автор
Размер:
планируется Макси, написано 34 страницы, 2 части
Описание:
Высшие сущности бывают разные. Одним плевать на всё, другие набирают себе свиту из смертных, а третьи... Третьи страдают от скуки. Выхватив в потоке душ одну случайную, гоняют её по мирам ради своих целей, никому не ясных. Такова судьба и одного попаданца, что по воле одного Старика уже неоднократно рождался в разных мирах, но с памятью лишь одной своей жизни. Правда, к досаде Старика, наш герой слишком быстро умирал.
Как сложится его судьба в одном известном многим мире?
Примечания автора:
Пишу крайне редко, ибо этот текст - мой способ отдохнуть от основного фика. Просто иногда пишу строчку, две, десять, абзац. Накопилось на главу - решил поделиться.
Если кому-то вдруг зайдёт, лайкаем, но ничего по проде не обещаю - есть основной проект.
До событий и мира сериала дойдёт ой как не скоро, если проект вообще будет жить.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2281 Нравится 237 Отзывы 867 В сборник Скачать

Глава 2

Настройки текста
Примечания:
Касательно вопросов о "Сабрине". Сама идея - совместить идею магии мира Поттера и нетфликсовского сериала. Первые "отзвуки" будут после 1 курса Хога, более основательно - после 2 курса. Я не из тех, кто делает так: "Вот вам персонаж из фандома, вы должны знать, какой он". Так что об этом сериале и персонажах можно вообще ничего не знать - хорошо зайдут как прописанные ОМП и ОЖП с большим, объёмным и в некоей мере уникальным, дарковым расширением мира ГП. Как сказали бы любители игр - DLC XD
И ещё раз - пересечения с сериалом будут не скоро, да и сам фик пишется фоном от основной работы. Медленно.
      Просыпаться не хотелось совершенно. Какая-то тяжесть в теле, слипающиеся глаза, всё гудит, но настойчивый голос мамы с первого этажа призывал к пробуждению, а иначе она придёт и мне будет амба.       Разлепив наконец глаза, я пытался понять, почему спал на полу, да ещё и в одежде. В руках палочка непонятная…       Словно что-то переключилось в голове и события вчерашнего дня мгновенно выстроились в линию. Знатная палочка, получается! И эти странные слова, образы и схемы. Подозрительно, но куда деть палочку?       Даже не успел толком подумать о проблеме, как она исчезла. И проблема, и палочка. Обе исчезли. Но при этом я чувствовал, что палочка где-то здесь, стоит только позвать…       И в очередной раз, даже не успев сформировать мысль о палочке, я уже почувствовал её в своей руке. Странная палочка, ещё и ощущалась как часть тела.       — Рональд Биллиус Уизли!!! — раздался громкий крик снизу. — Я поднимаюсь!!!       Быстро приведя себя в порядок магией, заставил палочку исчезнуть и в этот момент дверь в комнату открылась.       — Рон… О, ты уже проснулся?       Мама, как всегда, была в одном из своих домашних платьев и с фартуком поверх.       — Да, мам. Доброе утро. Ещё и собрал все вещи.       — Ох, какой же ты у меня молодец, сынок.       Мама счастливо обняла меня.       — Так, спускайся завтракать. Все уже ждут.       — Пошли.       На завтраке близнецы вновь доставали Перси, хотя, должен признать, что он сам всех достал со своей должностью старосты. Всё-то он теперь делает напоказ, мол значимым человеком стал. Ладно бы это было его естественным поведением, так нет — специально важничает. Джинни без особого энтузиазма колупалась в тарелке, ведь ей ещё целый год ждать отправки в Хогвартс. Отец читал газету и пил кофе, а мама суетилась и всё подкладывала всем чего-нибудь.       После завтрака началась суета «дубль два». Оказывается, только я собрался к поездке заранее. А ещё мы полетим на отцовском автомобиле и будем проходить через маггловскую сторону на платформу «девять и три четверти». В общем, дом гудел как улей, только не жужжали мы, а крепким словцом поливали друг друга.       В итоге, я первым спустился к уже выгнанной из гаража машине отца. Одежда на мне была, ну, какую дали. Рубашка клетчатая, штаны непонятно-коричневые, курточка добротная, но старая, болотного цвета, полуботинки такие же. Эх, всё-таки хорошо, что я закупился кучей важных и нужных маггловских вещей вплоть до носков.       — Рон, сын, — отец похлопал меня по плечу. — Я так горжусь тобой. Уже такой взрослый, в Хогвартс идёшь.       Отец помог загрузить чемодан в багажник. Вместительный, кстати, багажник. Не без магии, но вместительный.       — И не беспокойся. Ты обязательно попадёшь на Гриффиндор, — подмигнул с улыбкой отец и открыл мне пассажирскую дверь. — Залазь.       Звучит как приговор, откровенно говоря. Не чувствую я себя безрассудно храбрым. Просто безрассудным и то лишь в магии — это да. Хотя, в этой жизни я ещё не сталкивался с разными ситуациями, чтобы с уверенностью сказать о своём безрассудстве. Может и подхожу Гриффиндору.       Через пару минут к машине бежали, тряся чемоданами, сундуками, клеткой с совой и прочими пожитками, остальные члены семьи Уизли. В спешке были уложены вещи в багажник, дети утрамбованы на задний ряд, зачарованный на расширение пространства. Отец за руль, мама рядом, пара манипуляций, и вот машина берёт разгон и взлетает. Отец не забыл активировать скрывающие чары, так что об обычных людях можно не беспокоиться.       Близнецы и Джинни с интересом осматривали окрестности в окна, а Перси всунул мне свою крысу.       — Вот, Рон. Теперь на тебя возлагается ответственность за этого прекрасного напарника, — Перси не забыл поважничать.       Держа в руках лениво завозившуюся крысу без одного пальца на лапке, я думал — а что мне с ней делать? Понятно, что это Питер Петтигрю и он ещё должен сыграть свою роль во всей этой эпопее, но… Я знаю, как должно случиться, если ничего не менять, но что будет, если поменять? Эх, обязательно сделаю с этим крысом что-нибудь этакое. Он плохой — можно и на эксперименты. Наверное…       До вокзала мы добрались довольно быстро. Машина и область вокруг неё находились под магглоотталкивающими чарами, а потому никакого ажиотажа появляющиеся словно клоуны из маленькой машинки люди не вызвали. У входа на вокзал стояли тележки, и мы быстро их расхватали, загрузив вещами, и покатили, покатили по платформам. К чему спешка? Мы рисковали опоздать! Мама то и дело ругалась на нашу несобранность, вечно спешащих и мешающих магглов, что «оказались» тут и там. В конце концов, мы добрались до нужной стены между платформами девять и десять. Если верить моим ощущениям, то вокруг тоже присутствовали какие-то чары, похожие на те, что на нашей машине. В общем — обычные люди нас не видели.       — Так, дети, давайте быстренько, — я заметил, как мама говорила громче обычного, да и углядела она мелкого черноволосого мальчика с тележкой, сундуком, клеткой с полярной совой. Я тоже углядел.       — А какая платформа? — спросила Джинни.       — Девять и три четверти, дорогуша, — улыбка мамы была вымученной, ведь не раз она говорила о подобном. А Джинни хоть бы что — всегда спрашивает обо всём, связанным с Хогвартсом.       — Перси, давай ты первый.       Старший из нашей компании гордо и независимо направил тележку в стену и без разбега прошёл сквозь.       — Фред, давай ты.       — Я не Фред, я Джордж, — ответил один из близнецов. — Скажи честно, женщина, как ты можешь называть себя нашей матерью? Разве ты не видишь, что я — Джордж.       — Джордж, дорогуша, прости меня.       — Я пошутил, на самом деле я Фред.       Под угрозы мамы и её попытки отвесить близнецам Леща Исцеляющего Ментальные Отклонения Наглецов, проще говоря, лимона, Фред и Джордж укатили на платформу через стену. Тут-то к нам решил подойти черноволосый мальчик в очках-велосипедах.       — Извините, меня, — робко заговорил мальчишка.       — О, привет, дорогуша, — Мама улыбнулась мальчишке. — Первый раз едешь в Хогвартс? Рон, мой младший, тоже новичок.       Мама кивнула в мою сторону, и мне пришлось кивнуть в ответ.       — Да, но дело в том… Дело в том, что я не знаю…       — Как попасть на платформу? — закончила за него вопрос мама. — Не беспокойся. Всё что тебе нужно сделать, это пройти через разделительный барьер между платформами девять и десять. Самое главное — тебе нельзя останавливаться и нельзя бояться, что ты врежешься в барьер. Если волнуешься или нервничаешь, лучше идти быстрым шагом или даже бежать. Знаешь, тебе лучше пройти прямо сейчас, перед Роном.       — Э-э-э… Ладно.       Мальчик неуверенно направил тележку в сторону стены, а я не смог сдержать лёгкую улыбку. Думается мне, Хогвартс будет интересен — всяко лучше Норы.       С каждой секундой юный Поттер налегал на рукоять телеги увереннее, и вот он прошёл через барьер, а мама неожиданно вздохнула с облегчением.       — Рон, дорогой. Давай теперь ты.       — Я тоже хочу в Хогвартс! — пискнула Джинни, просительно глядя на маму снизу вверх.       — Ты же знаешь, дорогуша, что тебе туда только на следующий год.       — Не беспокойся, мелкая, — я потрепал Джинни по волосам. — Близнецы обязательно отправят тебе какой-нибудь презент, от которого не будешь знать, то ли смеяться, то ли плакать.       — Вот-вот! Так, стоп, какой ещё презент? — возмутилась мама. — Ну я им…       — Не скучайте там, — обнял я маму и Джинни, вызвав умиление у первой, и праведно-надуто-сердитую рожицу у второй.       — И тебе хорошей учёбы. Веди себя прилично! — раздалось напутствие в спину, но я уже спокойно прошёл через барьер.       Магическая Платформа вокзала Кингс-Кросс разительно отличалась от оной на маггловской стороне. Здесь всё было словно из двадцатых годов. Стены из красного кирпича, вывески и таблички, чёрные стальные балки и перегородки под крышей, здоровенные механические часы на них же. А может быть и не механические. Кстати, очень интересная дисциплина — магическая механика. Правда, в Хогвартсе её даже по касательной не трогают.       Вокруг туда-сюда сновали волшебники в различных нарядах, ничем не уступая в своём монотонном разнообразии коллегам с Косой Аллеи. Кто-то что-то там говорил, кто-то проверял, всё ли взяли дети, сами дети проверяться не хотели и спешили повидаться с товарищами. В общем, обычный такой вокзал с несколько необычными посетителями.       Алый поезд с паровозом не удивил. Докатив свою тележку до одного из вагонов, попутно лавируя в толпе волшебников, я выгрузил сундук. Тяжелый, но я силён не по годам, а потому…       — И… Р-р-раз! — лихим движением забросил сундук на плечо и поднялся в вагон.       Вообще, справедливости ради, сундук этот сундуком назвать нельзя — это скорее очень твёрдый деревянный чемодан-переросток. Ну, для моих габаритов переросток, для взрослого — нормальный. Так и шёл с чемоданом на плече по коридорам вагона, заглядывая в купе, ища свободное. К моему удивлению, практически везде было занято уже знакомыми между собой детьми, а потому, наткнувшись на купе, где сидел лишь Поттер, поглядывая в окно, я постучался в открытую дверь.       — Не отвлекаю?       — Эм? А? Нет-нет, — замотал головой мальчишка. — Нисколечко.       — Не против, если я поеду с тобой? А то что-то мест маловато вокруг.       — Конечно, заходи.       — Отлично.       С грохотом поставил свой сундук на пол, закрыл дверь и достав палочку и внутреннего кармана куртки, наложил запирающее заклинание.       — Я переоденусь.       — Да-да…       Не теряя времени, открыл сундук, достал рюкзак, выложил на сиденье школьную форму и новую мантию, а не то, что всучили дома. За пару минут переоделся, аккуратненько всё заправил, рубашку на верхнюю пуговку, галстук завязал идеальным узлом, подтянул. Надел мантию, нашёл зеркало за шторкой в купе. Так, только волосы растрепались. Какое там надо заклинанием? Р-раз, и вот прекрасный пробор на бок готов. Сложив старые вещи в отдельный пакет чтобы не видеть их никогда, засунул оный в рюкзак, а тот — обратно в сундук. Проверил, не раскидало ли мамины сандвичи и цела ли фляжка с морсом. Можно ехать.       — Так, всё, — плюхнулся напротив Гарри.       Парень смотрел на меня с некоторым удивлением, ведь ещё минуту назад я выглядел как… Ну, уныло. А тут, вот те раз!       — Итак, Рональд Биллиус Уизли, — я протянул руку.       — Гарри, Гарри Джеймс Поттер.       Мальчик радостно пожал руку.       — Прекрасно. Не тот ли случаем Поттер, что так известен на всю Англию?       — Судя по всему.       — Ясно-ясно. Думал уже, на какой факультет будешь поступать?       — Не знаю… Мне все говорят, что родители учились на Гриффиндоре, да и сам Дамблдор там учился. Говорят, хороший факультет.       — Зависит от точки зрения. У меня вся семья училась и учится на Гриффиндоре. Старшие братья уже выпустились и один работает разрушителем проклятий в Египетском филиале Гринготтса, а второй — драконологом в драконьем заповеднике.       — Ух ты… Драконы существуют?       — Более чем. Правда, уже как лет триста-четыреста только в заповедниках. Статут Секретности, все дела. Перси, сейчас на пятом курсе, стал старостой факультета.       Близнецов просто все обожают, но как мне кажется, обожают только с нашего факультета. Любят проказы и приколы, но могу поспорить, что остальные факультеты их ненавидят — на ком-то же эти приколы показывать надо. Есть ещё сестрёнка младшая, Джинни, она только в следующем году в Хогвартс пойдёт.       В кармане мантии зашуршал Питер.       — Какого… — удивился я, ведь выкладывал его. Достал крысу на обозрение. — Короста. Крыса, что передаётся в семье по наследству уже десять лет. Или девять?       — Но крысы столько не живут.       — Мне кажется, — я поднёс грызуна поближе, рассматривая, получив заинтересованный взгляд в ответ. — Тут работает та же схема, что и с вечным хомячком.       — Вечный хомячок?       Я пустил Питера на сиденье.       — Маленькие дети очень сильно расстраиваются, если любимый хомячок умирает. А он обязательно умирает, ведь живут они по полтора года, плюс-минус, в зависимости от вида. Чтобы дети не расстраивались, родители меняют мёртвого хомяка на живого похожего. Вот и получается, вечный хомячок. Думаю, это далеко не первый Короста в семье.       — Понятно… — Поттер уставился на меня потерянным взглядом. — Подожди. А ты на какой факультет идти собираешься?       — Честно? Куда отправят. На Гриффиндоре мне было бы легче из-за присутствия родственников. На Хаффлпаффе дружный коллектив, трудолюбивые и кухня рядом. На Рэйвенкло — типа умные и неординарные личности и своя библиотека в башне факультета. Самая жопа будет, если отправят на Слизерин.       — Почему? Там тёмные маги учились?       — Да к Моргане Тёмных магов! Тут политика.       Гарри посмотрел непонимающе, и я решил разъяснить вопрос.       — Тёмный Лорд, которого не принято поминать всуе, Волдеморт то бишь, в своё время возглавлял политическое движение за чистоту крови. К нему примкнули многие знатные семьи чистокровных волшебников. Наша семья, кстати, в списке «Священных двадцати восьми», вот только прапрадед заявил, что «клал он на пренебрежение к магглорждённым и полукровкам». Короче, там всё серьёзно было, это как… Ну, плюнуть в лицо Королеве и всей правящей династии. Буквально. Всю семью тогда заклеймили Предателями Крови, хотя это вообще из другой категории. Однако, сейчас уже мало кто вспомнит, что по факту мы не Предатели Крови. Так, помимо прочего, когда Тёмный Лорд со своей командой чистокровных магов, кучей всяких наймитов и просто жадных до кровавых утех уродов перешёл от политики к открытому терроризму, моя семья и некоторые родственники выступили в открытое противостояние. Мы делили апельсин, много наших полегло. Самое неприятное то, что так и непонятно, за что боролся Тёмный Лорд. Но это тема отдельного разговора. А теперь, почему мне нельзя в Слизерин. Многие богатые и влиятельные чистокровные семьи на протяжении не одного и не двух поколений учатся на Слизерине. Практически все, кто выступал на стороне Тёмного Лорда от этих семей учились на Слизерине. Там же учатся и будут учиться их дети. Стоит понимать, что после падения Тёмного Лорда, на его сторонников объявили облаву. Ловили, сажали, убивали, наверняка и грабили.       Гарри от последних слов вообще в осадок выпал.       — А что ты хочешь? На обеих сторонах конфликта люди и пороки свойственны нам одинаковые. А учитывая, что в ходе этой войнушки гибли родственники с обеих сторон, дорогие люди, пытки, насилие и прочие прелести вооруженного конфликта, то только-только победившая сторона наверняка решила отыграться. Ну, я так думаю — доказательств нет вообще ничему, а историю пишут победители. В общем, для многих слизеринцев семья Уизли не только Предатели Крови, но ещё и враг. Дети, конечно, именно «врага» видеть не будут, но множество приятных часов на факультете мне будут обеспечены. Тебе, кстати, тоже туда не рекомендуется.       — Почему? Хотя, я и не собирался.       — На всякий случай, просто расскажу. Ты, типа, символ света для Магической Англии. Победитель Тёмных Лордов и прочее. Общественность не поймёт, если ты попадёшь на Слизерин. Я вот прямо сходу могу придумать басню. Тёмный Лорд почуял великого конкурента в малыше Гарри, а потому и отправился убивать его в ту ночь. Но Гарри Поттер даже в таком возрасте оказался темнее Тёмного Лорда и убил, отразив неотразимое. В общем, люди могут быстренько окрестить тебя новым Тёмным Лордом. Если окрестят, то Слизеринцы будут тебя игнорировать и всячески притеснять, мол: «Мы не с ним, нет, нам одного Лорда хватило». Им, всё-таки, ещё жить как-то. Если не окрестят и ты останешься героем света, то многие опять же будут искать твоего расположения, играть в друзей, а может даже и станут друзьями — там, как бы, такие же дети, просто семьи у них необычные, мягко говоря. В общем, будет жестко.       — Ты так всё это рассказываешь… Я ведь просто мальчик Гарри…       — Так и будь «просто Гарри», а там посмотрим, — пожал я плечами.       Только сейчас решил осмотреть «просто Гарри». Одежда не по размеру, старая и поношенная. Могу поспорить, что его относительная доброжелательность ко мне заключается в том, что я был в похожей одежде. Не знаю, так ли это, но Дамблдор мог вполне послать встретить мальчика именно нас неспроста, а то что послал — без сомнений, ведь по историям братьев, мы пользовались каминным залом платформы Хогвартс-Экспресса. Можно было попросить ту же Андромеду, о которой я не раз слышал из разговоров отца и матери. Она то уж точно всяко лучше ориентируется в маггловском мире, ведь там живёт. А мы? «Магглолюбцы» — одно название. Ничего не понимаем в жизни обычных людей.       Дверь купе внезапно распахнулась. Как так? Я же запирал… А, ну да, снял же потом чары, и сам не заметил, как — отработал, блин, заклинание, называется.       — Привет. Вы не видели жабу? — в проходе стояла кудрявая девочка с приятными чертами лица. — Мальчик Невилл потерял свою жабу, и я помогаю ему её искать. Ну так что? Видели?       — Эм… Нет, — мотнул головой Поттер и девочка перевела взгляд на меня.       — Нет. Рекомендую посмотреть в сырых местах или обратиться к старостам. Они в первых вагонах.       — Хм…       Девочка задрала носик и захлопнув дверь ушла по своим делам.       — Что это сейчас было? — недоумённо спросил Гарри.       — Кто бы знал.       — Кстати, Гарри, а ты уже пробовал колдовать?       — Нет, мне не разрешили тётя с дядей.       — Тётя с дядей? Хм… А у кого кстати ты жил?       — У тёти с дядей, — печально вздохнул мальчик. — Они обычные люди и ужас как не любят всё волшебное.       — Я-я-ясно. Ну что же. Тогда бери палочку, и я буду тебя учить магии.       — Прямо здесь?       — Поезд — уже Хогвартс, так что можно. Доставай давай.       Гарри достал палочку и держал её так, словно… Ну не знаю, так ложку держат, в ожидании еды — кончиком к потолку.       — Итак, студент Поттер. Слушайте меня внимательно.       — Конечно, профессор Уизли.       — Колдовство с палочкой можно разделить на две условные группы. Когда для результата нужна воля и воображение, и когда нужно точное знание различных формул. Бывают, конечно и те заклинания, которым нужно и то, и другое, а есть такие, где используешь не формулы, а руны, но тем не менее, руны можно отнести к формулам. Это понятно?       — Пока да.       — Отлично. Начнём обучение с простого заклинания ремонта. Как я вижу, ты носишь очки, и они явно не зачарованы. Значит нужно уметь обязательно их чинить. Итак, для обучения возьмём…       Я открыл сундук и нашёл ларчик с письменными принадлежностями. Там у меня есть обычные карандаши из магазина в деревеньке поблизости от дома.       — Карандаш, — жестом фокусника я выставил перед нами карандаш. Даже Короста, который Хвост, смотрел с интересом. — Студент Поттер, убедитесь, что карандаш обычный.       — Хе-хе, — Поттер взял карандаш, повертел, осмотрел и вернул. — Вроде бы обычный.       — Прекрасно. А теперь, надругаемся над ним.       Быстро сломав карандаш надвое, я положил их рядом с Хвостом, который опасливо отодвинулся на безопасное расстояние.       — Итак, студент Поттер. Заклинание «Репа́ро». Произносить нужно чётко. На выдохе, плавно, без криков, но с ударением. РепА́ро. В начале обучения, пару лет, очень важна дикция для правильного создания заклинаний. Для этого заклинания жест особо не важен, но должен точно начинаться, быть плавным всё время и с окончанием произнесения палочка должна указать на объект починки. В голове ты должен чётко-чётко представить, как предмет чинится, словно для него отматывается время. Смотри.       Я навёл палочку на обломки карандаша и начал очерчивать в воздухе простую петлю — тут главное заставить магию течь, а фантазией и словом задаёшь нюансы течения.       — Репа́ро.       Прозрачный крохотный сгусток, практически невидимый для глаз, сорвался с кончика моей обычной палочки и растёкся по обломкам карандаша, в тот же миг начав словно стягивать тот обратно воедино.       — Круто, — восхитился Гарри.       — Ага. Теперь повтори. Это вообще легко. Плавное движение, образ починки и РепА́ро.       Я снова сломал карандаш и положил его на сиденье.       Гарри сосредоточенно смотрел на карандаш, наведя на тот палочкой. Попробовал раз — не вышло.       — Синхроннее. Начинаешь движение вместе со словом и заканчиваешь с последним звуком.       Ещё попытка и опять провал. Но я почувствовал почти правильный ток магии.       — Почти, студент Поттер. Представь, что карандаш собирается обратно. Представь и пожелай аж до зуда.       Гарри сосредоточился, взмахнул, произнёс: «Репа́ро». Получилось — карандаш починился.       — Прекрасно, студент Поттер.       — Это здорово, — с улыбкой ответил парень.       — Теперь очки свои почини.       Гарри кивнул, снял очки и положил рядом с карандашом. При этом парень щурился — плохое зрение. На этот раз у него получилось с первого раза и счастливый, Поттер водрузил целые очки себе на нос.       — Чудеса прям. Спасибо, Рон.       — Да не вопрос. Ты главное запомни, что движения палочкой, слова и образ в голове — основа колдовства. Желание и магия — движущая сила колдовства. Но, это на начальном этапе. Всё это нужно для того, чтобы запомнить, как магия структурируется и превращается в заклинание. Впоследствии, если прочувствуешь и научишься контролировать свою магию, сможешь использовать заклинания без палочки.       — Да? А я читал, что магия без палочки — удел величайших магов.       — Тю-ю-ю… Фокус в том, что нужно просто безумно тренироваться в использовании магии. Или просто её очень хорошо чувствовать и контролировать.       Я сломал карандаш и повёл над ним рукой, воссоздавая поток магии для Репа́ро. Карандаш починился. Питер в виде крысы аж икнул громко, и подавился чем-то.       — Вот так. Но нужно тренироваться для такого результата. Долго. Если не чувствуешь магию — не страшно. Её вообще мало кто чувствует. Просто вбиваешь в голову то, как делается заклинание. Мозги, даже если ты не чувствуешь магию, всё равно запоминают, как нужно делать. Тысяча, десять тысяч повторений, и потом сам не заметишь, как будешь колдовать отработанное заклинание без палочки.       — А сколько всего заклинаний?       — Хочешь посчитать, сколько времени уйдёт на тренировку всего без палочки? Вся жизнь, ведь каждое заклинание — самостоятельная магическая единица. Возможно, можно научиться какой-то общей схеме, и она наверняка есть, но я об этом не знаю.       — И сколько ты тренировал Репа́ро?       — А вот это, мой взлохмаченный друг, большой секрет. Мы только познакомились, и я уверен, у тебя тоже есть секреты, которые ты не хотел бы рассказывать. Кстати, о факультетах. Отбор проводит волшебная шляпа. Она как-то определяет, какому факультету ты подходишь больше всего, но может дать и выбор. Возможно, своей сутью ты будешь подходить одному факультету, но желать будешь оказаться на другом. Я вот что думаю. Пойти туда, куда предлагает шляпа, значит взрастить и укрепить свои и так сильные черты. Пойти туда, куда хочешь, если хоть немного подходишь — попытаться стать тем, кем ты не являешься. По крайней мере пока. Как ты знаешь — своё не пахнет. Мне вот очень интересно, куда предложит шляпа.       — Шляпа? Любопытно.       — Ну, ей не меньше девятисот лет и каждый год она проводит отбор. Думаю, её мнение можно хотя бы рассмотреть.       Дверь купе вновь раскрылась и явила нам троих ребят. Мелкого блондинистого задохлика с надменным выражением лица, и двух не в меру упитанных и крепких парней.       — Я слышал в этом купе едет Гарри Поттер? — Блондин осмотрел нас и остановил взгляд на Гарри. — Я Малфой, Драко Малфой.       — Гарри Поттер.       Руку никто не протягивал.       — Вскоре ты узнаешь, что в нашем мире есть семьи намного круче прочих. Тебе лучше было бы дружить с такими, и Малфой — одна из них. Я предлагаю тебе свою дружбу и покровительство.       Драко протянул руку. А я, не удержавшись хмыкнул.       — А ты вообще кто? — скривившись блондин осмотрел меня внимательно.       — Рональд Биллиус Уизли, к вашим услугам, — встав я обозначил поклон как равному. От этого жеста Малфоя скривило ещё больше.       — А, Уизли. И как я сразу тебя не признал. Семья Предателей Крови, что нарожали детей больше, чем могут себе позволить.       — А, Малфой. Сын главы карательной группы Ближнего Круга Тёмного Лорда. Довольно занимательно слышать, как наследник Малфой предлагает вассалитет последнему члену куда более древнего Рода.       — Да что ты можешь знать, Уизли? — буквально выплюнул Малфой и тут же обратился к Поттеру. — Тебе следует лучше выбирать друзей, иначе ты рискуешь закончить, как и твоя грязнокровная мамаша…       Поттер хотел вскочить и сказать пару ласковых, но я не стал этого ждать.       — Какая прелесть, — улыбнулся я, чуть наклонив голову и рассматривая Малфоя и его товарищей, как лягушек на секционном столе. — Я уже вижу статью в пророке: «Немыслимо! Сын известного мецената и добропорядочного волшебника, Драко Малфой, от лица всей своей семьи угрожал Герою Магической Англии расправой на подобие той, что постигла родителей мальчика в тот роковой день. Неужели всеми уважаемый Люциус Малфой всё это время водил нас, дорогие читатели, за нос, а на самом деле жаждет продолжить дело Сами-Знаете-Кого?». Чудно, правда?       Драко на секундочку побледнел, но быстро взял себя в руки.       — Не прощаюсь.       И закрыл дверь.       — Вот же мерзавец! — воскликнул Поттер и сел на своё место.       — М-да? С такой чувствительностью, ты можешь даже не беспокоиться, что шляпа предложит тебе Слизерин. Гриффиндор, однозначно.       — Вот и хорошо. Тем более ты сам говорил, что мне лучше будет там.       — Будет. Легче будет точно, а вот лучше — я тебя не знаю достаточно хорошо, да и понятие «лучше» довольно расплывчато. Вот Малфой, к примеру, считает, что если семья зарабатывает мало, то это говно, а не семья. Я же знаю несколько иную истину, что семья у нас довольно хорошая, а отцу просто вставляют палки в колёса на работе, мол: «Предатель крови».       — Как-то всё сложно… Я-то думал… А тут… Эх.       — Ёмко, мистер Поттер.       Гарри лишь улыбнулся.       — Ладно, чем займёмся?       — Не знаю…       Дверь купе вновь открылась.       — Мальчики, не желаете купить сладостей?       Улыбчивая пожилая женщина заглянула к нам. Впереди она катила тележку со множеством различных вырвиглазных упаковок.       — Рекомендую лягушек, котелки и Берти Боттс.       Прикупив немного сладостей и распаковав мои сэндвичи с морсом, мы перекусили. Гарри с интересом рассматривал вкладыши от лягушек, а я думал о насущном, а точнее — как бы и где опробовать ту, созданную палочку. Но похоже, только в самом Хогвартсе получится нормально поколдовать без свидетелей.       Так, за разговорами ни о чём, хоть и было мне довольно скучно, мы добрались до Хогсмида затемно.       С горем пополам выбравшись из вагона, мы в числе остальных первокурсников дожидались сопровождающего, как и велел кто-то из старших. На улице было довольно прохладно, темно, лишь пара фонарей высвечивали ближайшие каменные и деревянные дома, а вдалеке виднелись огни Хогсмида. Как оказалось, перрон и сама деревня на приличном удалении.       — Первокурсники! — раздался низкий бас неподалёку. В пору пачкать штаны, честно говоря. Дело в том, что голос принадлежал высоченном лохматому полувеликану в старом поношенном коричневом плаще и с фонарём в руках. Довольно опасный тип, если подумать.       — Первокурсники, все сюда!       Как ни странно, но Хагрид, а это мог быть только он, внушал некое доверие. Ещё больший повод задуматься. Но это так, сторонние мысли. Хотя, вдруг он маньяк, о котором никто не знает?       — Итак, дети, все здесь? — Хагрид внимательно, но быстро всех осмотрел. — О, привет Гарри. Всё хорошо?       Поттер кивнул.       — Отлично. Что же, смотрю, все здесь. Тогда — за мной!       Хагрид повёл нас в сторону от перрона, к спускающейся вниз тропинке. Я, честно говоря, беспокоился, что тут будет непроглядная тьма, но я всё отлично видел вокруг. В отличие от ребят. Рядом шедшая девочка запнулась и явно собиралась добраться до озера экстремальным кувырканием, но я перехватил её в падении.       — Оп-с, держись, — поставил девочку обратно на ноги. — Всё в порядке?       — Да, благодарю.       — Давай руку, мне всё видно.       Не дожидаясь согласия, просто взял девочку за руку и повёл дальше. Поттер же вообще ничего не видел, но ни разу не запнулся, не поскользнулся, даже намёка на подобное не дал, а ведь остальные то и дело раздраженно что-то бурчали.       — Скоро вы увидите Хогвартс, — обрадовал детей Хагрид.       Как только мы спустились к берегу озера, нам представился вид на Хогвартс.       — Ва-а-ау, — нестройный хор детских голосов на разный лад выказал восхищение.       — Дети, по четыре штуки в лодку. Не больше!       Мы начали рассаживаться, а я смотрел на замок. Даже на таком расстоянии ощущалась магия этого места. Пока слишком смутно, чтобы её описать, да и чувствительность моя довольно посредственная, как мне кажется, но всё же.       — Я всё понимаю, однако…       Обратив внимание на говорившую, я понял, что всё ещё держу девочку за руку.       — Прошу прощения, задумался. Однако, раз уж мы в одной лодке, то может быть присядем?       Девочка кивнула и села рядом, а напротив сел Поттер. К нам никто не присоединился, но тем не менее, лодки заполнились, и наша флотилия отправилась вперёд под флагом капитана Хагрида во главе.       В воде явно плавало что-то живое и я попытался разглядеть. Пару раз на меня из толщи воды глянула русалка, а один раз промелькнуло гигантское щупальце. Прелесть.       — Пригнитесь! — пробасил Хагрид, когда мы подплывали к этакому коридору из растений. Очень высокому. Однако, я последовал рекомендации и поклонился, ощущая магию вокруг. Так же поступила и девочка.       — Поттер, поклонись.       — А?       — Поклонись говорю.       — Ага…       Когда мы проплыли через этот тоннель, причалили к каменной платформе и высадились, а Хагрид убедился, что никто не утонул по пути, все мы отправились вверх по каменной лестнице под тусклый свет факелов в стенах.       — А зачем кланялись? — спросил идущий рядом Гарри.       — В магическом мире очень много различных условностей и ритуалов. Как говорится, нет дыма без огня, да и я почувствовал, что это было бы правильно.       — Я-я-ясно.       — Не относись к этому с пренебрежением. Как бы сказать… Тут как в мире обычных людей. Можно тупо купить телевизор и смотреть его, не имея представления ни о том, как он работает, ни как работает пульт управления, ни вообще электричество. Быть обывателем и пользоваться продуктом умственной деятельности других людей и то не на полную. А можно разбираться в каждом вопросе и следовать инструкциям, получая максимальный эффект от этих изобретений. Так и в магии. Обыватель с палочкой, заучивший десяток заклинаний, с трудом способный просто обеспечить себе выживание, и эксперт, понимающий саму суть магии. Правда, мне далеко как до одного, так и до другого.       — Но всё равно, захватывающе это всё. Такое необычное.       — Ничего, потом свыкнешься и будет всё вокруг казаться самым обыкновенным. Главное не забывай это чувство необычности, чтобы не терялась острота великолепия магии.       — Ну вы и загнули, профессор Уизли.       — Сам в шоке.       — Уизли?       А, это та девочка.       — Один из многих, — кивнул я в ответ, а выражение лица девочки чуть охладело.       — Смотри, Гарри, — кивнул я парню. — Будешь со мной общаться, с тобой не захотят дружить некоторые чистокровные, общение с которыми может быть очень познавательным и выгодным.       — Да ну и ладно. С кем хочу дружить, с тем и буду.       — Как знаешь, — я повернулся к девочке. — Похоже, вы уже сделали какие-то выводы обо мне лишь услышав фамилию. Что же, не буду навязывать своё общество. Девочка оперативно затерялась в толпе и через секунду уже шла с какой-то другой девочкой, о чём-то болтая. Занятно…       Хагрид вывел нас наконец-то на замковую территорию и подвёл к большой двери в стене, хмыкнул, аккуратно постучал кулаком в дверь, чуть не выбив её. Дверь незамедлительно открылась, и мы смогли увидеть высокую статную даму слегка за пятьдесят на вид, в изумрудной мантии и остроконечной шляпе. Строгий взгляд из-под аккуратных очков тонко намекнул, что шутить с дамой не стоит.       — Профессор, я привёл первокурсников, — пробасил Хагрид, отступая в сторону.       — Благодарю, Хагрид. Я их забираю, — кивнула дама и обратилась уже к нам. — Следуйте за мной.       Мы последовали. По мрачным каменным коридорам замка гулко перекатывалось эхо от множества шагов, теряясь где-то в темноте под потолком. На стенах плясали тени от огня чашах и факелов, а мы всё шли и шли. Вот профессор привела нас в небольшую комнатку, где мы не в тесноте, но и не фривольно разместились. Дама представилась как профессор МакГонагалл, декан Гриффиндора, и выдала небольшую вступительную речь о факультетах, ответственности, семье и чести, после чего остановила нас тут мариноваться.       Детишки тут же начали строить различные предположения о нашей дальнейшей судьбе, делиться впечатлениями и попросту шуметь. Гарри явно волновался, но старался этого не показывать.       — Я ведь совсем ничего не знаю.       — Не страшно. Многие приходят в Хогвартс не имея за душой ни строчки знаний, но довольно быстро доходят до общего уровня. Ты же помнишь, как колдовал?       — Ну да.       — Сложно?       — Да не очень.       — Вот. Нужно будет хорошо учить теорию, разбираться в ней, и практиковаться, куда без этого. По зельям, говорят, профессор жесткий, но ты главное рецепт смотри, читай, думай, и всё будет путём.       — Ясно. Учту. Наверное…       Резкий девичий визг резанул по ушам и все сразу засуетились. Из стен показались местные привидения, но как я знаю, они безопасны. Привидения летали над нашими головами делая вид, что оказались здесь совершенно случайно. Ну-ну, случайно, чуть ли не все разом. Толстый монах, кстати, снизошёл до нас и зазывал на Хаффлпафф.       — Кыш отсюда, — прогнала привидений появившаяся в дверном проходе профессор МакГонагалл. — Ученики. Следуйте за мной.       Мы вновь пошли по коридорам, но на этот раз поход закончился довольно быстро. Профессор дошла до больших и высоких двустворчатых дверей, легко толкнула их рукой и завела нас внутрь.       Большой зал изобиловал учениками и свечами, парящими над их головами, но при этом ни одной капли воска не падало вниз. Потолок был украшен великолепными чарами, позволяющими видеть небо над замком в реальном времени. Красиво, что сказать. Кто-то в толпе сказал, что эти чары — работа самих Основателей. Возможно.       Профессор подвела нас к небольшой возвышенности, на которой стоял стол преподавателей и было довольно много свободного места. Она зашла на эту возвышенность, а от стола преподавателей отделился стоявший рядом побитый жизнью кривоватый старик с редкими свисающими до плеч волосами. Старик этот быстро притащил откуда-то из подсобки треногий табурет со шляпой. МакГонагалл поправила шляпу на табурете и отошла чуть в сторону. Шляпа буквально ожила, зашевелила складками, образовав подобие лица, и запела.       — Эта коварная шляпа таки делает моим ушам больно, — тихо высказал я мысль вслух. Сзади хихикнули и я обратил внимание на кудрявого светловолосого парня. Когда шляпа закончила своё творчество и успокоилась, а ученики прекратили аплодировать коварному артефакту, МакГонагалл сделала шаг вперёд.       — Сейчас я буду приглашать вас по одному по списку. Вы садитесь на табурет и вам надевают на голову шляпу, после чего она определяет ваш факультет. Приступим. Аббот Ханна.       К шляпе поспешила рыжеволосая девочка. Не очень уверенно и стеснительно, она села на табурет, а шляпа практически закрыла ей взор.       — ХАФФЛПАФФ! — громко прокричала шляпа, и МакГонагалл её тут же сняла. Счастливая девочка поспешила к столу своего факультета.       Дальше нас вызывали по списку одного за другим, а мне предстояло распределяться в числе последних. Когда вызвали Поттера весь зал притих, но то и дело доносились шепотки: «Она сказала Поттер?», «Тот самый Поттер?», и прочее в таком духе.       Шляпа довольно долго вертелась на голове Гарри, но в итоге отправила его на Гриффиндор. Стол алознамённого факультета буквально взорвался овациями, а по взгляду Гарри в мою сторону я понял, что парень считает свой выбор верным. Вот и ладненько.       Когда очередь наконец-то дошла до меня, я оказался предпоследним в списке. Хмыкнув, бодро и быстро двинулся к табурету, резко развернулся и плавно сел. Даже мантия, похоже, взметнулась. Мне на голову приземлилась шляпа и мир словно затих.       Молчание.       Молчание.       — Любопытно… — раздался скрипучий голос шляпы в моей голове, но диалога-то не вышло.       — СЛИЗЕРИН! — воскликнула шляпа и её тут же сняли с моей головы.       Встал. Ну, манерам обучен ещё в прошлом, пластика от занятий есть, за дикого увальня не сойду, можно и в логово к змеям. Разворошим серпентарий! А в зале-то тишина. Глянул на стол гриффиндорцев — там шокированные близнецы стоят с открытыми ртами, как и Перси. Они явно собирались поздравлять меня с поступлением к ним.       «Дзинь» — выпала какая-то железка из рук Фреда. Или Джорджа.       — Хех, видели бы вы свои рожи, — с улыбкой сказал я, но услышали меня все.       Всё это заняло сущие секунды. Близнецы переглянулись, Поттер зааплодировал, братья поддержали. Гриффиндор — факультет стайный, а потому даже они начали хлопать. Правда, слизеринцы поддерживали сугубо постольку поскольку.       Как только я занял место за столом факультета, следом к шляпе отправился Забини и она распределила мулата к нам. Директор встал со своего троноподобного кресла, поздравил всех с началом нового учебного года, сказал: «Олух, пузырь, остаток, уловка. Ешьте!», и на столах появилось обилие разнообразной еды.       Наш стол располагался у стены, и я лицом сидел к другим ученикам, что позволило мне отсалютовать кубком братьям и Поттеру, повторившему мой жест.       — Что, Уизли, — усмехнулся рядом сидящий Малфой. Остальные внимательно приглядываются к первогодкам, накладывая себе желаемые блюда. — Уже жалеешь, что не оказался в гриффиндорском хлеву среди себе подобных? Страшно среди тёмных магов? Когда к мамочке под юбку побежишь, в эту, как это у вас там, «Дыру»?       Крэбб и Гойл угодливо хохотнули.       — А вам, наследник Малфой, всё неймётся?       — Ой-ой, а о чём это там говорит Предатель Крови?       — О вашем полнейшем провале вербовки Поттера в поезде. Это надо же додуматься — оскорблять родителей бедного сиротки и угрожать тому расправой.       Я переложил парочку крайне аппетитно выглядящих отбивных себе в тарелку, а печёную картошку и вовсе перенёс Левио́сой без палочки. Кто бы знал, чего мне стоило сделать это с безразличной «мордой лица».       — Вы пришли, оскорбили его, меня, ушли. Теперь вот здесь, за столом, в приличном обществе, ругаетесь как портовый грузчик. Так ещё и, судя по всему, не знаете о истории происхождения этого нелицеприятного статуса по отношению к нашей семье.       — П-ф, да кому какое дело. Предатель крови и есть Предатель крови. И вообще, тебе здесь не место.       — Откройте список священных двадцати восьми и прочитайте мою фамилию. И кстати, мой род древнее вашего.       — А тебе, похоже, бедность да нищета совсем мозги отбила, так разговаривать со мной? Я непременно напишу отцу, и он решит вопрос с твоим наличием на славном факультете Слизерина.       — С каких пор богатство стало превыше чистоты крови, наследник Малфой? По вашей логике, какой-нибудь французский торгаш будет иметь больше прав чем родовитый волшебник?       Кто-то поперхнулся тыквенным соком, а Малфой скривился от подобного захода.       — Отцу я всё равно напишу. Не дело Предателю крови порочить своим присутствием факультет.       — Знаете, наследник, — я отложил вилку в сторону. — Прежде чем употреблять подобные обращения, стоит знать их значение и допустимость употребления. А то ведь можно и внезапно здоровья лишиться. На дуэли, к примеру, за оскорбление. Но если вашей благородной особе претят, как это называют некоторые? «Глупые взмахи волшебной палочкой», да? В таком случае, я могу обеспечить прямую доставку понимания неправоты прямо в вашу голову посредством банального, но от этого не менее эффективного кулака. Я же в хлеву вырос, в «Дыре», как вы сами утверждаете, и для меня не зазорно столь не куртуазно решать конфликты.       Малфой завис, пытаясь переварить мой спич, а мне это всё показалось забавным, как и некоторым присутствующим. Правда, девочки начали уже шептаться о чём-то своём — грызня мальчишек их не касается.       — Интерпретировать в более доступной для вашего понимания форме? Что же. Ты за языком следи, а то в лоб получишь так, что до конца года верх и низ путать будешь, ферштейн?       — Так, хватит уже, — миловидная курносая брюнетка с каре чёрных волос сердито посмотрела на нас. — Вы портите аппетит, а ведь поездка была долгой.       — И вправду, что же это мы, — улыбнувшись девочке, принялся за еду. — Война войной, а еда — по расписанию.       — И ещё совет молодёжи, — взял слово какой-то старшекурсник, отвлёкшись от тихой беседы с товарищами. — Вам об этом ещё скажут, но вы теперь на одном факультете. Все ссоры, склоки и личную неприязнь оставлять в пределах гостиной. Для всех мы — монолит.       — Ясно, — кивнул я на пару с несколькими новичками и поднял бокал с тыквенным соком. — За монолит…       Дальше мы просто аккуратно, но поразительно быстро ели, а через минут двадцать столы очистились, и директор вновь встал со своего места. Напомнил всем о запрете посещать Запретный Лес, запретил ходить в Запретный Коридор и проносить в замок вещи из Запретного списка. Дальше весь наш факультет стройными рядами отправился в подземелья, в гостиную. Вход был спрятан в стене, ориентиры — картины. Пароль — «Чистая кровь».       Гостиная факультета была выполнена в приятных тёмных тонах, богато обставлена дорогой резной мебелью, столами, диванами и креслами. Было здесь и несколько больших каминов, ковры и прочая атрибутика богатого места. Колонны, барельефы, окна, выходящие на подземные озёра с живностью, письменные столы, картины и фрески. Не обошлось и без растительности вдоль колонн, там, где должен быть антаблемент, или как оно всё называется. Вообще, приятное место.       Некоторые старшекурсники разошлись кто куда, но большая часть заняла места в гостиной. Нас же, первокурсников, выстроили ближе к камину, у диванов.       — Итак, господа и дамы, — хмыкнул не самой красивой внешности пятикурсник. — Моё имя Маркус Флинт, и я староста от мальчиков, а по совместительству — капитан сборной факультета по квиддичу. Староста от девочек, — Флинт указал в сторону кивнувшей нам блондинки. — Джемма Фарли. Вступительную речь у нас читает декан и скоро он придёт. Но, от себя хочу сказать, что к его словам стоит прислушаться в обязательном порядке. У нас всё строго, виновным всенепременно воздастся, декана лучше не злить. Он человек суровый и строгий, нас в обиду не даст вне зависимости от того, кто прав, а кто нет, но если вы провинитесь, то пожалеть об этом можно быстро и капитально.       — Благодарю за ваши, без сомнения, лестные слова, мистер Флинт.       Тихий спокойный голос разнёсся по гостиной, а без того немногие разговоры тут же притихли. По гостиной к нам быстрым шагом прошёл высокий черноволосый волшебник средних лет. Крючковатый нос, острый взгляд, быстрые, чёткие и выверенные движения.       — Ученики. Моё имя Северус Снейп, декан Слизерина, мастер зельеварения и профессор соответствующего предмета в Хогвартсе. Вы зачислены на факультет имени Салазара Слизерина. Герб, как вы, надеюсь, заметили — змея. Отношение других факультетов к нам либо нейтральное, либо резко негативное. Общество считает, что все Тёмные маги учились здесь, но на самом деле — не больше, чем и на других факультетах. Последние семь лет факультет Слизерин лидировал в учёбе, спорте, дисциплине, а потому кубок школы всегда стоит в моём кабинете. Я желаю, чтобы там он оставался и впредь, а для этого вам всем следует соблюдать несколько простых правил. Потеряли баллы? Отработать в течение недели. Я веду точный учёт личных баллов каждого ученика факультета и отрицательные числа вызывают непреодолимое желание назначать отработки провинившемуся, а остальной факультет выскажет вам своё порицание. Это уяснили?       Все аки болванчики закивали головами.       — Второе. Отбой в Хогвартсе в одиннадцать часов. К этому времени все должны находиться в гостиной или в кроватях — выбор за вами. Если вы будете пойманы вне пределов гостиной хоть на секунду после одиннадцати — вам не избежать наказания и порицания факультета.       Профессор Снейп взял паузу, хотя порой и между слов для большей внушительности выразительно молчал.       — Третье. Первокурсников первые две недели водят на занятия старосты. После этого передвигаться по Хогвартсу либо полным составом, либо группами по три волшебника, не меньше. В каждой группе должен быть кто-то способный постоять за всех. Кулаками или магией — не важно. Думаю, не нужно объяснять причины подобного? Вижу, что нет. После третьего курса можете ходить сами по себе. Четвёртое правило — все распри между вами должны оставаться в гостиной. Выходя отсюда, вы становитесь дружным и сплочённым коллективом несмотря ни на что. Ясно? Отлично. И последнее. Не попадайтесь. Какую бы аферу вы не замыслили учтите одно — не попадайтесь. Если ко мне придут профессора с жалобами на вас, какими бы эти жалобы ни было, и уж не приведи Мерлин, вас поймаю я, то будьте уверены — наказания вам не избежать.       Все прониклись.       — Однако, перед другими профессорами я всегда буду на вашей стороне вне зависимости от вашей правоты. Но это не отменяет наказание. Салазар Слизерин искал в своих учениках семена величия. Если вы оказались здесь, вне зависимости от вашего происхождения и статуса, значит есть в вас то, что нужно для этого факультета. А значит следует трудиться, не посрамить и приумножить. Мисс Фарли, мистер Флинт, отведите учеников по их комнатам. На этом всё.       Джемма Фарли повела девочек в одно крыло, а Флинт нас — в другое. Пройдя по коридорам вдоль дверей, мы пришли к нескольким комнатам.       Флинт развернулся и показал на первую дверь.       — Малфой, Крэбб, Гойл, Уизли.       Не дожидаясь от нас ответа, указал на другую, напротив.       — Нотт, Пайк, Забини. Заходите, располагайтесь. Побудка в восемь, но я рекомендую проснуться раньше, заняться собой и в восемь тридцать быть на построении в гостиной.       Зайдя вместе с парнями в нашу комнату, сразу выбрал кровать ближе к большому окну в глубины озера — туда всё равно никто особо не спешил забраться и тут же стало понятно почему. От окна ощутимо веет холодом. Не сквозняком, а именно холодом. Со мной общаться не спешили и лишь готовились ко сну. Я же, переодевшись и незаметно для всех использовав палочку и почистив себя заклинаниями, залез в огромную кровать, задёрнул зелёный балдахин и начал выжигать на деревянных держателях для этого самого балдахина различные цепочки защитных рун, активируя каплей крови. Ничего особо сложного и всё давно просчитано — отвод внимания, защита от сглазов и проклятий. Легкие чары тоже не пройдут, а более сложные — ну, тут вопрос, да. Под окном вывел для согревающего контура.       Разобравшись с защитой, с чистой совестью рухнул спать.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Ещё по фэндому "Леденящие душу приключения Сабрины"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты