрь, направляясь на второй этаж, где и находились покои короля и его детей. Крамсон вновь посетил покои своей возлюбленной, увидев ее. Увидев самую прекрасную девушку во всем Франбурге. Эмма сидела у окна, почувствовав приближение старого друга, она поднялась с пуфика и подбежала к капитану, врываясь в теплые объятия. — Ну что? Ты что-нибудь придумал? — С мольбой, мокрыми от бесконечных слез глазами, спрашивает девица. — Есть один вариант, но опять же, мне нужно твое согласие. Согласие на то, что ты готова на все ради того, чтобы сбежать. Покинуть родные земли Франбурга, не взирая ни на что. Ни на отца, ни на мать. И даже на сестер. — Джейсон внимательно наблюдал за ней, поглаживая по расплетенным волосам, русого цвета, что приобрели небольшие кудри. Девушка долгое время молчала, все тщательно обдумывая. Ей было все равно на сестер, которые довольствовались тем, что будут жить с теми, с кем захотят. На отца, что никогда не желал слушать ее. И на мать, которая сгорала от бессилия помочь дочери. — Согласна. — Протянула она. — Тогда приготовься к любым маневрам, я постараюсь организовать это как можно скорее. Пока, мы будем жить на неизведанных островах, дабы переждать шкалу поисков твоего отца, а я уверен он будет делать все возможное ради этого. Он будет переживать, как и вся твоя семья. После, мы сбежим в Астрос. — Проговорил Джейсон, чуть отстраняясь. Он должен быть уверен во всем здравомыслие девицы. — Знаешь, моя семья. Она ничто – перед свободой. Я готова сделать все, чтобы сбежать от них всех и вовсе не жалею об этом. Отец будет переживать, но что он дал мне взамен? Горечь. Жуткую горечь. Мои грезы вмиг обрушились, а теперь – я уверена, что справлюсь с этим бременем. Для меня – моя семья уже давно мертва. — Девушка говорила жестокие слова, но все они были сказаны на эмоциях. Эмилия знает, что пожалеет о них, но только не сейчас. Даже не через год. — Тогда, я вынужден покинуть тебя, но только ненадолго. Вскоре я вернусь, обещаю.—Джейсон смотрел на неё с любовью в сердце, она видела этот взгляд и боялась его. Боялась разочаровать лучшего друга и даже – саму себя. — Я буду ждать тебя... — После ее слов, юноша распахнул дверь, но девушка остановила его, взявшись за руку, она, поцеловав капитана в щёчку. — Буду ждать... — Эмма закрыла за ним дверь, не понимая зачем сделала это. Не понимала, зачем даёт ложную надежду тому, кто для неё является просто другом детства. Он ушел и вновь мрачность - охватила девицу. Вновь серость и тоска, которые превращались в тошноту от всего происходящее нахлынула Эмилию. Осталось только ожидать своего мгновения. Мгновения, когда она, наконец, обретет счастье.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты