Пшеничные посиделки 43

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Shingeki no Kyojin

Пэйринг и персонажи:
Марко Бодт, Жан Кирштайн, Бертольд Фубар, Саша Брауз, 104-ый кадетский корпус на фоне
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Повседневность
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Целую неделю они трудились на полях до кровавых мозолей, можно ведь хоть раз в такой полдень и посачковать!

Посвящение:
А так же всем невинно убиенным персонажам манги, фигурирующим здесь. Особенно одному из их. 13 серия напомнила и всколыхнула забытое чувство тоски по этому парнишке.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ох, господи, экзамен через восемь часов, а я сачкую, как эти ребята на полях!
Мозг за эту ночь перекипел, не спала вовсе, допустила серьезный косяк поначалу, да еще и только поняла, что в заявке просили разведотряд... Словом, кальмар вскипел, тащите вилки. Ну да что вышло, то вышло, первая проба пера на юмор. Надеюсь, докурюсь сквозь тернии к хорошему, годному юмору с сохранением характеров, а пока такие пироги.
Исполнение заявки на Shingeki no One String Fest "Из-за нехватки людей весь разведотряд на неделю отправили сажать пшеницу". В данном случае чуть исправим: весь 104-ый кадетский корпус, с еще живыми теми-самыми-ребятами.
1 июля 2013, 07:22
— И все-таки жить – хорошо!

— А хорошо жить – еще лучше!

— Это точно, — согласился с Жаном Марко, прикусив травинку и оглядевшись. Не то чтобы они с Жаном сачковали, но под полуденным солнцем работать без передышки было невозможно, вот на пятнадцать минут они и присели где-то с краю и издали наблюдали, как горбатятся их товарищи. Ну, как сказать – горбатятся… Эрен, Микаса и Армин где-то там расхаживают с тяпками и ведрами, полными зерен, пересмеиваясь между собой, вон Конни болтает во всю, а Энни, работающая с ним в паре, его даже не слушает. Вон где-то Райнер промелькнул, только почему-то Бертольда не видно. Томас с Самюэлем пробуют зерна на зуб, Ханна и Франц мило воркуют, в общем, кто чем занят, да только никто ничего не сажает. Целую неделю они трудились на полях до кровавых мозолей, можно ведь хоть раз в такой полдень посачковать!

Саша Брауз, например, именно так и решила. Запыхавшаяся и обливающаяся потом, она подошла к парням.

— Это просто кара небесная! — затараторила она, рухнув рядом с Марко на услужливо уступленную им куртку. — Прошу прощения покорно, но я никогда вас, земледельцев, не пойму! Целыми днями уже целую неделю мы трудимся здесь, возделываем почву, сажаем семена в гряды, а урожая дождемся неизвестно через сколько! И это вместо того, чтобы взять лук, пойти в лес, подстрелить кого-нибудь, и уже в тот же вечер…

— Саша, конфету будешь? — спросил вдруг невесть откуда возникший Бертольд, который сел напротив компании по-турецки и протянул девушке конфету. Та тут же забыла обо всех своих возмущениях и принялась за лакомство. Ошалевшие Марко и Жан, которые уже приготовились морально выслушивать тысячу и одно преимущество охоты перед сельским хозяйством, смотрели на своего товарища так, словно он вытащил их из глотки титана.

— Спасибо тебе за помощь, ты знаешь толк в затыкании женщин, — уважительно сказал Жан, зная, что Саша не обратит на них внимания, пока не разделается с едой. — Но если серьезно, ты где гулял?

— Там, куда позвали анатомические особенности, — ответил Бертольд, и уши его покраснели. – В лес ходил.

— Зачем? — спросил Марко, переправив травинку из одного уголка рта в другой.

— Затем. Вот зачем люди туда периодически ходят?…

— Я прошу прощения за откровенность и подробности, - вдруг вклинилась в разговор Брауз, которая уже разобралась с конфетой. — Но в туалет он ходил. Что здесь может быть непонятного?

— Молодец, держи награду, — смущенно проговорил Бертольд, отдав Саше вторую конфету. Та снова отключилась от мира сего и перестала обращать внимание на парней.

— Долго ты что-то ходил, — скептически нахмурил брови Жан. — Минут двадцать видно не было…

— Вы не там смотрели, — ответил ему Бертольд. — Надо было не по Райнеру искать, ему сейчас не до меня, — и кивнул головой куда-то в сторону. Проследив за траекторией кивка Фубара, Марко увидел где-то вдали довольного собой Райнера с ведром зерен, а рядом с ним шла Криста. Еще чуть повернув голову, он увидел стоящую неподалеку Имир, которая время от времени бросала на парочку пронзительные взгляды.

— Ах, вот оно что… — понимающе отозвался он.

— Простите, молодые люди, но шансов нет, — вновь вернулась в компанию Саша, съевшая конфету. – Имир Кристу не отдаст, можете мне поверить.

— Ты недооцениваешь мощь Райнера, — сказал Бертольд, отдавая Саше третью конфету. — У него как минимум одно преимущество – половое.

— Вы же понимаете, это не играет никакой роли, — парировала Брауз, разворачивая фантик. Жан и Марко удивленно моргнули, а Бертольд немного смущенно кашлянул. Все трое понимали, что Саша права, но признавать это как-то не очень хотелось.

— Вот странно, о ней мечтает пол-отряда, а она… — вздохнул Марко задумчиво. — Да и Имир тоже, видная ведь девушка.

— У нас все девушки видные, да только бесперспективняк тот еще, — махнул рукой Жан. Взглядом он нашел Микасу и совсем забыл, о чем еще хотел сказать. Марко заметил его задумчивость, взглянул на Аккерман и вздохнул снова, прекрасно понимая, что этим вечером ему снова придется выслушивать все о душевных терзаниях молодого солдата.

— Не убивайся ты так, — сказал он. — Будет еще на твоей улице праздник.

— Ну, знаешь, тебе-то куда проще. В отличие от Микасы, Са… — договорить фразу Жан не успел: Марко, выронив свою травинку, быстро заткнул ему рот ладонью, настороженно взглянув на Сашу.

— Что – Са? — не поняла та в то время, как Бертольд, цыкнув языком, полез в карман за четвертой конфетой.

— Это они обсуждают, какой сегодня салат на обед дадут, — ответил Фубар, протягивая Саше лакомство и таким образом отключая ее от разговора еще на минуту-другую.

— Морковный, ведь сегодня суббота, — удивленно вздернула она брови, словно каждый солдат был обязан знать меню на зубок, как устав. Марко, наконец, отпустил хлопающего глазами Жана и сорвал где-то за спиной новую травинку.

— Ну, а ты, Бертольд? — снова подал голос Кирштайн. — На кого глаз положил?

— Ни на кого, — невозмутимо ответил тот. — Он мне еще пригодиться может.

— Да я ведь не в прямом смысле… Может, Энни?

— Я похож на мазохиста?

— Криста?

— И два подзатыльника?

— Микаса?! — и тут Жан нахмурился и пристально поглядел на Фубара.

— На твою женщину я тоже не претендую, - ответил Бертольд. — И не приставай, не скажу.

— Странный ты парень, Бертольд, — расслабляясь, сказал Кирштайн. — Вечно что-то скрываешь…

— Скрываю, — серьезно отозвался тот. — Еще как скрываю.

— Как я от инструктора тот факт, что вы с Райнером воруете яблоки в соседнем саду, — вклинился Марко, который уже успел совсем успокоиться.

— Пожалуйста, не ругайтесь на Берля, он ведь всех угощает, — заступилась за сокурсника Саша, заслышав слово «яблоки».

— И не думали, — поднял руки Бодт и тут же погрустнел, увидев, что Бертольд достал из кармана очередную конфету, при виде которой Саша снова засветилась от радости. — Ладно, ребята, если серьезно, то засиделись мы, пора бы уже и поработать…

— Есть, товарищ старшина! — откликнулся Жан, потянувшись. – Тем более что… - и вдруг он замер, глядя куда-то вдаль, лицо его побледнело. — Шухер, инспектор на горизонте!

И, как по команде, все курсанты 104-ого отряда тут же спохватились и принялись активно изображать бурную деятельность. Четверка тоже разбежалась, кто куда. Марко с Жаном, например, схватили лопату и ведро и сделали вид, что идут перекапывать следующий участок.

— Старшина Бодт, доложить обстановку! — раздался зычный голос инспектора.

— Посадка пшеницы идет ровно по графику, сэр! — громко и четко доложил ситуацию побледневший и задержавший дыхание Марко. Саша едва удержалась, чтобы не хихикнуть, губы ее чуть дернулись, но из-за спины Кирштайна инспектор этого не заметил. Всю эту картину Бертольд, облокотившись на лопату, наблюдал, стоя поодаль. Он успел смотаться дальше всех от того места, где они еще несколько секунд назад сидели и болтали.

— Бесперспыр… А, блин, к черту, - раздался у него за спиной сдавленный голос Райнера. — Я и так, и эдак, а она как не понимает. Может, прямо ей сказать пора?

— Лучше не надо, - ответил ему Бертль. — Походи еще вокруг да около, а лучше для начала отслужи, и вообще, нам не до…

— Состарюсь я - столько ждать, — вздохнул Райнер. — Ты лучше скажи, у тебя-то как дела?

— Как-как… — спокойный тон Бертольда вдруг стал ворчливым. — Все конфеты съела, до последней. Но ты ведь понимаешь, мы с тобой не…

— Ладно, не вечер еще, — махнул Браун рукой. — Пошли работать, человечество кушать хочет. Криста все равно мне с Имир изменила.

Бертль послушно пошел за Райнером, ничего больше не сказав по этому поводу. Разве что призадумался о том, как бы деликатнее напомнить другу, что они – не люди, и им совсем не до земных забот.