Black Friday скидки

Впервые

Гет
R
Закончен
17
Размер:
Мини, 14 страниц, 1 часть
Описание:
Они только-только только начинают разбираться в своих чувствах и она обязательно зайдёт вновь.
Посвящение:
Великолепной паре построенной на искренней любви и игнорировании факта инцеста - ВаЛу
Примечания автора:
Уловила себя на мысли, что мне не хватает их предыстории, поэтому мой больной мозг сформировал сие творение.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
17 Нравится 4 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Примечания:
Пару раз при написании была идея послать все к чертям, но я надеялась, что мой труд окупится, поэтому оставьте отзыв, чтобы я знала, продолжать мне или нет.
Утро шатенки началось в семь часов. Немного странно для середины июля, когда в школу не надо, а хочется только и делать, что чата и купаться, спасаясь от жары. Но тем не менее, девушка встала с кровати и бодрым шагом направилась в ванную. Раздевшись и встав под горячие струи, она расслабилась. Одним из любимых ее дел было составлять планы, поэтому она стояла и думала, чем будет заниматься весь день. Ну сейчас, первым делом она идёт на пробежку. Последнее время ее стала сильно заботить ее фигура, а вчерашние два куска торта были явно лишними и их стоит отработать. Вторым пунктом воображаемого списка было встретить брата. С середины февраля он жил с ними. Сильно накосячив у матери, но став более-менее нормальным ребёнком у отца, он оставил его здесь, в компании примерной дочки. Так вот встретить его надо было из аэропорта. Он на неделю ездил к матери, отмечать ее день рождения. Придумав ещё пару дел, она мокрая и разогретая вышла из душа, наскоро вытираясь полотенцем и переодеваясь в спортивную форму. Волосы, чтобы не мешались, она стянула в тугой хвост на затылке. Глянув в зеркало и удостоверившись, что хорошо выглядит, Лукреция спустилась в подвал, где был оборудован спортзал. Включив беговую дорожку, и выбрав среднюю скорость, Монтесинос включила музыку и начала бежать, сгоняя граммы. После получасовой пробежки, она сделала несколько кардио тренировок и опробовала пару новых поз для йоги. В целом, она была довольна сегодняшним результатом, поэтому со спокойной душой вернулась обратно, снова заходя в душ. На это раз тело приятно ныло, а тёплая вода смывала усталость в виде пота. Сейчас Лу вымыла голову, сделала маску, а после и патчитепраию, в халате выходя из ванной комнаты. С удовольствием откинувшись в кресле, она глянула на часы. Они показывали половину десятого, а значит все в доме встанут через полчаса. А ещё это значит, что Валерио сейчас летит где-то над Атлантикой, и приземлится только через три часа. Не зная что делать, Лу взяла со стола очередную книгу, поудобнее устраиваясь в кресле и открывая страницу по закладке. *** За чтением она и не заметила, как пробило уже половину одиннадцатого, и в дверь постучалась Кармен, зовя девушку к завтраку. Отложив книгу, кареглазая сменила банный халат на красное платье на запах в испанском стиле, и вышла из комнаты, перепрыгивая по две ступеньки на пути к столовой. За столом уже сидел отец в официальном костюме и мать в платье-карандаш. Девушка чмокнула обоих в щеки, садясь на своё место. — Доброе утро, Лукреция. — поздоровался отец, безо всяких церемоний продолжая — у нас наметилась очень важны встреча, поэтому встретишь Валерио одна. Алан тебя отвезёт. Или можешь взять такси. Лу не оставалось ничего, кроме как согласно кивнуть, поджимая губы. Иногда ей было дико пренебрежительное отношение отца к Валерио, но потом она вспомнила, как себя ведёт брат, и ее сразу отпускало. Да, Валерио бы не лучшим примером для подражания. В свои семнадцать лет он уже позволял себе бесконтрольно пить и принимать. Не чурался и бесконтрольной половой жизни, не понимая, несколько это может быть опасно. Иногда брат раздражал ее так, что хотелось ему врезать, настолько он был непробиваем, отшучиваясь от любых замечаний. Доев, она унесла свои переборы на кухню и поднялась наверх. Часы показывали половину двенадцатого. « Как раз вовремя » — подумала она, подсаживаясь к туалетному столику, что бы быстро сделать что-то с волосами и выехать, потому что в понедельник пробок много. Лукреция, не долго думая, вытянула волосы, чтобы не заморачиваться с кудрями, и через пятнадцать минут уже сидела на заднем сидении машины такси, направляясь в аэропорт. *** Пробки на дорогах были не то что большие, они были гигантские. За десять минут они едва ли проехали пятьсот метров. Латинка постоянно нервно поглядывала на часы, проверяя, не опаздывает ли она. Она надеялась, что этого не произойдёт, но на всякий случай отправила брату СМС: « Пробки зверские, я могу опоздать на 15 минут. Дождись меня, и никуда не уезжай » — отписала девушка, и сообщение тут же было доставлено. Когда они наконец подъехали к огромному зданию, Лукреция с трудом верила, что она успела. Буквально минута оставалась до того, как самолёт приземлится, поэтому девушка быстро направилась в зал ожидания. « Я на месте, стою в зале ожидания » — отписала она, и убрала телефон в сумочку, оглядываясь вокруг. Рейсовое табло показывало, что его самолёт приземлился десять минут назад, а это значит, он уже должен был пройти регистратуру, стоило подумать ей, как вдалеке она заметила знакомую кучерявую шевелюру, тут же кидаясь вперёд, ища брата. Он стоял у пункта выдачи багажа, уже с распростертыми объятиями, в ожидании пока на него набросятся. Лу со всего размаху впечаталась в брата, зажимая в объятиях. Он так же крепко обнял ее в ответ. — Вот ты и здесь, паршивец — прошептала она ему в грудь, на что он потрепал ее по голове. Отстранившись, она посмотрела ему в лицо. Не удивительно, что круги под глазами, больше, чем сами глаза, на них натянуты солнечные очки, шевелюра растрепанная, да и сам он весь бледный. — Ей, сколько ты не спал нормально? — обеспокоено спросила сестра. — Хм, примерно всю неделю. — со слабой улыбкой сказал Вал. — сначала не мог привыкнуть к часовым поясам, потом начался главный кутёж, ну, а после этого просто сбил режим. Он весело улыбнулся ей. Удивительно, как ему удавалось не быть овощем, после таких посиделок. Дождавшись его чемодан, они отошли от конвейера, двигаясь к выходу из задания, где на парковке их уже ожидало такси. Уложив чемодан в багажник, все сели и разобравшись с адресом, водитель вырулил с частной парковки на трассу, которая вела к городу. Первое время Валерио пытался что-то обсуждать с Лу, но язык заплетался, мысль терялась, а голова то и дело откидывалась назад. Перестав мучать парня, она замолчала, наблюдая как его голова падает ей на плечо, при этом его тело находясь по странным углом. «Должно быть, это ужасно неудобно» — подумалось ей, когда она перекладывала его с плеча на колени. Дорога была долгая, обратно они ехали где-то полтора часа, поэтому парню удалось неплохо поспать. Лу разбудила его только тогда, когда они уже подъехали к дому и она расплатилась с таксистом. Парень встал, и протер глаза. — Сколько мы ехали? — он чуть не зевнул на этой фразе. — Где-то полтора часа, а почему спрашиваешь? — ответила Лукреция, задавая встречный вопрос. — Я нихрена не отдохнул — ответил брат, улыбаясь и подтягиваясь. Забрав чемодан они направились в дом, где в холле их уже ждала Кармен. Тепло поприветствовав брюнета, его она тоже любила, хоть и была гувернанткой Лу, Кармен отправила его в душ и переодеться, пока она будет готовить. Сейчас Лу было не было смысла проситься с с ней, потому что она отправит ее обратно, да и делать что-то не особо хотелось, поэтому шатенка просто вернулась в свою комнату и снова уселась за книгу. Неизвестно через сколько времени, но известно, что через пятнадцать страниц, к ней в комнату постучались. Разрешив войти, она подняла глаза на дверь. В комнату протиснулся Валерио. Волосы были мокрые, с них капала вода на голый торс, голубые домашние шорты и пол На плече он нёс скрученное полотенце. — Идёшь вниз? — спросил он. Она отложила книгу и поднялась, оттягивая короткую юбку. — Что думаешь на счёт после обеда сходить на задний двор? — спросил кудрявый, пока они спускались по лестнице — искупаемся? — Да, неплохая идея. Я согласна. Они уселись за стол, и поинтересовалась уже она: — Как провёл время? Чем занимались? — А по мне не видно? — сказал Валерио, отодвигая солнечные очки с глаз, демонстрируя темные круги под глазами, которые сами были чуть ли не размером с глаза. Она молчала, поэтому он продолжил: — Мы поехали к морю. Мама позвала своих друзей и знакомых, 35+, что мне было с ними делать? Я нашёл себе компанию. На шуточный вопрос от Лу «Где?», он ответил: — В каком-то баре, естественно — он хмыкнул, будто могло быть иначе. — Не удивительно — усмехнулась шатенка и оба засмеялись. Перекусив, Валерио сразу отправился к бассейну, а Лукреция к себе в комнату, переодеваться. Там, вытащив из горы купальников чёрный топ без бретель и трусики с высокой посадкой, она переоделась, а в дополнение взяла красный полупрозрачный халат. Вообще, задним двором они называли всю территорию дома, потому что всякого рода развлечения были раскиданы в разных частях. Барбекю-зона и беседки были в одной части, бассейн и мини-бар в другой, спорт площадка и навес со всем спортинвентарем в третьей. Когда Лу наконец дошла до бассейна, она застала плескавшегося, как ребёнок, брата. Когда он увидел подошедшую девушку, произнёс: — Боже, наконец пресная вода. Пусть и с хлоркой. — он улыбнулся, подплывая к краю. — идешь? — Чуть по-позже — ответила она, садясь перед ним. — пока хочу позагорать. — Знаешь, я считаю, что у тебя идеальный загар — после этих слов он схватил ее за руки, и дёрнув на себя. Шатенка даже не успела сообразить, как оказалась полностью мокрая и в воде. Тут же поднялся страшный крик. — Что ты делаешь? У тебя есть мозги или ты их вообще пропил?! А ну живо отпусти меня! — кричала девушка, убирая с лица волосы. Парень весело хохоча начал обрызгивать ее водой. Ей ничего не оставалось, как начать брызгаться в ответ, постепенно заражаясь его весельем. В какую-то секунду она уловила момент, и сделала выпад вперёд, хватая его за голову и опуская под воду. Парень вырвался, в ответ поднимая ее на руки. — Хочешь, я сделаю тоже самое? — это был риторический вопрос, но он все же дернулся, будто собирается ее отпустить. Лу вцепилась в его шею, по давая опустить, хохоча при этом «Нет», «Отпусти», «Не надо». Он наконец перестал издеваться над ней, но все еще держал на руках, а она утыкалась ему в шею. Поняв, что опасность миновала, она немного отстранилась, заглядывая ему в лицо. Вода стекала по волосам и коже, карие глаза внимательно ее разглядывали. Она была уверена, что сейчас выглядела так же. Они сотни раз так дурачились, но сейчас… сейчас это было что-то другое. Какая-то не видная деталь, которая меняла все. Словно ты пришёл туда, где давно не был, а там что-то изменили. Ты даже не можешь точно сказать что, но ощущение совсем другое. Ей почему-то казалось, что он чувствует тоже самое. Ей казалось, что его взгляд был немного другим. Нет, безусловно это был все ещё ее любимый старший брат, смотрящий все теми же карими глазами, все с тобой же теплотой и заботой, но там было ещё что-то. Вдруг он шепнул: — Я скучал по тебе — и поцеловал ее в лоб, как обычно. А через пару секунд и вовсе отпустил. Она ответила тихим: — Я по тебе тоже — отплывая к бортику, но это было буквально полметра. Валерио почесал макушку и спросил: — Может, выпьем чего-нибудь? Будешь мохито? Лу тряхнула головой в знак согласия, и парень быстро вышел из воды, направляясь к мини-бару. Лукреция залезла на бортик, обдумывая, что же ей показалось странным. Да ну не было же ничего необычного! Тогда почему она чувствует себя так странно? Она думала над этим, пока ей на плечи не опустилось большое махровое полотенце, а в руки не подали бокал с трубочкой. — Пожалуйста — сказал брат, присаживаясь рядом. — отец и Эстер опять уехали? — поинтересовался он, смотря в небо. — Да, у них наметилась какая-то важная встреча. Они придут часам к пяти. — Иронично, что у него встреча именно сегодня. Может, они просто ушли и морально готовятся терпеть меня дальше? — усмехнулся брюнет, и со стороны могло показаться, что это его действительно забавляет, но Лу знала его действительно хорошо, и понимала, что он свёл в шутку то, что его беспокоит. — Нет, это не правда — она обняла его за плечи — я слышала, как он говорил с кем-то по телефону о деталях встречи. Что бы ни было, ты же все равно его сын. Он тебя любит. — конечно она соврала на счёт телефонного звонка, но это была ложь во благо. Честно сказать, она и сама теперь сомневалась, что они на встрече. — Ладно, не важно. Пойдём съедим по мороженному? — быстро перевёл тему он, все так же глядя куда угодно, кроме неё. Против мороженого Лу не имела совершенно ничего. Поднявшись, она протянула руку парню, помогая встать. После вязала его под руку и они направились в дом, чуть ли не вприпрыжку. В морозилке лежали большие пластиковые контейнеры с мороженым. Самым разным. Ваниль, шоколад, мята, клубника, фисташки, короче выбирай не хочу. Без вопросов Валерио вынул ваниль и шоколад, ведь знал, что Лу всегда останется верной шоколаду, а он обожал ваниль. Лукреция запрыгнула на барную стойку, и сидя на ней наблюдала за тем, как парень раскладывает мороженое по мисочкам. — Бон апети. — сказал он, отдавая ее порцию, и усаживаясь на стул напротив неё. — А ты как провела это время? — Скучнее некуда. Пару раз выбралась с Карлой, но сейчас они с Поло укатили в Альпы, кататься на сноубордах. Остальное время я была одна. Ску-ко-таааа — по слогам протянула шатенка. — Ну, теперь ты и дня не проведёшь в спокойствие. Когда отец собирается на море? — Вообще, он планировал взять отпуск в начале августа, что бы мамин день рождения справить где-то. Но сказал, что подумает и, может, отправит нас к бабушке и дедушке в конце июля, и мы уже либо приедем к ним в августе, либо вернёмся и дождёмся здесь. — ответила она, кладя в рот очередную порцию мороженного. — а чего бы ты хотел? — Знаешь, вообще без разницы. Лишь бы с тобой. Не одна пьяная компания с тобой не сравнится- льстительно сказал брюнет, глядя на неё исподлобья. — Вот ты подлиза — сказала шатенка, хотя ей был приятно. Черт, очень необычные ощущения. Будто и не брат вовсе. Поняв весь абсурд этой мысли, она смутилась, и загнала ее подальше. *** Весь день они занимались какой-то фигней, смеялись с глупых вещей, смотрели комедии, и курили, Лу простые сигареты, а Валерио косяки, спрятавшись на крыше. В половине шестого в доме пропищала сигнализация, что означало, что на территорию дома кто-то въехал. Ясное дело, что это родители. Ребята выкинули окурки в мусорку, и запили тем самым мохито, а то обоим влетело бы, узнай родители о таком. Выйдя на крыльцо, они дождались пока машина припаркуется и из неё выйдут родители. — Валерио, сынок, рад тебя видеть. Как долетел? — сказал отец, обнимая парня. Тот, кстати, был уже на полголовы выше. — Да все в порядке, долетел хорошо. Как у вас? — спросил он, обнимая Эстер. — Тоже неплохо. — все вошли в дом, где уже ждала Кармен и Елена, помогая хозяевам дома раздеться. Ближайшие два часа шли простые семейные разговоры и обсуждение планов. Выяснилось, что отец хотел полететь на Бора-Бора, где они и познакомились, и хотел этого без детей, поэтому отправлял их в небольшой курортный городок Коста-Брава к своим родителям. В их семье в полном составе праздновались только день рождения Лу и Валерио. Родители, же, предпочитали уехать куда-то без детей. — Конечно, пап. Мы понимаем. Это, считай, ваша годовщина, и понятно, что вы, взрослые люди, хотите провести ее одни. Езжайте, а мы погостим у бабушки и дедушки. — Лу была как всегда в своём репертуаре — мастер переговоров. Все выглядело так, будто она идёт на уступку родителям, хотя на самом деле сама получает выгоду от того, что их не будет. Проболтав ещё пару часов, было принято решение расходится по своим комнатам. Отвыкший, от какой-либо нагрузки, за лето организм вымотался за сегодня, и ей немного хотелось спать, хотя на часах была только половина двенадцатого. Войдя в свою комнату, она не стала включать яркий основной свет, поэтому включила тёплую подсветку на потолке. Переодевшись в шёлковую пижаму, состоящую из коротких шорт и топа на бретелях, она улеглась в кровать, беря в руки телефон. Делать было совсем нечего, и от скуки она листала ленты различных соц.сетей. Как не удивительно, но как только она оказалась в кровати, спать расхотелось совершенно. И не захотелось через полчаса, и через час, и через полтора. В итоге сна не в одном глазу, не одного друга или подруги онлайн, а на часах десять минут второго. В очередной раз пролистав список друзей, она увидела, что Валерио до сих пор в сети. Значит, не спит. На всякий случай решив удостовериться, она быстро напечатала: « Ты не спишь? » — отправила она брату. « Нет » — через три секунды пришёл ответ. Она встала с кровати и тихонько вышла за дверь, преодолевая коридор и стучась в дверь брата. После тихого «заходи», она приоткрыла дверь ровно на столько, чтобы туда пролезть, и сразу закрыла за собой. Валерио лежал в своей постели в одних домашних шортах. — Не спится? — он поднял на неё глаза. — Угу. Точнее хотелось, а теперь нет. — Ну иди сюда — сказал Валерио поднимая одну руку и как бы предлагая ей сесть. Она дошла до кровати и легла рядом, кладя голову на его грудь и обнимая его одной рукой. Парень приобнял ее той рукой, на которой она лежала, попутно продолжая листать видео в Инстаграм. Через пару минут он молча отложил телефон обнимая ее и второй рукой. Лукреция закинула на его колени правую ногу. Глубже уткнулась в грудь, а он зарылся руками в ее волосы. Ситуация была такая до чертей неправильная. Они оба понимали это. Оба понимали что между братьями и сёстрами так не бывает. Оба понимали, что должны отстраниться. Оба понимали, что им нравится то, что происходит. Валерио поцеловал ее в макушку, потом в лоб, нос, и отстранился, глядя ей в глаза. Кожа покрылась мурашками, по телу разливался жар. Начинало трясти. Лу посмотрела ему в глаза из-под густых ресниц. Щеки ее покрылись румянцем, дыхание сбилось, сердце колотилось. « Боже, это ведь нереально. Так не бывает. Что я делаю? Зачем я здесь? Он мой брат. » Она попыталась отстраниться, но тело даже двинулось. Плохо пыталась. Валерио перенёс руку со спины на шею, немного поднимая ее голову вверх. Девушка стала словно кукла в его руках. Прикрыв глаза и приоткрыв губы, она задержала дыхание, в ожидании. Но Валерио не двигался, лишь опаляя горячим дыханием кожу. Как говорится, ожидание смерти хуже самой смерти, поэтому Лукреция сама немного двинулась вперёд, не оставляя между ними больше расстояния, слегка касаясь его губ. Видимо сейчас парень сдался, поэтому ответил на поцелуй, притягивая, даже взваливая на себя девушку. Целовался он намного умелей, ведь ему было уже семнадцать, а ей вот вот исполнилось пятнадцать. У неё и парня-то не было нормально. Сейчас ни ее, ни его это не смущало. Единственное, о чем они сейчас думали, так это друг о друге. Даже мысли о неправильности происходящего утонули в том количестве тепла и ласки, которое получали оба. Валерио подтянулся и сел, сажая ее к себе на колени и придерживая за спину и шею, девушка же плотно обвила его шею, зарывшись руками в волосы и прижимаясь ещё ближе. Они соприкасались всем: руками, телами, бёдрами, ногами, да даже лицами, но и этого казалось мало. Хотелось раствориться друг в друге. Лу начала недовольно ерзать, потому что оставаться без движения было невозможно, настолько переполняла энергия. Валерио крепче прижал ее к себе. «Ничего себе, брат и сестра » — усмехнулось подсознание. Лу словно прошибло током. Что она делает? Этот вопрос мелькнул сотни раз за этот вечер, но по-настоящему задумалась она о нем только сейчас. Она отстранилась от Валерио, слезая с него и ошарашено глядя ему в глаза. Гляделки под звук сбитого дыхания продолжались с минуту, пока парень не открыл рот: — Лу…это… — она не дала ему договорить, соскочив с кровати и выбегая прочь, оставляя наедине со своими раздумьями. Вскочив в свою комнату, она прислонилась спиной к двери, сползая вниз, и запутываясь руками в волосы. Боже, что это сейчас было? Как она могла такое допустить? И почему он ответил ей? Другая мысль прошибла ей сознание. Вот оно. Вот что было не так сегодня в бассейне, и вот что она видела в его глазах. Симпатия. Любовь. И не платоническая. Она, что, влюбилась в брата? И…как она этого не заметила? И как давно это происходит? Да, и черт возьми-то, как она не заметила?! Присев к столику, она посмотрела в зеркало. Глаза носятся туда-сюда, щеки красные, губы опухшие. Она коснулась губ пальцами, вспоминая те ощущения и все ещё чувствуя привкус латте и травки на языке. Тело все же не отошло. Кожа горела, а живот тянуло. « Боже, успокойся, это ведь не нормально. Он же твой брат » — истерично думала девушка, растирая руки. *** Парень лежал в своей кровати, просто пялясь в потолок. Он не верил в реальность происходящего. Когда полгода назад он осознал, что влюбился в свою сестру, ему хватило ума не показывать и не говорить об этом, но что он должен был делать сейчас, когда его сестра сама пришла к нему, и, только разве что не попросила поцеловать ее, но сделала все кроме этого? Хотя, на что он надеялся? Что его вечно правильная и праведная сестра уподобится до инцеста? Смешно. Возможно она вообще на желание кому-то проиграла, откуда ему знать. Единственное что он мог, это вспоминать как обладал ею полностью. Те жалкие пару минут, возможно за всю его жизнь, когда он мог любить ее так, как любил на самом деле. Заложив руку за голову, второй рукой он закрыл глаза. Его так взбесила эта ситуация, которая буквально вопила «Наш девиз непобедим — возбудим и не дадим» раздражала его. Нет, он возбудился не в том плане. Это дало ему надежду, которую она разрушила, вот так сбежав. Он во всей силы ударил ногой по кровати. Злой он вышел на балкон. Тряхнув по карманам шорт, он осознал, что забыл портсигар с травкой на крыше. — Черт — тихо выругался он, доставая обычные сигареты. Закуривая, он крепко затянулся, так же крепко выталкивая дым из легких в перемешку с кислородом, будто это могло вытеснить мысли из его головы. Скуривая сигарету за сигаретой он посмотрел вправо, туда, где зажженным светом, светились ее окна. Значит, она все ещё не спит. Он просто проклинал весь свет, это был тот редкий момент агрессивного отчаяния, в котором он оказывался раньше лишь однажды. Как так? Ну как так вышло? Почему именно она? Почему именно его сестра? Он был готов сделать что угодно, что бы мог быть с ней, но единственное, что могло ему помочь, это если бы он не был сыном своего отца, а вывести его гены из себя было невозможно. Ему хотелось выть от этой тоски, пойти и напиться, чтобы заглушить это чувство, укуриться в хлам, да что угодно. Но вместо этого, он просто опустился лицом в подушку, и до боли натянул волосы на голове. *** Лукреция так и не заметила, как уснула, зато проснулась самым мучительным образом. Сон бы неглубоким и неспокойным, от чего у нее было такое чувство, будто она просто полежала, а не спала. Тело ломило, видимо от адреналина, голова гудела. На часах было восемь. Ну и зачем она проснулась так рано? Черт бы побрал эти привычки. Понимая, что больше она не уснёт, она встала и потопала в ванную. Скинув пижаму, она залезла и села на дно душевой кабины, подставляя лицо струям воды. Голова была пуста. Полностью. Ни одной мысли не удавалось надолго задержаться и они мелькали туда сюда, что еще больше раздражало девушку. Просидев так наверное полчаса, она наконец выключила воду и вышла. В зеркале перед ней стояла девушка латиноамериканской внешности, с длинными мокрыми волосами и усталым видом. Круги под глазами, немного отеков на веках, покусанные губы. Лу почистила зубы и консилером закрасила отеки и круги, чтобы не выглядеть так болезненно. Натянув свободные штаны и какую-то футболку она спустилась вниз, на кухню. Желудок отчаянно требовал еды, поэтому она взяла поднос и подошла к холодильнику. Набрав на него фруктов и немного снеков, она прихватила пакетик сока и пошла обратно. Она была уже на середине лестницы, как услышала шаги сверху. Не думая о чём-то особенном она продолжала идти, но когда увидела на верхней ступени Валерио, немного притормозила, после наоборот ускоряясь, дабы побыстрее его обойти. « Не тут-то было » — подумал Валерио, хватая ее за локти и разворачивая, разворачивая к стене. Наклонившись, он закрыл ей пути отступления руками, поставив их с двух сторон от ее головы. — Что это было вчера? — спросил он, нахально глядя ей в глаза. Настрой девушки с пушистой овечки тут же сменился на наглую сучку. Она вскинула голову, упрямо глядя ему в глаза. — Ничего особенного. А теперь отойди — она попыталась оттолкнуто его подносном, который все еще держала перед собой, на кудрявый даже не двинулся. — Ты хочешь сказать, что в том, что меня поцеловала моя пятнадцатилетняя сестра нет ничего особенного? — сказал он, тихо усмехаясь. — Не твоё дело. — уже громче сказала она, ещё раз колкая его подносом. Это ему не понравилось, поэтому он вырвал у неё из рук деревяшку и поставил на стоящий неподалёку комод. Пусть сейчас она находилась в положении проигравшего, но все-равно смотрела гордо, с вызовом, прямо в глаза, не желая признавать, что не все на ее стороне. В этом вся Лу. «Никогда не признавай поражения и выйдешь победителем» — любила повторять она. — Скажи мне, ты что, проиграла кому-то желание? — эти слова оскорбили ее. Он правда думает, что, во-первых, они занимаются такой детской брехней, а во-вторых, что она стала бы исполнять такое желание? Сурово посмотрев ему в глаза и грубо оттолкнув от себя, она подняла поднос, и зашла в свою комнату. *** Сегодня желание не делать ничего было ещё больше, чем вчера. Она апатично листала ленту Инстаграм и лайкала новые фотки со страницы Карлы, Гузмана, Марины и остальных одноклассников. Она уже перелайкала все фотки в профилях, как в дверь раздался лёгкий стук. Не сложно догадаться, кто это. Мама не стучит вовсе, отец стучит громко и уверенно, Кармен после стука сразу зовёт по-имени. Сейчас стучались тихонько, будто не хотели привлекать внимания. Она приподнялась на локтях и посмотрела на дверь. Сама дверь не изменилась совершенно, но снизу, в щель между деревом и полом, был просунут белый лист. Она подошла и поняла его. « Ты все ещё злишься на меня? Да Нет » « Боже, что за детский сад? » — недовольно подумала девушка, беря со стола маркёр, большой галочкой отмечая «ДА», еле удержалась, чтобы не поставить восклицательный знак. Пропихнув листик обратно в щель, она уселась на на пол напротив двери. В щель снова засунули лист, а если она не слышала шагов, значит он все это время стоял здесь. Она взяла второй листок. Там теста было уже побольше. « К часу поднимись на крышу. Хочу кое-что с тобой обсудить. Даже если тебе неприятно, придётся. Валерио. » Он ещё ей условия стать будет? Она тем же маркёром быстро написала поверх всего текста: «иди ты к черту» — и впихнула лист обратно в щель. Нарочито громко протоптав до кровати и громко на неё завалившись, чтобы он наверняка понял, как она недовольна, вновь взяла телефон у руки. На часах было без пятнадцати полдень, но если она и так не собиралась туда идти, то какая разница? *** Когда посты и профили, чтобы их лайкать, кончились, а на часах было двадцать минут первого, она от скуки начала играть в старые игры на телефоне. Чего там только не было. И гонки, и стрелялки, и загадки на логику, просто какие-то непонятные квесты. Такие вещи помогают, когда ты чего-то ждёшь, но явно, не когда тебе нечем заняться. Они наскучили ей буквально через двадцать минут. С недовольством откинув телефон, Лукреция встала и оглядела комнату. Почти все было идеально. Подойдя к книжным стеллажам, она провела взглядом до стопкам книг. Кто-то расфасовывал их по алфавиту, кто-то по цвету, но она сама предпочитала расставлять их по размеру, но последнее время, не считая сегодня, она читала много, и на полках сейчас был беспорядок, а у неё все никак не доходили руки разобраться с ним. Решив, что вот она и нашла себе занятие, она стала переставлять книги, идеально подыскивая им место в ряду, переставляя по несколько раз и отходя подальше, а потом подходя поближе, чтобы быть увереной, что все выглядит так, как надо. Закончив с этим стеллажом, она проверила стол, шкафчики под ним, полку сверху. Все было в порядке. На полке она держала ежедневники и планы на день. Они лежали наваленные друг на друга, поэтому она начала складывать их в стопку. Подняв очередной блокнот, уже достаточно старый, потому что она их не выкидывала, из него что-то выпало. Подняв лакированный листик, это оказалась фотография. Десять на десять, сделанная на старый полароид Валерио. Там они, на два года младше, чем сейчас. В обнимку стоят на фоне моря и закатного неба. Интересно. Получается, если вчера он ответил на ее поцелуй, значит, чувствовал тоже самое? Тогда как давно? На этой фотографии он уже понимал, что влюбился в свою сестру? Она понятия не имела. Разложив блокноты — фотографию она оставила себе — кареглазая снова легла на кровать. Она раз в пару минут поглядывала на часы, будто ожидая чего-то невероятного. Без десяти час, без пяти, час, пять минут второго. Она в любом случае не пойдёт, какая ей разница, сколько времени. Хотя, она забыла там сигареты. А они ей нужны. Из-за него она теперь не может забрать их? Пошёл он к черту! Она пойдёт и заберёт свои сигареты. Быстро переодевшись в потертые темно-серые шорты и большую хаки-футболку. Слишком поздно она поняла, что это футболка Валерио. Выругавшись, переодеваться она не стала. Надев тапочки, она она выскочила из комнаты, поднимаясь на третий этаж, где жили родители, незаметно шмыгая на чердак, а там по лестнице взбираясь на саму крышу. Как она ожидала, Валерио уже был там. — Наконец, я думал ты не придёшь… — начал что-то говорить он, но она его перебила. — Нет, я пришла не к тебе. Я забыла сигареты — демонстративно поднимая пачку на уровень глаз, сказала она. — Лу, твою мать. — мученически сказал парень. Он быстро подошёл к двери и запер ее на ключ, убирая его в карман шорт. — Ты что делаешь? Выпусти меня! — зашипела шатенка. — Пока мы не погорим, не пущу. — так же сказал парень. — Лу, это правда важно. Почему ты это сделала? Зачем? — Захотелось мне так! Понял? — Просто так? — не преставал нажимать брюнет. — Что ты имеешь в виду? — скрестив руки на груди и встав в позу спросила Лу. — Ты чувствуешь что-то ко мне? — напрямую спросил Валерио, наблюдая замешательство на ее лице. — На данный момент только раздражение. Если сейчас же не выпустишь, я тебя возненавижу. — Лу, я абсолютно серьезно. Ты любишь меня? — взяв ее за плечи и немного встряхнув, спросил кудрявый. — Я повторяю, не собираюсь тобой разговорить! Отпусти меня! — сказала она, начиная извиваться. Валерио отпустил ее, очень близко наклоняясь. — Лу, идиотка. Я люблю тебя. Люблю, а ты убиваешь меня своим молчанием. Как ты думаешь, какого мне, а? — он наклонил ещё чуть-чуть, и коснулся ее губ. Ей стало стыдно. Он ведь не сделал ничего плохого. Нет, сделал. Он влюбился в неё, и влюбил ее в себя. Сердце сжалось, а глаза защипало. Она взяла небольшой размах, и влепила ему пощечину Он ошарашено отстранился, глядя на неё с такой тоской, с такой болью, что она почувствовала себя монстром. Не желая говорить ещё что-либо, но и не имея возможности выйти, она пошла на очень рискованный шаг. Она отошла к другой части крыши, и перелезла через ограду. Пожарная лестница. Аккуратно взявшись за первую ступеньку, от чего хлипкая арматура пошатнулась, она поползла вниз, надеясь, что ее никто не видит. В это время на крыше, Валерио со всеми силы ударил кулаком о кирпичную стену, разбив костяшки в кровь. Красные ручейки тут же покапали по пальцам. Лу, стерев наворачивающие слёзы, быстро шагала по лестнице.  — Как же он меня достал — в слух прокричала она, оказавшись в своей комнате. — какого черта он творит? Она завалилась на кровать и уткнулась лицом в подушку. Она лежала так, с трудом дыша и размазывая соль по подушке. Через пятнадцать минут упрямо перевернулась на спину, скрещивая руки на груди и уставившись в потолок. Нет, она не будет из-за этого плакать. В конце концов, ей не привыкать прятать свои чувства, за то она посмотрит на то, как с этим будет справляться он. Окончательно вытерев слёзы, она поплотнее сжала замок на груди. Этот жест придавал ей важности в собственных глазах. Пару раз глубоко вдохнув и выдохнув, она решила, что все, на этом истерика окончена. Ее снова начала одолевать скука. Но теперь-то, делать было точно нечего. Несчастные Книги, и те, стояли в идеальном порядке. *** Валерио нервно затягивался очередным косяком, пытаясь отвлечься. От нервов начали чесаться руки, в прямом смысле. Он сидел прямо на крыше, оперев локти на колени, одной рукой трепля волосы, а другой держа самокрутку. Сейчас Лу вела себя как никогда по-сучьи. У него не было было слов, чтобы описать, как в этот момент он был на неё зол. Ещё он бы зол на себя. Просто за то, что допустил эту ситуацию. Затушив окурок о самодельную пепельницу, он его выкинул. Встав и достав ключи из кармана, он отпер дверь и вышел, захлопывая ее за собой. Он слышал родителей горящий что-то на первом этаже, пока шёл в свою комнату. Он-то преспокойно спустился с чердака, а не полз по отвесной стене в отличии от сестры. Он почувствовал укол совести. Конечно, он следил сверху, все ли с ней в порядке, но сорвись она со второго этажа или даже с третьего, что бы он сделал ей? А все из-за его упрямства. Надо было просто открыть ей дверь. И ещё при случае узнать, все ли в порядке. Уже в своей комнате он огляделся. Был полнейший бардак. Кровать не заправлена, вещи на полу, книги и канцелярские товары разбросаны по столу. Вообще, он мог попросить Кармен или Елену разобраться с этим, но сейчас у него не было настроения видеть кого-то. Кроме Лу. Это его посмешило. Он одновременно злился на неё и не мог ее не видеть. Глубоко вздохнув, он двинулся по комнате собирая вещи и собирая их в корзину для грязного белья. Закончив с этим, он выставил корзину в коридор, продолжая разбираться с кроватью, а потом и раскладывая вещи на столе. Он разобрался со всем этим за полчаса, садясь на кровать. Все было более менее чисто, и он просто не знал, чем ещё заниматься. Он прилёг в надежде придумать, чем заниматься, а сам не заметил, как уснул. Валерио разбудил стук в дверь. Так так он не успел сильно уснуть, он на подскочил кровати, озираясь вокруг. Было уже темно. — Валерио, это Кармен. Родители зовут вас с Лу в гостиную. Им нужно что-то с вами обсудить. — Да, да, сейчас я спущусь. Валерио встал с кровати, потирая глаза. Обратно натянув футболку, он открыл дверь, быстро выходя из комнаты. Чуть не налетел на кого-то. Сначала он подумал, что это все еще Кармен, но через секунду понял, что это Лу. — Привет — ещё раз поздоровался он, но она хмуро глянула на него и пошла дальше. У него в голове родился больной, но действенный план. Н закрыл дверь, и тоже пошёл вниз, держась на расстоянии в шаг. В гостиной уже сидел отец, читающий газету. «Сейчас ещё кто-то читает газеты?» — подумал Валерио, усаживаясь в кресло напротив. Лу села в противоположное. Через пару секунд подошла и Эстер, и завидев ее, отец отложил газету, осматривая своих детей. — Во-первых, добрый вам день. Во-вторых, не буду разводить церемоний, и просто скажу, что мы приняли решение отправить вас в Коста-Браву к моим родителям на две недели. Что думаете? — Я не против. Мы с Лу здорово там развлечемся, ты согласна? — сказал он недвусмысленно. У Лу округлились глаза. Она вся сжалась, ногтями впиваясь в подлокотник кресла. Отец, похоже не заметил никакого подвоха в его словах, потому что даже не мог ни о чем таком подумать. — А ты, Лу? — он посмотрел на шатенку. — Я… мне без разницы. — немного выпрямляясь выдавала она. *** Он вообще что ли укурился? Что он делает? Как он смеет так над ней издеваться? Вот… Из злых мыслей ее вывел вопрос отца. Пропищав что-то в ответ, она была ужасно зла. Как минимум потому, что сегодня был отвратительный день. Все валилось из рук, одолевала какая-то апатия, хотелось спать, поэтому как только она оказалась в своей комнате она легла и попыталась заснуть. Ей удалось, но она постоянно просыпалась, из-за чего выматывалась ещё больше. Проспала так четыре часа, а потом вспомнила, что у неё есть незаконченный список летней литературы. Большинство произведений были уже прочитаны ей до этого, поэтому ей оставалось лишь отписать красивое мнение о прочитанном. Это не заняло у неё много времени, поэтому к половине девятого она уже закончила, как раз к этому времени ее позвала Кармен. Пока они говорили, часы пробили девять, а ещё через полчаса она разъяренная расхаживала по своей комнате. — Что он себе позволяет? У него все хорошо с головой? Он не понимает, что они могут догадаться? — в слух причитала она. Она потёрла лицо и мученически простонала. — Так, все, он идиот и этим все сказано. Она взяла пульт от телевизора и завалилась на небольшую софу, обнимая себя руками. Включив первый попавшийся канал, она начала смотреть фильм. Минут через десять, как назло, началась постельная сцена. Ну, сейчас она одна, поэтому может просто отвернуться, а не переключать. Она перевела глаза на потолок, но все равно слышала, что происходит. Через минуту страстного лобызания персонажей дверь открылась и из телевизора послышались крики: «Что вы делаете?!» «Это кровосмешение!» На этой фразе Лу ошарашено перевела глаза обратно на экран. Серьезно? И там? Это вселенная над ней так издевается? Она зло щелкнула пультом и, схватив пачку сигарет, вышла на балкон. Вообще, она курила не часто, в основном, когда они зависали с Валерио, но и то немного. Сегодня же она побила все свои рекорды. Все ещё находясь в ярости она прикурила и сделала первую затяжку. Какая вероятность того, со вот так чисто случайно включится фильм о инцесте? В обычной ситуации один к ста, но в ее положении над ней не посмеялась ещё только вселенная. Хотя поправочка, посмеялась. Она сделала ещё одну затяжку, выпуская дым через зубы. Вдруг о перила что-то ударилось. Это бы маленький камешек. Откуда он здесь? Она огляделась и через балкон от неё, на своём балконе стоял Валерио и смотрел на нее. — Ну и чего ты смотришь? — грубо спросила она. — Да так, представляю наш отдых — издевательски сказал он, тряхнув головой и убирая волосы с лица. — Вот ты… — сказала она, туша окурок и выкидывая подальше в кусты. Она вышла с балкона, а потом из комнаты, чуть ни не бегом преодолевая коридор. Валерио все еще стоял на балконе и потягивал косяк. Она схватила его за ворот футболки и затянула в комнату. — Да как ты посмел? А что если они догадаются?! Ты вообще не нормальный? — она старалась говорить тихо, но из-за гнева, кипящего внутри не получалось. Валерио же смотрела на неё с забавной и даже немного весельем, хотя в полутьме это было плохо видно. Она и не заметила, как ногтями впилась ему в шею. — Клянусь, если кто-то узнаёт, я упаду, но вместе с собой - сказала она. Его лицо посерьёзнело, в голове была мысль «А есть ещё куда-то ниже, чем я сейчас?» Словами не передать, насколько она была вне себя от ярости, от злости кипела каждая клеточка, хотелось ударить его. За то что смеет ее шантажировать, за то, что из-за него она постоянно в напряжении, из-за того, что даже сейчас, она не может не видеть, насколько он красив. Ей нужно было как-то выплеснуть всю эту злость, но она не могла ничего. Не ударить его, не кричать, не плакать. Она перестала слушать разум, и тело начало действовать само. Руки притянули его ещё ближе, и она впилась губами в его губы, грубо держа за воротник. Парень знал, к чему вели все его поддевания на протяжении всего вечера, но морально приготовится у него так и не получилось На секунду он опешил. Но всего на секунду. А после ответил ей, с таким же пылом. Валерио прижал ее к себе. Лукреция одного рукой обвила его шею, а другой все так же держала ворот. Облокотилась на него, потому что ноги стали ватными. Он удержал ее, садясь на кровать, и утягивая за собой. Шатенка поверх него, прижимаясь как можно ближе. Сейчас голоса разума она не слышала вовсе. Не было ничего, кроме ощущения полноты и злой страсти, которую она выплескивала через поцелуй. Валерио лишь наслаждался ей, тем как она близко. Пусть они соприкасались всем телом, но этого все равно казалось мало. Он перестал целовать ее губы и спустился чуть ниже, целуя подборок, потом чуть левее в щеку, скулу, другую щеку и другую скулу, лоб, виски, подбородок — он покрывал поцелуями все, что было в зоне доступа. — Я люблю тебя — сказала она освободившимися губами. — Я тебя тоже — вторил он ей. Она уже не была так зла, поэтому лишь наслаждалась его лаской. Он поцеловал ее в мочку уха, и немного остановился, заметив, что она облокотилась на его плече, причём отвернувшись в сторону от него. Они все ещё было плотно прижаты друг к другу, ее руки крепко обвивали его шею, его же руки обнимали ее за талию. Через пару минут Валерио немного отполз на середину кровати и лёг, утягивая ее за собой. Она переместилась так, что теперь обнимала его за пояс уткнувшись в шею. Он свёл пальцы в замок, обнимая ее за талию. Пальцем она водила по его шее и подбородку. В какой-то момент она тихо и слабо прошептала: — Прости меня, Валерио. — За что? — не понял он. Буквально десять минут назад он хотел ее извинений, но теперь, чувство гордости отошло на второй план. — Я вела себя отвратительно по отношению к тебе весь день. В конце концов… это я вчера зашла к тебе. Прости. Он немного отстранился, чтобы видеть ее. Она же наоборот, не смотрела ему в лицо. Он хотел бы ее как-то успокоить, и сказать что-то, но не знал, что ей на это ответить. Ведь она была права. Он не заставлял и даже не просил ее об этом. Вместо этого он сказал: — Не извиняйся, я на тебя не в обиде. Она посильнее уткнулась в него. Дальше они просто лежали молча, когда Валерио понял, что начал засыпать. Он бы так и уснул, если бы девушка не двинулась, садясь рядом. Валерио полусонно подтянулся на локтях. — Я пойду. Уже поздно. Вдруг нас увидят родители. — сказала она, немного подтягиваясь. Валерио кивнул. Она встала и пошла к двери. Когда она почти вышла, парень тихо окликнул ее. Она обернулась и с ожиданием посмотрела на него. — Завтра зайдёшь? — спросил он, недвусмысленно-веселым тоном. Она слабо улыбнулась и кивнула. — Да. А после вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты