Монарший дом

Слэш
NC-17
В процессе
21
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 38 страниц, 4 части
Описание:
В королевском дворце настали непростые времена - враги ропщут, среди придворных витает слух о проклятье, нависшем над правящей семьей. Спасти незавидное положение может лишь женитьба младшего принца и рождение наследника, которое развеет все слухи. Принудительно отправляясь на королевские смотрины в качестве потенциального жениха, омега Анис и представить себе не мог, сколько тайн, интриг и опасностей таится за многовековыми стенами величественного дворца.
Примечания автора:
У меня есть авторская группа, где я заранее открываю даты публикации новых глав, выкладываю анонсы и интересные факты о написании работ или персонажах вселенной. Буду рада вас увидеть там: https://vk.com/my_army_of_meow :3

Также работа публикуется на платформе "Фанфикус": https://fanficus.com/profile/owner/post/5f9daab5f0e29d0017c0ad0f
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
21 Нравится 4 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава первая. Королевские смотрины

Настройки текста
      — Мой повелитель, нашему государству жизненно необходим наследник! В противном случае, вы и весь ваш род можете потерять трон.       Владыка Роланд раздраженно дернул щекой, прекрасно понимая, о чем ему толковал советник. Последняя течка его супруга вновь оказалась совершенно бесполезной, и вердикт дворцового лекаря был даже не удивителен: ребенок в чреве омеги в очередной раз не прижился.       Роланд знал, что это был их последний шанс — больше времени на ожидание течки не было. Жрец дворцового храма уже не первый месяц баламутил настроения среди придворной знати, подозрительно настойчиво намекая на то, что королевский род Рамино проклят, и оттого боги не дают им наследника. Хуже всего было то, что даже Совет двенадцати Старейшин, где состояли самые мудрые и всезнающие альфы, в последние недели начал прислушиваться к его безумному трепу.       Эти шепотки за спиной и косые взгляды уже сидели у Роланда в печенках, а на днях еще было необходимо объявить на Совете об очередной неудачной попытке зачатия наследника. Да… эта новость будет подобна маслу, подлитому в пока только разгорающийся огонь, который в любой момент может вспыхнуть и превратиться в беспощадный пожар, испепеляющий все на своем пути. И посему оставался лишь один выход…       — Прошу прощения за задержку, господа, — в небольшой кабинет вошел высокий альфа в длинном плаще, небрежно накинутом поверх черного кимоно. — Дороги пострадали от сезонных подтоплений. И что за срочность? Сейчас я нужен на границе, в море видели корабль северян…       — Здравствуй, Глен, — Роланд ненавязчиво перебил речь брата и коротко кивнул в знак приветствия. — Я бы не стал отзывать тебя с поста по пустякам, а сегодняшнее дело не терпит спешки, так что выслушай нас.       Глен озадаченно нахмурился, но уверенно встал перед тремя советниками и монаршим братом, ожидая объяснений.       — Я полагаю, для вас не является тайной тот факт, что против вашего рода медленно, но верно ширятся противники, мой господин, — начал один из советников, опустив локоть на ручку кресла. — В свете последних плачевных событий: неурожайного года и разорения северными варварами гавани, придворные семьи ропщут. А в последние дни отягощает ситуацию бестолковый служитель храма Сапфирового дворца, который начал все чаще болтать о том, что ваш предок, достопочтенный Владыка Рамино, основатель рода, заключил сделку с демоном, дабы заполучить в свои руки власть, а потому боги не даруют нынешнему Владыке детей.       — «Нынешним» Владыкой все еще остается наш отец, — резко заметил Глен, заставив советника нервно стушеваться в мягком бамбуковом кресле.       — Глен, ты уже не малый ребенок, и, как и все находящиеся здесь, понимаешь, что дни нашего родителя сочтены, — глухо произнёс Роланд. — Моя коронация — лишь вопрос времени. И не смотри на меня так. Я пытался сделать все возможное, чтобы отец оправился от ранения, но его сердце уже не выдерживает все то количество снадобий и лекарств, что требуется для полного исцеления…       — Я все еще не понимаю, зачем меня вызвали, — Глен скрестил руки на груди, стараясь скрыть свою печаль за уверенным жестом. — Что я могу сделать, чтобы укрепить позиции нашего рода?       — Думаю, вы и сами догадываетесь, достопочтенный господин, — встрял еще один советник с жутко писклявым, донельзя противным раболепным голоском, который резал чуткий слух Глена. — Поскольку люди кругом озлоблены недавними лишениями, они не довольны политикой вашего достопочтенного брата и куда охотнее внимают разным сплетням о том, что род проклят. И поэтому вашей семье необходим…       — Наследник, — растерянно заключил Глен, наконец разобравшись, для чего был собран сей балаган.       — Именно так, Ваше Высочество.       — Да, Глен, мы должны развеять глупые слухи. Это наш последний шанс. — Роланд отпил из бокала и задумчиво покрутил его в руках. — Мой супруг вновь оказался пуст, и потому все надежды я возлагаю на тебя.       По мере того, как брови Глена возмущенно ползли верх, красноречиво демонстрируя мнение альфы обо всем происходящем вокруг, Роланд принимал все более суровый облик, всем своим видом показывая, что он не отступится от намеченного плана.       — Ты должен понять, что это действительно наш последний шанс, — уверенно продолжил альфа, холодно смотря на брата. — От тебя не потребуется многого — достаточно зачать ребенка, его дальнейшей судьбой распоряжусь я.       — Но в последние недели стычки с северянами происходят все реже и реже, дело движется к подписанию мирного договора, — осторожно начал Глен, видя, что брат не собирается идти на уступки. — К тому же, под моим руководством идет постройка оборонительной крепости и восстановление сожженной пристани, я не могу тратить свое время на… супруга? Ведь для того, чтобы сделать ребенка, нужен муж, я все верно понимаю?       — Более чем, — иронично отозвался Роланд. — Как я уже сказал, от тебя многого не потребуется — сыграть свадьбу, дождаться течки супруга и зачать ребенка. Далее ты волен в своих действиях. Можешь отправляться обратно к северной части острова, я позабочусь о твоём муже, а затем и о наследнике.       Глен снова нахмурился, и Роланд мысленно приготовился к новой волне протестов.       — А если я откажусь? Этот выход — не единственный, можно дождаться подписания мирного соглашения с северянами и сбора нынешнего урожая…       — Тот способ, что был предложен советниками и одобрен мной — самый действенный и самый быстрый, — вновь перебил брата альфа. — До урожая еще нужно пережить засушливое лето, а договор будет подписан не сегодня и не завтра. И, в любом случае, мой муж не способен иметь детей, и наследник понадобился бы так или иначе. И если ты откажешься, — взгляд наследника Владыки мгновенно ожесточился, — тебе придется отправиться в изгнание, потому что я расценю твой отказ как предательство рода.       Несколько секунд братья неотрывно смотрели друг другу в глаза, однако Глен, несмотря на более вспыльчивый нрав, все же первым отвёл глаза, шумно вздыхая и признавая верховенство старшего брата.       — Хорошо, раз на то, чтобы придумать иной метод спасения рода твои советники не способны, я даю свое согласие, — раздражённо отозвался Глен. — Но позволь мне хотя бы самому выбрать себе супруга, чтобы деление постели не превращалось в пытку.       — О, за это можешь не переживать, — небрежно махнул рукой Роланд, не сдерживая победной ухмылки. — Я уже отправил слуг в город и за его черту, скоро они соберут во дворец самых красивых и, главное, здоровых и крепких омег. Клянусь, ты можешь выбрать любого, мне абсолютно все равно, кто это будет. Меня волнуют лишь «плоды» вашего брака.       — Если я дал свое согласие, то уже не откажусь от него, но дайте мне время все обдумать и осознать. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, брат, — хмуро произнёс Глен. — Если на этом все, я могу идти?       — Всенепременно, — кивнул Роланд. — Слуги истопили бани, можешь пойти расслабиться.       Глен растерянно кивнул, явно пребывая в своих думах. Когда за ним закрылась дверь, Роланд осушил бокал и удовлетворено прикрыл глаза. Все шло так, как он и хотел, даже лучше, учитывая новость о потенциальном перемирии с северными дикарями.       — Кажется, Его Высочество не доволен новым положением дел, мой Владыка, — покачал головой еще один приближенный Роланда.       — Это уже не важно, — беспечно отмахнулся от него альфа и достал из рабочего стола несколько бумаг. — Он согласился, а Глен всегда верен своему слову. Да и задача, возложенная на него, не требует особых навыков или острого ума. А теперь настал час уладить несколько формальностей перед прибытием потенциальных супругов моего брата…

«…»

      Среди голых ветвей и подтаявших снегов Алого леса спокойно лилась мягкая чарующая музыка. Она подхватывалась легкими весенними ветрами и разносилась далеко-далеко, отдавалась эхом в ущельях и сливаясь с шумом бурной лесной реки, что уже оттаяла ото льда. Возле воды, на большом округлом камне, подобрав ноги под себя, сидел высокий худой омега, одетый в простое светло-бежевое кимоно. В тонких пальцах он держал флейту, которая издавала столь чудесную и ласкающую ухо мелодию.       Неожиданно снег вокруг камня начал стремительно таять, уступая место ярко-зеленой траве, среди которой начали распускаться бутоны и листья лесных цветов. Странный парень мягко улыбнулся и взмахнул свободной рукой, и следом за его движением все цветы, оторвавшись от земли, поднялись вверх. Еще одно плавное движение, и растения, двигаясь в причудливом танце, собрались вокруг длинных распущенных волос и начали неспешно вплетаться в них.       Парень прикрыл глаза и отстранил музыкальный инструмент от губ, с наслаждением прислушиваясь к великим звукам жизни — пению первых птиц, журчанию быстрой воды, далекому шуму в кроне высоких вековых древ, что уже скоро обрядятся в новые изумительные наряды…       — Анис! Анис, где же ты?! Отзовись скорее, чертяга!       Громкие перепуганные восклицания разрушили всю умиротворяющую атмосферу, и омега разочарованно опустил руку вниз. Растения, парившие в воздухе и не успевшие сплестись с пепельными прядями волос, вернулись обратно к земле, которая за одно мгновение вновь покрылась снегом.       — Я здесь, Бланш. Из-за чего переполох?       Анис обернулся к невысокому омеге, который, подобрав полы наряда, бежал по направлению к нему. Дав другу немного передохнуть, Анис убрал флейту в складки плаща и спрыгнул с камня.       — Ну же, не томи.       — Там… там… из столицы приехали, — выравнивая дыхание, прерывисто произнес Бланш. — Требуют собрать всех молодых омег с близлежащих окрестностей, сказали через десять минут всем явиться.       — Зач…       — Вот только не спрашивай, «зачем», будто я тут все устроил и знаю ответ на любой вопрос, — фыркнул парень и выровнялся. — Но я думаю, что это сын нашего Владыки решил себе второго супруга завести, чтобы все-таки сделать ребенка.       — Не говори глупостей, мой дорогой, — улыбнулся Анис и заправил темно-рыжую прядь за ухо омеги, вплетая туда цветок ромашки. — На наших землях многожёнство, равно как и разводы, под запретом, сам же знаешь. Брак священен, и я не думаю, что наследник Владыки станет нарушать вековые устои, особенно учитывая то, что народу он не очень люб. Я полагаю, что они, возможно, ищут беглого преступника, или еще кого-то…       — Что вы там копаетесь, ротозеи?! — раздался раздраженный оклик с холма. — Хотите попасть под немилость королевского советника?! Шевелитесь!       Растерянно переглянувшись, омеги побежали в сторону маленького селения, искренне недоумевая из-за происходящего. Однако долго гадать им не пришлось. Когда омеги преодолели холм и минули несколько домов из темного дерева, то сразу поняли, что все действо развернулось неподалеку от небольшого храма местного лесного божества.       Подле священных Алых Врат, будто павлин перед павами, важно расхаживал королевский советник, разодетый в золотое узорчатое кимоно. Анис помнил еще с давних времен, что это один из старших служащих дворца. Но что ему понадобилось здесь?.. Рядом с напыщенным альфой стояла стража, и Анис настороженно покосился в их сторону. Неведение пугало его куда больше, чем какая-либо страшная весть.       Ко вратам со всех краев маленькой лесной деревни спешно стекались все молодые омеги, а с некоторыми из них шли мужья-альфы, пожелавшие узнать, что происходит в селении. Анис с Бланшем влились в гомонящую толпу и стали ждать. Наконец, когда все собрались, советник гортанно прокашлялся и начал свою речь:       — Я нахожусь здесь по приказу наместника Владыки, достопочтенного господина Роланда, старшего принца королевства, — важно пробасил мужчина. — В силу того, что его младший брат собирается вступить в брак, мне велено привести из вашей деревни пять самых пригожих незамужних омег.       Всего лишь секунду стояло полнейшее хрустальное молчание, и уже в следующий миг ошарашенная толпа взорвалась недовольными криками:       — Мы похожи на скот, с которым можно делать все, что вам вздумается?!       — Брак священен, вы не можете просто взять и принудить кого-либо соединиться в этих нерушимых узах!..       Советник раздраженно вздохнул и взмахнул рукой. Стражи, стоявшие по обе стороны от него, коснулись рукоятей своих клинков, и толпа мгновенно умолкла.       Анис же напряженно прикусил тонкую губу, пытаясь понять, что делать дальше. Однажды прошлый Владыка высылал гонцов на поиски супруга, но тогда они подыскивали пару его старшему сыну… Благо, напасть миновала омегу в тот раз — он застудился под ледяным дождем и в те дни лежал в полубреду. О происходивших событиях он узнал позже со слов Бланша, который в нынешний момент крепко вцепился в его руку, что красноречиво говорило о его волнении.       — Сейчас я лично выберу претендентов, достойных взора достопочтенного господина Глена, — в полной тишине сурово проговорил советник. — Вы должны почтить за честь возможность показаться перед наместником Владыки и его братом, и заполучить их расположение. И что же дурного вы видите в породнении с правящим родом? А ваша «любовь», о которой вы неустанно трещите: скажите же мне, много ли здесь пар, женатых по этой самой «любви», а не по воле родителей или давнему завету? К слову, вы можете быть свободны, мне замужние омеги без надобности. А все остальные пусть выстроятся передо мной, вас тут не так много.       Многие омеги, стоявшие со своими мужьями, потупили взгляды, и сердце Аниса в очередной раз облилось кровью, никак не желая принимать этот старинный, но такой жестокий уклад жизни.       — Чертовы узурпаторы, обращаются с нами, как с вещами! — несмотря на гневные речи, присущие его своенравию, Бланш сильнее сжал руку Аниса, с затаенным испугом смотря на советника, упивавшегося своей мнимой властью над простыми людьми. Анис был твердо уверен: этот надутый альфа может указывать им, что делать, принуждать и насмехаться, но над всеми этими душами он был не властен, и однажды они сумеют снять с себя тяжелые оковы вековых устоев. — Что же с нами теперь будет…       — Ничего не бойся, — Анис ласково погладил Бланша по волосам. — Что бы сейчас ни произошло, не опускай рук и не теряй лица.       Тем временем альфа, вдоволь насмотревшись на оробевшую толпу, важно двинулся мимо омег, которые выстроились в неровную шеренгу. Некоторые парни все же не могли сдержать страха, и их руки немного подрагивали, а глаза испуганно следили за медленно шагающим советником. Другие же наоборот, вызывающе смотрели альфе прямо в глаза, будто бы показывая себя во всей красе, и Анис мысленно поражался им. Третьи же закрывали глаза и беззвучно шевелили губами — молили богов, пока была возможность. Анис перевел взгляд на Бланша и увидел, что омега также закрыл глаза и что-то произносил, сложив руки перед собой. Советник был еще далеко, и Анис решил последовать примеру друга. К тому же, он только сейчас заметил, что стоял прямо напротив священных ворот храма, а это место как нельзя лучше подходило для молитвы.       Парень закрыл глаза и мысленно попросил богов о милости:       «Рассудите же так, чтобы мне не пришлось лить горькие слезы до конца своих дней…»       — Что ж, нужно еще двоих… пожалуй, вы подойдете. Эй, омеги, вы меня слышите?       Анис открыл глаза и увидел перед собой советника, который возмущенно скрестил руки на груди.       — Что замерли, негодные? Выходите к страже.       Бланш рвано вдохнул, а его руки, сжатые в кулаки, мелко задрожали. Анис не сдержал рассерженного вздоха и, молча схватив друга за рукав кимоно, потащил за собой в сторону еще троих омег.       На самом деле, на иной исход рассчитывать не стоило — незамужних омег, вступивших в возраст, пригодный для деторождения, в деревне осталось совсем немного, а потому выбор можно было предугадать заранее.       Когда пятерых омег плотно обступили стражи, Анис решил, что их поведут как преступников, приговоренных к казни, без вещей и возможности попрощаться с семьей. Однако советник все же смилостивился и на просьбы парней ответил, что дает десять минут на сборы и прощания.       Первой мыслью было — бежать, причем прямо сейчас, прямо через окно, к Гаваням, где можно будет укрыться от преследователей за корабельными снастями и мощными спинами моряков и странников, но увы, этот план тоже был обречен на провал — советника сопровождало ровно восемь стражей, и потому на каждого омегу досталось как минимум по одному надзирателю.       Анис не знал, что с ними вообще будут делать при дворе Владыки, но здраво полагал, что брать с собой парадные одежды бессмысленно — их все равно будут наряжать королевские слуги. Омега окинул свой ветхий небольшой домик тоскливым взглядом, мысленно простился с малой родиной, где ему довелось вырасти, и, наспех собрав все самое необходимое, быстро вывел из стойла и оседал любимую пегую кобылу Лале.       Омега уже взобрался в седло и собрался выехать обратно к храму, когда страж грубо схватил испуганно заржавшую лошадь под уздцы.       — Так велено, — безэмоционально разлепил губы альфа, и Анису ничего не осталось, кроме как позволить ему самому вести лошадь.       — Ваши вещи и кони во дворце никому не нужны, — пренебрежительно произнес советник, восседая на роскошной вороной лошади в золотой сбруе. — Можете о них не беспокоиться. Омеги, которые не приглянутся достопочтенному господину Глену, будут незамедлительно отпущены обратно вместе со всеми своими пожитками и животными. А теперь в путь.       Стражи быстро взобрались в седла, и их лошади тут же окружили омег, зажав в плотное кольцо. Лале недовольно заржала, когда один из коней приблизился слишком близко, и клацнула зубами, заставив того дернуться в сторону под рассерженное шипение стража. Анис скрыл улыбку за широким рукавом кимоно, с удовольствием отмечая, что это был тот самый страж, который до этого был приставлен к нему.       — Ничего смешного здесь нет, омега, — холодно произнес явно уязвленный мужчина, но своего скакуна все же отвел немного в сторону.       Путь предстоял не дальний — какая-то пара часов спокойным шагом, и они доберутся до «сердца» маленького островного королевства Лаолан — единственного города Кайко, огороженного высокими оборонительными стенами.       Анис подъехал к Бланшу и тронул того за локоть, и омега, вздрогнув, поднял на него грустные глаза. В их государстве не существовало понятия рабства, не происходило кровопролитных воин, но омеги все еще стояли по своему статусу ниже альф и были вынуждены подчиняться.       — Я не понимаю, к чему такая спешка, — тихо прошептал Бланш на ухо Анису, поглядывая на стражей. — Я помню, когда выбирали супруга старшему сыну Владыки, омег отбирали куда дольше и тщательнее, собирали всякие комиссии…       — Я не знаю, — честно ответил другу Анис. — Возможно, у императорской семьи есть свои внутренние уклады, о которых нам неизвестно, и этот несчастный альфа просто вынужден жениться…       Омега всегда старался подходить к любой ситуации с разных сторон. Он пытался понять мотивы поступков противоположной стороны, но сегодня ему оставалось лишь гадать.       — Младший брат господина Роланда — просто великолепен, — вдруг донеслось со стороны одного из омег, который мечтательно улыбнулся. — Сильный, высокий, волевой… и у него такие серьезные пронзительные серые глаза…       Его смех поддержал еще один парень, а Анис неодобрительно нахмурился.       Спустя два часа омежья делегация во главе с советником подъехала ко вратам Кайко, и вскоре они доехали до дворца, добравшись до него прямо по центральной парадной дороге, где перед ними расступались удивленные люди. Анис и раньше бывал в этом доме монарших особ, но и на сей раз не мог не восхититься его необычайной красотой. Сапфировый дворец не был огромен, поскольку то государство, где он стоял, равнялось острову, и не был украшен лепниной, но все равно вызывал восхищение своим немым величием и лаконичностью, которые не нуждались в доказательствах.       Возле конюшен омеги встретились с точно таким же подневольными сотоварищами из соседних поселений, с которым они обменялись сочувствующими взглядами. Погладив на прощание Лале, Анис удержал себя от обещания скоро вернуться, и пошёл вместе с остальными омегами следом за служащим дворца. Миновав несколько узких пустых коридоров, омеги зашли в огромную залу, на потолке которой висело несколько круглых бумажных фонарей.       Именно в этой зале, даже не дав времени на передышку, вокруг омег начали разводить суматоху. Пока Анис, голодный с дороги, жевал кусочек свежего хлеба с семечками льна и тыквы, несколько слуг начали подбирать ему одежду. Вскоре на омегу надели темно-зеленое, расшитое искусными узорами кимоно. После этого они собрали длинные серебристые волосы Аниса в высокий хвост — так полагалось на любых смотринах.       — Может, еще подрумянить ему щеки, а то он бледный какой-то? — предложил один из слуг, обращаясь к товарищу.       — Нам же велено не трогать лица, ты что, забыл? — укоризненно отозвался второй слуга. — Приказ наместника Владыки.       На этом Аниса оставили в покое и, предоставленный самому себе, он первым делом нашел глазами Бланша. Слуги усердно пытались забрать его лохматые медные волосы в короткий хвост, но пряди то и дело распускались, заставляя омег рассерженно пыхтеть. Анис и сам в свое время пытался делать другу прически, но его волосы, самые длинные пряди которых едва касались плеч, никак не хотели складываться во что-то красивое, и Анис быстро оставил эту затею. Бланш заметил взгляд друга и послал ему преувеличенно-измученный взгляд. Анис прекрасно понимал, что несмотря на всю свою отвагу, в душе Бланш легко пугался и начинал нервничать, и поспешил послать другу ободряющую улыбку. Омега ответил легкой улыбкой и тут же шикнул, когда слуга сильно дернул его за копну волос.       Тем временем утро, которое, казалось, только наступило, плавно сменилось вечером. Повсюду зажгли многочисленные лампы, и тогда Анис почему-то начал нервничать.       Наконец, когда всех омег обрядили в нарядные кимоно и забрали волосы, к ним вновь пришёл управляющий. Удовлетворённо осмотрев результаты работы над потенциальными супругами младшего брата наместника Владыки, он отпустил слуг и начал объяснять, что будет происходить дальше:       — Когда войдёте в Императорскую залу, вы все должны встать в ровную линию, не важно, в каком порядке. Когда в залу войдёт наместник Владыки и его брат, все обязаны поклониться им, а после опустить глаза вниз. На всякий случай, дабы избежать конфузов, напоминаю, что наместника Владыки зовут Роланд, его брата — Глен. Смотреть на сыновей правителя нагло и вызывающе недопустимо, это может их прогневать, а я настоятельно рекомендую вам этого не делать, дабы не познать горечь наказания. После, когда достопочтенный господин Глен начнёт выбирать супруга, вы не имеете права отвергать его прикосновения и внимание. Вам, омегам, с недавних пор дарована частичная неприкосновенность, однако в нынешнем случае этот закон не работает. Если достопочтенный господин Глен выберет себе будущего супруга, то этот омега должен молча поклониться и пройти вместе со стражей в комнаты, выделенные для него. О своей дальнейшей судьбе он узнает позже. Всех остальных накормят, дадут ночлег и утром отправят домой. А теперь коротко о главном: стойте смирно, не забудьте поклониться, не смейте поднимать глаза и отказывать достопочтенным господам в прикосновениях. Всем все ясно?       Анис взволнованно переглянулся с Бланшем и вместе с остальными омегами согласно кивнул. Ох, боги, за что им эти испытания?       Убедившись, что его слова были услышаны, управляющий махнул коротким черным веером, и все они в полнейшем молчании двинулись по узким коридорам Сапфирового дворца. Анис оглядывался по сторонам, однако ничего удивительного и интересного его взору не представлялось — традиционная архитектура Лаолана не отличалась излишней помпезностью, а потому в коридоре не было ни статуй, ни лепнины — лишь деревянные голые стены и фонари, висевшие вдоль редких окон.       Пожалуй, самым нехорошим в данной ситуации было то, что никто не мог точно сказать, чего стоило ожидать. Анис знал, что в их деревне жил один парень, которого когда-то водили на смотрины к старшему сыну Владыки, но он никогда не интересовался у него, как происходило сие действо. А, похоже, очень даже зря…       Окинув остальных парнишек беглым взглядом, Анис не мог не отметить, что все они были если не красивы, то, как минимум, милы и хороши фигурами. Он знал, что и сам был не обделен природной красотой, но некоторых омег он находил даже более привлекательными, чем он сам, и это вселяло робкую надежду, что беда минует его. К тому же, хорошее расположение духа вселял тот факт, что если Анис всё-таки выйдет из дворца, то сможет забрать это прекрасное кимоно и заколку, которая держит волосы, с собой. А на деньги, полученные за их продажу, он сможет купить место на хорошем торговом корабле и навсегда уплыть на Запад, дабы осуществить свой замысел…       Миновав несколько коридоров, омеги оказались перед красивыми деревянными дверями, украшенными искусными рисунками птиц и цветов. Анис даже смог выбрать мгновение для восхищения мастерством художника, выполнившего эту работу. Когда двери распахнулись, управляющий вновь коротко взмахнул веером, и омеги прошли внутрь.       Императорская зала не даром носила столь звучное название — Анис на мгновение поражённо застыл, не в силах отвести глаз от высоких колон, на которых висело несколько рядов фонарей, прекрасных гобеленов и огромного трона в другом конце залы, украшенного резьбой и драгоценными камнями. Это помещение разительно отличалось от всех тех, что до этого видел Анис.       Но и здесь времени на разглядывание не было — управляющий начал подталкивать и поправлять парней, выстраивая их в ровный ряд. К счастью, его мало волновало, кто и где будет стоять, и Анис успел пробраться к Бланшу. Заметив, как подрагивают руки омеги, а сам он побледнел, Анис сжал его маленькую ладошку в своей.       — Все будет хорошо, мой дорогой, — ободряюще прошептал он другу. — Тут есть куда больше омег, которые желают стать супругами благородного альфы. А, как известно, боги никогда не бывают глухи к душам смертных.       Бланш кивнул и хотел что-то ответить, но не успел — двери вновь распахнулись, и в залу вошли двое альф, за которыми неотступно следовали стражи.       Кругом мгновенно воцарилась полнейшая тишина, будто бы время замерло. Управляющий вытянулся в струнку, нервно сглотнув, и его волнение невольно передалось Анису.       Когда-то давно, лет пять назад, ему довелось побывать в Сапфировом дворце. Он случайно тогда пересекся с ныне болеющим Владыкой, и тот сразу внушил ему уважение одним своим благородным и грозным видом.       В двух вошедших альфах Анис почти сразу угадал его сыновей, хотя они оба не были сильно похожи на отца — видимо, внешность передалась им от отца-омеги, корни которого уходили далеко на юго-восток.       Старшего альфу, нынешнего наместника Владыки — Роланда, Анис уже успел повидать, когда однажды тот во время охоты проезжал мимо их деревни. Этот высокий худощавый альфа с короткими черными волосами обладал извечно мрачным лицом и карими глазами, от которых за версту веяло холодом и суровостью, что отталкивало омегу.       А вот второго альфу Анису еще не доводилось встречать. Глен был похож на брата, однако обладал куда более массивным и крепким телосложением. А еще у него были суженные серые глаза, в точности, как у Владыки, и пышный хвост черных волос. Альфа шел рядом с Роландом и выглядел спокойно. Он даже не обернулся на омег, равнодушно пройдя мимо них.       В этот момент Анису невольно подумалось, что альфа и сам не рад своей женитьбе. Все они тут были лишь жертвами обстоятельств. Альфы прошли мимо молодых парней и встали по центру залы. Управляющий склонился в почтительном поклоне, и омеги поспешили последовать его примеру.       — Вас призвали сюда, дабы почтить одну из самых древнейших традиций государства Лаолан, — грубый, холодный голос Роланда гулким эхом отозвался где-то под высокими потолками залы. — Как вы все знаете, представители правящего рода имеют право выбирать себе в супруги любых незамужних омег…       Анис слушал наместника Владыки вполуха, чувствуя, как к горлу медленно, но верно подступает тошнота, а ладони начинают потеть. Кажется, до этого момента он просто не мог осознать, насколько все происходящее серьезно. Пока наместник Владыки продолжал говорить, Глен смотрел на омег бесцветным взглядом, будто бы думал о чем-то совершенно другом.       —… Выбирай, брат мой.       Роланд махнул в сторону стушевавшихся омег и прошел к трону отца, а Глен несколько раз моргнул, будто приходя в себя. Его глаза посерьезнели, а на лице пролегла легкая ироничная ухмылка.       «Все альфы — сущее отображение похоти, — мрачно пронеслось в думах Аниса.»       Омега прерывисто вздохнул и крепко сжал ладонь Бланша, которого от волнения начало потряхивать.       Тем временем Глен не спеша подошел к первому омеге и окинул его взглядом, а после прошел мимо, к следующему парню. На сей раз он тронул волосы омеги, но тот не шелохнулся, из-под полуопущенных ресниц поглядывая на младшего сына Владыки. Альфа вдруг ответил парню заигрывающей улыбкой, и Анису на мгновение показалось, что он выберет его, но альфа уже прошел дальше под тихий разочарованный вздох парнишки. Некоторых омег он просто пропускал мимо, перед некоторыми останавливался, что произошло перед Бланшем. Анис, стоявший следующим, ощутил легкий запах мяты, исходивший от альфы. Глен коснулся волос Бланша, а после опустил ладонь на щеку омежки. Перенервничавший парень вздрогнул всем телом, но взгляда не поднял, продолжая остекленевшими глазами смотреть в пол.       — Почему ты так дрожишь? — Глен отнял руку от лица Бланша, и вновь усмехнулся. — Я не съем тебя.       Омега ничего не ответил, а Анис почувствовал, как его прошиб холодный пот — только сейчас он понял, что до сих пор сжимал ладонь Бланша. Его жест не остался незамеченным для альфы. Мужчина сделал шаг в сторону и оказался прямо перед Анисом.       Омега не мог сказать, что он был трусливым, но в этот момент ему как никогда в жизни захотелось сорваться с места и побежать как можно дальше отсюда. Но тело, противореча мыслям, превратилось в один большой тяжелый ком ваты.       Глен смотрел на него изучающе, с интересом, присущим садоводу, выбирающему цветок для своего подоконника. Альфа несколько секунд оценивающе смотрел на Аниса, а после коснулся его хвоста и провел рукой по гладким прядям, пропуская их сквозь длинные пальцы. Омега изо всех сил удержал себя от порыва дернуться, когда до него донесся вопрос:       — Как зовут?       У некоторых омег он уже спрашивал имена, а потому парень последовал их примеру.       — Анис, Ваше Высочество, — тихо ответил омега, не поднимая глаз.       Глен странно нахмурился и коснулся рукой лица парня, приподнимая вверх.       — Посмотри на меня. Не бойся, я разрешаю.       По спине Аниса потекла капелька пота, но омега все же беспрекословно подчинился и посмотрел альфе прямо в глаза. Они у него действительно были серые и большие, и только дурак или завистник мог бы назвать их некрасивыми.       Альфа нахмурился сильнее и покрутил лицо омеги из стороны в сторону.       — Мы с тобой раньше нигде не встречались? — задумчиво протянул Глен, и омега удивленно ответил:       — Нет, Ваше Высочество.       — А не тот ли ты омега, что несколько лет назад встрял в ссору нашего Владыки и южного посла? — Роланд, до этого безучастно наблюдавший за братом, приподнялся с трона. — Я вспомнил тебя.       — Да, это я, Мой Повелитель, — стараясь держать голос ровным, произнес Анис. — Это вышло случайно, я попросил у Владыки прощения. И он простил.       — Возможно, даже хорошо, что ты тогда возник из ниоткуда. — протянул Роланд, а после переглянулся с братом. — А тебе он откуда знаком? Тебя тогда не было во дворце.       — Мне показалось, — пробормотал альфа и поспешил пройти мимо Аниса, который позволил себе судорожный облегченный вздох.       Он стоял ближе к концу ряда, и вскоре Глен миновал последнего омегу.       — Ну? И каков же будет свой выбор? — поинтересовался у брата Роланд.       Глен окинул омег внимательным взглядом, и Анис внутренне сжался, яро моля богов о милости.       Спустя несколько мгновений Глен уверенно указал на омегу:       — Я выбираю его.
Примечания:
Итак, приветствую каждого читателя, дошедшего до сего примечания. Большое спасибо, что прочитали первую главу моей новой работы!

Поскольку я очень старалась, работая над данным фанфиком, я была бы рада увидеть хоть что-нибудь в ответ, будь то лайк или отзыв. Мы, фикрайтеры, работаем не за денюжку, и наша единственная плата - это ваши эмоции в ответ на наш труд, которые мы так хотим увидеть. Также очень ценю адекватную критику.

Буду безмерна благодарна, если вы замолвите хотя бы пару словечек о работе, чтобы я понимала, в каком направлении мне дальше двигаться и что в будущем стоит изменить :3

А пока торжественно объявляю, что мы отправляемся в новое путешествие во времена Древнего Востока, где будет место браку поневоле, дворцовым интригам и, конечно же, поиску настоящей любви!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты