Своевольный укрус

Слэш
NC-17
В процессе
47
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 62 страницы, 9 частей
Описание:
Оказаться после хорошего траха в другом мире под боком какой-то животины? Легко. Прожить, питаясь только рыбой? Еще проще. Пережить смерть родителя? Сложно. А довериться человеку еще сложнее, учитывая, что ты - животное, которое он должен приручить.
Примечания автора:
**Метки, жанры и предупреждения будут меняться в течение процесса написания!**
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
47 Нравится 5 Отзывы 34 В сборник Скачать

8 глава

Настройки текста
Примечания:
Все ошибки в пб. Глава писалась поздней ночью и возможны речевые ошибки.
      Переселение во дворец прошло успешно, я прекрасно обосновался в выделенных мне комнатах, соорудил там несколько тайничков и теперь смело могу оставлять все вещи. Конечно, я не мог не подстраховаться и досконально изучил запирающие чары, а защищающие лишь потренировал. Комнаты было три: ванная, спальня и небольшая гостиная с камином. Впрочем, эти три комнаты, как целая квартира! Особенно большой кажется спальня, но это лишь от малого количества мебели: рабочий стол около стены, довольно большая кровать, несколько шкафов и комод. Вся мебель стояла около стен, центр комнаты же пустовал. Но скоро я устроил там большой мягкий ковер, на котором часто сидел и пил чай... недалеко от камина поставил два кресла и кофейный столик для набросков, выписок и очерков.       Как Стефан мне и обещал, дали много бумаги, чернил и карандашей, теперь рисуй, пиши сколько влезет. Я обзавелся уже парочкой рисунков, изображал все: от необычных насекомых до самых обычных людей, но последние выходили плоховато.       Ванная была меньше, чем спальня, но у меня есть собственная ванна! Большая ванна, практически джакузи! шкаф с полотенцами и мыльными принадлежностями, включая масла и даже разные смазки... но что меня реально порадовало - король начал уделять мне больше времени. Или я ему. Теперь мы много, по меркам данной ситуации, гуляем по вечерам, смотрим на светящихся жучков и болтаем о жизни. Он рассказывает про свое детство, а я про три сережки в ухе. На счет сережек, каждый раз их приходится преобразовывать в небольшие, почти незаметные гвоздики. Перья, конечно, красивые, и они напоминают мне Яли, но Стефан уже видел их на Либерти.        Совсем скоро Стефан поедет в Прикаспию, и я все больше налегаю на работу, я почти закончил чертежи нового оружия. В разработке магстрела дальнего поражения появились свои заморочки: как укрепить длинное дуло, уменьшить отдачу и размеры, сохранив мощность. В поездку со Стефаном я смог напроситься, но с одним условием - я буду канцлером Его Величества. К новой должности пришлось готовиться: учиться этикету, учитывая некоторые особенности своей профессии... перечитал кучу нужной литературы, прошел проверку у настоящего канцлера и даже сдал несколько экзаменов, теперь в моем образовании не прочерк, а заполненная графа - "обучен на канцлера" - король постарался! Но и не в этом суть. Несмотря на море разработок, общение с семьей кузнеца, прогулки с его Величеством, да и тренировки в конце концов, я начал заниматься спортом в человеческой ипостаси. Решение было спонтанным, но подтолкнул меня к этому один разговор во время прогулки с королем... ***       Земля приятно отдавала последние капли тепла, что смогла скопить за день, а мы с королем сворачивали пледик, сегодня праздник единения, и даже у короля появилось несколько свободных минут для небольшого пикника в моей компании. Не буду врать, мне льстит его внимание, нравятся смех и случайные прикосновения пальцами к пальцам... иногда приходит ощущение, что он идеален. И я, чтобы соответствовать хоть немного, стараюсь красиво одеваться, возможно, это ненужная мелочь, но именно в ней нашло выход мое вдохновение (чертежи не в счет, там исключительно работа). Сейчас довольно жаркая погода, и я могу позволить себе шорты, блузки разного кроя, с рюшечками и без. Майки то же как вариант рассматривался, но я решил, что для нежной психики благородных людей дворца я не стану одевать столько открытую одежду. Брюки и туфли меняю с завидной регулярностью. А что, у меня появилась постоянная работа с большой зарплатой, и пока знатные люди просаживают ее на дорогие украшения, "благородную" еду и обогащение своих особняков ненужными безделушками, я откладываю на черный день, покупаю красивую, но отнюдь не дорогую одежду и даже могу себе позволить разные крема для ухода за волосами и кожей лица (какие они дорогие, просто жуть!).       Поправив волосы, которых коснулся легкий вечерний ветерок, я взял свою сумку, сегодня у меня появился набросок Его Величества, не очень удачный, конечно. И полноценный рисунок полянки. За краски я пока не берусь, пожалуй, подбирать цвета и контрасты слишком муторно. - Берт, спасибо за прекрасный вечер.       Мы шли по протоптанной дорожке, Стефан всматривался в хонты, реже проводил по их стволам ладонями. - И тебе, Стефан. Какие планы на завтра? - Все те же королевские дела, - хмыкнул мужчина, - но я не против ранним утром заглянуть к тебе на чашечку кофе. - Звучит заманчиво, - мои губы тронула легкая улыбка, и я посмотрел на профиль Стефана, - но, к сожалению, на завтра у меня запланирована встреча в городе. Это на счет оружия. Я... я хочу проконсультироваться. У меня уже почти готовы чертежи нового магстрела, но материал подходящий найти сложно. Если мы не сможем ничего найти, то придется изучать книги в Странской библиотеке. - "Мы"? - Ну я и те, кто помог мне в изготовлении первого образца... - А. Понятно. Кстати, - Стефан остановился и начал внимательно осматривать мою фигуру. - Ты занимался когда-нибудь спортом? Ты тонкий, как молодой хонт. Кольнуло.       Нет, а в общем-то, что ему не нравится? Фигура у меня нормальная, ну да, нет у меня большой мышечной массы, но я же не совсем худой и мелкий, как хворостинка! - Не занимался. Не до этого было. Сначала недоедал в приюте и там было лишь желание выжить, потом начал блуждать. Кормился ягодами и грибами в лесу, находил орешники, там то же было не до спорта... после меня нашли, и я с трудом начал отъедаться. Да, жили небогато, охотились в лесу, а потом я пошел на подработку. У меня не было времени на спорт, а тяжелая физическая работа не дала никаких результатов. Так что, все не было дела. Я вот только недавно стал хорошо жить, набрал в весе (что было правдой). Пока не думаю что-то менять, боюсь, загоню себя сильно. Да и когда? Я работаю над чертежами, читаю нужную для этого литературу, ищу новые способы стыковки... звучит не так круто, как у тебя, но это то же занимает много сил и времени. Помимо прочего, у меня есть личные дела... если взять это во внимание, можно сделать вывод, что мне просто некогда. - Извини, я не это имел в виду... - Да, я понял. Ну, я пойду. Мне нужно... принять ванну. ***       Закончив тренировку, я вылил на себя ведро холодной воды и пошел на завтрак. Завтракаю я преимущественно в своей комнате, реже с королем в беседке. Завтраки подают тяжелые, потому я заранее прошу служанку принести мне что полегче. - Благодарю, - я переставил поднос на свой рабочий стол и стал анализировать материал для укрепления дула.       Камень обладает хорошим уровнем плавления, выдерживает высокие и низкие температуры, но плохо смешивается с материалами. Но если изначально пропустить магию через актанит, то она размягчит структуру камня, и его частички смогут смешаться с келамитом, однако, останутся ли за материалом те же свойства или сопротивляемость температурам уменьшится, истончится ли вязь защиты или станет еще сильнее? На самом деле, у меня есть образец актанита, но тратить такой хороший кусок лишь на эксперименты, я считаю, слишком... безрассудно? Но с другой стороны, если я не проведу эксперимент, то никогда не узнаю, изменились свойства или нет.       Я с твердой уверенностью вышел из замка и направился к кузнецам. Их работа начинается через пару минут, и я должен успеть к этому времени. - Здравствуйте! - Привет-привет. - старший из братьев, Грод, уже стоял около наковален и чистил свои инструменты. - Грод, нужна помощь. Дело десяти минут. - Да-да? - Смотри, у меня есть актанит, а келамит есть у вас. Сейчас я пропущу через актанит свою ману, а ты потом смешаешь его с келамитом. Что ты выплавишь - без разницы, хоть пластину. Просто смешай их. - Но они не смешиваются! - Для этого мне и нужно пропустить ману через актанит!       Грод промолчал, но, поддавшись сиюминутному интересу, быстро разжег огонь в печи до жутко высокой температуры, раскалил форму пластины и поместил туда два камня, один из них я немного смягчил перед обработкой. После форму он аккуратно поместил внутрь печи, откуда на нас вылился жар. Я распотелся и наложил на себя специальные чары, стало чуть полегче, хоть жар и пробивался через тонкий слой чар. Когда келамит должен был расплавиться, Грод, обтерев руки о тряпку, осторожно достал форму, в которой бурлила вязкая жидкость. Она покрывалась пузырями в местах стыковки, но постепенно два материала начинали смешиваться. Грод долго смотрел и вертел форму, потом толкал в печь и снова повторял свои действия, пока наконец жижа не перестала противно булькать и тихо зашипела, оседая на дне раскаленной форме. Подхватив форму другими щипцами, мужчина опустил ее в деревянное ведро, полное воды. Шипение из формы прекратилось, и из ведра клубами поплыл обжигающий пар. - Так-так, - Грод заинтересованно поставил остывшую форму на стол и аккуратно открыл ее, чтобы посмотреть на результат. Я участливо подошел ближе, но голову убрал, чтобы ненароком не получить в лицо какой-нибудь гадостью (маловероятно, но что-то же могло произойти при смешении двух таких особенных материалов, верно?). Крышка без труда снялась, и мы увидели довольно ровненькую пластинку. Вытряхнуть ее удалось с первого раза, после чего Грод осмотрел ее со всех сторон: - По бокам пошло пузырями, но если немного изменить градус, то пузыри уйдут. Смешалось все и правда хорошо, но хорош ли материал, увы, не знаю, впервые вижу подобное. - С-спасибо, Грод! Если это то, что я хотел, то ждите скоро новой работы! Я быстро выхватил уже остывшую пластину и быстро побежал на поле, мне нетерпелось испытать получившееся чудо.        Щеки горели от нетерпения, что я даже пробежал мимо короля. Все потом, сейчас - пластина! Это же абсолютно новый материал, чудо, что что-то вообще вышло. Если данная комбинация и неуспешна, то сколько же можно сделать с другими! Столько нового можно узнать!       Я остановился на полигоне, подцепил свой револьвер и отбежал подальше, зафиксировав пластинку на месте небольшой мишени. Влив ману в магстрел, я нажал на курок, и поток прилетел прямо в цель. - В яблочко!       Не менее медленно я подобрал пластинку и проверил ее на наличие вмятин, царапин и проплешин, коих абсолютно не оказалось. Шашку я тоже испытал в деле, на материале осталась лишь пара не особо глубоких царапин. Я даже попрыгал на этой пластине под смех Стефана, который, видимо, шел ко мне... то есть к укрусу... - Мой король, - я поклонился, пока пытался быстро придумать, как увести Стефана подальше. Если он заметит, что Либерти нет на месте... - Привет, Берт, я один, можешь не волноваться. - Хорошо. - Что дела... - Да вот, мы с Гродом сделали новый материал, и он, похоже, идеально подходит для моих новых чертежей. Это просто удивительно! Даже заклинания не оставили вмятин. После револьвера-то! Это сенсация! А если это сможет поглотить и отдачу, то цены этому чуду не будет! - Ты так говоришь, словно уже обожаешь эту... штуку больше меня. - Ну конечно! Как ты... больше тебя? Я... ну... аааа, Стефан, ну что ты говоришь? - Ха-ха, Берт!       Король подошел ближе и положил свою руку на мою голову. От него пахнет травой и кофе... - Куда шел? - Собирался проведать Либерти, ну укруса, я про него тебе рассказывал. Но тут увидел тебя, ты был чем-то увлечен, и я заинтересовался причиной. Последние дни ты ходил слишком серьезным. - Зато ты слишком веселый. - Это у меня от нервов. Скоро ехать. Я не стал ничего говорить, лишь пожал Стефану руку, чтобы ободрить. - Ну, я пойду. Хочешь со мной? Либерти добрый, только хочет казаться злым и страшным. Но ты ему понравишься. О да, я себе точно нравлюсь! - Эээ. Нет. Все же мне следует скорее передать чертежи и рассказать новый план работы. Эту разработку придется свалить полностью на твоих братьев-кузнецов. Мои сейчас в отпуске. - Не знал, что ты пользуешься услугами посторонних кузнецов. - Они не посторонние. Это они сделали первую единицу. И нет, я не расскажу о них, я обещал. А к Либерти иди один. Думаю, он был бы рад тебя видеть. Одного, а не со мной. Я ему чужой.

***

      Чертежи я передал лишь к вечеру, потому что остальное время был с графиней Барбарой, нас посетил и Стефан. Он поласкал мою шерстку, попытался посидеть на мне верхом (я упорно скидывал эту ношу). Потом, когда Король ушел по делам, мы с Барбарой навестили подросших львят и агруса. Ласкаться с ними мне нравится, но играть - нет. Они покусывают друг друга, тянут за ушки и легко царапкаются, но я никогда не занимался подобным, потому меры в подобных играх не знаю.       Не знаю почему, но мой зверь очень скучает по Стефану. Мне хватает общения в человеческом теле, а вот зверь очень недоволен, он хочет ласки и тепла, хоть крупинку тех отношений, что были ранее. И его тоска не может не влиять на меня. После коротких встреч я впадаю в уныние и долго лежу на подстилке, всматриваюсь в небо, без мыслей любуюсь Эстрет и не плачу лишь от надежды на лучшее. Но с каждым днем, неделей, проведенными без тепла Стефана, зверь становится все слабее и слабее, душа воет, словно раненный зверь, а глаза человека уже болят от постоянных слез, нескончаемой соленой влаги горечи.       Возможно ли война виновата или сам я, стоило ли мне забирать время, что Стефан мог провести со мной в вольере? Променять его одни теплые прикосновения на абсолютно другие? Возможно стоило, человек от них словно в воздухе парит, а зверь... хочет большего. На самом деле зверь и человек - это одно создание, одно существо, одна душа, но два тела. Лишь в звериной ипостаси ощущения резче, появляются животные инстинкты и желания, эмоции от мира иные, а люди имеют свой запах, который человек не в силах различать. И все ощущения, которые я способен ощущать, сводят меня с ума. Если Берту хватает дружбы со Стефаном, случайных прикосновений, совершенно дружеских объятий, то Либерти не воспринимает подобное достойным внимания. Мысли разнятся настолько, что порой кажется, что меня располовинило, и две мои части не могут найти компромисса...       Не чуждо, что через пару дней я проснулся от щекочущего меня жара, несмотря на прохладные ночи, меня душило пламя, разгорающееся где-то внутри. Жутко хотелось пить, но лапы парализовало жуткой болью и не было возможности двигаться. Перед глазом все расплывалось, и я с трудом видел очертания стен. Провалиться в бред я не мог и прекрасно ощущал все бредовые мысли, что проскальзывали, как улитки. Ощущалась и боль - еще сильнее, еще острее, словно мне заживо ломали кости. Тело периодично охватывали судороги и становилось тяжело дышать, я хрипел и скулил, пытался позвать кого-то на помощь, но минуты текли, а никто не приходил. От совсем сильной боли я проваливался в беспамятство, но быстро выныривал из пустоты, как из глубин воды. Звуки сразу оглушали и становилось все хуже. Теперь я не видел ничего, кроме пятен света, собственное сердце ощущалось, как чужое, его хотелось вырвать, только не слышать мерзкого гула. Что-то недалеко свистело и звенело, сливаясь с моими уже тихими хрипами. Когда в груди начало полыхать сжирающее пламя, меня подхватили приятные волны, понесли далеко-далеко...       Очнулся я в комнате, рядом сидела девчушка. Она то боязно смотрела на меня, то на старика за столом. Рядом крутился Его Величество. Я хотел встать с устеленного пледа, но смог лишь немного подергать лапами, а после внезапно стало худо: голова заболела, конечности затянуло, а дыхание сперло. Я заскулил. Стефан в миг оказался рядом, он сел прямо на пол в своих дорогих штанах и уложил мою голову себе на ляжки. - Тише... тише, сейчас станет легче.       Девушка аккуратно подняла мою лапу и под коленку поставила укол. - Господин Гристан, вы можете конкретно сказать, что произошло? - Ваше Величество, анализы не показывают отклонений, укрус здоров и должен быть полным сил. У него расцвет молодости! - Но что-то же с ним происходит! - Стефан метал искры и едва не стучал кулаком по столу. Не дотягивался. - Ваше В-величество. Извините, н-но, я читала, что укрусы иногда сильно привязываются к своим хозяевам. Но т-так как в истории подобных случаев единицы.... - Конкретней. - Ему не хватает вашей любви. Возможно ваши встречи сократились или вы лишили укруса чего-то важного? От одиночества и тоски укрусы впадают в такое состояние и постепенно умирают. - Но... у нас все по-прежнему. Я провожу с ним тренировки, не всегда, но довольно часто. Я чешу его, глажу, даже кормлю, когда он позволяет. - Вы говорите с ним? - Что? - Укрусы - одни из умнейших существ, им необходим собеседник. Они все понимают и даже могут помочь! Они слишком преданны и... - Откуда ты взяла это?! Укрусы - злые убийцы! И! - Господин Гристан! Имейте уважение! Милая, продолжайте. - Д-да... они преданы и следуют за хозяином по пятам, а когда им не хватает близости или хозяин умирает, то постепенно уходят и они. Я не смею полагать, но в-возможно вам следует говорить с ним, даже просто рассказывать о своем дне, успехах в делах, и ему несомненно станет лучше. А чтобы он быстрее встал на ноги, предлагаю поспать с ним рядом. Свободолюбивые животные погибают в неволе. Вывозите его в лес, это только улучшит ваши отношения. - Как невовремя! - Не говорите так! Из-звините, Ваше Величество, но он все слышит. Не думаю, что это поспособствует улучшению его состоянию. - Да, хорошо. Но у меня дела, леди... - Мариса. - Леди Мариса, я не могу быть все время с ним. - Он понимает. Но почему бы вам не ограничивать его передвижений? Если вы попросите, он не уйдет и никого не убьет. - Почему вы так уверены. - Извините... - Ладно. Пусть так и будет. Но чем я могу помочь ему сейчас? - Кормите его, разговаривайте, выносите на улицу и спите рядом.       Стефан вздохнул, а я стал обдумывать сложившуюся ситуацию.

***

- Либерти, - весь день я пролежал на мягкой кровати, редко пил воду и смотрел в окно. Несмотря на улучшившееся состояние, тоска не отпускала. - Либ, это я.       Кровать прогнулась, и к моей спине прижалось человеческое тело. - Извини меня. Извини, пожалуйста. Я не думал, что для тебя так важны наши разговоры. Я... я не думал, что...       Давай, скажи это. Скажи, что ты не ожидал, что животные тоже могут чувствовать! Что звери тоже могут ждать и скучать. Конечно, нашел себе новое увлечение и совсем забыл об укрусе. И правда, зачем тебе нужно подобное существо? Ни привета ни ответа, смотрит своими глазками, зевает и все.       Когда на сердце стало невыносимо больно, я не удержал рвущихся слез, и они поплыли из глаз, как цунами, не думая останавливаться. Крупные капли падали на шелковые простыни, оставляя после себя лишь мокрые следы и ни каплю горечи, что колотилась в груди вместо сердца. - Ну что ты, маленький, - Стефан взволнованно перекатился к моей морде и начал вытирать слезы. - Ну не плачь, пожалуйста, не плачь. Ты... ты чудо, понимаешь? А я дурак, извини меня. Я больше не буду так вести себя, правда. Даю тебе разрешение покусать меня, только тебе следует хорошо кушать и пить, много дышать свежим воздухом, и вот когда окрепнешь, тогда будут и разговоры, и прогулки. Обещаю, что найду время на небольшую вылазку в лес. Если получится, то обязательно возьмем с собой Берта. И, конечно, ты познакомишь меня со своей маленькой подружкой. Она уже обвыклась, скоро мы переселим ее в большой вольер. Будешь ее воспитывать? Ну, вот так, давай полежим, а я пока расскажу тебе об успехах. - Вот так мы с Бертом и познакомились. Он интересный. А совсем скоро мы поедем в Прикаспию. Ну помнишь, я рассказывал тебе? Можно и тебя взять с собой, но, боюсь, тебя у меня выкрадут, а как я буду без тебя.       Я зафыркал. Как он будет? Ну подумаешь, с войной не помогу. - Эй, не злись! И вообще, - Стефан очистил мандаринку от кожуры и протянул мне на ладони сочащийся соком фрукт, - будешь? Ты сегодня не ел ничего.       Я с трудом взял ароматную мандаринку и быстро проглотил ее. Хотелось облизать пальцы Стефана, но он уже вытер их салфеткой. - Вот так. Тебе нравятся мандаринки? А коши?       Коши я видел впервые: большой фрукт, порезанный на несколько частей, лежал на тарелке. Он был твердым, но вкус умопомрачительный. Я подхватил один кусочек, чтобы попробовать, а потом дожевывал остальные. Сладкий, сочный и вязкий, как хурма, фрукт оставлял кислое послевкусие, и хотелось больше. Но я, превозмогая себя, выпил немного воды и спокойно заснул.

***

      Дни начали проходить скучно, я наслаждался близостью Стефана по утрам и вечерам и шел на поправку, днем же скучал и не мог перекинуться обратно. Приходилось, превозмогая боль, ходить, исследовать комнату и нюхать цветочки на подоконнике. Через три дня Король отправляется в Прикаспию, и я просто обязан к тому времени перекинуться!
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты