Сентфор: из рая обратно в ад

Смешанная направленность
NC-17
В процессе
16
автор
Размер:
планируется Макси, написано 50 страниц, 9 частей
Описание:
Давайте представим, что с тех пор, как Сара чуть было не осталась в Мире Грез, а Человек в маске, вместе со своим цирком, ушел восвояси - прошло двадцать лет. За эти годы, Сара и Люк испытали самое настоящее чудо - рождение и воспитание дочери, которую звали Алекса.
***
Перед поступлением в колледж, Алекса Моринг и ее друзья отправляются на летние каникулы в город, который безвозвратно заберёт их души, если не разрушить проклятие.
Добро пожаловать в Сентфор.
С возвращением обратно в ад.
Примечания автора:
Если тебе понравилась история или наоборот - дай знать об этом с:
Каждый ваш отзыв дорог для меня. Каждое ваше слово вдохновляет меня.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 21 Отзывы 6 В сборник Скачать

Дневник Сары: День восьмой

Настройки текста
Примечания:
Хочу попросить прощения за такой огромный перерыв. Надеюсь, у меня получится собраться и наверстать упущенное.

И да, спасибо всем, кто ждет продолжение этой истории.❤️
Всплывают цветные пятна, разнообразные узоры двигаются и переплетаются на черном полотне. Нечеловеческие тени мелькают при очередном появлении вспышек света. Тьма мгновенно проникла внутрь, стремительно разлилась по мышцам и венам, парализовала тело. Похоже на кому: невозможно пошевелить руками и ногами, веки стали тяжелыми, сильно слипаются. Я пыталась приподняться, прилагая для этого неимоверные усилия, но все попытки были потрачены впустую - я даже не могла открыть глаза. Вдруг чьи-то сильные руки с осторожностью обхватили меня за плечи и под коленями, поднимая вверх. Голова сразу повисла и безжизненно качалась в воздухе, как маятник. Сквозь глухой шум различных звуков, удалось расслышать журчание воды, а после я почувствовала спиной твердую и холодную поверхность. — Откуда взялось это недоразумение? - раздался приглушённый голос девушки. — Не знаю, я раньше не видел ее в Сентфоре, - отвечает кто-то второй. — Люк, ты уверен, что... Я вновь провалилась во тьму. «Люк. Люк. Люк» - прокручивалось в голове, тем самым вызывая образы людей. Никто из них не подходил по это имя. Я отделяла ненужных от знакомых, перебирала лица, просматривая одно за другим и пытаясь найти подходящее лицо. Я знала, что оно немного вытянутое, имеется слегка острый подбородок, голубые глаза и светлые волосы, а еще уловимый запах леса... Папа! Люк Моринг - мой отец, он здесь! Его присутствие зарядило меня невидимой энергией и прилив новых сил вызвал слабое движение в пальцах. — Кажется, просыпается, - мужская ладонь держала мою. В детстве отец всегда держал меня за руку, сидел на краю кровати, с улыбкой ожидая, когда же я засну. — Эй, ты слышишь меня? Жмурясь от яркого света, я приоткрыла глаза, но всё расплывалось. В горле пересохло от духоты и я закашляла. — Адель, она хочет пить. Принеси воды, - его голос наполнен заботой. Адель? О, нет, получается, я все еще в прошлом. — Может, лучше сразу бросим ее в бассейн? Заодно взбодрится, ну, если не утонет, - в словах Адель слышится откровенный сарказм. — Адель, прошу тебя! - после яростного крика Люка, послышался протестующий стон и короткое: «Ладно-ладно». Удаляющийся стук каблуков по бетону окончательно расслабил меня и я наконец-то полностью раскрыла веки. — Это ты... - первое, что прошептала я, едва шевеля губами. Фотография с изображением отца в молодости - та самая, из дневника мамы - буквально ожила. Но вместо спортивной майки, на парне оранжевая футболка и светлые джинсы. В порыве нахлынувших эмоций, я резко подорвалась с места и обняла его так крепко, как никогда ранее. Все происходило, как во сне, но я точно знала - это был не сон. Меня охватил озноб. — Ты вся дрожишь, - подметил Люк и отстранился от меня. — Пойдем в дом. — В дом? Может, сразу в спальню родителей приведешь? - к нам вернулась Адель со стаканом в руке. Она протянула его мне, одарив меня скептическим взглядом. — Родителей? Разве, они не погибли? - я сделала небольшой глоток. Прохладная жидкость умиротворённо разливалась внутри. Люк и его сестра вытаращили на меня глаза. — Что-то не так? — С нашими родителями все в порядке, ненормальная! — вдруг закричала Адель. — Ты знакома с ними? - спокойно спросил Люк. — Нет, мы не знакомы с этой чудной особой, - раздался мужской голос прямо за мной. Я тут же встала на ноги, забыв про усталость. Родители Люка - мои же бабушка и дедушка - стояли напротив. Как и Адель, я видела их на фотографиях, но единственное, что я знала - они умерли задолго до моего рождения. — Вы же... Мама говорила, что вы погибли из-за какой-то там картины чокнутого художника... Как же его, - я защелкала пальцами, пытаясь вспомнить имя. — Ах да, Фредерик Уайт, - лишь спустя секунду я поняла, что произнесла это вслух. — Ты что несешь, овца? - Адель хотела подбежать ко мне, но отец мягко остановил ее, крепко прижав к груди. В этот момент я почувствовала, как в сердце что-то кольнуло. Он обнял ее, в целях защитить, а когда я прильнула к нему, он опешил и отстранился, как от чужой. Здесь и сейчас я никто для него. — Простите, я ошиблась. Прощайте и спасибо за помощь, - протараторив на одном дыхании, я всунула стакан Люку и побежала обратно в лес. Издав берущее за душу рыдание, я позволила слезам покатиться по щекам. Главное, чтобы мое появление никак не сказалось на будущее. Ричард Ну ты и влип, мужик, по самые гланды. Вопросов нет, я бы и сам сбежал от беременной женушки, которая литрами заливается ядерной смесью из бурбона и скотча. Но зачем искать свой путь в промежности другой подстилки? Ради минутного перепихона? Если хочешь найти себя - вздрочни и все как рукой снимет. Я незаметно усмехнулся. Бытовая жизнь насквозь прогнила, привела к душевному опустошению, поэтому побег от обязательств кажется заманчивым. Здесь есть доля логики, но хрень полная. О'кей, листаем дальше. Да уж, Гарри Энгстром [главный герой американского романа «Кролик, беги»], ты и вправду оправдываешь свое прозвище; наворотил делов, трахая всё подряд, а потом без устали бежишь от проблем, как от гигантской ловушки. Прям мой типичный вечер понедельника. На протяжении нескольких минут, со второго этажа разносятся громкие стоны. По началу я старался попросту не обращать должного внимания, но когда до меня дошло, что перечитываю одну и ту же строчку в сотый раз, с раздражением захлопнул книгу, которая в ту же секунду полетела на другой конец дивана. Я устало протёр лицо ладонями, отгоняя из мыслей вон вопрос, кто же сверху: Уэлч или Дженкинс? Уж зная предпочтения моей бывшей подружки, она любит скакать, как опытная наездница. С виду такая тихоня, очередная блондинка с куриными мозгами, но в постели она доктор наук. Может, присоединиться к ним и показать, кто здесь царь и бог? Нам с Уэлчем не впервой делить белокурую красотку на двоих. Держи себя в штанах, Клиффорд. Я положил голову на подлокотник дивана и вытянулся по нему во весь рост. Сегодня мне было не до сна, выполнял грязную работу, пока маленькая всезнайка валялась в глубокой отключке. Во мне же проснулся озабоченный псих, наблюдающий за спящей жертвой. Серебряный свет луны позволял разглядеть ее природную красоту: выразительные глаза обрамленны удивительно длинными ресницами. Они слегка подрагивали, бросая тень на бархатистые щеки. Красивые, тонко прорисованные естеством губы, манили меня. Еще никогда не хотелось поцеловать их, как этой ночью. Длинные каштановые волосы рассыпались по подушке, делая лицо более привлекательным. Моринг хоть понимает, насколько она сексуальна? А ее ровное дыхание отозвалось пульсацией в паху. Извращенные фантазии не давали покоя мне и моему члену. С трудом заставив себя воздержаться от действий, за которыми последует превращение в одного из фриков, я занялся делом. Черт, да я в принципе, ни при каких обстоятельствах не хотел Алексу, но каждый раз, когда ловил ее блуждающий, обезоруживающей невинностью взгляд светло-зеленых глаз на себе — молился на всех языках мира, нет, как мантру повторял одно и то же: «лишь бы не снесло крышу». Меня зовут Ричард Клиффорд, победитель в номинации «Наивный кусок дерьма года», приятно познакомиться. Крышу, в конечном итоге, напрочь снесло. Вчера. И сегодня. Возле фургона. Надеюсь, это не превратится в некую традицию, в которой я касаюсь Моринг, а дряхлый фольксваген единственный свидетель моих необдуманных действий. Твою мать, да кого я обманываю? Я бы продал душу дьяволу, чтобы вновь вдохнуть ее сладкий и сочный запах ежевики. Очень жаль, что нельзя продать душу во второй раз. Вдруг хрустнула половица. Я лениво разлепил глаза и увидел спускающегося по лестнице Уэлча, поправляющего ширинку на шортах. Его лицо не выражало эмоций, глаза пустые, как у животного, а желваки на скулах ходили ходуном. Я ждал, что следом выскочит Дженкинс. Но, судя по тому, что на втором этаже со скрипом включился кран - она приводила себя в порядок. Шон заметил меня, но глаза цвета травки и денег смотрели куда-то сквозь. Чуть помедлив, он сделал пару неуверенных шагов и сел на спинку дивана. — Ты когда-нибудь задумывался о том, - внезапно начал разговор Уэлч, не поднимая головы, — что делаешь что-то не правильно, но... Я нарочно кашлянул, привлекая внимание рыжего, и когда это сработало, я демонстративно стал оглядываться вокруг. — Ч-что ты делаешь? - с недоумением спросил Уэлч. — Ищу того, кому будет интересна твоя душещипательная исповедь, - я повернул голову в его сторону. — Как видишь, никого нет. — Ты хоть иногда бываешь нормальным? - он коротко выдохнул через сжатые зубы. — То есть скучным? - я засмеялся, заложив руки за голову. — Какое-то время я был «нормальным», пока мой любимый папаша не возложил на меня свод производственных обязанностей, - держать кучку клоунов в узде, это же так, мать твою, весело. — Погоди, - Уэлч оживился и всем весом приземлился прямо на мои ноги, — Джонатан Клиффорд предложил тебе долю в компании? — Вроде того, - я непроизвольно опустил глаза, усмехнувшись. Усыновление в семь лет - лучшее событие за все годы, проведённые в детдоме. Я чувствовал себя лишним на этом «празднике» жизни. Одинокий мальчик, вечно замкнутый в пределах собственного ума. Он ничего не понимал в делах поступления в тюрьму с тепличными условиями, но догадывался, что оказался в старых стенах с пожелтевшими потолками по чьей-то вине. По чьей-то глупости. Цветок в засохшей земле, надолго брошенный хозяином. Перед мальчиком стояла не простая цель - заглянуть в глаза тому, кто обрел его на страдания, и задать вопрос, что мучает по сей день. Глубоко в душе вынашивал обиду, получил первый шрам и постоянно терпел издевательства от детей постарше. В один прекрасный день во двор заехала темно-синяя, сверкающая машина, будто ее только что тщательно отмыли. Додж Чарджер 1960 года. Тогда мальчик ещё не знал таких слов, как «раритет». Из автомобиля первым вышел высокий, статный мужчина в дорогом костюме, а за ним последовала миниатюрная женщина с волнистыми волосами и с бриллиантами на пышном декольте. Оба выглядели, как всемогущие властители мира из сказок про замки, королей и королев. Мальчик знал, что приехали именно за ним. Он просидел около часа на крыльце, дожидаясь новых родителей, к которым не стыдно было побежать на встречу. До этого момента долгие годы приходилось наблюдать, как забирают других детишек, но мальчик не давал маленьким чертикам проснуться от зависти, поскольку те родители приезжали на грязном пикапе и в простой одежде фермеров. И что такие родители смогут дать? Разве что научат загонять овец. За ним же (и впервые за всю историю существования детского дома) приехали богатые люди из города. Тогда-то тюремному заключению настал конец. По крайней мере, он так думал. Мальчик, то есть я, давно вырос, но благодаря биологическому отцу остался заключенным без цепей внутри шатра. — И в чем проблема? Бро, ведь за тебя уже все решили, я бы на твоем месте даже не парился. Оставил бы на важных бумажках автограф и куча бабла в кармане! «За тебя уже все решили» - вот здесь в самое яблочко. — Ты не на моем месте, Уэлч. Вся эта ответственность за предприятие, контроль над финансами и прочая должностная хрень - не мой уровень. Мне бы что попроще, - если бы ты знал, рыжик, какую чушь сейчас глотаешь. Джонатан скорее предложит мне сраный писсуар в туалете, чем долю в «Клиффорд Модерн». — Но отец считает, что его приёмный отпрыск готов унаследовать семейное дело. Как же, - я раздраженно фыркнул. — До Мистера Заткнись-И-Слушай не доходит, в какую глубокую задницу с непредсказуемым финалом загоняет меня. — Вам, магнатам, вечно чего-то не хватает, - губы Шона скривились в недовольной ухмылке. Он покачал головой, отгоняя какие-то навязчивые мысли. Тут я понял, что практически не знаю его. — Ну, а ты? - я скрестил руки. — В «Хампден-пойнт» учатся только те, чьи родители могут спонсировать школу. Разве, ты не из «золотой» семьи, Уэлч? — Я удивлен твоей заинтересованностью спустя пять лет дружбы, - Шон от души рассмеялся, но выражение глаз оставалось потерянным. Он метнул взгляд на старую люстру, как будто искал там ответ. — Мои родители никогда не были миллиардерами швейцарского происхождения и я не купался в золоте, как внук шейха саудовской аравии. Мать работает швеей в свадебном салоне без выходных. — На углу восьмой улицы и Катон-авеню? - вспышка страха защемила сердце почти физической болью. — Какие познания, Рич, - Шон заиграл бровями. — Я чего-то не знаю? — Отвечай. - из последних сил я старался не перейти на крик. — Да. Черт! — Так вот, - продолжил Уэлч, — а отец заядлый алкаш и любитель тратить бабки - которых и так нет - на лотерейные билеты. Этому сукину сыну однажды повезло - выиграл миллион баксов, прикинь? С тех пор я и мать забыли, что такое побои, которыми нас кормили каждое утро. Ни за что, просто, потому что пьяному уроду так захотелось. Я не ожидал таких признаний от Шона, не знал, как реагировать. И не знал, что между нами так много общего. — Мальчики, о чем вы тут активно шепчетесь? - с лестницы спустилась Дженкинс. Было непривычно видеть ее в зауженных джинсах, обтягивающих упругую попку, и просторной мужской футболке, которая сто процентов принадлежит Уэлчу. Клара села в свободное кресло напротив нас, подогнув ноги под себя. — Обсуждаем деток бизнесменов и думаем, как одна блондинка оказалась в «Хампден-пойнт». Пришлось продать почку, а, Дженкинс? - с издевкой спросил я. — Какие же вы стереотипные сплетницы, девочки, - она показала средний палец. — Мыслите шире, мой отец дипломат, - чуть ли не с гордостью заявила Клара. — Ага, поэтому вы живете в жопе мира, под названием Балтимор, - заржал Уэлч. — Какая разница, где жить, когда ты зарабатываешь сто долларов в час? Мы с Шоном промолчали. К счастью, дальнейшие разговоры не затрагивали больную тему семьи. За окном незаметно наступили сумерки. Я взглянул на часы. Пора. — Пойду отолью, - сказал ребятам и покинул домик. Не оборачиваясь, уверенно зашагал к фургону, где меня уже поджидали. — Ты разобрался с тем надоедливым парнем? Он порядком угнетает меня и может нарушить все планы, - голос как всегда холоден. — А я то думал, ты сперва спросишь: «Как твои дела, сынок? Что нового? Как проходят каникулы?», но нет, тебя волнуют только новобранцы для очередного спектакля, - я протер переносицу. — Неужели ты настолько глуп, чтобы позволить себе такую наглость, щенок? - в один миг он оказался рядом и схватил меня за горло. — Отвечай! — Разобрался, - я грубо одернул его руку. — Но не смей тронуть ее. У нас уговор, помнишь? — Слишком велик соблазн. Она так похожа на свою мать... - он медленно снял маску с лица, обнажая шрамы от ожога. — Алекса принадлежит мне, как ты, как Сара и как весь этот город. Попробуешь помешать мне - я превращу тебя в пса, - лишь сейчас я заметил у него под ногами золотистого ретривера. — Надеюсь, Шон не будет скучать по мамочке.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб романтики: Тени Сентфора"

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Секрет небес"

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты