Black Friday скидки

Per aspera ad inferni.

Гет
NC-17
В процессе
41
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 32 страницы, 4 части
Описание:
Какова цена жизни? Той самой, что плавно утекает сквозь пальцы, пока убийца, широко улыбаясь наводит на тебя дымящийся ствол пистолета, на конце которого блестит роковая звездочка твоей гибели. На пестрой открытке жизнь оценивается в несколько круглых нулей, после внушительной цифры, но это далеко не правда...
Примечания автора:
Сразу хочу внести некоторую ясность. Данная работа является AU и несет в себе довольно мрачную атмосферу мафиозной группировки, зарождение чувств меж людьми, находящимися по разные стороны баррикад. Так что никаких канонных крылышек и волшебства здесь нет и в помине.
Лишь суровая реальность, приправленная стекольной крошкой.

Так же, убийств, как таковых, будет не так много в силу того, что это не столь интересно. Куда более захватывающе писать о чувствах, которые живут на фоне такой вакханалии с щепоткой анархии.

Здесь вы, к сожалению многих, не найдете привычной непроглядной романтики, и Люцифера, который влюбится без памяти, но я все же буду бесконечно рада, если вам понравится. Ведь любовь бывает разная, в бесконечных вариациях...)

Метки, касаемые спойлерных вопросов не ставлю вообще.

https://vk.com/writersrc
Немаловажно, что здесь главы выходят на неделю раньше. Более того, здесь вы найдете работы других очень талантливых авторов.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
41 Нравится 7 Отзывы 11 В сборник Скачать

Почувствуй вкус вины и крови.

Настройки текста
— Энди, давай посмотрим, что там, — чуть дыша лепечет Вики полушепотом, сжимая в руке серебристую ручку дверцы машины. Что-то внутри отчаянно протестует такому поспешному решению девушки — выйти навстречу неизвестности. Но Вики как всегда непреклонна. Возможно, когда-нибудь это и станет ее роковой ошибкой. Звонкий щелчок — и она легко поддается, открывая темное пространство перед девушкой. Треск не прекращается еще несколько секунд, и это заставляет Вики чуть поежиться от небольшого волнения. По телу стадом бегут мурашки. В легкие проникает свежая прохлада уже почти ночного воздуха. Она приятно обволакивает, а монотонное стрекотание кузнечиков слегка успокаивает натянутые нервы, разыгравшиеся сейчас до предела. Вики, спокойная внешне, делает несколько шагов, попутно разминая затекшие ноги и блаженно закидывая голову назад. В глубине души ей хочется верить в то, что всё, что они с Энди сейчас услышали, – просто галлюцинация. Хотя знает, что это совсем не так. Ноги гудят от долгой ходьбы по одинаковым до безумия коттеджам, где от запустения все уже успело покрыться толстым слоем пыли, и густому лесу с множеством ветвистых деревьев, бьющих по лицу словно розгами, а кофточка под пальто уже почти полностью пропиталась потом. Работа как никогда начинает изнурять Вики, высасывать все жизненные силы. Энди встревоженно смотрит на девушку из автомобиля, как будто призывая сесть обратно и все-таки уехать, а внутри Вики уже просыпается азарт, который потушить она не в силах. И вот новый звук пронзает непроглядную темень. Страшно, очень страшно, но пути назад нет, когда всем своим естеством стремишься к цели и лезешь на рожон. Ее начинает выводить из себя осторожность парня, даже если она и обоснована инстинктом самосохранения. Никогда прежде Энди не давал ей повода так сомневаться в своей персоне, как сейчас. Снова звук хрустящих веток раздается за спиной, но уже значительно ближе, и смелость Уокер начинает таять так же стремительно, как мороженое в жаркую погоду. Пронзительный хруст она мысленно сравнивает с треском ломающихся костей. Энди все же выходит из машины и в несколько шагов оказывается рядом, выставив ствол с пистолетом перед собой. Парень неистово размахивает им перед собой и темнотой, освещаемой лишь фарами, которые не выключила Вики, и не фокусируется на одном месте долее пары секунд. Вики же, не следуя его примеру, всеми силами напрягает слух и пытается понять источник шума. И только потом, когда из всепоглощающей темноты начинают показываться два высоких мужских силуэта, она поднимает ствол, двумя руками вцепляясь в него мертвой хваткой. Каждый их шаг сопровождается сокрушительным ударом сердца, сравнимым со звуком забивания призрачного гвоздя в призрачную крышку гроба. А мужчины все приближаются и приближаются, с каждой секундой сокращая шансы на побег до минимума. Страх ощущается уже как что-то привычное, но Вики гонит его подальше, словно маленького ребенка, мешающего работать. Но тщетно, ведь страх только крепчает, становясь неотъемлемой частью девушки. Ей даже кажется, что на голове у этих фигур длинные дьявольские рога. Не предвестник ли это чего-то адского, ужасного? — Так-так-так, — знакомый баритон рассекает воздушные мембраны и врезается в уши, — кого я вижу? Наша малышка-детектив и ее дружок? Очень трогательно... Этот голос она теперь узнает из тысячи: помнит его до малейшего полутона. Каждый раз, когда девушка просыпалась в холодном поту от сверкающего во сне лезвия, которое отражало алые глаза, то этот голос звучал в ее сознании, врезаясь в память. Он стоит перед Вики и победно ухмыляется, как будто уже исполнил то, что задумал, окропив руки кровью по локоть. Как будто не ему и его рыжему другу в лоб направлено дуло пистолета. Эту улыбку, играющую в уголках губ, хочется стереть, разорвать в клочья и пустить по ветру. Энди вращает головой, косясь на Вики непонимающим взглядом. Она лишь кивает, спокойно, без эмоций, подтверждая его догадки о том, что одного из этих парней она видит не впервые. Но наверняка данная встреча станет фатальной и последней. Хотя бы для одного из детективов. — Вики, вот скажи мне, ты действительно такая глупая или прикидываешься? — он вальяжно подходит ближе, старательно выговаривая каждый слог, и Вики чувствует, как самообладание разбивается сначала на мелкие осколки, а потом и вовсе стирается в пыль. Энди медленно спускает предохранитель и грозно бормочет себе под нос какое-то ругательство, надеясь проснуться в своей кровати и забыть происходящее, точно страшный сон. Парень не верит своим глазам, не хочет верить. Как и в то, что смерть стоит прямо перед его глазами. Энди практически чувствует замогильный холод и видит фантомные кровавые следы на теле обоих мужчин, совсем как Вики. Но их руки действительно в ней по локоть. — Энди, прекрати, ты же знаешь, что нам нельзя никого убивать, только покалечить в крайнем случае, а ты целишься прямо в лоб, — Вики едва слышно шепчет, взывая к благоразумию парня, и делает маленький шаг назад, но Энди, кажется, не слышит ее. — А вот откуда ты знаешь мое имя, мне было бы очень интересно узнать, — теперь голос девушки звучит гораздо громче, совсем не дрожит. Неминуемая кончина подходит все ближе, настолько, что уже может услышать Уокер, в какой бы тональности она ни шептала. Девушка мысленно проклинает себя за то, что решила ехать сегодня, подвергла опасности еще и напарника. Вот только кто же знал, что все обернется так? «Холодный расчет кого-то, дергающего за ниточки, или случайное стечение обстоятельств?» — проносится в голове девушки, напрочь позабывшей о пьяном разговоре в клубе. И той таинственной красотке, заинтересовавшейся ее персоной. — Лучше послушай ее и убери свою дуделку, если не хочешь почувствовать ее у себя в глотке, пока Ади, — Люцифер возникает уже перед самим лицом парня, а его указательный палец перемещается в сторону рыжеволосого, — будет вскрывать твое брюхо… Нарочито медленно, — снова поворачивается к Вики, все так же соблазнительно улыбаясь, как будто они — давние друзья, и ей совсем ничего не грозит. — Так на чем мы там остановились, Уокер? Вики почти физически чувствует его бешеное давление, даже находясь на расстоянии. На Ади она даже не смотрит, он на фоне Люцифера кажется ничтожно серым и неинтересным, хоть и не менее опасным. Все ее внимание приковано к черноволосому мужчине, он буквально овладел ее мыслями. Теперь уж точно полностью. Но игра в гляделки, в то время как оба детектива в ужасе застывают, слишком быстро остужает пыл Люци. Он надеялся на бесконечные перестрелки, огромный азарт и тот самый оголенный запах смертельной опасности, когда исход такой битвы известен лишь одному Богу. Но на деле получил лишь полное разочарование. — Мне скучно, займись, — короткий кивок в сторону Энди. Хочет сразу перейти к кульминации и сделать небольшой надлом в душе девушки прежде, чем оборвать тонкую нить ее жизни, а Энди, буквально пропитанный страхом, порядком мешает и выводит из себя. Сегодня Люцифер правит балом, и он доведет ее до края. А поможет сильный стресс вперемешку с гложущим изнутри чувством вины за происходящее. — Стой, — все, что может выдавить из себя Вики, вскидывая руку с пистолетом в сторону Ади, но перед глазами он лишь расплывается в неясное пятно. А трясущиеся руки служат приятным дополнением к картине. Люциферу до одури льстят ее беспомощность, неверие и шок. Теперь девушка может до конца почувствовать тот липкий привкус трагедии, рождающийся где-то меж ребер и как яд растекающийся по тонким сплетениям вен. Ади начинает приближаться к Энди, а тот, будто вкопанный, замирает перед ним. Парень не может даже пошевелиться, тело словно наливается свинцом и совершенно не слушается, становится непосильно тяжелым. Но только на доли секунд. Парень стреляет, стараясь сосредоточиться на цели, и все же промахивается: рыжеволосый подошел недостаточно близко, чтобы попасть с первого раза. Энди пытается кричать, но из пересохшего в напряжении горла вырываются только жалобные хрипы. Снова выстрел. Громогласный, разбивающий границы разума на темные осколки и практически оглушающий. Вики широко распахивает глаза, с ужасом наблюдая за тем, как Энди опять промахивается, а гильза отлетает куда-то к корням многолетнего дерева. Этот промах в буквальном смысле стоит парню жизни, ведь в следующую секунду рыжеволосый приближается почти вплотную и забирает пистолет из холодеющих пальцев, цепляющихся за него мертвой хваткой. Люцифер слишком хорошо все продумал, чтобы допустить хоть малейшую ошибку. И даже если бы Ади не смог уехать сегодня живым вместе с ним обратно в особняк, то отнятая у Уокер жизнь вполне бы окупила такую потерю. От хищной ухмылки рыжеволосого не остается и следа, он забирает оружие с необычайной легкостью, покрутив его слегка на пальце. Он играет с жертвой (перенял манеру у Люцифера), упивается его беспомощностью и ужасом, пронизывающим до костей. Теперь, когда ощущение власти буквально витает в воздухе, Ади входит во вкус. Энди жалеет, что поехал, подгоняемый чертовой влюбленностью, вышедшей ему боком в который раз. На этот раз… в последний. Проклинает тот день, когда Вики пришла на работу, и то, что она вообще появилась в его жизни, заменила Лору, которая так отчаянно пыталась понравиться ему. Лучше бы себе в напарники он выбрал ту самую Лору, с которой они смогли обрести хотя бы робкую надежду на счастье, а не отсчитывали бы мимолетные мгновения в лапах убийцы. Боль пронзает парня словно стрела. Она не убивает сразу, просто дает почувствовать свою скорую кончину и жизнь, которая плавно стремится из тебя вверх как водяной пар. Но ты принимаешь эту выворачивающую молекулы неистовую боль, становишься с ней одним целым. Оцепенев от ужаса, Вики взглядом пытается поймать искры, пляшущие на окончании дула с каждым выстрелом, чтобы не видеть бьющееся в агонии тело Энди, ведь она чувствует его боль почти физически. Слезы ручьями струятся по ее щекам, теперь она действительно проиграла. Она сама виновата во всем… и только она. Кажется, игра окончилась, так и не успев начаться. Рыдания стискивают горло железными тисками, стремясь вырваться наружу вместе с истерическим воплем, но Уокер не дает им обрушиться на землю, как слезам. Потому что это лишь потешит больное самолюбие этих безжалостных ублюдков, приравняет все остатки гордости и чести к нулю, устремит в минус. Девушка резко отворачивается, когда встречается взглядом с голубым взором Энди, который уже ничего не выражает. Она старается всеми силами абстрагироваться от звуков, и у нее почти получается. Пялиться на холодный металл машины не так гадко, как на хладнокровное убийство. — О, нет, малышка, мы с тобой будем наблюдать, — Люцифер в несколько шагов оказывается рядом и прижимает девушку к себе до боли в пояснице, так, что она не может отойти даже на миллиметр, чтобы снова уставиться на яркие отблески фар машины. Его грубая ладонь с силой стискивает ее острый подбородок, не давая девушке отвернуться или уйти. Завтра однозначно будут синяки. — Я вот очень люблю боевики. Считай, что у тебя живой сеанс. Издевается, играет с ней в дьявольские игры. Он сейчас непозволительно близко к ней, настолько, что его тело для нее как раскаленный металл. Вики чувствует обжигающее дыхание на своей шее, когда он наклоняется, чтобы сказать ей очередную грязь, заставляющую самообладание рухнуть как карточный домик. Чувствует сильные руки на талии и подбородке и всеми силами пытается вырваться. Тщетно. Пальцы Люцифера словно сталь, впивающаяся в кожу. Впору бы испытывать дикое отвращение, но его совершенно нет. Есть только злость и отчаяние. Мужчина вызывает в ней непонятный диссонанс из сплетения страха и интереса. Животного, необузданного интереса, который только распаляется с каждой секундой. Ей хочется узнать его поближе, но вместе с тем оттолкнуть как можно дальше, ведь холодный стеклянный взгляд кровавых глаз говорит о том, что убить ее для него — все равно, что позавтракать. И Вики, кажется, первая претендентка на столь изощренный завтрак. Но, видимо, его планы меняются, поскольку хватка на подбородке ослабевает. Саднящая боль все еще разливается по нежной коже в тех местах, где еще секунду назад были пальцы Люцифера, и Уокер уповает на то, что, если она переживет эту ночь, у нее не останется синяков, которые вызовут множество неуместных вопросов. Она больше не дергается, а покорно обмякает в его руках, с горечью, осевшей на кончике языка полынной пылью, наблюдая за развернувшейся картиной. Она буквально заставляет свое лицо принять равнодушный вид, пусть и до жути напускной, лишь бы это всё кончилось как можно быстрее. Пусть даже смертью, уже не так важно, она не надеется на чудо. — Нет, пожалуй, мы с тобой прогуляемся, — мужская ладонь перемещается на тонкое запястье Вики и с силой дергает, уводя в ночную мглу непроглядного леса, подальше от развлечений Ади и бедного Энди, который уже даже не кричит. Люциферу совершенно не нравится, что она больше не бьется в попытках убежать и даже не кричит на него. Черная душа требует шоу. Вики совершенно не знает, куда ведет ее мужчина, но от чего-то продолжает безропотно следовать за ним, не издавая ни звука. В непроглядной темноте слишком сложно по пути не встретить твердое дерево или случайно сломать ногу о торчащие корни, поэтому девушка не спешит вырываться. Ей же будет хуже. Лицо Люцифера выражает лишь глубокую задумчивость, граничащую с равнодушием. Но это внешне. На самом деле он поглощает все оттенки и нюансы эмоций Уокер, которые словно передаются ему при касании, как электрический разряд, пущенный по нервам. Он видит страх, видит боль, видит что-то сродни ненависти, но также и интерес, азарт. Такой бурный диссонанс, что впору бы рассмеяться. Но это есть и в нем самом. На секунду он позволяет себе мысль, что в чем-то они похожи. Вики же пытается вглядеться в замысловатые сплетения его татуировок на шее и груди, не сокрытой рубашкой, хоть это и кажется невыполнимой задачей, учитывая обстоятельства. Он завораживает ее. В глубине души Уокер даже считает мужчину чертовски сексуальным, но для того, чтобы проникнуться хотя бы долей симпатии, ей этого мало. Однако раз за разом самые чудные мысли о нем на доли секунд посещают ее голову, и Вики старается гнать их как можно дальше. Вопиющий абсурд, такого просто не должно… Нет, просто не должно быть. Тишина начинает с силой давить на уши, не дает вздохнуть полной грудью, порождает волны мигрени, порождает неловкую паузу. Девушка решается прервать ее первой, когда хруст листьев под ногами начинает сводить с ума. — Эй, я вообще-то могу тебя вычислить, раз уже на то пошло, — рука просто пылает от его прикосновений, а Вики между тем старается быть убедительной, будто даже не опасается его. Совсем. — Я отправлю запрос в тот клуб, где вы постоянно тусуетесь, опишу твою внешность, найду твои координаты и посажу за решетку... — Бла-бла-бла, — Люцифер устало закатывает глаза, свободной рукой изображая вечно говорящий рот. — Как у тебя все просто... — Я уже отправила запрос на твою подружку, так что найти тебя будет не так уж и сложно. А потом... Демонстративно игнорирует ее ровно до той минуты, пока не понимает, насколько глупо раскрыла себя Ости. Теперь проблемы действительно могут появиться. И довольно большие, учитывая масштабы всех их грехов. Ни один владелец клуба не станет врагом себе и при первой же возможности пойдет на контакт с федералами. Благими намерениями Ости, которая так рьяно желала помочь, Люциферу теперь вымощена личная тропинка в ад, в котором они и сгорят. Но Вики он обязательно утащит за собой в самое пекло. Люцифер резко останавливается, стискивая тонкую руку девушки до ярких вспышек боли, до отвратительного хруста костей. Она стучит маленьким кулачком по напряженной руке, но безрезультатно: ему абсолютно все равно. Люцифер никак не реагирует. На решение всего секунда. Убить ее — самый правильный вариант, который мужчина обязательно выберет, когда какое-то мерзкое и тревожное чувство в груди уляжется. Он не понимает этого и даже не стремится. К черту, подумать можно и после того, как Уокер навечно остынет здесь, в этом лесу. Мгновение — и Вики уже прижата к дереву. Она ударяется головой так, что легкая пульсация проходит по всему ее телу электрическим током, словно небольшая конвульсия. Колючая кора неприятно впивается в затылок и путается в пшеничного цвета волосах, а крепкие пальцы мужчины смыкаются на шее девушки плотным кольцом. Давит с таким остервенением, что почти не оставляет ей шансов. Спасительный кислород перестает поступать внутрь, а Вики уже жалеет, что открыла рот и начала угрожать. Пустота хлеще ледяного воздуха обжигает легкие. На самом деле она даже не была уверена в том, что найдет эту чертову девчонку, его пассию, потому что помнит ее лишком смутно и расплывчато, сквозь гладь застланного алкоголем рассудка. Не была уверена в том, что сможет засадить его за решетку, раскрыть дело, но пыталась заставить его отступить, отпустить ее, взывая к чувству страха и самосохранения. Глупость, не иначе. Таким образом, своей же кровью подписала себе смертный приговор. — А если я прикончу тебя прямо сейчас? С того света будешь наблюдать за мной и моими делами, рассказывать их ангелочкам вроде тебя самой, осуждая? Или будешь являться призраком и досаждать мне снова и снова? — его глаза наливаются кровью и сверкают ярко-алым огнем. Даже в этой темноте Вики видит их отчетливо, будто при свете. Она готова поклясться, что не видит более ни малейшего намека на усмешку или хорошее настроение. Только какую-то гремучую адскую смесь. — Ты такая глупая, пытаешься тягаться с теми, кто тебе не по зубам. Лицо мужчины сменяет несколько выражений от заинтересованности к решительности. Один шаг отделяет Вики от смерти, но она все еще видит лицо Люцифера. Перед глазами проносится целая жизнь, но слез больше нет. Для него так уж точно. Воздуха становится катастрофически мало. Мир начинает кружиться перед глазами девушки и расплываться, как грязная вода в баночке для акварели. Лицо Люцифера пронзает злая гримаса, совсем как у злодеев в детских мультиках. Если не хуже… и уж куда реалистичнее. Мужчина все давит и давит, не оставляя шанса на еще одну ошибку, выбивая весь спасительный кислород. Маленькие холодеющие пальцы судорожно касаются его руки, но он продолжает сжимать тонкое горло. Вики для него — очередная пустышка. Или он убеждает себя в том, что это так. В любом случае остановить выбор на Уокер ему не даст совесть. Которой, к слову, у Люцифера тоже нет. А значит, и говорить совсем не о чем. Люциферу до дрожи интересно наблюдать за тем, как медленно закатываются глазки девушки, как она в агонии хватается за его руки, как хрипит что-то бессвязное, не в силах больше терпеть. Но убить мгновенно, окончательно ему что-то мешает. Как будто внутренний голос велит остановиться немедленно, а потом бесконечно продолжать, будто на повторе. Мучить, как истинный дьявол, явившийся из преисподней. Ему, на удивление, даже не мерзко. Обычно чужие жизни — абсолютный ноль для него. Но сейчас, когда Вики хватается за жизнь, чуть приоткрывает пухлые губки, слегка закатывает глаза и протяжно стонет, хрипит, ему не кажется это отвратительным, противным. Даже если бы по ее подбородку сейчас заструился ручеек слюны, он бы заворожено смотрел на девушку, продолжая свой спектакль с асфиксией. Ее прикосновения пробуждают в нем волну непонятно откуда взявшихся мурашек, как будто по венам пропустили электрический ток. Точнее, еще тогда, когда он сжимал ее в «объятиях», заставляя смотреть первый акт трагедии, который являлся началом конца. Сейчас же Люцифер почти уверен, что на его теле, где она его касалась, останутся ожоги. А у нее-то уж точно ожоги-синяки, которые не должны сойти уже никогда. Тьма, такая липкая и вязкая, до безумия черная, появляется незаметно, принимая в свои объятия, как будто окунаешься в тихий омут или опускаешься на самое дно глубокого озера, пока твои легкие наполняются ледяной водой. Пытаться дышать уже нет смысла. Он не позволит. Дальше лишь бездна и смерть, так внезапно принятая от рук мужчины. Последнее, что слышит Вики, погружаясь в смертельный таинственный сумрак, это громкий крик, изрекающий короткое "Люцифер", а потом реальность резко перестает существовать вместе с ней.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Секрет небес"

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты